Закон об ограничении конкуренции: » » 26.07.2006 N 135- ( ) /

Содержание

Когда и как можно ограничивать конкуренцию?

 

Автор: Дашков Сергей Борисович, генеральный директор ООО «Энергосервис», директор Института конкурсных технологий

Ограничение конкуренции

Что делать?

Как быть?


Ограничение конкуренции

 

Ограничение конкуренции при проведении закупок в рамках Федерального закона от 18 июля 2011 г. №223‑ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» может считаться обоснованным, если оно не противоречит нормам Положения о закупке и объяснимо действительными потребностями заказчика.

В качестве одного из принципов Закон 223-ФЗ провозглашает отсутствие необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки (п.2 ч.3 статьи 3). При этом ни закон, ни один из действующих подзаконных актов не дает определения того, что такое «обоснованность» ограничения конкуренции. А вопрос крайне важен, поскольку любое установленное заказчиком требование всегда ограничивает конкуренцию, отсекая предложения, которые выдвинутому требованию не соответствует. Хорошо, если особенности рынка закупаемой продукции таковы, что есть требования, вытекающие из законодательства (виды деятельности, требующие лицензии или допуска, наличие технического регламента на продукцию и т.д.). Но как быть, ели такого обоснования нет?

 

Если подходить с позиции теории, ответ содержится в статье 2 Закона: «1. При закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются Конституцией Российской Федерации, Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принятыми в соответствии с ними и утвержденными с учетом положений части 3 настоящей статьи правовыми актами, регламентирующими правила закупки (далее – положение о закупке). 2. Положение о закупке является документом, который регламентирует закупочную деятельность заказчика и должен содержать требования к закупке, в том числе порядок подготовки и проведения процедур закупки (включая способы закупки) и условия их применения, порядок заключения и исполнения договоров, а также иные связанные с обеспечением закупки положения».

Но нельзя забывать и о части 1 статьи 17 действующего Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции»:

1.При проведении торгов, запроса котировок цен на товары (далее – запрос котировок), запроса предложений запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, в том числе:

1) координация организаторами торгов, запроса котировок, запроса предложений или заказчиками деятельности их участников;

2) создание участнику торгов, запроса котировок, запроса предложений или нескольким участникам торгов, запроса котировок, запроса предложений преимущественных условий участия в торгах, запросе котировок, запросе предложений, в том числе путем доступа к информации, если иное не установлено федеральным законом;

3) нарушение порядка определения победителя или победителей торгов, запроса котировок, запроса предложений;

4) участие организаторов торгов, запроса котировок, запроса предложений или заказчиков и (или) работников организаторов или работников заказчиков в торгах, запросе котировок, запросе предложений».

Буквальное прочтение нормы может привести к абсурдному выводу о невозможности установить какие либо требования ни к участнику закупки, ни к продукции, ни к условиям договора, потому что, как сказано выше, любое требование всегда ограничивает конкуренцию.

 

Что делать?

 

Анализ арбитражной практики последних лет показывает, что суды такую буквальную трактовку не применяют. Вместе с тем, установление требований, противоречащих положению о закупке, ведет к проигрышу дела в арбитражном суде в случае жалобы. Так, если в положении указано, что требования к опыту или ресурсной обеспеченности могут предъявляться только при закупке сверх определенной суммы, попытка предъявить квалификационные требования при закупке ниже этой суммы будет уже незаконной. Опыт рассмотрения дел в Федеральной антимонопольной службе показывает, что никто не отменял и такого субъективного понятия, как «разумность требования». То есть если предъявляемое требование никак не вытекает из предмета закупки или проекта договора, при наличии жалобы в ФАС России заказчик, скорее всего, будет признан нарушившим закон

.

 

Как быть?

 

При назначении любого требования заказчик должен оставаться в рамках положения о закупке и внимательно следить за тем, чтобы не была формально нарушена ни одна норма о порядке назначения требований, о допустимых пределах (если это применимо). Если на предприятии есть такие документы, как техническая политика, а политика в области качества и требования вытекают из них, то доказать обоснованность требований всегда будет легче. При этом целесообразно прямо упомянуть в положении о закупке, что при назначении требований заказчик вправе использовать вышеназванные документы. И в любом случае, назначенные требования целесообразно согласовать или утвердить компетентным органом – закупочной комиссией или экспертной группой. Опыт подсказывает, что при таком подходе вероятность получить оспариваемые требования резко снижается.

И последнее. При назначении требований к участникам нельзя забывать о том, что они должны быть «измеряемыми» (п. 4 ч.

1 статьи 3 Закона 223-ФЗ). Однозначной трактовки этого термина также нет, но опыт проведения закупок показывает, что однозначно «измеряемыми» требованиями являются те, которые либо являются численными, либо подтверждаются документом, выдаваемым не заказчиком (лицензия, допуск и т.д.).

cтатья 3. Принципы и основные положения закупки товаров, работ, услуг

1. При закупке товаров, работ, услуг заказчики руководствуются следующими принципами:

1) информационная открытость закупки;

2) равноправие, справедливость, отсутствие дискриминации и необоснованных ограничений конкуренции по отношению к участникам закупки; 

О внесении изменений в Федеральный закон О защите конкуренции

Обоснование необходимости подготовки проекта нормативного правового акта  В настоящее время положениями Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) предусмотрено, что требования антимонопольного законодательства не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и соглашения о предоставлении или отчуждении права использования результата интеллектуальной деятельности (часть 4 статьи 10 и часть 9 статьи 11).
Вместе с тем, по мере цифровизации глобальной экономики возрастает прямое влияние транснациональных корпораций на конкуренцию на российских рынках. Влияние глобальных игроков является существенным, в том числе потому, что им принадлежит программное обеспечение, в том числе операционные системы (например, Google, Apple, Microsoft). В связи с этим, сохранение и обеспечение стабильности и баланса интересов участников цифровых рынков, защита российских компаний требует своевременного реагирования на появление новых особенностей и механизмов деятельности поставщиков и покупателей. Основным ресурсом цифровой экономики является не количество товара, а информация, которая не иссякает и безвозмездно возобновляется. При этом торговые площади и операционная деятельность переместились в Интернет и стали глобальными, а транзакционные коммерческие затраты существенно снижаются и могут стать нулевыми. Особенности оборота товара, связанные с внедрением информационно-коммуникационных технологий, изменили существующие рынки и создали новые, на которых полезная стоимость создается путем сбора, обработки и предоставления информации, включая телеметрические данные.
К числу последних относятся рынки оптовой и розничной торговли, страхования, перевозок, предоставления туристических услуг и многие другие. Ценность сбора, обработки и визуализации информации – баз данных – обусловили появление нового участника на указанных рынках – так называемых «агрегаторов» (рынки информационного поиска, оптовой и розничной торговли, страхования, образования, перевозок, туристических услуг, другие), причем часто одно и то же лицо является «агрегатором» на разных рынках. Более того, помимо добавления новой полезной стоимости к существующим товарам, работам, услугам, появились новые рынки, для которых не существует «физических» аналогов – навигация и позиционирование, электронный документооборот, электронные торговые площадки и др. Программное обеспечение, включая операционные системы, базы данных признаются результатами интеллектуальной деятельности и защищены законом. При этом в сфере информационных технологий вводится в оборот программное обеспечение, являющееся результатом интеллектуальной деятельности, но в отношении таких действий, когда они осуществляются на территории Российской Федерации, применяется изъятие из общих правил, предусмотренных Законом о защите конкуренции.
Краткое описание проблемы В настоящее время положениями Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) предусмотрено, что требования антимонопольного законодательства не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и соглашения о предоставлении или отчуждении права использования результата интеллектуальной деятельности (часть 4 статьи 10 и часть 9 статьи 11). Вместе с тем, по мере цифровизации глобальной экономики возрастает прямое влияние транснациональных корпораций на конкуренцию на российских рынках. Влияние глобальных игроков является существенным, в том числе потому, что им принадлежит программное обеспечение, в том числе операционные системы (например, Google, Apple, Microsoft). В связи с этим, сохранение и обеспечение стабильности и баланса интересов участников цифровых рынков, защита российских компаний требует своевременного реагирования на появление новых особенностей и механизмов деятельности поставщиков и покупателей.
Круг лиц
  • сотрудники органов внутренних дел Российской Федерации
Краткое изложение целей регулирования Принятие законопроекта позволит снизить уровень зависимости Российской Федерации от иностранных патентообладателей, что, в свою очередь, повысит уровень экономической безопасности Российской Федерации.
Планируемый срок вступления в силу Март 2018
Срок переходного периода (в календарных днях) 0
Общая характеристика соответствующих общественных отношений В настоящее время положениями Федерального закона от 26. 07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции) предусмотрено, что требования антимонопольного законодательства не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и соглашения о предоставлении или отчуждении права использования результата интеллектуальной деятельности (часть 4 статьи 10 и часть 9 статьи 11). Вместе с тем, по мере цифровизации глобальной экономики возрастает прямое влияние транснациональных корпораций на конкуренцию на российских рынках. Влияние глобальных игроков является существенным, в том числе потому, что им принадлежит программное обеспечение, в том числе операционные системы (например, Google, Apple, Microsoft). В связи с этим, сохранение и обеспечение стабильности и баланса интересов участников цифровых рынков, защита российских компаний требует своевременного реагирования на появление новых особенностей и механизмов деятельности поставщиков и покупателей. Основным ресурсом цифровой экономики является не количество товара, а информация, которая не иссякает и безвозмездно возобновляется.
При этом торговые площади и операционная деятельность переместились в Интернет и стали глобальными, а транзакционные коммерческие затраты существенно снижаются и могут стать нулевыми. Особенности оборота товара, связанные с внедрением информационно-коммуникационных технологий, изменили существующие рынки и создали новые, на которых полезная стоимость создается путем сбора, обработки и предоставления информации, включая телеметрические данные. К числу последних относятся рынки оптовой и розничной торговли, страхования, перевозок, предоставления туристических услуг и многие другие. Ценность сбора, обработки и визуализации информации – баз данных – обусловили появление нового участника на указанных рынках – так называемых «агрегаторов» (рынки информационного поиска, оптовой и розничной торговли, страхования, образования, перевозок, туристических услуг, другие), причем часто одно и то же лицо является «агрегатором» на разных рынках. Более того, помимо добавления новой полезной стоимости к существующим товарам, работам, услугам, появились новые рынки, для которых не существует «физических» аналогов – навигация и позиционирование, электронный документооборот, электронные торговые площадки и др. Программное обеспечение, включая операционные системы, базы данных признаются результатами интеллектуальной деятельности и защищены законом. При этом в сфере информационных технологий вводится в оборот программное обеспечение, являющееся результатом интеллектуальной деятельности, но в отношении таких действий, когда они осуществляются на территории Российской Федерации, применяется изъятие из общих правил, предусмотренных Законом о защите конкуренции. Следует отметить, что в практике ФАС России в настоящее время возрастает количество дел, в которых ответчики предпринимают попытки обоснования законности своих антиконкурентных действий ссылками на исключения, связанные с осуществлением исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности. Изъятия, предусмотренные частью 4 статьи 10 и частью 9 статьи 11 Закона о защите конкуренции исключают возможность применения к правообладателям, занимающим доминирующее положение на товарных рынках, антимонопольных требований, запрещающих злоупотребление доминирующим положением и участие в картелях и иных антиконкурентных соглашениях, что приводит к монополизации товарных рынков, ограничению конкуренции и ущемлению прав потребителей. На практике товар, произведенный на предприятии без использования интеллектуальных прав подвергается антимонопольным ограничениям, а товар, произведенный на предприятии на основе патента (интеллектуальная составляющая) может реализовываться без учета антимонопольных требований. В итоге собственник товара, произведенного с использованием исключительных прав, получает необоснованные преимущества и в нарушение положений статьи 34 Конституции Российской Федерации может монополизировать товарный рынок. Предлагаемое изменение Закона о защите конкуренции не повлечет снижение уровня защиты исключительных прав правообладателей в отношении объектов интеллектуальной собственности, предусмотренного Гражданским кодексом Российской Федерации и позволит применять антимонопольное законодательство на «недискриминационной» основе к собственникам, обладающим «материальными» производственными средствами, и правообладателям исключительных прав. Необходимо отметить, что часть 1 статьи 76 Договора о Евразийском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29.05.2014) запрещает действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта (субъекта рынка), результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц. При этом оговорки о неприменении данного запрета к действиям по осуществлению исключительного права, а также о возможности установления иного национальным законодательством в договоре отсутствуют. С учетом изложенного ФАС России разработан проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О защите конкуренции», предусматривающий признание утратившими силу части 4 статьи 10 и части 9 статьи 11 Закона о защите конкуренции. Принятие законопроекта позволит снизить уровень зависимости Российской Федерации от иностранных патентообладателей, что, в свою очередь, повысит уровень экономической безопасности Российской Федерации.
Электронный адрес для отправки своих предложений [email protected] gov.ru
Почтовый адрес для отправки своих предложений Садовая-Кудринская, 11, Москва, Д-242, ГСП-3, 125993
Контактный телефон ответственного лица 8(499)755-23-23
Дополнительный адрес электронной почты [email protected]

Практика рассмотрения дел об антимонопольных нарушениях органов государственной власти и органов местного самоуправления

Практика рассмотрения дел об антимонопольных нарушениях органов государственной власти и органов местного самоуправления

Аннотация: В статье рассматриваются условия привлечения органов государственной власти и органов местного самоуправления к ответственности за принятие актов и совершение действий, ограничивающих конкуренцию, анализируются наиболее типичные виды подобных нарушений и тенденции судебной практики рассмотрения указанных дел.

Развитая конкуренция является необходимым условием успешного функционирования рыночной экономики. Она стимулирует компании к модернизации производства, повышению качества продукции, оптимизации издержек и снижению цен в борьбе за потребителей. В связи с этим сохранение и развитие конкурентных отношений между участниками рынка и пресечение любых злоупотреблений с их стороны должно являться одним из приоритетов государственной экономической политики. В то же время во многих случаях органы публичной власти Российской Федерации не способствуют, а, напротив, затрудняют сохранение и развитие конкуренции. Так, по данным Доклада о состоянии конкуренции в Российской Федерации в 2015 г.[1] на протяжении последних лет среди выявленных нарушений антимонопольного законодательства нарушения со стороны органов власти занимают лидирующую позицию[2].

Подобные нарушения наносят существенный вред здоровым конкурентным отношениям, поскольку совершаются субъектами, обладающими властными полномочиями, которые, наоборот, должны способствовать развитию конкуренции. Кроме того, хозяйствующие субъекты в подобных обстоятельствах не всегда пользуются предоставленными законом способами защиты своих прав, а в ряде случаев и вовсе не предполагают, что определенные действия органов власти представляют собой нарушения антимонопольного законодательства.

Тем не менее практика знает немало примеров, когда участникам рынка удавалось отстаивать свои права в случаях нарушения антимонопольного законодательства органами публичной власти. В рамках настоящей статьи мы рассмотрим практику применения ст. 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) как наиболее нарушаемой со стороны органов публичной власти[3]. В частности, будут проанализированы условия признания действий органов публичной власти нарушающими Закон о защите конкуренции, а также ряд наиболее типичных допускаемых ими нарушений антимонопольного законодательства.

Условия применения ст. 15 Закона о защите конкуренции

Статья 15 Закона о защите конкуренции устанавливает запрет для субъектов, обладающих властными полномочиями, на принятие актов и (или) осуществление действий (бездействия), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. К таким субъектам, помимо федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, относятся также органы и организации, которые осуществляют властные полномочия или участвуют в предоставлении государственных и муниципальных услуг, а также государственные внебюджетные фонды и Центральный банк Российской Федерации (далее — субъекты, обладающие властными полномочиями).

Порядок применения ст. 15 Закона о защите конкуренции разъясняется в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (далее — Постановление № 30). В соответствии с указанным пунктом требования, заявленные по ч. 1 ст. 15 Закона, подлежат удовлетворению при наличии совокупности следующих условий:

а) антимонопольным органом доказано, что акты, действия (бездействие) приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции; и

b) соответствующим субъектом, обладающим властными полномочиями, не указана конкретная норма федерального закона, разрешившая такому субъекту принять оспариваемый акт, осуществить действия (бездействие).

Указанные условия будут подробно рассмотрены ниже.

1. Ограничение конкуренции

Часть 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции содержит перечень из десяти различных действий, которые недопустимо совершать субъектам, обладающим властными полномочиями, и которые, в частности, включают установление запретов или ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности, установление ограничений в отношении свободного перемещения товаров, дачу указаний о приобретении определенных товаров и др. Сам перечень является открытым и допускает привлечение субъектов, наделенных властными полномочиями, к ответственности за акты/действия, ограничивающие конкуренцию, не поименованные в рассматриваемой статье.

Для привлечения к ответственности по ст. 15 Закона о защите конкуренции необязательно, чтобы соответствующие действия повлекли негативные последствия для конкуренции, достаточно лишь подтверждения антимонопольным органом возможности наступления таких последствий. Кроме того, при рассмотрении дел о нарушении данной статьи проведение анализа состояния конкуренции на товарном рынке не требуется[4]. Поэтому случаи ее применения достаточно многочисленны и разнообразны.

Практика знает примеры применения анализируемой статьи к случаям издания нормативно-правовых актов, предоставляющих отдельным участникам рынка преимущества либо создающих барьеры; нарушения сроков выдачи каких-либо разрешительных документов; совершения нарушений при передаче прав на государственное или муниципальное имущество при установлении тарифов на регулируемые виды деятельности, нарушений, связанных с государственными закупками и т.д. При этом сферы ее применения также очень разнообразны: ее положения применяются в сфере строительства, электроэнергетики, транспорта и логистики, ЖКХ, медицинских услуг, розничной торговли потребительскими товарами и во многих иных[5].

Основную долю (36%) нарушений ст. 15 Закона о защите конкуренции составляют нарушения, связанные с необоснованным препятствованием осуществлению деятельности хозяйствующим субъектом (п. 2 ч. 1 ст. 15)[6]. Это во многом обусловлено широкой формулировкой соответствующего запрета, который включает в себя все случаи, когда субъект, наделенный властными полномочиями, создал препятствие для деятельности участника рынка и такое препятствие привело / потенциально могло привести к ограничению конкуренции.

Так, Определением ВАС РФ от 18.06.2014 № ВАС-7405/14 по делу № А53-13208/2013 нарушение региональной службой по тарифам срока установления тарифа на горячую воду для компании было признано препятствием для осуществления данной компанией хозяйственной деятельности.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 15.04.2014 № 18782/12 по делу № А40-169152/2012 было признано, что необоснованное приостановление действия лицензии на розничную продажу алкогольной продукции препятствовало осуществлению деятельности хозяйствующим субъектом и повлекло для него возникновение убытков. Кроме того, Суд отметил, что подобные действия привели к ограничению конкуренции на рынке розничной продажи алкогольных напитков на территории стерильной зоны аэропорта, что выразилось в устранении с товарного рынка принадлежащего обществу магазина беспошлинной торговли.

В то же время в Определении Верховного Суда РФ от 13.08.2015 № 310-КГ15-9826 по делу № А64-1183/2014 п. 2 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции был применен при совершенно иных обстоятельствах. В данном деле местная администрация приняла нормативно-правовой акт, которым установила нормы накопления твердых бытовых отходов для населения, проживающего в жилищном фонде. При этом нормы были рассчитаны на основании показателей деятельности только одной компании, оказывающей услуги по вывозу твердых бытовых отходов в муниципальном образовании, без анализа показателей субъектов, оказывающих аналогичные услуги на соответствующей территории. Антимонопольный орган посчитал, что указанный нормативно-правовой акт нарушает Закон о защите конкуренции, затрагивает права и законные интересы как остальных организаций, оказывающих услуги по вывозу твердых бытовых отходов, так и организаций, управляющих многоквартирными домами, вмешивается в гражданско-правовые отношения по определению договорных объемов между сторонами и создает препятствия для осуществления названными субъектами хозяйственной деятельности. Суды всех инстанций согласились с позицией антимонопольного органа, в результате чего местной администрации было предписано отменить спорный нормативно-правовой акт.

Широко применяется на практике и п. 8 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, запрещающий создание дискриминационных условий. Под дискриминационными условиями в соответствии с Законом понимаются условия доступа на товарный рынок, условия производства, обмена, потребления, приобретения, продажи, иной передачи товара, при которых хозяйствующий субъект (субъекты) поставлены в неравное положение по сравнению с другим хозяйствующим субъектом (субъектами). Соответственно, данный пункт применяется в тех случаях, когда какие-либо акты или действия субъектов, обладающих властными полномочиями, свидетельствуют о различном подходе к участникам одного и того же рынка.

Например, в постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.04.2015 № Ф02-1035/2015 по делу № А33-8832/2014 суд поддержал позицию антимонопольного органа о том, что установление местной администрацией различных периодов выплаты субсидий исполнителям коммунальных услуг является дискриминационным условием, так как создает преимущества для тех организаций, которым денежные средства предоставляются ранее остальных.

Положение о запрете создания дискриминационных условий органами публичной власти также легло в основу Постановления Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 9707/13 по делу № А73-16475/2012. В данном деле суд защитил интересы индивидуального предпринимателя — арендатора земельного участка, находящегося в собственности субъекта РФ. Правительство субъекта РФ утвердило нормативно-правовой акт, который установил новую методику определения арендной платы, распространив ее на договоры, заключенные после определенной даты. Предприниматель посчитал, что это нарушает его права, так как по новой методике арендная плата за аналогичный земельный участок стала существенно меньше, следовательно, он поставлен в менее выгодное положение по сравнению с арендаторами, заключившими договор аренды после указанной в акте даты.

Суд поддержал доводы предпринимателя, указав, что акт, устанавливающий различные методики определения цены за аналогичные земельные участки (отнесенные к одной категории земель, используемые для одних и тех же видов деятельности и предоставляемые по одним и тем же основаниям), носит дискриминационный характер и противоречит п. 8 ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции.

Как было отмечено выше, перечень действий, запрещенных ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции, не является закрытым. В частности, положения этой статьи также используются в случаях, когда органы публичной власти пытаются обойти императивные требования законодательства по проведению публичных торгов. Такие ситуации обычно связаны с отчуждением прав на государственное или муниципальное имущество.

Правовая позиция по таким делам была выработана еще в 2011 г. Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 29.11.2011 № 8799/11. В этом деле муниципальное предприятие с согласия местной администрации передало хозяйствующему субъекту в безвозмездное пользование электросетевое оборудование, смонтированное в зданиях трансформаторных подстанций. Указанные здания являлись муниципальным имуществом и принадлежали предприятию на праве хозяйственного ведения. При этом соглашение между предприятием и хозяйствующим субъектом не содержало указаний на порядок пользования зданиями или на необходимость перемещения переданного оборудования из зданий. Таким образом, местная администрация и предприятие фактически обошли необходимость проводить торги в отношении муниципального недвижимого имущества.

При рассмотрении дела ВАС РФ поддержал позицию антимонопольного органа и указал следующее: «В тех случаях, когда требуется проведение торгов, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, их непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, не может не влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном объявлении торгов в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо права ведения деятельности на нем». Соответственно, позиция ВАС РФ заключалась в том, что непроведение торгов тогда, когда этого требует законодательство, всегда является нарушением ст. 15 Закона о защите конкуренции.

Обозначенный подход до сих пор является актуальным и используется судами для пресечения злоупотреблений со стороны органов публичной власти, о чем свидетельствует последняя судебная практика.

Например, указанная позиция была использована судом в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 15.05.2014 № Ф07-2049/2014 по делу № А05-10343/2013[7]. В данном деле местная администрация согласовала договор о совместной деятельности между муниципальным предприятием и хозяйствующим субъектом. По условиям согласованного договора обе стороны объединяли свое имущество, в том числе здание, находящееся в хозяйственном ведении предприятия, для осуществления предпринимательской деятельности. Антимонопольный орган решил, что, исходя из условий договора о совместной деятельности, к хозяйствующему субъекту фактически переходит право использовать муниципальное недвижимое имущество без проведения торгов, что нарушает ст. 15 Закона о защите конкуренции. Суд согласился с такими выводами антимонопольного органа и указал на возникшее ограничение конкуренции, вызванное непроведением торгов.

В другом деле[8] местная администрация пыталась обойти необходимость проведения торгов путем передачи хозяйствующему субъекту сначала права пользования зданием, входящим в перечень аварийных жилых домов, затем права пользования земельным участком, а впоследствии путем выдачи разрешения на строительство коммерческого объекта на таком земельном участке. Антимонопольный орган выявил нарушение при проведении проверки и привлек администрацию к ответственности по ст. 15 Закона о защите конкуренции, сославшись на то, что предоставление земельного участка для строительства возможно только путем проведения торгов. Суд согласился с таким подходом, указал на рассмотренную выше позицию ВАС РФ и оставил в силе решение антимонопольного органа.

В судебной практике также встречаются случаи, когда органы, наделенные властными полномочиями, пытаются вывести конкретные закупки из-под действия законодательства о закупках для государственных (муниципальных) нужд[9]. К таким делам также применима правовая позиция ВАС РФ об ограничении конкуренции в случае непроведения торгов, необходимых в соответствии с законодательством.

В качестве примера можно привести Определение ВС РФ от 24.06.2015 № 307-КГ15-1408 по делу № А66-13885/2013. Орган исполнительной власти субъекта РФ принял несколько нормативно-правовых актов, допускающих предоставление бюджетных субсидий автономным учреждениям с условием, что такие учреждения при расходовании предоставленных субсидий будут руководствоваться Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон № 223-ФЗ). В результате исполнения указанных нормативных актов одно из автономных учреждений путем проведения упрощенной процедуры выбрало контрагента для заключения договора, предполагающего расходование бюджетных субсидий. Антимонопольный орган признал такие действия нарушением ст. 15 Закона о защите конкуренции, указав, что закупка осуществлялась для государственных нужд, соответственно, учреждение должно было руководствоваться Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ, действовавшим на тот момент, и проводить открытые торги. Суд согласился с такой позицией, подчеркнув, что Закон № 223-ФЗ направлен на удовлетворение нужд отдельных видов юридических лиц, а проведенная закупка была необходима для удовлетворения нужд субъекта РФ. Таким образом, действия администрации по принятию указанных нормативных актов были признаны ограничивающими конкуренцию.

Как видим, ст. 15 Закона о защите конкуренции не ограничивает перечень запрещенных действий субъектов, наделенных властными полномочиями, и предоставляет правоприменителям определенную свободу в решении вопросов о том, насколько те или иные действия ограничивают или потенциально могут ограничить конкуренцию.

2. Действия не разрешены федеральным законодательством

Для признания субъекта, наделенного властными полномочия, нарушившим ст. 15 Закона о защите конкуренции недостаточно установления того, что его акты/действия приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Необходимо также установить, что эти акты/действия не разрешены другими федеральными законами. Если же на основании положений какого-либо федерального закона можно сделать вывод о том, что субъект, наделенный властными полномочиями, имел полномочия принимать тот или иной акт или совершать определенное действие, ограничивающее конкуренцию, то подобный акт/действие не рассматривается в качестве нарушения антимонопольного законодательства.

Примером ситуации, в которой ограничивающий конкуренцию акт субъекта, наделенного властными полномочиями, не был признан нарушением антимонопольного законодательства, является Определение ВС РФ от 28.05.2014 № 25-АПГ14-1. В рамках данного дела рассматривался вопрос о праве законодательного органа субъекта РФ принимать акт, который накладывает дополнительные ограничения на розничную продажу алкогольной продукции. Суд пришел к выводу о том, что такие полномочия предоставляются органу субъекта РФ ч. 5 ст. 16 Федерального закона от 22.11.1995 № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции», в соответствии с которой органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции. Таким образом, нарушение ч. 1 ст. 15 Закона о защите конкуренции отсутствует.

В соответствии с п. 8 Постановления № 30 субъект, наделенный властными полномочиями, должен указать конкретную норму федерального закона, допускающую совершение определенных действий. Эта позиция нашла отражение, в частности, в Определении ВС РФ от 23.06.2015 № 306-КГ15-1652 по делу № А65-5916/2014, в котором было указано, что в ситуации, когда антимонопольный орган представил достаточно серьезные доказательства и привел убедительные аргументы в пользу того, что соответствующие субъекты приняли акты или совершили действия, создающие условия для ограничения конкуренции, на эти органы переходит бремя доказывания того, что они действовали в соответствии с конкретной нормой федерального закона, разрешившей принять оспариваемый акт либо осуществить действия.

Данная позиция является преобладающей в судебной практике. В то же время стоит отметить, что в ряде случаев суды полагают, что для признания ограничивающих конкуренцию действий законными не требуется, чтобы федеральный закон прямо допускал совершение таких действий, достаточно, чтобы это следовало из его содержания. Так, в Решении ВАС РФ от 28.06.2013 № ВАС-2243/1 Суд указал, что при принятии акта, устанавливающего дифференцированный подход к участникам рынка электрической энергии и мощности, допустимо руководствоваться «вытекающими из федеральных законов основаниями неравенства участвующих в экономических отношениях хозяйствующих субъектов». В связи с этим в данном деле участник рынка не смог оспорить положения, которые, по его мнению, носили дискриминационный характер.

Это означает, что существует вероятность того, что ограничивающие конкуренцию действия субъекта, наделенного властными полномочиями, прямо не разрешенные федеральным законом, могут быть признаны допустимыми, поскольку это вытекает из содержания законодательных положений.

В случае установления антимонопольным органом наличия в действиях субъекта, наделенного властными полномочиями, обоих приведенных выше условий (ограничение / возможность ограничения конкуренции и отсутствие разрешения на совершение указанных действий в федеральном законодательстве) антимонопольный орган вправе выдать нарушителю предписание об отмене или изменении актов, нарушающих антимонопольное законодательство, и о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции (п. 3 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции). Вместе с тем антимонопольные органы не наделены полномочиями по самостоятельной отмене нарушающих конкуренцию актов. Они лишь вправе обратиться в суд с иском о признании недействующими либо недействительными полностью или частично противоречащих антимонопольному законодательству нормативных и ненормативных актов органов, наделенных властными полномочиями (п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции). Следовательно, признанные антимонопольным органом ограничивающими конкуренцию акты могут утратить силу только по решению суда или принявшего их органа, но не на основании предписания антимонопольного органа.

В силу своего общего характера ст. 15 Закона о защите конкуренции имеет широкую практику применения. Со стороны антимонопольного органа требуется лишь доказать факт ограничения или возможности ограничения конкуренции как результат принятия соответствующего акта или совершения соответствующего действия. При этом для установления указанных обстоятельств не требуется проведения анализа рынка. В свою очередь, субъект, наделенный властными полномочиями, имеет возможность обосновать правомерность своих действий, сославшись на конкретную норму федерального закона, допускающую их совершение. Такая простота процедуры и невысокие требования к доказыванию факта нарушения во многом обусловливают лидирующую позицию нарушений субъектов, наделенных властными полномочиями, среди иных нарушений антимонопольного законодательства. Таким образом, законодательство Российской Федерации предоставляет широкие возможности по защите хозяйствующих субъектов от антиконкурентных действий субъектов, наделенных властными полномочиями.



[1] См.: http://fas.gov.ru/about/list-of-reports/list-of-reports_30092.html.

[2] В числе указанных нарушений учитываются нарушения ст. 15–21, 25 Закона о защите конкуренции.

[3] Только за 2014 г. было выявлено 2751 нарушение указанной статьи.

[4] См.: п. 1.4 приказа ФАС России от 28.04.2010 № 220 «Об утверждении Порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке».

[5] По результатам анализа сайта ФАС России (http://fas.gov.ru/) и судебной практики.

[6] См.: Доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации в 2015 г.

[7] Определением ВАС РФ от 23.06.2014 № ВАС-7737/14 отказано в передаче дела № А05-10343/2013 в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора.

[8] См.: Определение ВС РФ от 05.02.2015 № 310-КГ14-8369 по делу № А35-10876/2013.

[9] До 05.04.2013 закупки для государственных (муниципальных) нужд регулировались Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», в настоящее время они регулируются Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».


Областное УФАС подозревает администрацию Подольска в нарушении закона о конкуренции

Управление ФАС по Московской области возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении администрации городского округа Подольск и нескольких предприятий, по мнению ведомства, они могли нарушить закон при заключении договора о вывозе ТКО, сообщает сайт ведомства.

Как уточняется в материале, в Московское областное УФАС России поступило обращение гражданина РФ о возможном нарушении антимонопольного законодательства администрацией Подольска при организации деятельности по вывозу твердых коммунальных отходов (ТКО).

«На основании представленных материалов Московским областным УФАС России возбуждено дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении администрации городского округа Подольск Московской области, МУП "Подольская теплосеть", МУП "Подольский комбинат благоустройства" и ООО "КОМТЕХ" по признакам нарушения статьи 16 федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ "О защите конкуренции"», – отмечается на сайте.

Нарушение могло быть допущено при достижении соглашения по передаче полномочий по вывозу ТКО на территории микрорайона Лаговский между МУП «Подольский комбинат благоустройства» и ООО «КОМТЕХ». Сотрудники ФАС проверят, нарушили ли перечисленные субъекты запрет на ограничение конкуренции или предприняли какие-либо незаконные согласованные действия.

Источник: Управление Федеральной антимонопольной службы по Московской области

Федеральный закон N 135-ФЗ "О защите конкуренции"

Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" с изменениями, вступившими в силу с 22.12.2020 года (ред 52). Действующая редакция. Последние изменения в закон № 135-ФЗ "О защите конкуренции" внесены Федеральным законом от 22.12.2020 N 435-ФЗ.

Понятие "конкуренция" в законе является ключевым, его содержание раскрывается в п. 7 ст. 4 Закона о защите конкуренции:

конкуренция - соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Предмет регулирования закона о конкуренции: организационные и правовые основы защиты конкуренции, включающей в себя предупреждение и пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции; недопущения, ограничения и устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными органами или организациями, госфондами.

Цели закона о конкуренции: 1) обеспечение единства экономического пространства; 2) обеспечение свободного перемещения товаров; 3) обеспечение свободы экономической деятельности в РФ; 4) защита конкуренции; 5) создание условий для эффективного функционирования товарных рынков

Субъектный состав отношений, регулируемых законом о защиты конкуренции весьма широк: физические лица, российские и иностранные юридические лица, Президент и Правительство РФ, Федеральные органы исполнительной власти, ЦБ РФ, органы власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, иные органы и организации, осуществляющие функции вышеназванных органов власти, государственные внебюджетные фонды.

Первоначальный текст закона был опубликован в "Российской газете" (N 162, 27.07.2006) и "Собрании законодательства РФ" (31.07.2006, N 31 (1 ч.), ст. 3434).

Некоторые разъяснения о применении положений закона о конкуренции содержатся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства", а также в "Обзоре по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016).


26 июля 2006 года

№ 135-ФЗ

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ

Принят
Государственной Думой
8 июля 2006 года

Одобрен
Советом Федерации
14 июля 2006 года

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Предмет и цели настоящего Федерального закона
Статья 2. Антимонопольное законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты о защите конкуренции
Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона
Статья 4. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
Статья 5. Доминирующее положение
Статья 6. Монопольно высокая цена товара
Статья 7. Монопольно низкая цена товара
Статья 8. Согласованные действия хозяйствующих субъектов
Статья 9. Группа лиц
Статья 9.1. Система внутреннего обеспечения соответствия требованиям антимонопольного законодательства

Глава 2. Монополистическая деятельность

Статья 10. Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением
Статья 11. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов
Статья 11.1. Запрет на согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию
Статья 12. Допустимость соглашений
Статья 13. Допустимость действий (бездействия), соглашений, согласованных действий, сделок, иных действий
Статья 14. Утратила силу

Глава 2.1. Недобросовестная конкуренция

Статья 14.1. Запрет на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации
Статья 14.2. Запрет на недобросовестную конкуренцию путем введения в заблуждение
Статья 14.3. Запрет на недобросовестную конкуренцию путем некорректного сравнения
Статья 14.4. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг
Статья 14.5. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с использованием результатов интеллектуальной деятельности
Статья 14.6. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с созданием смешения
Статья 14.7. Запрет на недобросовестную конкуренцию, связанную с незаконным получением, использованием, разглашением информации, составляющей коммерческую или иную охраняемую законом тайну
Статья 14.8. Запрет на иные формы недобросовестной конкуренции

Глава 3. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты,


действия (бездействие), соглашения, согласованные действия
федеральных органов исполнительной власти, органов
государственной власти субъектов Российской Федерации,
органов местного самоуправления, иных осуществляющих
функции указанных органов органов или организаций,
организаций, участвующих в предоставлении государственных
или муниципальных услуг, а также государственных
внебюджетных фондов, Центрального банка
Российской Федерации

Статья 15. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, организаций, участвующих в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации
Статья 16. Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Глава 4. Антимонопольные требования к торгам, запросу


котировок цен на товары, запросу предложений, Особенности
заключения договоров с финансовыми организациями, порядка
заключения договоров в отношении государственного и
муниципального имущества, порядка рассмотрения
антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры
торгов и порядка заключения договоров, порядка
осуществления процедур, включенных в исчерпывающие
перечни процедур в сферах строительства

Статья 17. Антимонопольные требования к торгам, запросу котировок цен на товары, запросу предложений
Статья 17.1. Особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества
Статья 18. Особенности заключения договоров с финансовыми организациями
Статья 18.1. Порядок рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров, порядка осуществления процедур, включенных в исчерпывающие перечни процедур в сферах строительства

Глава 5. Предоставление государственных


или муниципальных преференций

Статья 19. Государственные или муниципальные преференции
Статья 20. Порядок предоставления государственной или муниципальной преференции
Статья 21. Последствия нарушения требований настоящего Федерального закона при предоставлении и (или) использовании государственной или муниципальной преференции

Глава 6. Функции и полномочия антимонопольного органа

Статья 22. Функции антимонопольного органа
Статья 23. Полномочия антимонопольного органа
Статья 24. Права работников антимонопольного органа при осуществлении контроля за соблюдением антимонопольного законодательства
Статья 25. Обязанность представления информации в антимонопольный орган
Статья 25.1. Проведение проверок антимонопольным органом
Статья 25.2. Доступ должностных лиц антимонопольного органа на территорию или в помещение для проведения проверки
Статья 25.3. Осмотр
Статья 25.4. Истребование документов и информации при проведении проверки
Статья 25.5. Общие требования, предъявляемые к протоколу, составленному при проведении действий по осуществлению антимонопольного контроля
Статья 25.6. Оформление результатов проверки
Статья 25.7. Предостережение о недопустимости нарушения антимонопольного законодательства
Статья 26. Обязанность антимонопольного органа по соблюдению коммерческой, служебной, иной охраняемой законом тайны

Глава 7. Государственный контроль


за экономической концентрацией

Статья 26.1. Сделки, иные действия, подлежащие государственному контролю
Статья 27. Создание и реорганизация коммерческих организаций, заключение соглашений между хозяйствующими субъектами-конкурентами о совместной деятельности с предварительного согласия антимонопольного органа
Статья 28. Сделки с акциями (долями), имуществом коммерческих организаций, правами в отношении коммерческих организаций с предварительного согласия антимонопольного органа
Статья 29. Сделки с акциями (долями), активами финансовых организаций и правами в отношении финансовых организаций с предварительного согласия антимонопольного органа
Статья 30. Утратила силу
Статья 31. Особенности государственного контроля за экономической концентрацией, осуществляемой группой лиц
Статья 32. Лица, представляющие в антимонопольный орган ходатайства и уведомления об осуществлении сделок, иных действий, подлежащих государственному контролю, а также документы и сведения
Статья 33. Принятие антимонопольным органом решения по результатам рассмотрения ходатайства, выдача антимонопольным органом предписания лицу, представившему уведомление
Статья 34. Последствия нарушения порядка получения предварительного согласия антимонопольного органа на осуществление сделок, иных действий, а также порядка представления в антимонопольный орган уведомлений об осуществлении сделок, иных действий, подлежащих государственному контролю
Статья 35. Государственный контроль за ограничивающими конкуренцию соглашениями хозяйствующих субъектов

Глава 7.1. Антимонопольные требования к созданию унитарных


предприятий и осуществлению их деятельности

Статья 35.1. Запрет на создание унитарных предприятий и осуществление их деятельности на конкурентных рынках
Статья 35.2. Направление запроса о выдаче заключения антимонопольного органа о соответствии создания унитарного предприятия либо изменения видов его деятельности антимонопольному законодательству
Статья 35.3. Порядок рассмотрения антимонопольным органом запроса о выдаче заключения о соответствии создания унитарного предприятия либо изменения видов его деятельности антимонопольному законодательству
Статья 35.4. Последствия нарушения запрета на создание унитарных предприятий и осуществление их деятельности на конкурентных рынках

Глава 8. Ответственность за нарушение


антимонопольного законодательства

Статья 36. Обязательность исполнения решений и предписаний антимонопольного органа
Статья 37. Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства
Статья 38. Принудительное разделение или выделение коммерческих организаций, а также некоммерческих организаций, осуществляющих деятельность, приносящую им доход

Глава 9. Рассмотрение дел о нарушении


антимонопольного законодательства

Статья 39. Основания для возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства, место рассмотрения дела, а также последствия выявления признаков административного правонарушения при рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 39.1. Предупреждение о прекращении действий (бездействия), которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства
Статья 40. Комиссия по рассмотрению дел о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 41. Акты, принимаемые комиссией
Статья 41.1. Сроки давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 42. Лица, участвующие в деле о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 42.1. Иные лица, участвующие в рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 42.2. Отводы членов комиссии по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 43. Права и обязанности лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 44. Рассмотрение заявления, материалов и возбуждение дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 45. Рассмотрение дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 45.1. Доказательства и доказывание по делу о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 45.2. Порядок доступа лиц, участвующих в деле о нарушении антимонопольного законодательства, к материалам дела, содержащим коммерческую тайну
Статья 46. Перерыв в заседании комиссии
Статья 47. Отложение и приостановление рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 47.1. Объединение или выделение дел о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 48. Прекращение рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 48.1. Заключение об обстоятельствах дела
Статья 49. Принятие комиссией решения по делу о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 50. Предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства
Статья 51. Исполнение предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Последствия неисполнения предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции
Статья 51.1. Разъяснение решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Исправление описки, опечатки и арифметической ошибки
Статья 51.2. Пересмотр решения и (или) предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства по новым и (или) вновь открывшимся обстоятельствам
Статья 52. Порядок обжалования решений и предписаний антимонопольного органа

Глава 10. Заключительные положения и вступление в силу


настоящего Федерального закона

Статья 53. Заключительные положения
Статья 54. Вступление в силу настоящего Федерального закона

Президент
Российской Федерации
В.ПУТИН

Москва, Кремль
26 июля 2006 года
N 135-ФЗ

ФАС разрабатывает поправки в Закон о защите конкуренции

16 мая 2019 года в рамках Петербургского Международного юридического форума – 2019 состоялась дискуссия о патентных изменениях, сопряжении антимонопольного законодательства и прав на интеллектуальную собственность. В обсуждении приняли участие представители ФАС России, Минэкономразвития, Роспатента, судов, крупных индустриальных и фармацевтических компаний.

Заместитель руководителя ФАС России Андрей Кашеваров представил позицию ведомства по порядку применения антимонопольного законодательства к результатам интеллектуальной собственности и инициативу ведомства по отмене антимонопольных иммунитетов.

Законодательство большинства зарубежных стран не содержит исключений применения норм антимонопольного права на результаты интеллектуальной деятельности в случае злоупотреблений, которые приводят (могут привести) к ограничению конкуренции и монополизации рынка.

В Российской Федерации и странах постсоветского пространства ситуация обстоит иначе, что создает необоснованные преимущества правообладателям (преимущественно иностранным компаниям) в ущерб развитию конкуренции на товарных рынках.

Многие сложные технические товары оснащаются программным обеспечением. Зачастую после продажи самих товаров поставщики требуют заключить дополнительный договор на поддержку программного обеспечения, ссылаясь на право интеллектуальной собственности. Потребители сталкиваются с установлением завышенных цен, включенных в эти договоры.

Сегодня в практике ФАС России возрастает количество дел, в которых ответчики предпринимают попытки обосновать законность своих антиконкурентных действий ссылками на антимонопольные иммунитеты для интеллектуальной собственности.

Также на практике возникают ситуации, когда доминирующий субъект, обладающий исключительными правами, может устанавливать в лицензионном договоре требования о приобретении чего-либо, не относящегося к предмету договора или же запрещать контрагенту заключать иные договоры с конкурентами правообладателя, может создавать дискриминационные условия, монопольно высокую цену и так далее.

Ведомством разрабатываются поправки в Закон о защите конкуренции в части интеллектуальной собственности, что позволит стабилизировать ситуацию. Документом предусматривается признание утратившими силу ч.4 ст.10 и ч.9 ст.11 Закона о защите конкуренции и распространяются запреты, содержащиеся в указанных статьях на действия (бездействия) и соглашения с использованием исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности.

Предлагаемые поправки позволят применять нормы антимонопольного права к недобросовестным собственникам и не приведут к снижению уровня защиты исключительных прав правообладателей.

Комментарий экспертов Института Комплаенса:

Обсуждения данной инициативы ФАС России проходят уже не первый год несмотря на то, что соответствующий законопроект уже подготовлен антимонопольным ведомством ещё в конце 2017 года.

По нашему мнению, ФАС России стремится совершенствовать антимонопольное регулирование в соответствии с требованием времени и лучшими мировыми практиками. Антимонопольные иммунитеты на действия и соглашения с использованием исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненным к ним средствам индивидуализации действительно выглядят «архаично».

Более того, в условиях цифровизации экономики трансформируется само понятие товара и, соответственно, качественные характеристики «новых» товарных рынков (продуктовые и географические границы). ФАС России ещё предстоит большая работа по выработке подходов к оценке и модернизации методик проведения анализа состояния конкуренции на товарных рынках.

№848392-7 Законопроект :: Система обеспечения законодательной деятельности

Субъект права законодательной инициативы

Правительство Российской Федерации

Форма законопроекта

Федеральный закон

Ответственный комитет

Комитет Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству

Комитеты-соисполнители

Комитет Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, Комитет Государственной Думы по энергетике

Отрасль законодательства

090.000.000 Хозяйственная деятельность

Тематический блок законопроектов

Экономическая политика

Профильный комитет

Комитет Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству

Предмет ведения

Совместное ведение

Принадлежность к примерной программе

Включен в примерную программу решением Государственной Думы на апрель 2021 года

Пакет документов при внесении

Антимонопольное законодательство | Федеральная торговая комиссия

Конгресс принял первый антимонопольный закон, Закон Шермана, в 1890 году как «всеобъемлющую хартию экономической свободы, направленную на сохранение свободной и неограниченной конкуренции как правила торговли». В 1914 году Конгресс принял два дополнительных антимонопольных закона: Закон о Федеральной торговой комиссии, в соответствии с которым была создана Федеральная торговая комиссия, и Закон Клейтона. С некоторыми изменениями, эти три основных федеральных антимонопольных закона все еще действуют.

Антимонопольное законодательство запрещает незаконные слияния и деловую практику в целом, оставляя судам право решать, какие из них являются незаконными, исходя из обстоятельств каждого дела.Суды применили антимонопольное законодательство к меняющимся рынкам, от времен лошадей и багги до нынешней цифровой эпохи. Тем не менее, на протяжении более 100 лет антимонопольное законодательство преследовало одну и ту же основную цель: защитить процесс конкуренции в интересах потребителей, убедившись, что у предприятий есть сильные стимулы для эффективной работы, снижения цен и поддержания высокого качества.

Вот обзор трех основных федеральных антимонопольных законов.

Закон Шермана запрещает «любой контракт, комбинацию или заговор с целью ограничения торговли», а также любую «монополизацию, попытку монополизации, заговор или комбинацию с целью монополизации."Давным-давно Верховный суд постановил, что Закон Шермана не запрещает каждые ограничений торговли, а только те, которые являются необоснованными . Например, в некотором смысле, соглашение между двумя людьми об образовании партнерства ограничивает торговлю, но не могут поступать так необоснованно и, следовательно, могут быть законными в соответствии с антимонопольным законодательством. С другой стороны, определенные действия считаются настолько вредными для конкуренции, что почти всегда являются незаконными. К ним относятся простые договоренности между конкурирующими физическими или юридическими лицами по установлению цен, разделению рынки или ставки на буровые установки.Эти действия являются « per se » нарушениями Закона Шермана; Другими словами, недопустимы никакая защита или оправдание.

Наказания за нарушение Закона Шермана могут быть суровыми. Хотя большинство принудительных действий являются гражданскими, Закон Шермана также является уголовным законом, и физические и юридические лица, нарушающие его, могут быть привлечены к ответственности Министерством юстиции. Уголовное преследование, как правило, ограничивается преднамеренными и явными нарушениями, например, когда конкуренты устанавливают цены или устанавливают ставки.Закон Шермана предусматривает уголовное наказание в размере до 100 миллионов долларов для корпорации и 1 миллион долларов для физических лиц, а также до 10 лет лишения свободы. Согласно федеральному закону, максимальный штраф может быть увеличен в два раза до суммы, полученной заговорщиками от незаконных действий, или вдвое превышающей сумму, потерянную жертвами преступления, если любая из этих сумм превышает 100 миллионов долларов.

Закон о Федеральной торговой комиссии запрещает «недобросовестные методы конкуренции» и «недобросовестные или вводящие в заблуждение действия или методы."Верховный суд заявил, что все нарушения Закона Шермана также нарушают Закон FTC. Таким образом, хотя FTC технически не обеспечивает соблюдение Закона Шермана, он может возбуждать дела в соответствии с Законом FTC против тех же видов деятельности, которые нарушают Закон Шермана. Закон. Закон о Федеральной торговой комиссии также затрагивает другие практики, которые наносят ущерб конкуренции, но они могут не вписываться в категории поведения, формально запрещенные Законом Шермана. Только Федеральная торговая комиссия возбуждает дела в соответствии с Законом о Федеральной торговой комиссии.

Закон Клейтона регулирует конкретные практики, которые Закон Шермана четко не запрещает, например, слияния и взаимосвязанные управления (то есть одно и то же лицо принимает деловые решения для конкурирующих компаний).Раздел 7 Закона Клейтона запрещает слияния и поглощения, результат которых «может существенно ослабить конкуренцию или привести к созданию монополии». С поправками, внесенными Законом Робинсона-Патмана 1936 года, Закон Клейтона также запрещает определенные дискриминационные цены, услуги и надбавки в сделках между торговцами. В 1976 году в Закон Клейтона снова были внесены поправки на основании Закона Харта-Скотта-Родино об улучшении антимонопольного законодательства, требующего от компаний, планирующих крупные слияния или поглощения, заранее уведомлять правительство о своих планах.Закон Клейтона также разрешает частным сторонам подавать иски о тройном ущербе, если им был причинен ущерб в результате действий, нарушающих закон Шермана или Клейтона, и добиваться судебного постановления, запрещающего антиконкурентную практику в будущем.

В дополнение к этим федеральным законам в большинстве штатов действуют антимонопольные законы, исполнение которых обеспечивается генеральными прокурорами штата или частными истцами. Многие из этих законодательных актов основаны на федеральных антимонопольных законах.

Силовики | Федеральная торговая комиссия

Федеральное правительство

И FTC, и U.S. Антимонопольный отдел Министерства юстиции (DOJ) обеспечивает соблюдение федеральных антимонопольных законов. В некоторых отношениях их полномочия частично совпадают, но на практике эти два агентства дополняют друг друга. За прошедшие годы агентства накопили опыт в определенных отраслях или рынках. Например, FTC направляет большую часть своих ресурсов на определенные сегменты экономики, включая те, где потребительские расходы высоки: здравоохранение, фармацевтика, профессиональные услуги, продукты питания, энергетика и некоторые высокотехнологичные отрасли, такие как компьютерные технологии и интернет-услуги.Перед началом расследования агентства консультируются друг с другом, чтобы избежать дублирования усилий. В этом руководстве «агентство» означает Федеральную торговую комиссию или Министерство юстиции, в зависимости от того, какое из них проводит антимонопольное расследование.

Предварительные уведомления о слиянии, переписка от потребителей или предприятий, запросы Конгресса или статьи на потребительские или экономические темы могут стать поводом для расследования FTC. Как правило, расследования FTC являются закрытыми, чтобы защитить как расследование, так и вовлеченных лиц и компании.Если FTC считает, что какое-либо лицо или компания нарушили закон или что предлагаемое слияние может нарушать закон, агентство может попытаться добиться добровольного соблюдения, заключив с компанией приказ о согласии. Компании, подписывающей приказ о согласии, не нужно признавать, что она нарушила закон, но она должна согласиться прекратить спорные действия, изложенные в сопроводительной жалобе, или предпринять определенные шаги для разрешения антиконкурентных аспектов предлагаемого слияния.

Если соглашение о согласии не может быть достигнуто, FTC может подать административную жалобу и / или запросить судебный запрет в федеральных судах.Административные жалобы FTC инициируют официальное разбирательство, которое очень похоже на судебное разбирательство в федеральном суде, но в суде по административным делам: представляются доказательства, заслушиваются показания, а свидетели допрашиваются и перекрестный допрос. При обнаружении нарушения закона может быть издан приказ о прекращении действия закона. Первоначальное решение судьи по административным делам может быть обжаловано в Комиссии.

Окончательные решения, принятые Комиссией, могут быть обжалованы в Апелляционном суде США и, в конечном итоге, в U.С. Верховный суд. Если позиция Комиссии будет поддержана, Федеральная торговая комиссия при определенных обстоятельствах может потребовать возмещения ущерба в суде. Если компания нарушает приказ FTC, Комиссия также может потребовать взыскания в порядке гражданского судопроизводства или судебного запрета.

В некоторых случаях FTC может обратиться непосредственно в федеральный суд для получения судебного запрета, гражданских штрафов или возмещения ущерба. Для эффективного обеспечения соблюдения требований о слиянии FTC может потребовать предварительного судебного запрета на блокировку предполагаемого слияния до полного рассмотрения предполагаемой сделки в административном порядке.Судебный запрет сохраняет статус-кво конкуренции на рынке.

FTC также может передать доказательства уголовных нарушений антимонопольного законодательства в Министерство юстиции. Только Министерство юстиции может получить уголовные санкции. Министерство юстиции также обладает исключительной антимонопольной юрисдикцией в определенных отраслях, таких как телекоммуникации, банки, железные дороги и авиалинии. Некоторые слияния также требуют одобрения других регулирующих органов, использующих стандарт «общественных интересов». Федеральная торговая комиссия или Министерство юстиции часто работают с этими регулирующими органами, чтобы обеспечить поддержку их конкурентного анализа.

Штаты

Генеральные прокуроры штата могут играть важную роль в обеспечении соблюдения антимонопольного законодательства по вопросам, представляющим особый интерес для местных предприятий или потребителей. Они могут подавать федеральные антимонопольные иски от имени лиц, проживающих в их штатах (иски "parens patriae"), или от имени государства как покупателя. Генеральный прокурор штата также может подать иск о соблюдении антимонопольного законодательства штата. При расследовании слияний генеральный прокурор штата может сотрудничать с федеральными властями.Для получения дополнительной информации о совместных расследованиях федерального и государственного уровней см. Протокол для координации расследований слияний .

Частные вечеринки

Частные лица также могут подавать иски для обеспечения соблюдения антимонопольного законодательства. Фактически, большинство антимонопольных исков предъявляются юридическими и физическими лицами, требующими возмещения убытков за нарушение Закона Шермана или Клейтона. Частные лица также могут добиваться судебных постановлений, предотвращающих антиконкурентное поведение (судебный запрет), или подавать иски в соответствии с государственным антимонопольным законодательством.Физические лица и предприятия не могут подавать иски в соответствии с Законом о Федеральной торговой комиссии.

Вопросы международной юрисдикции

Антимонопольные органы США и других стран могут сотрудничать в расследовании трансграничного поведения, оказывающего влияние на потребителей в США. Для получения дополнительной информации о применении антимонопольного законодательства США к компаниям, ведущим международные операции, см. Антимонопольное руководство по международному правоприменению и сотрудничеству . Кроме того, поскольку все больше американских компаний и потребителей ведут бизнес за рубежом, федеральная антимонопольная работа часто предполагает сотрудничество с международными властями по всему миру для продвижения разумных подходов к политике в области конкуренции.В настоящее время существует более 130 зарубежных антимонопольных агентств. Для получения дополнительной информации о работе агентства с этими органами посетите веб-страницы Управления по международным делам.

Что такое Закон о конкуренции? Путеводитель I Портал юриста

Если вам кажется, что закон о конкуренции представляет собой интересную область практики, прочтите эту страницу, чтобы получить ключевую информацию, необходимую для его понимания.

Что такое Закон о конкуренции?

Закон о конкуренции Соединенного Королевства включает в себя как внутреннее законодательство, так и законодательство ЕС, которое направлено на предотвращение антиконкурентного поведения на рынке.Он направлен на обеспечение справедливости рынка для потребителей и производителей путем предотвращения неэтичной или антиконкурентной практики, направленной на получение большей доли рынка, чем та, которая была бы достигнута за счет честной конкуренции.

Примером такой антиконкурентной практики, запрещенной законом, может быть завышенное ценообразование, при котором компания с наибольшей долей рынка или держатель монополии взимают чрезмерную цену за то, что является необходимой покупкой для потребителя.

Другие примеры включают привязку покупки одного продукта к другому, хищническое ценообразование и отказ вести дела с другой компанией таким образом, чтобы ограничивать конкуренцию.

Закон 1973 года о добросовестной торговле - это часть законодательства Великобритании, которая расширила законодательство Великобритании о конкуренции для контроля над монополиями, слияниями и поглощениями, ограничительными торговыми соглашениями и ценами перепродажи. Закон учредил Управление добросовестной торговли.

С точки зрения законодательства Европейского Союза, в настоящее время, если британская компания ведет недобросовестную деловую практику, участвуя в картеле, или пытается слиться таким образом, который нарушит рынок, применяется исключительно закон ЕС. Статья 101 Договора о функционировании ЕС (TFEU) запрещает соглашения между предприятиями, решения ассоциаций предприятий и согласованные действия, которые могут повлиять на торговлю между государствами-членами и иметь своей целью предотвращение, ограничение или искажение конкуренции.

Недобросовестная конкуренция - это обман, наносящий экономический ущерб другим предприятиям или потребителям. Это выходит за рамки закона о конкуренции и может включать нарушение прав на товарный знак или незаконное присвоение коммерческой тайны.

Кроме того, во время обучения на степень бакалавра юридических наук можно по-разному преподавать закон о конкуренции. Например, закон о конкуренции часто является частью модуля права Европейского Союза, который является обязательным при получении степени, или, более конкретно, закон о конкуренции может быть изучен как факультативный модуль на последнем году обучения.

Что такое антимонопольное законодательство?

Закон о конкуренции известен в США как антимонопольный закон. В США антимонопольное законодательство - это совокупность законов федерального правительства и правительства штата, которые регулируют действия, направленные на поощрение конкуренции в интересах потребителей.

Одно из основных различий между антимонопольной политикой США и политикой в ​​области антимонопольного законодательства Великобритании и ЕС заключается в том, что в ЕС существует административная система правоприменения, которая наказывает компании штрафами. Принимая во внимание, что антимонопольное правоприменение в США основано на уголовном праве, предусматривающем как финансовые санкции, так и наказание в виде лишения свободы.

Чем занимается юрист по вопросам конкуренции?

Юрист по вопросам конкуренции может выполнять множество различных ролей в своей карьере. Например:

    • Согласование разрешений на приобретение, слияние и создание совместных предприятий.
    • Консультации по соглашениям, чтобы они могли выдержать конкуренцию.
    • Расследует, как клиент ведет бизнес.
    • Подача или защита исков в Апелляционном суде по вопросам конкуренции

Консультации по приграничной торговле

Если вам особенно нравилось право Европейского Союза или закон о конкуренции в университете, или даже если вы не студент юридического факультета, но интересуетесь экономикой и политикой, то карьера в законе о конкуренции может быть для вас подходящим вариантом.

Однако этот тип работы требует целенаправленной коммерческой осведомленности и неизменно высоких академических стандартов. Кроме того, поскольку эта область играет почти неизбежную роль в понимании трансграничной торговли, если вы заинтересованы в том, чтобы придать своей карьере международный аспект, это также может вас заинтересовать.

Фирмы в области конкурентного права

Ниже приведены некоторые британские фирмы, работающие в данной предметной области.

  • Ашерст
  • Bristows LLP
  • Herbert Smith Freehills LLP
  • ТОО «Аллен энд Овери»
  • DLA Пайпер
  • ТОО «Макфарланес»
  • Нортон Роуз Фулбрайт
  • Simmons & Simmons

Понимание антимонопольного законодательства

Во многих странах действуют общие законы, защищающие потребителей и регулирующие порядок ведения бизнеса компаниями.Цель этих законов - предоставить равные условия для аналогичных предприятий, работающих в конкретной отрасли, и при этом не дать им получить слишком большую власть над своими конкурентами. Проще говоря, они мешают бизнесу играть грязно с целью получения прибыли. Это так называемые антимонопольные законы.

Ключевые выводы

  • Антимонопольные законы - это законодательные акты, разработанные правительствами для защиты потребителей от хищнической деловой практики и обеспечения справедливой конкуренции.
  • Антимонопольное законодательство применяется к широкому кругу сомнительных деловых операций, включая рыночное распределение, сговор на торгах, фиксацию цен и монополии.
  • Основной антимонопольный закон США был создан на основе трех законодательных актов: Антимонопольного закона Шермана 1890 года, Закона о Федеральной торговой комиссии и Антимонопольного закона Клейтона .

Что такое антимонопольное законодательство?

Антимонопольные законы, также называемые законами о конкуренции, представляют собой законодательные акты, разработанные правительством США для защиты потребителей от хищнической деловой практики. Они гарантируют, что в открытой рыночной экономике существует честная конкуренция. Эти законы развивались вместе с рынком, неусыпно защищая от потенциальных монополий и препятствий производственной конкуренции.

Антимонопольное законодательство применяется к широкому спектру сомнительных деловых операций, включая, помимо прочего, рыночное распределение, сговор на торгах, сговор цен и монополии. Ниже мы рассмотрим действия, от которых эти законы защищают.

Если бы этих законов не существовало, потребители не выиграли бы от различных вариантов или конкуренции на рынке. Кроме того, потребители будут вынуждены платить более высокие цены и будут иметь доступ к ограниченному количеству товаров и услуг.

Распределение рынка

Распределение рынка - это схема, разработанная двумя организациями для привязки своей деловой активности к определенным географическим территориям или типам клиентов. Эту схему также можно назвать региональной монополией.

Предположим, моя компания работает на северо-востоке, а ваша компания ведет бизнес на юго-западе. Если вы согласитесь держаться подальше от моей территории, я не войду на вашу, а поскольку затраты на ведение бизнеса настолько высоки, что у стартапов нет шансов конкурировать, мы оба де-факто обладаем монополией.

В 2000 году Федеральная торговая комиссия (FTC) признала FMC Corp. виновной в сговоре с Asahi Chemical Industry по разделу рынка микрокристаллической целлюлозы, основного связующего вещества в фармацевтических таблетках. Комиссия запретила FMC распространять микрокристаллическую целлюлозу среди конкурентов в течение 10 лет в США, а также запретила компании распространять любые продукты Asahi в течение пяти лет.

Оснастка для торгов

Незаконная практика между двумя или более сторонами, которые вступают в сговор, чтобы выбрать, кто выиграет контракт, называется сговором на торгах.Делая ставки, «проигравшие» стороны намеренно делают более низкие ставки, чтобы позволить «победителю» добиться успеха в заключении сделки. Эта практика является уголовным преступлением в США и влечет за собой штрафы, вплоть до тюремного заключения.

В отрасли три компании, и все три решают незаметно действовать как картель. Компания 1 выиграет текущий аукцион, если это позволит Компании 2 выиграть следующий, а Компании 3 выиграть следующий. Каждая компания играет в эту игру, чтобы сохранить текущую долю рынка и цену, тем самым предотвращая конкуренцию.

Фальсификацию ставок можно разделить на следующие формы: подавление заявок, дополнительные торги и ротация заявок.

  • Подавление ставок: Конкуренты воздерживаются от торгов или отзывают ставку, поэтому ставка назначенного победителя принимается.
  • Дополнительные торги: Дополнительные торги, также известные как закрывающие или любезные торги, происходят, когда конкуренты вступают в сговор, чтобы подать неприемлемо высокие ставки для покупателя или включают в заявку особые положения, которые фактически аннулируют ставки.Дополнительные заявки являются наиболее частой схемой сговора на торгах и предназначены для обмана покупателей, создавая иллюзию подлинно конкурентной среды торгов.
  • Ротация заявок: При ротации заявок конкуренты по очереди предлагают самую низкую цену по различным спецификациям контрактов, таким как размеры и объемы контрактов. Строгие схемы ротации ставок нарушают закон случайности и сигнализируют о сговоре.

Фиксация цены

Фиксирование цены происходит, когда цена продукта или услуги устанавливается бизнесом намеренно, а не естественным образом определяется рыночными силами.Несколько предприятий могут объединиться, чтобы установить цены для обеспечения прибыльности.

Скажем, моя и ваша компания - единственные две компании в нашей отрасли, и наши продукты настолько похожи, что потребителю безразлично между ними, кроме цены. Чтобы избежать ценовой войны, мы продаем нашу продукцию по той же цене для поддержания маржи, что приводит к более высоким затратам, чем в противном случае заплатил бы потребитель.

Например, Apple проиграла апелляцию в отношении постановления Министерства юстиции США от 2013 года, согласно которому компания была признана виновной в установлении цен на электронные книги.Apple была признана обязанной выплатить 450 миллионов долларов в качестве компенсации за ущерб.

Монополии

Обычно, когда большинство людей слышит термин «антимонопольное законодательство», они думают о монополиях. Под монополиями понимается доминирование в отрасли или секторе одной компании или фирмы при ограничении конкуренции.

Одно из самых известных антимонопольных дел в последнее время касалось Microsoft, которая была признана виновной в антиконкурентных, монополизирующих действиях, установив собственные веб-браузеры на компьютерах, на которых была установлена ​​операционная система Windows.Взаимодействие с другими людьми

Регулирующие органы должны также гарантировать, что монополии не вырастают из естественной конкурентной среды и не завоевывают долю рынка просто за счет деловой хватки и инноваций. Незаконным является получение доли рынка только с помощью запретительных или хищнических методов.

Ниже приведены несколько типов монополистического поведения, которые могут быть основанием для возбуждения иска:

  • Эксклюзивные соглашения о поставках : Это происходит, когда поставщик не может продавать товары разным покупателям.Это подавляет конкуренцию с монополистом, поскольку компания сможет закупать расходные материалы по потенциально более низким ценам и препятствовать производству аналогичной продукции конкурентами.
  • Связывание продажи двух продуктов: Когда монополист доминирует на рыночных долях одного продукта, но желает получить доли рынка в другом продукте, он может связать продажи доминирующего продукта со вторым продуктом. Это вынуждает покупателей второго продукта покупать то, что им может не понадобиться или не нужно, и является нарушением антимонопольного законодательства.
  • Хищническое ценообразование: Часто трудно доказать и требовать тщательного изучения со стороны Федеральной торговой комиссии, хищническое ценообразование можно считать монополистическим, если фирма, снижающая цены, может снизить цены в далеком будущем и имеет достаточную долю рынка, чтобы возместить свои убытки. по линии.
  • Отказ от сделки: Как и любая другая компания, монополии могут выбирать, с кем они хотят вести бизнес. Однако, если они используют свое доминирование на рынке для предотвращения конкуренции, это можно рассматривать как нарушение антимонопольного законодательства.

Слияния и поглощения

Введение в антимонопольное законодательство не будет полным без рассмотрения слияний и поглощений. Мы можем разделить их на горизонтальные, вертикальные и потенциальные конкурентные слияния.

Горизонтальные слияния: Когда фирмы с доминирующими рыночными долями готовятся к слиянию, FTC должна решить, сможет ли новая организация оказывать монополистическое и антиконкурентное давление на оставшиеся фирмы.Например, компания, производящая ром Malibu и имеющая 8% рыночной доли от общего объема продаж рома, предложила купить компанию, производящую ром Captain Morgan, на долю которой приходилось 33% от общего объема продаж, чтобы сформировать новую компанию с долей рынка 41%. Взаимодействие с другими людьми

Между тем, на доминирующую фирму приходилось более 54% продаж. Это будет означать, что рынок рома премиум-класса будет состоять из двух конкурентов, на долю которых в общей сложности будет приходиться более 95% продаж. FTC оспорила слияние на том основании, что две оставшиеся компании могут вступить в сговор с целью повышения цен, и вынудила Malibu отказаться от своего ромового бизнеса.Взаимодействие с другими людьми

Односторонние эффекты. FTC часто возражает против слияния конкурирующих фирм, предлагающих близкие аналоги, на том основании, что слияние устранит выгодную конкуренцию и инновации. В 2004 году FTC сделала именно это, оспорив слияние General Electric и конкурирующей фирмы, поскольку конкурирующая фирма производила конкурентоспособное оборудование для неразрушающего контроля. Чтобы продолжить слияние, GE согласилась продать свой бизнес по производству оборудования для неразрушающего контроля.Взаимодействие с другими людьми

Вертикальные слияния. Слияния покупателей и продавцов могут улучшить экономию средств и повысить эффективность бизнеса, что может привести к конкурентоспособным ценам для потребителей. Но когда вертикальное слияние может оказать негативное влияние на конкуренцию из-за невозможности доступа конкурента к поставкам, FTC может потребовать определенных положений до завершения слияния. Например, Valero Energy пришлось отделить определенные предприятия и сформировать информационный брандмауэр, когда она приобрела оператора терминатора этанола.Взаимодействие с другими людьми

Возможные конкурентные слияния. На протяжении многих лет FTC боролась с безудержной упреждающей слиянием компаний в фармацевтической отрасли между доминирующими фирмами и потенциальными или новыми участниками рынка, чтобы облегчить конкуренцию и войти в отрасль.

Три больших антимонопольных закона

Давайте кратко рассмотрим основные антимонопольные законы США. Ядро антимонопольного законодательства США было создано тремя законодательными актами: Антимонопольным законом Шермана 1890 года, Законом о Федеральной торговой комиссии, который также создал Федеральную торговую комиссию, и Антимонопольным законом Клейтона.Взаимодействие с другими людьми

  1. Антимонопольный закон Шермана № направлен на предотвращение необоснованного «контракта, комбинации или сговора с целью ограничения торговли» и «попытки монополизации монополизации, сговора или комбинации с целью монополизации». Нарушения Антимонопольного закона Шермана могут иметь серьезные последствия: штрафы до 100 миллионов долларов для корпораций и 1 миллион долларов для физических лиц, а также тюремное заключение сроком до 10 лет.
  2. Закон о Федеральной торговой комиссии № запрещает «недобросовестные методы конкуренции» и «недобросовестные или вводящие в заблуждение действия или методы."По мнению Верховного суда, нарушения Антимонопольного закона Шермана также являются нарушением Закона о Федеральной торговой комиссии. Поэтому, хотя Федеральная торговая комиссия не может технически обеспечить соблюдение Антимонопольного закона Шермана, она может возбуждать дела в соответствии с Законом о Федеральной торговой комиссии против нарушений Антимонопольный закон Шермана.
  3. Антимонопольный закон Клейтона № касается конкретных практик, которые Антимонопольный закон Шермана может не регулировать. Согласно FTC, это включает предотвращение слияний и поглощений, которые могут «существенно снизить конкуренцию или иметь тенденцию к созданию монополии», предотвращение дискриминационных цен, услуг и разрешений в сделках между торговцами, требующих от крупных фирм уведомлять правительство о возможных слияниях и поглощениях, и наделение частных лиц правом предъявлять иск о возмещении тройного ущерба, если им был причинен ущерб в результате действий, нарушающих законы Шермана и Клейтона, а также предоставление жертвам возможности получить судебные постановления, запрещающие дальнейшие правонарушения в будущем.

Итог

По своей сути, антимонопольные положения призваны обеспечить максимальное благосостояние потребителей. Сторонники Закона Шермана, Закона о Федеральной торговой комиссии и Антимонопольного закона Клейтона утверждают, что с момента своего создания эти антимонопольные законы защищали потребителей и конкурентов от рыночных манипуляций, порождаемых корпоративной жадностью. С помощью как гражданского, так и уголовного правоприменения антимонопольное законодательство преследует цель положить конец сговорам с ценами и торгами, монополизации и антиконкурентным слияниям и поглощениям.

Закон о конкуренции | Thomson Reuters

Глобальные курсы


Глобальный закон о конкуренции (Глобальный)
Этот курс по закону о конкуренции охватывает фундаментальные принципы законодательства о конкуренции (или антимонопольного или монопольного законодательства, как его иногда называют), цель которого - предотвратить хищническую практику ведения бизнеса путем содействия справедливой конкуренции и экономической эффективности. Курс также выделяет «красные флажки» - ситуации, которые представляют собой риск нарушений и юридической ответственности, правоприменения, а также гражданских и уголовных наказаний, связанных с нарушениями законодательства о конкуренции.

Курсы для Великобритании и Европы

Закон о конкуренции (Европейский Союз)
Этот курс объясняет фундаментальные принципы законодательства ЕС о конкуренции и предлагает необходимое обучение для сотрудников организаций, которые расположены или ведут бизнес в Европе.

Курсы для Америки

Antitrust Essentials (US)
Объясняет фундаментальные принципы антимонопольного законодательства США и предлагает необходимое обучение для сотрудников организаций, которые находятся или ведут бизнес в США.

Закон о конкуренции (Канада)
Разъясняет основополагающие принципы Закона Канады о конкуренции и предлагает необходимое обучение для сотрудников организаций, которые находятся или ведут бизнес в Канаде.

курсов APAC

Закон о конкуренции (APAC)
Разъясняет фундаментальные принципы закона о конкуренции Азиатско-Тихоокеанского региона (иногда называемого «антимонопольным» или «антимонопольным»), который поощряет активную конкуренцию между фирмами, запрещая грабительские и антиконкурентные соглашения и Практика. Курс освещает "красные флажки" - ситуации, которые могут указывать на нарушение закона о конкуренции и повлечь за собой серьезные гражданские и уголовные санкции. Курс также содержит дополнительные сведения о законах о конкуренции Австралии, Китая, Гонконга, Японии и Сингапура.

Закон о конкуренции (Австралия)
Этот курс объясняет основополагающие принципы австралийского законодательства о конкуренции и предлагает необходимое обучение для сотрудников организаций, которые находятся или ведут бизнес в Австралии.

Introduction - International and Foreign Competition Law Research Guide

Закон о конкуренции, известный в США как антимонопольное законодательство, направлен на поддержание целостности рынка посредством запрета антиконкурентной практики и проведения корпоративных слияний и поглощений в соответствии с регуляторным обзором , если они могут значительно снизить конкуренцию.

Исторически антимонопольное законодательство развивалось и развивалось почти исключительно в пределах юрисдикции отдельных национальных государств. В последнее время растущее влияние транснациональных деловых предприятий привело к соответствующему увеличению на двустороннего и регионального сотрудничества между национальными органами по вопросам конкуренции.

В этом руководстве основное внимание уделяется исследованию законодательства о конкуренции в юрисдикциях за пределами США, сравнению законодательства и практики конкуренции в двух или более юрисдикциях, а также усилиям по координации и согласованию применения законодательства о конкуренции в нескольких юрисдикциях.

Ключевые ресурсы по международному и иностранному законодательству о конкуренции
  • Закон Клувера о конкуренции
    Эта онлайн-платформа включает материалов основного закона (в основном из США, ЕС и его государств-членов) и дополнительных исходных материалов (электронные книги, журнальные статьи и комментарии в блогах), относящиеся к Закон о конкуренции. Ищите по ключевому слову или просматривайте по области политики, типу контента, периоду времени и юрисдикции. Чтобы применить фильтры перед поиском, щелкните белый треугольник слева от поля поиска.
  • Заключение сделки (GTDT)
    Этот ресурс, охватывающий несколько юрисдикций, предлагает подробных, написанных практиком резюме национальных законов , которые регулируют картельное регулирование, контроль слияний, государственную помощь и другие аспекты законодательства о конкуренции с использованием вопросов и формат ответа. Начните с выбора области практики из меню. Затем выберите юрисдикцию или используйте инструмент сравнения, чтобы сравнить законы в нескольких юрисдикциях. Юрисдикция зависит от области практики.
  • Глобальная конкуренция и антимонопольное законодательство
    Академические пользователи Westlaw могут получить доступ к законодательству о конкуренции, а также к нормативным решениям и прецедентному праву из отдельных иностранных юрисдикций (Австралии, ЕС, Гонконга, Сингапура и Великобритании). У Вестлоу также есть трактаты по контролю за международными слияниями; трактаты по закону о конкуренции в Австралии, Китае и ЕС; и ориентированные на практиков журналы и информационные бюллетени.

Антимонопольное / Конкурсное право | White & Case LLP

Судебные разбирательства / судебные разбирательства
Мы регулярно представляем клиентов в судах и трибуналах на всей территории Соединенных Штатов, включая Верховный суд, европейские суды и национальные суды в делах, связанных с картелями, параллельными гражданскими / уголовными разбирательствами, коллективными гражданскими исками и арбитраж.Мы провели два крупнейших в мире антимонопольных разбирательства в 2012 и 2013 годах, и Toshiba выиграла в обоих случаях. Среди клиентов, которые воспользовались нашими услугами, - DuPont, Toshiba, Canon, Microsoft, Европейская комиссия, GlaxoSmithKline и УЕФА.

Слияния / Совместные предприятия
Мы беспрепятственно направляем клиентов через процесс Харта-Скотта-Родино в США и процессы перед слиянием на этапах I и II в ЕС, чтобы их транзакции завершались быстро и эффективно. У нас есть исключительный опыт и хорошая история успеха в координации консультаций перед слиянием и уведомлении о сделках в более чем 100 юрисдикциях по всему миру.Мы поддерживаем связь, защищаем и ведем переговоры напрямую с национальными и международными органами по надзору за слияниями.

Фармацевтический антимонопольный судебный процесс
Мы обладаем беспрецедентным опытом защиты фирменных, специализированных и непатентованных фармацевтических фирм от проблем, связанных с антимонопольным законодательством. Наш опыт включает государственные и частные судебные процессы, судебные процессы и апелляции. Мы - единственная юридическая фирма, у которой две победы в судебных разбирательствах по принципу «обратная оплата». Наша работа от имени фармацевтических клиентов включает защиту от проблем, связанных с соглашениями об урегулировании патентных прав на «обратную оплату», «сменой продукта», мошенничеством Walker Process в ВПТЗ США, «фиктивным» принудительным исполнением прав интеллектуальной собственности и подачей петиций в FDA, а также другими обвинениями в ненадлежащем поведении с целью отсрочки. или препятствовать конкуренции генериков.

Правительственные расследования / международные картели
Основные достижения в области правоприменения международных картелей за последние несколько лет характеризовались расширением сотрудничества между агентствами по обеспечению конкуренции во всем мире и увеличением штрафов для участников картелей. Наша глобальная команда представляет интересы истцов и ответчиков в сложных антимонопольных расследованиях, включая расследования по поводу сговора цен и параллельные коллективные иски в масштабах всей отрасли.

Коллективные иски
Клиенты, которым предъявлены коллективные антимонопольные иски, могут воспользоваться нашим опытом защиты этих исков и связанных с ними исков по всему миру.Наш недавний опыт включает три дела Верховного суда с участием групповых исков, крупнейшие антимонопольные процессы присяжных в 2012 и 2013 годах и несколько крупнейших антимонопольных групповых исков, находящихся на рассмотрении в США на сегодняшний день. Наша команда также одержала две ведущие победы защиты в коллективных антимонопольных исках в федеральной апелляционной инстанции США, знаменательное постановление Верховного суда о коллективном арбитраже и многие другие важные победы по всему миру. Мы также находимся в авангарде консультирования международных клиентов по вопросам применения репрезентативных правил ведения судебных разбирательств в юрисдикциях по всему миру.

Судебное разбирательство по делу о слиянии
Способность и готовность к судебному разбирательству является важным элементом успеха в сделках по слиянию. У нас есть значительный опыт судебных разбирательств в антимонопольных органах. Мы успешно защитили SunGard Data Systems от возражения Министерства юстиции США по поводу приобретения его конкурента. Это знаменательное решение, которое прошло от жалобы до решения менее чем за три недели.

Нормативные вопросы / деловая практика
Мы предлагаем обширный международный нормативный и практический опыт ведения бизнеса в сложных вопросах, с которыми транснациональные корпорации сталкиваются в своих вертикальных и горизонтальных отношениях с поставщиками, клиентами и конкурентами.Мы консультируем по вопросам ценообразования, эксклюзивных дилинговых соглашений, лицензирования, совместных предприятий, территориальных ограничений, предлагаемых цен при перепродаже, минимальных рекламируемых ценовых программ, скидок на объем и функциональные цены, скидок и рекламных надбавок, контрактов с требованиями, эксклюзивного дистрибьюторства и положений о НБН в юрисдикциях на всей территории Мир.

Консультации и соблюдение требований
Мы помогаем клиентам в широком спектре отраслей в вопросах соблюдения антимонопольного законодательства США, ЕС и других стран.Мы консультируем клиентов на ежедневной основе относительно деловых операций, которые могут вызвать антимонопольные вопросы. Мы разрабатываем индивидуально адаптированные программы соблюдения нормативных требований для наших международных клиентов и проводим презентации, семинары и внутреннее обучение для их сотрудников о том, как применять эти программы в повседневной практике их отрасли, уделяя особое внимание оказанию помощи персоналу, работающему на переднем крае, для минимизации рисков обвинение в антиконкурентном поведении.

В Соединенных Штатах мы консультируем стороны, подавшие жалобу, и объекты государственных гражданских и уголовных правоприменительных действий на уровне штата и федеральном уровне по различным вопросам, от предполагаемых нарушений разделов 1 и 2 Закона Шермана до предполагаемых нарушений закона Робинсона-Патмана. Действовать.

В Европейском Союзе наше недавнее участие в делах о картелях включало секторы цемента, лизина, нуклеотидов, газетной бумаги, стали, танкерные перевозки, химикаты, пластмассы и страхование.

WHITE & CASE АНТИМОНОПОЛЬНЫЙ / КОНКУРСНЫЙ "FIRSTS"

Первая потеря федерального суда в окружном суде в связи с атакой Федеральной торговой комиссии на обратные платежи - In re: AndroGel Antitrust Litigation

Первый в мире, кто оспаривает и защищает соглашение об амнистии - Stolt-Nielsen v.Соединенные Штаты; "США против Столт-Нильсена"

Первое дело ЕС о злоупотреблении стандартами - Rambus

Первое дело об экстрадиции, возбужденное Министерством юстиции США - Ян Норрис

Первый судебный запрет против уголовного преследования по амнистии - «Столт-Нильсен против Соединенных Штатов»

Первый экстерриториальный охват суда присяжных по Закону Шермана о пожаре Хартфорда - «Ди-К против Хевеафила»

Первое судебное разбирательство по патентному соглашению - «Федеральная торговая комиссия против Апшера-Смита (K-Dur)»

Выигрыши первой и второй апелляционной инстанции в патентном урегулировании - «Valley Drug & Upsher-Smith»

Выигрыши в первом и втором судебных процессах по обратному урегулированию патентных исков - Kaiser, K-Dur

Первое соглашение об одновременном совместном продвижении по мировому соглашению - Kos Pharmaceuticals (Barr Labs)

Первое патентное соглашение об одновременном слиянии - Sepracor Pharmaceuticals (Arrow Pharma)

Первое судебное разбирательство дела картеля в рамках процесса слияния - «United States v.UPM '

Первая победа в судебном процессе по слиянию программного обеспечения - «Соединенные Штаты против SunGard»

Прекращение действия первого группового иска посредством принудительного исполнения арбитражной оговорки - «Столт против JLM Industries»

Первые дела о принудительной выдаче патентных лицензий - IMS Health

Первое решение о том, что Антимонопольный отдел США нарушил права на надлежащую правовую процедуру - «Соединенные Штаты против Столт-Нильсена»

Первая потеря FOIA для Антимонопольного отдела США - «Столт-Нильсен против Соединенных Штатов»

Первое проигрыш судом присяжных по делу об обратной оплате - «Kaiser v.Abbott '

Первое соглашение об урегулировании патентного указа - In re: AndroGel Antitrust Litigation

Первое использование FRE 502 для преодоления фиктивных встречных требований антимонопольного законодательства о патентах - «Шионоги против Милана»

Первый убыток федерального окружного суда из-за атаки Федеральной торговой комиссии на обратные платежи - In re: AndroGel Antitrust Litigation

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *