Условия возникновения конкуренции в экономике: . :: :: > EconomicDiscuss

Содержание

Формирование и развитие теории конкуренции

В истории человеческого общества немного найдется экономических категорий, которые вызывали бы столь же жгучий интерес и у мыслителей-ученых, и у рядовых граждан, как конкуренция. Проблема конкуренции возникала всякий раз, когда философы и экономисты пробовали объяснить окружающий мир. [1]. С давних времен под конкуренцией было принято понимать конфликтное соперничество между различными субъектами отношений, которое возникало по разным поводам, но обязательно приводило к приобретению одними соперниками преимуществ над другими. Люди склонны противостоять друг другу. Природа противостояния людей неоднозначна, по мнению Райзберга Б.А. [2] в основе противостояния людей между собой лежит отсутствие согласия, терпимости друг другу, противоречивость мнений, желаний, интересов. Экономическая природа мягкого противостояния и жесткого противоборства людей, социальных групп, государств имеет корни в законе ограниченности ресурсов, в соответствии с которыми экономические ресурсы всегда недостаточны для удовлетворения растущих потребностей человечества. Психологическая природа противостояния людей проявляется в стремлении выделиться, самоутвердиться путем возвышения над другими [2].

Принято выделять 5 этапов формирования теории конкуренции [3]. Первый этап (конец XVIII - начало XIX вв.) – сформулирована роль конкуренции и условия модели совершенной конкуренции. Конкуренция на этом этапе считается главной силой, которая устанавливает рыночную цену на «естественном» уровне. Дж. Стиглер находит у Смита определенный набор, который можно назвать первой систематизацией условий свободной конкуренции в экономической науке:

1. Конкуренты должны действовать независимо, а не в сговоре.

2.Число   конкурентов,   потенциальных  или   уже   имеющихся,
должно быть достаточным,   чтобы   исключить экстраординарные доходы.

 Экономические единицы должны обладать приемлемым знанием о рыночных возможностях.

Должна быть свобода (от социальных ограничений) действовать в соответствии с этим знанием.

Нужно достаточно времени, чтобы направление и объем по­
тока ресурсов стали отвечать желанию владельцев. Долгое время предпосылки А. Смита считались полными и достаточными для обеспечения оптимальных результатов. Взгляд на теорию конкуренции был изменен с наступлением маржиналистской революции [4].

 Второй этап (середина – вторая половина XIX века) – определены условия возникновения конкуренции и заложены основы теории совершенной конкуренции. Свой вклад в развитие теории конкуренции на данном этапе внесли Курно А. О., Дюпои Ж., Госсен Г. Г., Кэрнс Д. Э., Джевонс У. С. Именно Джевонс в 1871 году понятие «закон безразличия», определяя условием существования совершенного рынка, наличие только одной цены у любого однородного товара, установление которой не зависело от территориальной близости участников. Дж. Кэрнс определил состояние  свободной конкуренции как такое, при котором товары обмениваются пропорционально затратам труда и капитала на их производство. Ученик Джевонса Ф. И. Эджуорт первым попытался дать систематическое и строгое определение совершенной конкуренции. «Область конкуренции в отношении рассматриваемого контракта (или контрактов) состоит из всех отдельных лиц, желающих и могущих пересмотреть обусловленные цены контракта…» Ф.Эджуорт выделяет четыре условия совершенной области; первые два соотносятся с понятиями разнообразия или непрерывности, вторые два - с делимостью или подвижностью.

Следующим этапом было определение необходимых и достаточных условий для достижения полезной концепции конкуренции. Конкуренция требует: во-первых, неопределенно большого числа участников с обеих сторон рынка; во-вторых, полного отсутствия ограничений «корыстолюбивого поведения» и, в-третьих, полной делимости продаваемых товаров.

Исследуя конкуренцию, нельзя не остановиться на работах К. Маркса. Противоречивое единство монополии и конкуренции впервые было раскрыто именно К. Марксом. [5]

В марксистской теории были раскрыты причины появления монополии, экономическая характеристика и историческое место    монополии.     К. Маркс    проанализировал    три    типа    монополии: естественную, случайную и собственно капиталистическую. Естественная монополия не связана непосредственно с основным производственным отношением капитала. Она может существовать в любом обществе, где имеется частная собственность. Как правило, естественная монополия вытекает из природного преимущества, полученного тем или иным производителем в связи с монопольным обладанием особо благоприятными природными ресурсами. Наибольшее распространение природная монополия получила в сельском хозяйстве и добывающей промышленности. Естественная монополия – один из древнейших видов монополии. Она существовала еще в рабовладельческом обществе. Производственные отношения, скрывающиеся за естественной монополией, меняются в зависимости от типа общественной формации, но одно условие остается неизменным – господство частной собственности [6]. Развивая положения К. Маркса применительно к эпохи империализма, В. И. Ленин показал многообразие форм и методов конкурентной борьбы в условиях монополистического капитализма.

«… Монополии, - писал он, - вырастая из свободной конкуренции, не устраняют её, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов. [7]

Третий этап (начало – середина ХХ века) - создание теории монополистической и несовершенной конкуренции, концепции изменения сущности конкуренции под влиянием крупных монополий и роста влияния государства. Теория конкуренции А. Маршалла легла в основу экономического образования вплоть до 40-х г. XX столетия. Маршалл писал о том, что допускает, что силы спроса и предложения действуют свободно, что не существует прочного объединения торговцев на обеих сторонах, что каждый выступает самостоятельно и что широко развертывает­ся свободная конкуренция, т.е. что покупатели обычно беспрепятственно конкурируют с покупателями, а продавцы столь же бес­препятственно конкурируют с продавцами. Однако подчеркивал, хотя каждый выступает сам за себя, предполагается, что его осве­домленность о деятельности других обычно вполне достаточна, чтобы он не стал соглашаться продать по меньшей иене или покупать большей, чем все остальные.

Маршалл отмечал, что не существует единого термина, строго соответствующего данной цели, но выражение «свобода производства и предпринимательст­ва», или, короче, «экономическая свобода», указывает правильное направление и его можно употреблять за неимением лучшего. Таким образом, предполагается, что возможность свободного вы­бора одинаково может привести как к состязанию, так и к сотруд­ничеству. К многочисленным заслугам А. Маршалла можно отнести попытки учесть промежуточные состояния между монополией и конкуренцией (то, что позже стали называть несовершенной кон­куренцией), поскольку он указывал, что элемент монополии неизбежно имеется в любой конкурентной системе [6].  

Неоклассическая теория конкуренции (теория конкуренции А. Маршалла)  была дополнена Д. Б. Кларком, Г. Фон Штакельберг, Д. С. Бейн, и конечно, Э. Чемберлин. Чемберлин рассматривает элемент монополии как естественную, нормальную черту конкурентной системы. Чемберлин полагает, что «чистая» конкуренция является нежизненной, искусственной абстракцией и не может рассматриваться как исходная база для описания реальности. Даже при любом большом количестве производителей и продавцов данного вида товаров каждый из них предлагает покупателям по существу свой особый, дифференцированный продукт. [8]

Дифференциация продукта вытекает из многих условий: особенности конструкции, форма и окраска, упаковка, оригинальная реклама, торговая марка, особый набор услуг, сопровождающий реализацию данного продукта, персональные свойства продавца, конкретное местоположение торгового предприятия.  По мнению Ю. Ольсевича смысл дифференциации продукта по Э. Чемберлину это создание фирмой своего особого субрынка, фирма обеспечивает себе известную стабильность, устойчивый сбыт продукции. Дифференциация как естественная реакция на конкурентов, естественное проявление конкуренции. Из теории Э. Чемберлина Ю. Ольсевич делает парадоксальный вывод: «потому, что конкуренция по самой природе своей изначально является монополистической конкуренцией, она сохраняется вопреки угрозам со стороны концентрации и монополизации. Иначе говоря, мелкий либо средний производитель и торговец потому и в состоянии выдерживать состязание с крупным, что он сам является частичным монополистом и способен контролировать свой частичный рынок.

Более того, у самих крупных производителей всегда существует стимул раздробить своё производство на филиалы, чтобы приспособить его к местным рынкам.  Так конкуренция сама себя воспроизводит, и чем глубже и шире дифференциация продукта (услуг), чем больше данный рынок раздроблен между частными монополистами, тем более он устойчив против поглощения группой олигополистов либо абсолютной монополией. За сохранение конкуренции обществу приходится платить: по сравнению со стандартизированным продуктом, который предполагается «чистой» конкуренцией, дифференциация продукта влечёт за собой рост издержек, ограничение выпуска и повышение цен. [8]    

Четвертый этап (середина - вторая половина ХХ века) – обогащение теории конкуренции идеями о необходимости использования инноваций, новой информации, экономического прогресса, предпринимательства. Й. Шумпетер, Ф. фон Хайек, И. Кирзнер.

Й. Шумпетер продолжил критику идеала совершенной конкуренции, начатую Э.Чемберлином, на тех же основаниях – в реальности условия совершенной конкуренции отсутствуют, и предопределенного состояния равновесия, особенно если речь идет об олигополии, на рынке тоже нет. Й. Шумпетер выделил две стороны конкуренции – конкуренция организующая (или созидательная) и конкуренция дезорганизующая (или разрушительная) – явление, которое он назвал «созидательным разрушением» [9].

Рассматриваемая в качестве динамического процесса, конкуренция ведет к открытию нового товара, новой технологии, нового источника сырья или нового типа организации. Эта конкуренция, по словам Й. Шумпетера, с одной стороны, обеспечивает   существенное   сокращение   издержек   и   повышение   качества продукции, но с другой стороны, угрожает существующим фирмам не незначительным сокращением прибылей и выпуска, а полным банкротством. Монополистическая практика служит здесь элементом долгосрочной политики роста отрасли, а сама монополия обладает положительными чертами, которые могут перевешивать возможные структурные ее следствия в виде ограничения выпуска и роста цен. К положительным моментам монополии Й. Шумпетер относит следующие. Монопольная прибыль может служить эффективным способом накопления средств для финансирования дополнительных инвестиций в отрасли. В распоряжении монополиста могут находиться способы производства, недоступные или труднодоступные для его конкурентов. Монополия может иметь на порядок более устойчивое финансовое положение. У монополии больше средств для финансирования технического прогресса, что идет на пользу всей экономике, а не только данной отрасли. Совершенная конкуренция порождает такие дополнительные расходы в виде менее эффективной внутрифирменной организации производства, менее производительной технологии, невозможности эффективно оценить и использовать новые перспективы, которые делают подобный тип рынка, в глазах Й. Шумпетера, не только неоптимальным, но и даже нежелательным.

Более широкий взгляд на конкуренцию и как бы в качестве продолжения концепции Й. Шумпетера развивает Ф. Хайек. Он критикует идеал совершенной конкуренции, но с несколько иных позиций, чем это делали Э. Чемберлин или Й. Шумпетер. Он считает, что экономическая теория просто неправильно использует сам термин «конкуренция». Согласно его точке зрения, конкуренцию следует рассматривать более широко, не только и не столько в качестве стратегии взаимодействия фирм на рынке, но в качестве движущей силы экономической жизни.

Поэтому Ф.Хайек делает различие между конкуренцией как процессом динамическим по своей природе и конкурентным равновесием – статической версией модели рынка. Если анализировать статическую модель конкуренции, то по Ф. Хайеку, совершенная конкуренция оказывается лишь одной из возможных точек реального конкурентного процесса, а вовсе не единственной и не детерминированной.[6]

В качестве элемента конкурентного порядка сама конкуренция трактуется как процесс обучения, координации, открытия, метода проб и ошибок, отбора. Например, И.Кирзнер оценивает конкуренцию как процесс обнаружения и освоения новых возможностей, функция которого – обучать нас искать тех, кто может удовлетворить наши нужды наилучшим образом.

Преимущества конкуренции как особой формы организации рынка проявляются в должной мере в динамике конкурентного процесса. Конкуренция действует через инновации. Инновации рассматриваются как способ снижения издержек и выхода на новые рынки. Однако возможна ситуация излишней конкуренции, когда отсутствие должной степени координации между фирмами-инноваторами ведет к дублированию усилий, росту издержек, что имеет своим исходом неэффективность инновационного процесса.

В то же время конкуренция может трактоваться как вызывающая несовершенную координацию и ведущая к возникновению длительных и накапливаемых неравновесных состояний. Для преодоления этих негативных последствий конкуренции рынок вырабатывает особые институты координации – в виде слияний и поглощений, сотрудничества и стратегических союзов, которые помогают организовывать конкурентный процесс [6].

Пятый этап - конец ХХ века, когда под влиянием глобализации научные исследования были направлены на решение практических задач по выявлению конкурентных преимуществ стран и компаний, завоеванию лидирующих позиций на современных и будущих рынках. В конце ХХ века начинает развиваться еще один интересный подход к анализу конкуренции и конкурентных взаимодействий на отраслевых рынках. Эта концепция, получившая название «концепция границ», связана с исследованиями Лондонской школы экономики и, в частности, с работами Дж. Саттона.

Дж. Саттон исходит из принципиальной невозможности определения однозначной зависимости между уровнем концентрации (конкуренции) в отрасли и величиной отраслевой прибыли фирм применительно к сложным рынкам современной экономики. Нет необходимости в том, чтобы, как думали структуралисты и последующие эмпирические исследователи рыночных структур, искать прямую ли или обратную зависимость этих двух величин (или каких-либо других величин, характеризующих параметры рынков). Рынки динамичны по своей природе. Поэтому единственно, что может сделать исследователь, - это указать на границы допустимых рыночных исходов. Можно выделить лишь верхнюю и нижнюю границы, в рамках которых результаты взаимодействия фирм будут стабильными.

Особая роль в определении стабильных рыночных конфигураций отводится, согласно Дж. Саттону, необратимым издержкам. Необратимыми считаются издержки, которые вынуждена нести фирма, собирающаяся войти в отрасль, и которые не несут фирмы, уже действующие в отрасли. Необратимые издержки – это издержки входа, которые невозможно возместить в случае последующего выхода фирмы из отрасли.

Дж. Саттон выделяет два типа необратимых издержек – экзогенные и эндогенные издержки. В качестве экзогенных необратимых издержек берутся издержки лицензирования деятельности фирмы, а также издержки, связанные с выходом производства на минимально эффективный уровень. К эндогенным издержкам относятся расходы на рекламу (и прочие методы стимулирования сбыта) и расходы на НИОКР. [6]

Сущность конкуренции и ее движущие силы детально рассматриваются в трудах английского экономиста М. Портера [10]. Он пришел к выводу о том, что в конкуренции участвуют не только непосредственные претенденты. Скорее, конкуренция в отрасли, лежащая в основе экономики, и конкурирующие силы простираются значительно дальше обычного противостояния сторон в отдельной отрасли промышленности. Потребители, поставщики, потенциальные участники и продукты-заменители – все являются конкурентами, в той или иной степени оказывающими влияние на отрасль.

Результатом исследований М. Портера стала концепция пяти сил конкуренции, позволяющая определить детерминанты, оказывающие наибольшее влияние на хозяйствующие субъекты в условиях рыночной конкуренции. Согласно указанной концепции, состояние конкуренции на определенном рынке можно охарактеризовать как результат взаимодействия пяти конкурентных сил.

-                     угроза вторжения новых конкурентов;

-                     угроза появления продуктов – заменителей;

-                     экономический потенциал поставщиков;

-                     экономический потенциал покупателей;

-                     соперничество среди существующих конкурентов.

Указанные силы, в конечном счете, формируют условия, в которых функционирует конкретный рынок и составляющие его единицы. Состояние каждой силы и их совместное воздействие определяют возможности предприятия в конкурентной борьбе и его конкурентный потенциал. С другой стороны, значение каждой из пяти сил определяется структурой отрасли, ее производственными, технологическими, экономическими и другими характеристиками.

Таким образом, теория конкуренции прошла пять основных этапов развития, обогащаясь и трансформируясь в новые модели, соответствующие тому или иному уровню развития общества.

 

Литература:

 

  1. Рубин Ю. Б. Теория и практика предпринимательской конкуренции: учеб / Ю. Б. Рубин. – 7-е изд., перераб. и доп. – М.: Маркет ДС, 2008. – 608 с. (Университетская серия).
  2. Райзберг, Б. А. Психологическая экономика: Учеб. пособие / Б. А. Райзберг. – М.: ИНФРА-М, 2009. – 432 с.
  3. Архипов, А. М. Формирование и развитие теории конкуренции в истории экономической мысли: автореф. дис. … канд. экон. наук: защищена 03.10.2008 / А. М. Архипов. – Москва: 2008­ – 26 с.
  4. Микрюкова Д. А. Этапы развития неоклассической теории конкуренции / Д. А. Микрюков // Вестн. Моск. Ун-та Сер. 6 Экономика 2007. № 6 – С. 3 – 9.
  5.  Политическая экономия: Учебник для неэкон. Вузов / Румянцев А. М., Козлов Г. А.., Волков М. И., и др.; Редкол.: Румянцев А. М. и др. – 3-е изд., доп. – М.: Политиздат, 1983. – 592 с
  6. Супроненко Д. Л. Субмодели в совершенной и несовершенной конкуренции в глобальной экономике: дис. … канд. Экон. Наук / Д. Л. Супроненко. – Челябинск, 2006. – 227с.
  7. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 386
  8. Теория монополистической конкуренции: (Реориентация теории стоимости). Пер. с англ. / Под. Ред. Ю. Я. Ольсевича. М.: Экономик, 1996. – 351 с.
  9. Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995, С.128
  10. Портер М. Э.  Конкуренция / М. Э. Портер. – Пер. с англ. М.: Издательский дом «Вильямс», 2003. – 496 с.

Журнал «Конкуренция и право» № 5, 2020 (сентябрь-октябрь)

14.10.2020

Примерное время чтения: 5 мин.


Журнал «Конкуренция и право» – первый журнал о праве на конкуренцию и конкуренции прав.

СЛОВО ГЛАВНОГО ЭКСПЕРТА

Паритету цен – нет

Онлайн-торговля захватывает все новые рынки и отрасли. И хотя существующее законодательное регулирование не всегда готово к новым моделям коммерческих взаимоотношений, антимонопольный орган стремится своевременно выявлять и пресекать нарушения, в том числе в интернет-продажах. Прежде всего это касается деятельности цифровых платформ-агрегаторов, которые, если нет жестких ограничений, могут создавать дополнительные преграды для бизнеса, диктовать условия сотрудничества для контрагентов и оказывать давление на потребителей. Барьеры выстраиваются, например, при помощи паритета цен. Главный эксперт журнала «Конкуренция и право» Елена Соколовская рассматривает подходы к правовой оценке такой ограничительной практики в РФ и Евросоюзе.

ТЕМА НОМЕРА
ОНЛАЙН-ТОРГОВЛЯ

Картели с онлайн-уклоном

Бурное развитие электронной коммерции требует более пристального, чем прежде, внимания антимонопольного органа. Начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Петрович Тенишев – о том, какие недобросовестные практики стали поводом для расследования и какой набор инструментов помогает ведомству их выявлять и доказывать.

О подходах к определению границ рынков с платформами

В последнее десятилетие под влиянием цифровых технологий изменились не только бизнес-модели традиционных игроков рынка, но и способы взаимодействия компаний. Во многих отраслях появились новые участники – платформы, а также новые рынки – многосторонние. Экономистам термин «платформа» давно знаком. Но каким образом специалистам в области права усвоить набор знаний, накопленных в смежной дисциплинарной области и необходимых для формирования сбалансированного законодательства и правоприменения? Сделать шаг в решении этой задачи предлагают:

  • заведующий кафедрой конкурентной и промышленной политики экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, директор Центра исследований конкуренции и экономического регулирования РАНХиГС при Президенте РФ, доктор экономических наук, профессор Андрей Шаститко;
  • ассистент кафедры конкурентной и промышленной политики экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, младший научный сотрудник Центра исследований конкуренции и экономического регулирования РАНХиГС при Президенте РФ, главный эксперт Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ Ольга Маркова.

Эксперты: цифровым рынкам нужно адаптированное антимонопольное регулирование

30 сентября 2020 г. Аналитический центр при Правительстве РФ провел видеоконференцию «Цифровые рынки: обеспечение конкуренции при сохранении возможности для развития». Площадка собрала представителей всех заинтересованных сторон: ФАС России, бизнеса и науки. В чем заключается особенность анализа рынков с платформами и каким образом нужно менять его методологию? Какие преимущества и недостатки порождает монопольный доступ игроков этих рынков к большим данным? И по какой траектории должна развиваться конкурентная политика в отношении «цифры»? По многим вопросам дискуссия продолжается, но в одном участники встречи единодушны: цифровизация требует спецификации.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

Из нового выпуска рубрики «Цифры и факты» вы узнаете, что изменилось в новой версии пятого антимонопольного пакета, как пандемия повлияла на сферу госзакупок и какие решения по параллельному импорту вынесла ФАС России.


ДЕЛОВЫЕ ВСТРЕЧИ

Об интеллектуальном антимонопольном регулировании, арсенале профилактических мер и точке невозврата в кейсах по цифровым рынкам

25 августа 2020 г. прошла очередная встреча под эгидой Объединения корпоративных юристов из цикла «Диалог с властью». В этот раз ФАС России и ОКЮР обсудили ключевые тенденции антимонопольного регулирования, в том числе на цифровых рынках. Мы выбрали главные тезисы экспертов. Подробный репортаж можно прочесть здесь.


МАСТЕР-КЛАСС

Стандарт ISO 19600. Чем полезен и как использовать при внедрении антимонопольного комплаенса

Внедрить в компании качественную и эффективно работающую систему предупреждения антимонопольных рисков поможет международный стандарт ISO 19600. Он охватывает все необходимые и достаточные элементы комплаенс-программ в тех областях деятельности организации, где следует обеспечить соответствие требованиям закона и добровольно взятым на себя повышенным обязательствам по этичному ведению бизнеса. Рассмотрим, как применить положения и общие принципы этого документа в России и какие преимущества дает сертификация соответствия ему. Магистр права, LL.M, эксперт по комплаенсу Юлия Глубокая и партнер, руководитель антимонопольной практики «Пепеляев Групп» Елена Соколовская взяли для примера наиболее распространенные нарушения: злоупотребление доминирующим положением, вовлечение в картельный сговор и недобросовестную конкуренцию.


ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ

Запрет на ценовое сжатие. Практика ЕС

Среди антимонопольных нарушений, которые допускают доминирующие хозсубъекты, есть так называемое ценовое вытеснение или сжатие. Оно заключается в том, что вертикально интегрированные компании устанавливают для своих «дочек» цены на товары или услуги ниже, чем для участников смежных рынков. В России пока нет устойчивого правоприменения в отношении запрета на ценовое сжатие. Хотя регулятор уже признал необходимость изучения этого института и закрепления его в законодательстве. В Евросоюзе и на уровне ОЭСР подобные действия караются крупными штрафами и накоплена большая положительная судебная практика по такой категории дел. Зарубежный опыт, который поможет сформировать подходы по вопросу недопустимости ценового сжатия в РФ, изучают:

  • директор юридического департамента ОАО «МТТ» Варвара Фролова;
  • ведущий юрисконсульт ОАО «МТТ» Юрий Апухтин;
  • советник генерального директора ОАО «МТТ», кандидат экономических наук Евгений Чечельницкий.

Ответственность за дискриминацию поставщиков торговыми сетями: позиции судов

Проблема дискриминации в работе торговых сетей с поставщиками не новая: запрет на создание неравных условий был законодательно закреплен еще в 2009 г. С тех пор норма обросла разными толкованиями и правоприменительной практикой. Заместитель генерального директора ООО «СПАР-Калининград» по правовым вопросам Алексей Елаев разбирается, в чем именно выражается дискриминация, за какие действия торговых сетей наступает административная ответственность и в каких случаях суды отменяют решения антимонопольных органов.


ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Почему количественных и качественных условий недостаточно для признания коллективного доминирования

ФАС России для определения коллективного доминирующего положения использует подход, основанный на установлении количественных и качественных условий существования (характеристик) товарного рынка. При этом регулятор не учитывает общие нормы конкурентного законодательства о доминировании, а также индивидуальное и субъективное поведение всех и каждого из участников «коллектива». Наконец, не объясняется с экономической точки зрения возникновение у них рыночной силы. Доцент кафедры антимонопольного регулирования МГОУ, кандидат экономических наук Игорь Башлаков-Николаев рассказывает об изъянах предложенной позиции и их причинах.

Торги по продаже имущества должников. Проблемы антимонопольного регулирования

По законодательству в сфере исполнительного производства и процедуры банкротства имущество должников реализуется на конкурентных началах – путем проведения торгов. Это дает возможность участвовать любым заинтересованным лицам и позволяет благодаря повышению цены наиболее полно удовлетворять требования кредиторов. Однако недобросовестные организаторы торгов и конкурсные управляющие, чтобы получить личную выгоду, могут манипулировать процессом, пользуясь несовершенством законов, отсутствием единого порядка и процедуры проведения аукциона. Заместитель руководителя Татарстанского УФАС России Алмаз Яфизов рассуждает о том, почему так происходит и можно ли устранить эту проблему.


ПРАКТИКА УФАС

10 вопросов руководителю Самарского УФАС России

Глава Самарского УФАС России Леонид Львович Пак рассказывает о резонансных антикартельных расследованиях в регионе, в том числе с уголовным элементом, а также о том, как изменилась работа ведомства из-за пандемии и почему нужны разъяснения Верховного Суда РФ об объеме доказательств в делах об антиконкурентных соглашениях участников торгов.


СУДЕБНЫЙ НАВИГАТОР

Кто ответит за нарушение закона на торгах, если заказчик привлек к их проведению организатора? Если в заявлении нет доказательств нарушения, должен ли регулятор оценить наличие признаков такого нарушения? Какие именно полномочия даны антимонопольному органу при рассмотрении жалоб на торги? Ответы судов на эти вопросы изучает юрист санкт-петербургской корпоративной практики «Пепеляев Групп» Елена Рыбальченко.

как меняет мир четвертая промышленная революция :: Мнение :: РБК

Проблемы, с которыми в данный момент сталкивается мировая экономика, являются производными друг от друга, и решить их невозможно в одиночку даже самым сильным экономикам планеты.

Глобальный долг, хрупкий мировой спрос, замедление темпов роста в Китае и низкие темпы роста в Европе действительно создают угрозу для устойчивого мирового экономического развития. Годы количественного смягчения в США и продолжающееся стимулирование экономики за счет мягкой кредитно-денежной политики в Европейском союзе и Японии привели к тому, что на балансах соответствующих ЦБ накопилось большое количество активов, что в свою очередь создает риски дисбалансов в экономике для каждого обозначенного региона. Именно поэтому, учитывая все эти негативные факторы, многие эксперты говорят о будущих низких темпах роста мировой экономики и большом количестве рисков, а Международный валютный фонд в третий раз за год пересматривает свой прогноз по мировому ВВП в сторону понижения с 3,6 до 3,4% в 2016 году.

Читайте на РБК Pro

Промышленная революция

Мир страдает как от многолетних, ставших уже структурными проблем, так и сталкивается с абсолютно новыми вызовами.

Мировая экономика в данный момент переживает период необратимой трансформации. Связано это с тем, что мир сейчас стоит на пороге очередной промышленной революции, которая сотрет привычные технологические границы, реформирует устоявшиеся технологические и производственные цепочки. Новая промышленная революция будет характеризоваться слиянием технологий и стиранием границ между цифровой, производственной и биологической сферами. Все больше будет набирать обороты цифровизация различных сфер жизнедеятельности, что найдет свое отражение в появлении «умных» городов, снижении роли посредников в экономике, возрастании конкуренции между цифровыми платформами и классическим банкингом и т.д. Возникнет абсолютно новый тип промышленного производства, который будет основываться на так называемых больших данных и соответствующей аналитике, полной автоматизации производства, технологиях дополненной реальности, интернете вещей и многом другом.

Уже сейчас есть множество ярких примеров, которые показывают, какими будут реалии экономики в эпоху четвертой промышленной революции. Например, появление финансово-технологических платформ вроде криптовалюты Bitcoin, технологии Blockchain и пр. полностью переформатирует мир финансов, снижая транзакционные издержки между заимодателем и заемщиком. Привлекательность бизнес-моделей финансово-технологических стартапов приводит к тому, что их оценочная стоимость зачастую оказывается выше капитализации традиционных инвестиционно-банковских групп. К примеру, капитализация PayPal, торгующейся на NASDAQ, составляет свыше $44 млрд, в то время как традиционный лидер мирового инвестиционного банкинга Дойче Банк стоит около $21 млрд.

Альтернативная энергетика

Неизбежным следствием четвертой промышленной революции становится мощное развитие альтернативной энергетики. Время дорогой нефти было временем выгодных инвестиций в «зеленую» энергетику, в новые технологии выработки, сохранения и передачи энергии. В результате альтернативная энергетика получила мощный импульс к развитию и сейчас гармонично вписывается в ландшафт новых реалий.

С другой стороны, развитие альтернативной энергетики происходит на фоне полномасштабного кризиса нефтедобывающих компаний по всему миру. Из-за драматического падения цен на нефть нефтегазовые компании вынуждены сокращать персонал и расходы на освоение новых месторождений. Это, в свою очередь, зачастую приводит к структурным изменениям на уровне экономик целых стран, например Саудовская Аравия обсуждает идею приватизации части нефтяного гиганта Saudi Aramco.

Четвертая промышленная революция открывает перед мировой экономикой широчайшие возможности роста, но и одновременно ставит абсолютно новые вызовы. Развитие технологий и новых производственных схем ломает существующие экономические структуры, компании вынуждены подстраиваться под изменяющиеся запросы потребителя, но при этом возникает парадокс, когда экономика может расти, а безработица при этом увеличиваться за счет новых интеллектуальных систем, заменяющих трудоспособное население. Так, по оценкам аналитиков, автоматизация производства в одной лишь Германии может привести к сокращению до 610 тыс. рабочих мест в среднесрочной перспективе. Экономика, основанная на новых реалиях, нуждается все больше в высококвалифицированных специалистах, создающих новые технологии, и все меньше в низкоквалифицированных рабочих. Подобная тенденция усиливается со временем, распространяя свое влияние не только на отрасли хозяйства тех или иных стран, но и на целые макрорегионы.

Конкуренция жесткая и глобальная

Одним из следствий «промышленной революции 4.0» и структурных проблем в мировой экономике становится обострение конкуренции на геоэкономическом уровне. Косвенно это подтверждает тезис, что в современных реалиях «бизнес руководит политикой».

Конкуренция в мире способствует появлению новых, альтернативных друг другу интеграционных и инфраструктурных проектов, каждый из которых отличается большим размахом и амбициозностью. Речь идет о Транстихоокеанском партнерстве, Экономическом поясе Нового шелкового пути (one belt — one road) и возможном Трансатлантическом партнерстве. Так, в случае успеха китайской стратегии Нового шелкового пути страны, участвующие в реализации данного проекта совместно с Китаем, смогут получить дополнительные экономические преимущества в виде привлечения финансирования в инфраструктуру на своих территориях, что положительно скажется на их торговых балансах. Вопрос здесь в том, смогут ли эти проекты успешно гармонировать друг с другом и в какой степени они будут взаимодействовать с ЕАЭС.

Старые и новые очаги геополитической напряженности будут способствовать интенсификации миграционных процессов, что уже видно на примере стран Европейского союза. Это, в свою очередь, наложит дополнительные обязательства на экономику Европы, которая и без того находится в сложном положении. Причем последствия подобных миграционных цунами действительно могут приобрести самый негативный оттенок, свидетельством чему являются, например, заявления руководства Австрии о том, что эта страна сталкивается с самым серьезным кризисом со времен окончания Второй мировой войны. Предполагаемый референдум по выходу из ЕС Британии, дискуссии в отношении приостановки действия Шенгенского соглашения и восстановления некоторыми странами пограничного контроля и многое другое — все это в том числе следствия миграционного кризиса, с которым столкнулась Европа.

Странам с развивающимися экономиками необходимо прилагать колоссальные усилия, чтобы не остаться на обочине нового динамичного мира, а встроиться в глобальные цепочки стоимости. Ресурсоориентированным странам необходимо взять курс на переход к экономике знаний и инноваций. В противном случае весьма вероятен сценарий отката к фундаментализму, что станет глобальной проблемой уже новой системы мировой экономики.

Место России

В этих сложных условиях, которые объективно затрагивают абсолютно все страны мира, Россия вынуждена выдерживать дополнительную нагрузку в виде экономических санкций, введенных рядом стран. Несмотря на все сложности, с которыми столкнулась наша экономика, мы видим, что у России есть все необходимое для того, чтобы занять достойное положение в системе новых реалий. Это и развитый человеческий капитал, и обилие природных ресурсов, и выгодное географическое положение, и транзитный потенциал и многое другое. Мы уверены, что в конечном итоге это позволит стать России одним из главных драйверов мирового экономического роста.

Экономика страны постепенно трансформируется и начинает соответствовать новым мировым реалиям. Растут российский несырьевой экспорт и оказание различного рода услуг, что видно по росту портфеля зарубежных проектов таких российских компаний, как «Росатом», «Интер РАО» и пр. Появляются все новые компании, оценочная стоимость которых растет очень быстрыми темпами благодаря привлекательности бизнес-моделей, — «Юлмарт», QIWI и многие другие. Помимо всего прочего, у нашей страны по-прежнему остается возможность приобретать активы во многих технологических компаниях за счет использования средств, размещенных в казначейских облигациях США.

Наша страна не стремится развивать сотрудничество только на одном направлении. Напротив, несмотря ни на что, она стремится выстраивать многовекторную систему взаимоотношений как со странами Востока, так и с европейскими, латиноамериканскими и американскими партнерами. Понимая это, представители бизнес-сообщества и официальные лица разных стран все чаще поднимают вопрос о необходимости отмены взаимных санкций и, более того, готовятся к этому, так как это сулит большие выгоды обеим сторонам.

Глобальные вызовы становятся все более определенными, и поиск ответов на них требует совместных усилий мирового сообщества. Многие эти вопросы найдут свое отражение и логическое развитие в программе Петербургского международного экономического форума. Пришло время, когда новые задачи и новые вызовы требуют абсолютно новых, нестандартных решений.

кластеров и новая экономика конкуренции

Теперь, когда компании могут получать капитал, товары, информацию и технологии со всего мира, часто одним щелчком мыши, необходимо пересмотреть многие общепринятые представления о том, как компании и страны конкурируют. Теоретически более открытые глобальные рынки и более быстрые перевозки и связь должны уменьшить роль местоположения в конкуренции. В конце концов, все, что может быть эффективно получено на расстоянии через глобальные рынки и корпоративные сети, доступно любой компании и, следовательно, по существу сводится к нулю как источник конкурентного преимущества.

Но если местоположение имеет меньшее значение, то почему же тогда правда, что шансы найти компанию взаимного фонда мирового класса в Бостоне намного выше, чем в любом другом месте? Почему то же самое можно сказать о компаниях, связанных с текстилем, в Северной Каролине и Южной Каролине, о высокопроизводительных автомобильных компаниях на юге Германии или о компаниях по производству модной обуви на севере Италии?

На сегодняшней экономической карте мира преобладают то, что я называю кластерами: критических масс - в одном месте - необычных конкурентных успехов в определенных областях.Кластеры - отличительная черта практически каждой национальной, региональной, государственной и даже столичной экономики, особенно в более экономически развитых странах. Силиконовая долина и Голливуд могут быть самыми известными кластерами в мире. Однако кластеры не уникальны; они весьма типичны - и в этом заключается парадокс: устойчивые конкурентные преимущества в глобальной экономике все чаще заключаются в местных вещах - знаниях, отношениях, мотивации, - с которыми дальние соперники не могут сравниться.

Хотя местоположение остается фундаментальным фактором конкуренции, его роль сегодня сильно отличается от роли поколения назад.В эпоху, когда конкуренция в значительной степени определялась затратами на производственные ресурсы, места с некоторыми важными ресурсами - например, естественной гаванью или источником дешевой рабочей силы - часто обладали сравнительным преимуществом , которое было одновременно решающим с точки зрения конкуренции и устойчивым во времени.

Конкуренция в современной экономике намного более динамична. Компании могут смягчить многие недостатки, связанные с производственными затратами, за счет использования глобальных поставщиков, делая старое понятие сравнительных преимуществ менее актуальным. Вместо этого конкурентное преимущество основывается на более продуктивном использовании ресурсов, что требует постоянных инноваций.

Распутывая парадокс местоположения в глобальной экономике, можно сделать несколько важных выводов о том, как компании постоянно создают конкурентные преимущества. То, что происходит внутри компаний, важно, но кластеры показывают, что непосредственная бизнес-среда за пределами компаний также играет жизненно важную роль. Эта роль местоположения долгое время игнорировалась, несмотря на убедительные доказательства того, что инновации и успехи в конкурентной борьбе во многих областях сконцентрированы географически - будь то развлечения в Голливуде, финансы на Уолл-стрит или бытовая электроника в Японии.

Распутывание парадокса местоположения в глобальной экономике позволяет понять, как компании постоянно создают конкурентные преимущества.

Кластеры влияют на конкурентоспособность как внутри страны, так и за ее пределами. Следовательно, они приводят к новым планам действий для всех руководителей бизнеса, а не только для тех, кто конкурирует на глобальном уровне. В более широком смысле кластеры представляют собой новый способ мышления о местонахождении, бросая вызов большинству общепринятых представлений о том, как следует настраивать компании, как такие институты, как университеты, могут способствовать конкурентному успеху и как правительства могут способствовать экономическому развитию и процветанию.

Что такое кластер?

Кластеры - это географические скопления взаимосвязанных компаний и учреждений в определенной области. Кластеры охватывают множество связанных отраслей и других субъектов, важных для конкуренции. К ним относятся, например, поставщики специализированных ресурсов, таких как компоненты, оборудование и услуги, а также поставщики специализированной инфраструктуры. Кластеры также часто простираются вниз по цепочке до каналов и клиентов и в боковом направлении до производителей дополнительных продуктов и компаний в отраслях, связанных навыками, технологиями или общими ресурсами.Наконец, многие кластеры включают правительственные и другие учреждения, такие как университеты, агентства по стандартизации, аналитические центры, провайдеры профессионального обучения и торговые ассоциации, которые обеспечивают специализированное обучение, образование, информацию, исследования и техническую поддержку.

Винный кластер Калифорнии - хороший тому пример. В его состав входят 680 коммерческих виноделен, а также несколько тысяч независимых производителей винограда. (См. Выставку «Анатомия калифорнийского винного кластера».) Существует обширный набор отраслей, поддерживающих как виноделие, так и выращивание винограда, включая поставщиков виноградного сырья, оборудования для орошения и сбора урожая, бочек и этикеток; специализированные фирмы по связям с общественностью и рекламные агентства; и многочисленные винные публикации, ориентированные на потребителей и торговцев.Множество местных учреждений занимаются вином, например всемирно известная программа виноградарства и энологии в Калифорнийском университете в Дэвисе, Институт вина и специальные комитеты сената и ассамблеи Калифорнии. Кластер также имеет более слабые связи с другими кластерами Калифорнии в области сельского хозяйства, питания, ресторанов и винодельческого туризма.

Анатомия калифорнийского винного кластера

Рассмотрим также кластер итальянской кожаной моды, в который входят известные обувные компании, такие как Ferragamo и Gucci, а также множество специализированных поставщиков компонентов обуви, машин, форм, дизайнерских услуг и дубленой кожи.(См. Выставку «Картирование итальянского кластера кожаной моды».) Он также состоит из нескольких цепочек связанных отраслей, в том числе производящих разные типы изделий из кожи (связанных общими ресурсами и технологиями) и различных типов обуви (связанных перекрывающимися каналами) и технологии). Эти отрасли используют общие маркетинговые средства массовой информации и конкурируют с аналогичными изображениями в аналогичных сегментах клиентов. Родственный итальянский кластер текстильной моды, включая одежду, шарфы и аксессуары, производит дополнительные продукты, которые часто используют общие каналы.Необычайную силу итальянского модного кластера кожаной моды можно отчасти объяснить многочисленными связями и синергизмом, которыми пользуются итальянские компании-участницы.

Составление кластера итальянской кожаной моды

Границы кластера определяются взаимосвязями и взаимодополняемостью между отраслями и учреждениями, которые наиболее важны для конкуренции. Хотя кластеры часто укладываются в политические границы, они могут пересекать государственные или даже национальные границы.В Соединенных Штатах, например, фармацевтический кластер охватывает Нью-Джерси и Пенсильванию недалеко от Филадельфии. Точно так же химический кластер в Германии переходит в немецкоязычную Швейцарию.

Кластеры редко соответствуют стандартным системам отраслевой классификации, которые не учитывают многих важных участников и взаимоотношений в конкурентной борьбе. Таким образом, важные кластеры могут быть скрыты или даже нераспознаны. В Массачусетсе, например, более 400 компаний, представляющих не менее 39 000 высокооплачиваемых должностей, так или иначе связаны с медицинским оборудованием.Однако кластер долгое время оставался почти невидимым, похороненным внутри более крупных и частично совпадающих отраслевых категорий, таких как электронное оборудование и пластмассовые изделия. Руководители кластера медицинских устройств только недавно собрались вместе, чтобы работать над проблемами, которые принесут пользу всем.

Кластеры

способствуют как конкуренции, так и сотрудничеству. Соперники активно соревнуются, чтобы завоевать и удержать клиентов. Без сильной конкуренции кластер выйдет из строя. Тем не менее, существует также сотрудничество, в основном вертикальное, с участием компаний из смежных отраслей и местных организаций.Соревнование может сосуществовать с сотрудничеством, потому что оно происходит в разных измерениях и между разными игроками.

Кластеры представляют собой своего рода новую пространственную организационную форму между независимыми рынками, с одной стороны, и иерархиями, или вертикальной интеграцией, с другой. Таким образом, кластер - это альтернативный способ организации цепочки создания стоимости. По сравнению с рыночными операциями между рассредоточенными и случайными покупателями и продавцами, близость компаний и учреждений в одном месте - и повторяющиеся обмены между ними - способствуют лучшей координации и доверию.Таким образом, кластеры смягчают проблемы, присущие коммерческим отношениям, не навязывая негибкости вертикальной интеграции или проблем управления, связанных с созданием и поддержанием формальных связей, таких как сети, союзы и партнерства. Кластер независимых и неформально связанных компаний и учреждений представляет собой прочную организационную форму, которая предлагает преимущества в эффективности, результативности и гибкости.

Почему кластеры важны для конкуренции

Современная конкуренция зависит от производительности, а не от доступа к ресурсам или масштаба отдельных предприятий.Производительность зависит от того, как компаний конкурируют, а не от конкретных областей, в которых они конкурируют. Компании могут быть высокопроизводительными в любой отрасли - обуви, сельском хозяйстве или полупроводниках, - если они применяют сложные методы, передовые технологии и предлагают уникальные продукты и услуги. . Все отрасли могут использовать передовые технологии; все отрасли могут быть наукоемкими.

Однако сложность, с которой компании конкурируют в определенном месте, сильно зависит от качества местной деловой среды. 1 Компании не могут использовать передовые логистические технологии, например, без качественной транспортной инфраструктуры. Компании не могут эффективно конкурировать в предоставлении сложных услуг без хорошо образованных сотрудников. Компании не могут эффективно работать в условиях обременительной бюрократической волокиты или судебной системы, которая не позволяет разрешать споры быстро и справедливо. Некоторые аспекты деловой среды, такие как, например, правовая система или ставки корпоративного налога, влияют на все отрасли.Однако в странах с развитой экономикой наиболее важные аспекты деловой среды часто зависят от кластера; они составляют одни из наиболее важных микроэкономических основ конкуренции.

Кластер позволяет каждому члену использовать , как если бы имел больший масштаб, или , как если бы присоединился к другим, не жертвуя своей гибкостью.

Кластеры влияют на конкуренцию по трем основным направлениям: во-первых, повышая производительность компаний, базирующихся в этом районе; во-вторых, путем управления направлением и темпами инноваций, которые лежат в основе будущего роста производительности; и, в-третьих, за счет стимулирования создания новых предприятий, что расширяет и укрепляет сам кластер.Кластер позволяет каждому члену получить выгоду , как если бы имел больший масштаб, или , как если бы присоединился к другим формально, без необходимости жертвовать своей гибкостью.

Кластеры и производительность.

Участие в кластере позволяет компаниям работать более продуктивно в поиске ресурсов; доступ к информации, технологиям и необходимым учреждениям; согласование со связанными компаниями; и измерение и мотивация улучшений.

Лучший доступ к сотрудникам и поставщикам.

Компании в динамичных кластерах могут подключиться к существующему пулу специализированных и опытных сотрудников, тем самым снижая свои затраты на поиск и транзакции при наборе персонала. Поскольку кластер сигнализирует о возможностях и снижает риск переезда для сотрудников, также может быть проще привлечь талантливых людей из других мест, что является решающим преимуществом в некоторых отраслях.

Хорошо развитый кластер также обеспечивает эффективные средства получения других важных входных данных. Такой кластер предлагает обширную специализированную базу поставщиков.Использование местных поставщиков вместо удаленных поставщиков снижает операционные издержки. Это сводит к минимуму потребность в инвентаре, исключает затраты и задержки на импорт и, поскольку важна местная репутация, снижает риск завышения цен поставщиками или отказа от взятых на себя обязательств. Близость улучшает коммуникацию и упрощает поставщикам предоставление дополнительных или вспомогательных услуг, таких как установка и отладка. Таким образом, при прочих равных условиях местный аутсорсинг является лучшим решением, чем удаленный аутсорсинг, особенно для продвинутых и специализированных ресурсов, включающих встроенные технологии, информацию и служебный контент.

Формальные союзы с удаленными поставщиками могут смягчить некоторые недостатки удаленного аутсорсинга. Но все формальные союзы связаны со своими собственными сложными проблемами ведения переговоров и управления и могут препятствовать гибкости компании. Тесные неформальные отношения, возможные между компаниями в кластере, часто являются более совершенным соглашением.

Во многих случаях кластеры также являются лучшей альтернативой вертикальной интеграции. По сравнению с внутренними подразделениями внешние специалисты часто более рентабельны и оперативны не только в производстве компонентов, но и в таких услугах, как обучение.Хотя обширная вертикальная интеграция когда-то могла быть нормой, быстро меняющаяся среда может сделать вертикальную интеграцию неэффективной, неэффективной и негибкой.

Даже когда некоторые входные данные лучше всего получать на расстоянии, кластеры предлагают преимущества. Поставщики, пытающиеся выйти на большой концентрированный рынок, будут устанавливать более агрессивные цены, зная, что, поступая так, они смогут добиться повышения эффективности в маркетинге и обслуживании.

Против преимуществ кластера в сборке ресурсов является вероятность того, что конкуренция сделает их более дорогими и дефицитными.Но у компаний есть альтернатива аутсорсингу многих ресурсов из других мест, что, как правило, ограничивает возможные штрафные санкции. Что еще более важно, кластеры увеличивают не только спрос на специализированные ресурсы, но и их предложение.

Доступ к специализированной информации.

Внутри кластера накапливается обширная рыночная, техническая и конкурентная информация, и участники имеют предпочтительный доступ к ней. Кроме того, личные отношения и связи в сообществе укрепляют доверие и способствуют обмену информацией.Эти условия делают информацию более доступной для передачи.

Взаимодополняемость.

Множество связей между членами кластера приводит к тому, что целое больше, чем сумма его частей. Например, в типичном туристическом кластере качество впечатлений посетителя зависит не только от привлекательности основной достопримечательности, но также от качества и эффективности дополнительных предприятий, таких как отели, рестораны, торговые точки и транспортные средства. Поскольку члены кластера взаимозависимы, хорошая производительность одного может повысить успех других.

Взаимодополняемость проявляется во многих формах. Наиболее очевидным является то, что продукты дополняют друг друга в удовлетворении потребностей клиентов, как показывает пример туризма. Другая форма - это координация деятельности компаний с целью оптимизации их коллективной продуктивности. Например, в производстве изделий из дерева эффективность лесопильных заводов зависит от надежных поставок высококачественной древесины и способности использовать всю древесину - в мебели (высшее качество), поддонах и ящиках (более низкое качество) или древесной стружке. (самое низкое качество).В начале 1990-х годов португальские лесопильные заводы страдали от низкого качества древесины, потому что местные землевладельцы не инвестировали в управление лесным хозяйством. Следовательно, большая часть древесины обрабатывалась для использования в поддонах и ящиках - менее ценный вид использования, который ограничивал цену, выплачиваемую землевладельцам. Существенное повышение производительности было возможно, но только при одновременном изменении нескольких частей кластера. Например, лесозаготовительные работы должны были изменить процедуры резки и сортировки, в то время как лесопильные заводы должны были развить способность обрабатывать древесину более сложными способами.Важным шагом вперед стала координация разработки стандартных классификаций древесины и мер. Географически рассредоточенные компании с меньшей вероятностью распознают и улавливают такие связи.

Другие элементы взаимодополняемости возникают в маркетинге. Кластер часто повышает репутацию местоположения в определенной области, повышая вероятность того, что покупатели обратятся к поставщику, работающему там. Например, прочная репутация Италии в области моды и дизайна выгодна компаниям, занимающимся кожгалантереей, обувью, одеждой и аксессуарами.Помимо репутации, члены кластера часто получают прибыль от различных совместных маркетинговых механизмов, таких как рекомендации компаний, торговые ярмарки, отраслевые журналы и маркетинговые делегации.

Наконец, взаимодополняемость может сделать покупку в кластере более привлекательной для клиентов. Посетившие покупатели могут увидеть множество продавцов за одну поездку. Они также могут воспринимать свой покупательский риск как меньший, поскольку в одном месте есть альтернативные поставщики. Это позволяет им использовать несколько источников или менять поставщиков, если возникнет необходимость.Отчасти по этой причине Гонконг процветает как источник модной одежды.

Доступ к учреждениям и общественным благам.

Инвестиции, сделанные правительством или другими государственными учреждениями, например государственные расходы на специализированную инфраструктуру или образовательные программы, могут повысить производительность компании. Например, возможность нанимать сотрудников, прошедших обучение по местным программам, снижает стоимость внутреннего обучения. Другие квазиобщественные блага, такие как информационные и технологические пулы кластера и его репутация, возникают как естественные побочные продукты конкуренции.

Не только правительства создают общественные блага, повышающие производительность в частном секторе. Инвестиции компаний в программы обучения, инфраструктуру, центры качества, испытательные лаборатории и т. Д. Также способствуют повышению производительности. Такие частные инвестиции часто делаются коллективно, потому что участники кластера осознают потенциал коллективной выгоды.

Лучшая мотивация и оценка.

Местное соперничество очень мотивирует.Давление со стороны коллег усиливает конкурентное давление внутри кластера, даже среди неконкурентоспособных или косвенно конкурирующих компаний. Гордость и желание хорошо выглядеть в местном сообществе побуждают руководителей пытаться превзойти друг друга.

Давление со стороны сверстников, гордость и желание хорошо выглядеть в обществе побуждают руководителей превосходить друг друга.

Кластеры

также часто упрощают измерение и сравнение результатов, поскольку у местных конкурентов общие обстоятельства - например, затраты на рабочую силу и доступ к местному рынку - и они выполняют схожие действия.Компании в кластерах обычно хорошо осведомлены о затратах своих поставщиков. Менеджеры могут сравнивать затраты и производительность сотрудников с другими местными компаниями. Кроме того, финансовые учреждения могут накапливать знания о кластере, которые можно использовать для мониторинга производительности.

Кластеры и инновации.

Помимо повышения производительности, кластеры играют жизненно важную роль в постоянной способности компании к инновациям. Некоторые из тех же характеристик, которые повышают текущую производительность, оказывают еще более сильное влияние на инновации и рост производительности.

Поскольку искушенные покупатели часто являются частью кластера, компании внутри кластера обычно имеют лучшее окно на рынок, чем изолированные конкуренты. Компьютерные компании, расположенные в Кремниевой долине и Остине, штат Техас, например, учитывают потребности и тенденции клиентов со скоростью, с которой компании, расположенные в других местах, не могут сравниться. Постоянные отношения с другими организациями в кластере также помогают компаниям на раннем этапе узнать о развивающихся технологиях, доступности компонентов и оборудования, концепциях обслуживания и маркетинга и т. Д.Такому обучению способствует легкость посещения объектов и частые личные контакты.

Кластеры не просто делают возможности для инноваций более заметными. Они также предоставляют возможность и гибкость для быстрых действий. Компания внутри кластера часто может найти то, что ей нужно для более быстрого внедрения инноваций. Местные поставщики и партнеры могут и действительно принимают активное участие в инновационном процессе, тем самым обеспечивая лучшее соответствие требованиям клиентов.

Компании в кластере могут экспериментировать с меньшими затратами и могут откладывать крупные обязательства до тех пор, пока они не будут более уверены в том, что данное нововведение окажется успешным.Напротив, компания, полагающаяся на удаленных поставщиков, сталкивается с более серьезными проблемами во всех сферах деятельности, которые она координирует с другими организациями - например, при заключении контрактов или обеспечении доставки или получении соответствующей технической и сервисной поддержки. Инновации могут быть еще сложнее в вертикально интегрированных компаниях, особенно в тех, которые сталкиваются с трудными компромиссами, если нововведение снижает стоимость внутренних активов или если текущие продукты или процессы должны поддерживаться, пока разрабатываются новые.

К другим преимуществам инноваций подкрепляет явное давление - давление со стороны конкурентов, давление со стороны коллег, постоянное сравнение - которое имеет место в кластере.Руководители соперничают друг с другом, чтобы выделить свои компании. По всем этим причинам кластеры могут оставаться центрами инноваций на протяжении десятилетий.

Кластеры и формирование нового бизнеса.

Поэтому неудивительно, что многие новые компании растут в рамках существующего кластера, а не в изолированных местах. Новые поставщики, например, увеличиваются в пределах кластера, потому что концентрированная клиентская база снижает их риски и облегчает им определение рыночных возможностей.Более того, поскольку развитые кластеры включают смежные отрасли, которые обычно используют общие или очень похожие ресурсы, поставщики получают расширенные возможности.

Кластеры способствуют формированию нового бизнеса по разным причинам. Люди, работающие в кластере, могут более легко заметить пробелы в продуктах или услугах, вокруг которых они могут строить бизнес. Кроме того, входные барьеры ниже, чем где-либо еще. Необходимые активы, навыки, ресурсы и персонал часто легко доступны в кластере, ожидая объединения в новое предприятие.Местные финансовые учреждения и инвесторы, уже знакомые с кластером, могут потребовать более низкую премию за риск на капитал. Кроме того, кластер часто представляет собой значительный местный рынок, и предприниматель может извлечь выгоду из установленных отношений. Все эти факторы снижают предполагаемые риски входа и выхода в случае банкротства предприятия.

Формирование новых предприятий в кластере является частью цикла положительной обратной связи. Расширенный кластер усиливает все преимущества, которые я описал, - он увеличивает коллективный пул конкурентных ресурсов, что приносит пользу всем участникам кластера.В результате компании в кластере продвигаются по сравнению с конкурентами из других регионов.

Рождение, эволюция и упадок

Корни кластера часто уходят корнями в исторические обстоятельства. Например, в Массачусетсе несколько кластеров начали свои исследования в Массачусетском технологическом институте или Гарварде. Голландский транспортный кластер во многом обязан центральному расположению Голландии в Европе, разветвленной сети водных путей, эффективности порта Роттердам и навыкам, накопленным голландцами за долгую морскую историю Голландии.

Кластеры

также могут возникать в результате необычного, сложного или жесткого местного спроса. Кластер Израиля в области ирригационного оборудования и других передовых сельскохозяйственных технологий отражает сильное стремление этой страны к самообеспечению продуктами питания наряду с нехваткой воды и жаркими засушливыми условиями выращивания. Экологический кластер в Финляндии возник в результате проблем загрязнения, создаваемых местными перерабатывающими предприятиями, такими как металлургия, лесное хозяйство, химическая промышленность и энергетика.

Предыдущее существование отраслей-поставщиков, смежных отраслей или даже целых связанных кластеров дает еще одно семя для новых кластеров.Кластер оборудования для гольфа недалеко от Сан-Диего, например, уходит корнями в аэрокосмический кластер южной Калифорнии. Этот кластер создал пул поставщиков отливок и современных материалов, а также инженеров с необходимым опытом в этих технологиях.

Новые кластеры также могут возникать из одной или двух инновационных компаний, которые стимулируют рост многих других. Medtronic сыграл эту роль в создании кластера медицинского оборудования в Миннеаполисе. Точно так же MCI и America Online были центрами для роста новых предприятий в телекоммуникационном кластере в Вашингтоне, округ Колумбия.С., столичный округ.

Иногда случайное событие создает некоторый благоприятный фактор, который, в свою очередь, способствует развитию кластера, хотя случайность редко является единственным объяснением успеха кластера в определенном месте. Кластер телемаркетинга в Омахе, штат Небраска, например, во многом обязан решению ВВС США разместить там стратегическое воздушное командование (SAC). SAC, которому отводится ключевая роль в стратегии ядерного сдерживания страны, стал местом первой прокладки оптоволоконных телекоммуникационных кабелей в Соединенных Штатах.Местная операционная компания Bell (ныне Запад США) развила необычные возможности благодаря работе с таким требовательным клиентом. Исключительные телекоммуникационные возможности и инфраструктура, которые впоследствии были развиты в Омахе, в сочетании с менее уникальными атрибутами, такими как центральное расположение в часовом поясе и легко понятный местный акцент, стали основой кластера телемаркетинга в этом районе.

Как только кластер начинает формироваться, цикл самоподкрепления способствует его росту, особенно когда местные институты оказывают поддержку, а местная конкуренция высока.По мере расширения кластера растет и его влияние на правительство, а также на государственные и частные учреждения.

Растущий кластер сигнализирует о возможностях, и его истории успеха помогают привлекать лучшие таланты. Предприниматели замечают это, и люди с идеями или соответствующими навыками мигрируют из других мест. Появляются специализированные поставщики; информация накапливается; местные учреждения развивают специализированное обучение, исследования и инфраструктуру; а сила и видимость кластера растут. В конечном итоге кластер расширяется и включает смежные отрасли.Многочисленные тематические исследования показывают, что кластерам требуется десятилетие или более для развития глубины и реального конкурентного преимущества. 2

Кластерное развитие часто особенно динамично на пересечении кластеров, где идеи, навыки и технологии из разных областей сливаются, порождая инновации и новые предприятия. Пример из Германии иллюстрирует это. В стране есть отдельные кластеры как по бытовой технике, так и по бытовой мебели, каждая из которых основана на различных технологиях и ресурсах.Однако на пересечении этих двух направлений находится группа встроенных кухонь и бытовой техники, область, в которой Германия имеет более высокую долю в мировом экспорте, чем бытовая техника или мебель.

На пересечении кластеров идеи и навыки из различных областей сливаются, создавая новые предприятия.

Кластеры постоянно развиваются по мере появления или упадка новых компаний и отраслей, а также по мере развития и изменения местных институтов. Они могут оставаться конкурентоспособными на протяжении веков; наиболее успешные кластеры процветают не менее десятилетий.Однако они могут потерять свое конкурентное преимущество из-за как внешних, так и внутренних сил. Технологические разрывы, возможно, являются самой значительной из внешних угроз, поскольку они могут нейтрализовать множество преимуществ одновременно. Активы кластера - рыночная информация, навыки сотрудников, научные и технические знания и базы поставщиков - могут стать неактуальными. Потеря Новой Англии доли рынка оборудования для гольфа - хороший тому пример. Кластер Новой Англии был основан на стальных валах, стальном чугуне и дереве с деревянными головками.Когда компании в Калифорнии начали изготавливать клюшки для гольфа из передовых материалов, производители Восточного побережья столкнулись с трудностями. Некоторые из них были приобретены или прекратили свое существование.

Изменение потребностей покупателей, вызывающее расхождение между местными потребностями и потребностями других регионов, представляет собой еще одну внешнюю угрозу. Например, американские компании, входящие в различные кластеры, пострадали, когда в большинстве регионов мира возросла важность энергоэффективности, в то время как Соединенные Штаты поддерживали низкие цены на энергию.Не имея как необходимости совершенствоваться, так и понимания потребностей клиентов, американские компании медленно внедряли инновации и уступили позиции европейским и японским конкурентам.

Кластеры по крайней мере так же уязвимы для внутренней негибкости, как и для внешних угроз. Чрезмерная консолидация, взаимопонимание, картели и другие ограничения конкуренции подрывают местное соперничество. Жесткость регулирования или введение ограничительных правил профсоюзов замедляет рост производительности. Качество институтов, таких как школы и университеты, может стагнировать.

Групповое мышление участников кластера - одним из примеров является привязанность Детройта к автомобилям, потребляющим бензин в 1970-х годах, - может быть еще одной мощной формой жесткости. Если компании в кластере слишком заглядывают внутрь себя, весь кластер страдает от коллективной инерции, из-за чего отдельным компаниям становится труднее осваивать новые идеи, а тем более осознавать необходимость радикальных инноваций.

Такая жесткость обычно возникает, когда правительство приостанавливает конкуренцию или вмешивается в нее, или когда компании сохраняют прежнее поведение и отношения, которые больше не способствуют достижению конкурентных преимуществ.Увеличение затрат на ведение бизнеса начинает опережать возможность обновления. Жесткости такого рода в настоящее время работают против множества кластеров в Швейцарии и Германии.

Пока конкуренция остается достаточно сильной, компании могут частично компенсировать некоторое снижение конкурентоспособности кластера, отдавая на аутсорсинг удаленным поставщикам или перемещая часть или все производство в другое место, чтобы компенсировать рост местной заработной платы, опережающей рост производительности. Например, немецкие компании в 1990-х годах именно этим занимались.Технология может быть лицензирована или получена из других мест, а разработка продукта может быть перемещена. Однако со временем место расположения будет приходить в упадок, если оно не сможет создать возможности в основных новых технологиях или потребует поддержки фирм и учреждений.

Значение для компаний

В новой экономике конкуренции важнее всего не вводимые ресурсы и масштаб, а производительность - и это верно для всех отраслей. Термин high tech, , обычно используемый для обозначения таких областей, как информационные технологии и биотехнологии, искажает представление о конкуренции, создавая неправильное представление о том, что лишь горстка предприятий конкурирует изощренными способами.

Термин высокотехнологичный создал неправильное представление о том, что лишь горстка предприятий конкурирует изощренными способами.

На самом деле, отрасли с низкими технологиями не существует. Есть только низкотехнологичные компании, то есть компании, которые не используют технологии и методы мирового класса для повышения производительности и инноваций. Активный кластер может помочь любой компании в любой отрасли конкурировать самыми изощренными способами, используя самые передовые, актуальные навыки и технологии.

Таким образом, руководители должны расширить свое мышление за пределы того, что происходит внутри их собственных организаций и в их собственных отраслях. Стратегия также должна учитывать то, что происходит снаружи. Когда-то обширная вертикальная интеграция могла быть уместной, но сегодня компании должны налаживать тесные связи с покупателями, поставщиками и другими организациями.

Составление карты кластеров Португалии В такой стране со средним уровнем дохода, как Португалия, экспортные кластеры, как правило, являются более ресурсоемкими или трудоемкими.

В частности, понимание кластеров добавляет следующие четыре вопроса к стратегической повестке дня.

1. Выбор локации. Глобализация и простота транспортировки и связи побудили многие компании перенести часть или все свои операции в места с низкой заработной платой, налогами и коммунальными расходами. То, что мы знаем о кластерах, предполагает, во-первых, что некоторые из этих ценовых преимуществ могут оказаться иллюзорными. В местах с такими преимуществами часто не хватает эффективной инфраструктуры, опытных поставщиков и других преимуществ кластера, которые могут более чем компенсировать любую экономию от более низких затрат на вводимые ресурсы.Экономия в заработной плате, коммунальных услугах и налогах может быть очень заметной и легко поддающейся измерению заранее, но снижение производительности остается скрытым и непредвиденным.

Более важным для постоянной конкурентоспособности является роль местоположения в инновациях. Да, компании должны распространять деятельность по всему миру, чтобы получать ресурсы и доступ к рынкам. Невыполнение этого требования приведет к конкурентному недостатку . А для стабильных и трудоемких операций, таких как сборка и перевод программного обеспечения, низкие факторные затраты часто имеют решающее значение при выборе местоположения.

Однако для «домашней базы» компании для каждой линейки продуктов решающее значение имеют кластеры. Базовые виды деятельности - разработка стратегии, НИОКР по основным продуктам и процессам, критическая масса самого сложного производства или предоставления услуг - создают и обновляют продукт, процессы и услуги компании. Поэтому решения о размещении должны основываться как на общих системных затратах, так и на инновационном потенциале, а не только на затратах на вводимые ресурсы. Кластерное мышление предполагает, что для каждой линейки продуктов нужна домашняя база, а наиболее динамичный кластер будет предлагать лучшее местоположение.В Соединенных Штатах, например, Hewlett-Packard выбрала кластерные местоположения для базирования своих основных производственных линий: Калифорния, где расположены почти все ведущие мировые компании по производству персональных компьютеров и рабочих станций, является домом для персональных компьютеров и рабочих станций; Массачусетс, в котором сосредоточены всемирно известные исследовательские больницы и ведущие производители медицинского оборудования, является родиной медицинских инструментов.

Поскольку глобальная конкуренция сводит на нет традиционные сравнительные преимущества и открывает перед компаниями лучших конкурентов со всего мира, все большее число транснациональных корпораций перемещают свои базовые подразделения в более динамичные кластеры, часто используя приобретения как средство утвердиться в качестве инсайдеров на новом месте. .Например, Nestlé, купив ROWNTREE Mackintosh, переместила свой кондитерский бизнес в Йорк, Англия, где изначально базировалась Раунтри, потому что там процветает динамичный пищевой кластер. Англия с ее сладкоголосыми потребителями, продвинутыми розничными торговцами, продвинутыми рекламными агентствами и высококонкурентными медиа-компаниями представляет собой более динамичную среду для конкуренции на рынке конфет массового потребления, чем Швейцария. Точно так же Nestlé переместила штаб-квартиру по производству бутилированной воды во Францию, наиболее конкурентоспособное место в этой отрасли.Northern Telecom переместила свою базовую базу для переключения центрального офиса из Канады в Соединенные Штаты, чему способствовала динамичность кластера телекоммуникационного оборудования США.

Кластерное мышление также предполагает, что лучше перемещать группы связанных действий в одно и то же место, чем распределять их по множеству мест. Совместное размещение НИОКР, изготовления компонентов, сборки, маркетинга, поддержки клиентов и даже смежных предприятий может способствовать повышению внутренней эффективности в поиске источников и обмене технологиями и информацией.Группирование мероприятий в кампусы также позволяет компаниям глубже проникать в местные кластеры, улучшая их способность извлекать потенциальные выгоды.

2. Взаимодействие на местном уровне. Социальный клей, объединяющий кластеры, также облегчает доступ к важным ресурсам и информации. Использование конкурентно ценных активов внутри кластера требует личных отношений, личного контакта, чувства общих интересов и статуса «инсайдера». Простое размещение компаний, поставщиков и учреждений создает потенциальных экономической ценности; это не обязательно гарантирует его реализацию.

Для доступа к конкурентно ценным активам внутри кластера требуются личные отношения и статус «инсайдера».

Чтобы получить максимальную выгоду от вовлечения кластера, компании должны принимать активное участие и обеспечивать значительное местное присутствие. У них должны быть значительные местные инвестиции, даже если головная компания находится в другом месте. И они должны поддерживать постоянные отношения с государственными органами и местными учреждениями, такими как коммунальные предприятия, школы и исследовательские группы.

Компании могут многое выиграть, выходя за свои узкие рамки как единое целое. Однако менеджеры склонны проявлять осторожность, по крайней мере, на начальном этапе. Они опасаются, что растущий кластер привлечет конкуренцию, увеличит расходы или заставит их потерять ценных сотрудников из-за конкурентов или дочерних компаний. Однако по мере того, как их понимание концепции кластера растет, менеджеры понимают, что многие участники кластера не конкурируют напрямую, и что компенсирующие преимущества, такие как, например, увеличение предложения более подготовленных людей, могут перевесить любое усиление конкуренции.

3. Обновление кластера. Поскольку здоровье местной деловой среды важно для здоровья компании, модернизация кластера должна быть частью повестки дня руководства. Компании модернизируют свои кластеры разными способами.

Рассмотрим Genzyme. Массачусетс является домом для динамично развивающегося биотехнологического кластера, который опирается на сильные региональные университеты, медицинские центры и фирмы венчурного капитала. Когда Genzyme достигла стадии своего развития, когда ей потребовалось производственное предприятие, генеральный директор Генри Термеер сначала рассмотрел фармацевтический кластер в районе Нью-Джерси и Филадельфии, потому что у него было то, чего не хватало Массачусетсу: накопленный опыт в производстве лекарств.Однако после дальнейшего размышления Термеер решил повлиять на процесс создания производственных мощностей на базе Genzyme, рассуждая, что, если его планы будут успешными, компания сможет стать более конкурентоспособной.

Таким образом, Genzyme сознательно выбрала работу с подрядчиками, работающими в районе Бостона, в обход многих специализированных инженерных фирм, расположенных недалеко от Филадельфии. Кроме того, он предпринял ряд инициатив с помощью правительства города и штата, чтобы улучшить рабочую силу, таких как предоставление стипендий и стажировок местной молодежи.В более широком смысле Genzyme работает над созданием критической массы для своего кластера. Термеер считает, что успех Genzyme связан с успехом кластера, и что все участники извлекут выгоду из прочной базы поддерживающих функций и институтов.

4. Коллективная работа. Принцип работы кластеров предполагает новую повестку дня коллективных действий в частном секторе. Инвестиции в общественные блага обычно рассматриваются как функция правительства, однако кластерное мышление ясно демонстрирует, как компании извлекают выгоду из местных активов и институтов.

В прошлом коллективные действия в частном секторе были сосредоточены на поиске государственных субсидий и особых льгот, которые часто искажали конкуренцию. Но долгосрочным интересам руководителей было бы лучше, если бы они работали над продвижением более высокого уровня конкуренции. Они могут начать с переосмысления роли торговых ассоциаций, которые часто лишь лоббируют правительство, собирают некоторую статистику и выполняют социальные функции. Ассоциации упускают важную возможность.

Торговые ассоциации могут служить форумом для обмена идеями и центром коллективных действий по преодолению препятствий на пути производительности и роста.Ассоциации могут взять на себя ведущую роль в таких мероприятиях, как создание на базе университетов центров тестирования и программ обучения или исследований; сбор информации, относящейся к кластеру; создание форумов по общим управленческим проблемам; поиск решений экологических проблем; организация выставок и делегаций; и управление закупочными консорциумами.

Для кластеров, состоящих из множества малых и средних компаний, таких как туризм, одежда и сельское хозяйство, особенно велика потребность в том, чтобы коллективные органы брали на себя функции, чувствительные к масштабу.В Нидерландах, например, фермерские кооперативы построили специализированные аукционные и складские помещения, которые составляют одно из главных конкурентных преимуществ голландского цветочного кластера. Голландский совет цветов и Ассоциация исследовательских групп голландских цветоводов, в которых участвует большинство цветоводов, взяли на себя и другие функции, такие как прикладные исследования и маркетинг.

Большинство существующих торговых ассоциаций слишком узкие; они представляют отрасли, а не кластеры. Кроме того, поскольку их роль определяется как лоббирование федерального правительства, их сфера действия носит скорее национальный, чем местный характер.Однако национальных ассоциаций редко бывает достаточно для решения местных проблем, которые являются наиболее важными для производительности кластера.

Кластеры предлагают конструктивный способ изменить характер диалога между государственным и частным секторами.

Показывая, как бизнес и правительство вместе создают условия, способствующие росту, кластеры предлагают конструктивный способ изменить характер диалога между государственным и частным секторами. Обладая лучшим пониманием того, что способствует истинной конкурентоспособности, руководители могут начать просить правительство о правильных вещах.Пример MassMEDIC, ассоциации, созданной в 1996 году кластером медицинского оборудования Массачусетса, иллюстрирует эту точку зрения. Недавно он успешно работал с Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США, чтобы упростить процесс утверждения медицинских устройств. Такой шаг явно приносит пользу участникам кластера и в то же время усиливает конкуренцию.

Что не так с промышленной политикой

Производительность, а не экспорт или природные ресурсы, определяет процветание любого государства или нации.Признавая это, правительства должны стремиться создать среду, способствующую повышению производительности. Разумная макроэкономическая политика необходима, но ее недостаточно. Микроэкономические основы конкуренции в конечном итоге определяют производительность и конкурентоспособность.

Правительства - как национальные, так и местные - должны сыграть новую роль. Они должны обеспечить поставку высококачественных ресурсов, таких как образованные граждане и физическая инфраструктура. Они должны установить правила конкуренции - например, путем защиты интеллектуальной собственности и обеспечения соблюдения антимонопольного законодательства, - чтобы производительность и инновации определяли успех в экономике.Наконец, правительства должны способствовать формированию и обновлению кластеров, а также наращиванию общественных или квазигосударственных благ, которые оказывают значительное влияние на многие связанные предприятия.

Такая роль правительства далека от промышленной политики. В промышленной политике правительства нацелены на «желательные» отрасли и вмешиваются - например, посредством субсидий или ограничений на инвестиции иностранных компаний - в пользу местных компаний. Напротив, целью кластерной политики является усиление развития всех кластеров.Это означает, что нельзя отказываться от традиционного кластера, такого как сельское хозяйство; он должен быть обновлен. Правительствам не следует выбирать между кластерами, потому что каждый из них предлагает возможности для повышения производительности и поддержки роста заработной платы. Каждый кластер не только напрямую способствует национальной производительности, но также влияет на производительность других кластеров. Конечно, не все кластеры добьются успеха, но рыночные силы, а не решения правительства, должны определять результаты.

Правительство, работая с частным сектором, должно укреплять и развивать существующие и возникающие кластеры, а не пытаться создавать совершенно новые.Успешные новые отрасли и кластеры часто вырастают из уже существующих. Предприятия, использующие передовые технологии, преуспевают не в вакууме, а там, где уже есть база смежных видов деятельности в этой области. Фактически, большинство кластеров формируются независимо от действий правительства, а иногда и вопреки им. Они образуются там, где существует основа географических преимуществ. Чтобы оправдать усилия по развитию кластера, некоторые семена кластера должны уже пройти рыночное испытание.

Инициативы по развитию кластеров должны охватывать стремление к конкурентным преимуществам и специализации, а не просто имитировать успешные кластеры в других регионах.Это требует использования местных источников уникальности. Поиск областей специализации обычно оказывается более эффективным, чем прямая конкуренция с хорошо зарекомендовавшими себя соперниками.

Новые обязанности государственного и частного секторов

Таким образом, экономическая география в эпоху глобальной конкуренции представляет собой парадокс. В глобальной экономике, которая может похвастаться быстрым транспортом, высокоскоростной связью и доступными рынками, можно было бы ожидать, что местоположение будет иметь меньшее значение. Но все наоборот.Устойчивые конкурентные преимущества в глобальной экономике часто в значительной степени носят локальный характер и возникают из-за концентрации узкоспециализированных навыков и знаний, институтов, конкурентов, связанных предприятий и опытных клиентов. Географическая, культурная и институциональная близость приводит к особому доступу, более тесным отношениям, лучшей информации, мощным стимулам и другим преимуществам в производительности и инновациях, которые трудно использовать на расстоянии. Чем больше мировая экономика становится сложной, основанной на знаниях и динамичной, тем больше это правда.

Руководители предприятий, правительства и организаций - все они заинтересованы - и должны играть свою роль - в новой экономике конкуренции. Кластеры демонстрируют взаимозависимость и коллективную ответственность всех этих субъектов за создание условий для продуктивной конкуренции. Эта задача потребует свежего мышления со стороны лидеров и готовности отказаться от традиционных категорий, которые определяют наши представления о том, кто и чем занимается в экономике. Границы между государственными и частными инвестициями стираются.Компании не меньше, чем правительства и университеты, заинтересованы в образовании. Университеты заинтересованы в конкурентоспособности местного бизнеса. Раскрывая процесс, посредством которого фактически создается богатство в экономике, кластеры открывают новые государственно-частные возможности для конструктивных действий.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за ноябрь-декабрь 1998 года. Модель

A - Принципы экономики

Цели обучения

  1. Объясните, что экономисты подразумевают под идеальной конкуренцией.
  2. Определите основные допущения модели совершенной конкуренции и объясните, почему они предполагают поведение ценообразования.

Практически все фирмы в рыночной экономике сталкиваются с конкуренцией со стороны других фирм. В этой главе мы будем работать с моделью в высшей степени идеализированной формы конкуренции, которую экономисты называют «совершенной».

Совершенная конкуренция - это модель рынка, основанная на предположении, что большое количество фирм производит идентичные товары, потребляемые большим количеством покупателей.Модель совершенной конкуренции также предполагает, что новым фирмам легко выйти на рынок, а существующим - покинуть его. И, наконец, предполагается, что покупатели и продавцы имеют полную информацию о рыночных условиях.

По мере того, как мы исследуем эти предположения более подробно, мы увидим, что они позволяют нам легче работать с моделью. Ни один рынок не соответствует полностью условиям, изложенным в этих предположениях. Как всегда бывает с моделями, наша цель - понять, как все работает, а не описать их.И модель совершенной конкуренции окажется чрезвычайно полезной для понимания мира рынков.

Предположения модели

Предположения модели совершенной конкуренции, взятые вместе, предполагают, что отдельные покупатели и продавцы на совершенно конкурентном рынке принимают рыночную цену как данность. Ни один покупатель или продавец не может повлиять на эту цену. Физические лица или фирмы, которые должны принимать рыночную цену как данность, называются сборщиками цен. Потребитель или фирма, принимающие рыночную цену как данность, не имеют возможности влиять на нее.Ценовая фирма или потребитель подобны человеку, который покупает или продает акции. Он или она смотрит рыночную цену и покупает или продает по этой цене. Цена определяется спросом и предложением на рынке, а не отдельными покупателями или продавцами. На абсолютно конкурентном рынке каждая фирма и каждый потребитель принимают цены. Ценящийся потребитель предполагает, что он или она может купить любое количество по рыночной цене, не влияя на эту цену. Точно так же фирма, устанавливающая цены, предполагает, что она может продать любое количество, которое пожелает, по рыночной цене, не влияя на цену.

Когда вы заходите в магазин, вы берете цену. Вы соблюдаете указанные цены и делаете выбор, покупать или нет. Ваш выбор не повлияет на эту цену. Если вы продадите учебник обратно в книжный магазин своего кампуса по окончании курса, вы - продавец, который определяет цену. Вы сталкиваетесь с рыночной ценой и решаете, продавать или нет. Ваше решение не повлияет на эту цену.

Чтобы увидеть, как допущения модели совершенной конкуренции подразумевают поведение ценообразования, давайте рассмотрим каждую из них по очереди.

Идентичные товары

На абсолютно конкурентном рынке товара или услуги одну единицу товара или услуги невозможно отличить от других ни на каком основании. Например, бушель озимой твердой пшеницы. Бушель, произведенный одним фермером, идентичен бушелю, произведенному другим. Нет никаких предпочтений бренда или лояльности потребителей.

Предположение, что товары идентичны, необходимо, если фирмы должны собирать цены. Если бы пшеница одного фермера воспринималась как обладающая особыми свойствами, которые отличали ее от другой пшеницы, тогда этот фермер имел бы некоторую власть над ее ценой.Предполагая, что все товары и услуги, производимые фирмами на совершенно конкурентном рынке, идентичны, мы устанавливаем необходимое условие для поведения ценообразования. Экономисты иногда говорят, что товары или услуги на совершенно конкурентном рынке однородны , что означает, что все они одинаковы. На абсолютно конкурентном рынке нет различий между брендами.

Большое количество покупателей и продавцов

Сколько покупателей и продавцов на нашем рынке? Ответ основан на нашей презумпции поведения цены.Существует так много покупателей и продавцов, что ни один из них не имеет никакого влияния на рыночную цену, независимо от того, сколько кто-либо из них покупает или продает. Фирма на совершенно конкурентном рынке может реагировать на цены, но не может влиять на цены, которые она платит за факторы производства, или цены, которые она получает за свою продукцию.

Простота входа и выхода

Предположение о том, что другим фирмам легко выйти на совершенно конкурентный рынок, предполагает еще большую степень конкуренции.Фирмы на рынке должны иметь дело не только с большим количеством конкурирующих фирм, но и с возможностью того, что на рынок может выйти еще больше фирм.

Позже в этой главе мы увидим, как простота входа связана с устойчивостью экономической прибыли. Если вход будет легким, то обещание высокой экономической прибыли быстро привлечет новые фирмы. Если вход затруднен, не получится.

Модель совершенной конкуренции предполагает легкий выход, а также легкий вход. Предположение о легком выходе усиливает предположение о легком входе.Предположим, фирма рассматривает возможность выхода на определенный рынок. Вход может быть легким, но предположим, что выбраться трудно. Например, поставщики факторов производства фирмам в отрасли могут быть счастливы принять новые фирмы, но могут потребовать, чтобы они подписали долгосрочные контракты. Такие контракты могут сделать уход с рынка трудным и дорогостоящим. Если бы это было так, то фирма вообще не решалась бы войти. Легкий выход помогает облегчить вход.

Полная информация

Мы предполагаем, что все продавцы обладают полной информацией о ценах, технологиях и прочими знаниями, имеющими отношение к функционированию рынка.Ни у одного продавца нет информации о методах производства, которая недоступна всем другим продавцам. Если бы у одного продавца было преимущество перед другими продавцами, возможно, специальная информация о более дешевом методе производства, тогда этот продавец мог бы осуществлять некоторый контроль над рыночной ценой - продавец больше не был бы сборщиком цены.

Мы также предполагаем, что покупатели знают цены, предлагаемые каждым продавцом. Если покупатели не знали о ценах, предлагаемых различными фирмами на рынке, то фирма могла бы продать товар или услугу по цене, отличной от рыночной, и, таким образом, могла бы избежать ценообразования.

Доступность информации, которая предполагается в модели совершенной конкуренции, означает, что информация может быть получена с небольшими затратами. Если потребители и фирмы могут получить информацию по невысокой цене, они, скорее всего, это сделают. Информация о рынке может поступать через Интернет, по воздуху в телевизионной рекламе или за чашкой кофе с другом. Каким бы ни был его источник, мы предполагаем, что его низкая стоимость гарантирует, что потребители и фирмы получат его в достаточном количестве, чтобы каждый покупал или продавал товары и услуги по рыночным ценам, определяемым пересечением кривых спроса и предложения.

Допущения модели идеальной конкуренции гарантируют, что каждый покупатель или продавец принимает цену. Рынок, а не отдельные потребители или фирмы, определяет цену в модели совершенной конкуренции. Ни один человек не обладает достаточной властью на совершенно конкурентном рынке, чтобы каким-либо образом повлиять на эту цену.

Идеальная конкуренция и реальный мир

Предположения об идентичных товарах, большом количестве покупателей, простоте входа и выхода и точной информации являются сильными предположениями.Представление о том, что фирмы должны сидеть сложа руки и позволить рынку определять цену, кажется, противоречит тому, что мы знаем о большинстве реальных фирм, а именно о том, что фирмы обычно устанавливают цены. Но это основа модели спроса и предложения, мощь которой вы уже видели.

Когда мы используем модель спроса и предложения, мы предполагаем, что рыночные силы определяют цены. В этой модели покупатели и продавцы реагируют на рыночную цену. Они берут цены. Предположения модели совершенной конкуренции лежат в основе предположения о поведении ценообразования.Таким образом, мы используем модель совершенной конкуренции всякий раз, когда применяем модель спроса и предложения.

Мы можем понять большинство рынков, применив модель спроса и предложения. Несмотря на то, что эти рынки не соответствуют всем предположениям модели совершенной конкуренции, модель позволяет нам понять некоторые ключевые особенности этих рынков.

Изменения, произошедшие в вашей жизни, сделали многие рынки более конкурентоспособными. Падение транспортных расходов вместе с резким развитием телекоммуникаций открыло возможность выхода на рынки для фирм по всему миру.Компания из Южной Кореи может конкурировать на рынке стали в Соединенных Штатах. Производитель мебели из Нью-Мексико может конкурировать на рынке мебели в Японии. Фирма может выйти на мировой рынок, просто создав веб-страницу для рекламы своей продукции и приема заказов.

В оставшихся разделах этой главы мы узнаем больше о реакции фирм на рыночные цены. Мы увидим, как фирмы реагируют в краткосрочной и долгосрочной перспективе на изменения спроса и изменения производственных затрат.Короче говоря, мы будем исследовать силы, которые составляют сторону предложения в модели спроса и предложения.

Мы также увидим, как конкурентные рынки служат интересам потребителей и как конкуренция снижает экономическую прибыль, иногда полностью ее устраняя. Когда мы закончим, мы будем лучше понимать рыночные условия, с которыми сталкиваются фермеры, и условия, которые преобладают в любой конкурентной отрасли.

Основные выводы

  • Центральной характеристикой модели совершенной конкуренции является тот факт, что цена определяется взаимодействием спроса и предложения; покупатели и продавцы берут цены.
  • Модель предполагает: большое количество фирм, производящих идентичные (однородные) товары или услуги, большое количество покупателей и продавцов, легкий вход и выход из отрасли и полную информацию о ценах на рынке.
  • Модель совершенной конкуренции лежит в основе модели спроса и предложения.

Попробуй!

Какие из следующих товаров и услуг, вероятно, будут производиться в совершенно конкурентной отрасли? Свяжите свой ответ с предположениями модели совершенной конкуренции.

  1. Международная служба экспресс-почты
  2. Кукуруза
  3. Кроссовки
Пример: вход в бурхинскую промышленность и выход из нее

Рисунок 9.2

Мухаммед Ибрагим Исламадин ехал на такси в Кабуле, Афганистан, когда талибы захватили страну. Он предвидел последующие репрессии и почувствовал возможность.

Он продал свое такси и открыл магазин по пошиву и продаже буркх, одежды, необходимой всем женщинам при правлении Талибана.У г-на Исламадина была легкая задача продавать, поскольку женщины, застигнутые на улице с обнаженной кожей, регулярно избивались религиозной полицией талибов. Он сказал The Wall Street Journal : «Это было очень плохо для них, но было хорошо для меня».

Конечно, г-н Исламадин был не единственным производителем, который вошел в эту отрасль. Другие афганские купцы, а также торговцы из Пакистана и Китая также ухватились за эту возможность.

Появление на рынке новых фирм служит примером важной характеристики совершенной конкуренции.Всякий раз, когда появляется возможность получить экономическую прибыль - даже неожиданную возможность - будут входить новые фирмы, при условии, что вход будет легким.

Модель совершенной конкуренции также предполагает, что уйти будет легко, если и когда фирма понесет экономические убытки. Когда в 2001 году правители Талибана были свергнуты Соединенными Штатами и их союзниками, Исламадин ожидал, что спрос на буркху начнет падать. Это было так. Практически сразу продажи упали на 50%. Цены тоже упали, как правило, примерно на 20%.

Г-ну Исламадину было просто уйти из отрасли. Он отдал оставшиеся запасы бурк брату, который производил их в деревне, где женщины продолжали их носить. Что касается г-на Исламадина, он задумал заняться стекольным бизнесом. Он ожидает, что спрос на стеклянные чашки будет высоким, что бы ни случилось в критическом будущем Афганистана.

Источник: Эндрю Хиггинс, «В исламской одежде уходит парень, который продавал буркхас», The Wall Street Journal , 19 декабря 2001 г., с.А1.

ответов, чтобы попробовать! Проблемы

  1. Не совсем конкурентоспособная - на этом рынке мало продавцов (FedEx, UPS и почтовые службы США являются основными в Соединенных Штатах), вероятно, из-за трудностей входа и выхода. Например, для предоставления этих услуг требуется множество торговых точек и большой транспортный парк.
  2. Совершенная конкуренция. Есть много фирм, производящих в основном однородный продукт, и имеется хорошая информация о ценах.Вход и выход также довольно прост, поскольку фирмы могут переключаться между различными культурами.
  3. Не совсем конкурентоспособны. Основная причина в том, что товары не идентичны.

Конкуренция, которая действительно имеет значение

Сноски и цитаты доступны в версиях PDF и Scribd.

См. Также: Инфографика: действительно важная конкуренция Донны Купер, Адама Херша и Энн О’Лири

Экономика США слабеет по сравнению с нашими глобальными конкурентами.Недавний экономический рост на 40 процентов ниже любого другого периода роста со времен Второй мировой войны, поскольку экономики других стран мира привлекают больше инвестиций, как иностранных, так и внутренних. Напротив, несмотря на то, что они по-прежнему являются ведущим получателем прямых иностранных инвестиций в мире, инвестиции в бизнес в Соединенных Штатах в период с 2001 по 2007 год были самыми медленными в истории США.

Между тем конкуренция растет. С 1980 по 2011 год Китай увеличил свою долю в мировой экономике с 2 до 14 процентов.А Индия за этот период увеличила производство более чем вдвое - с 2,5 процента мирового производства до 5,7 процента. Доля США в мировой экономике упала с 25 процентов до 19 процентов.

Хотя обострение глобальной конкуренции неизбежно, слабые показатели США не обязательны. Действительно, рост роста и доходов в других странах открывает потенциальные новые возможности и рынки для американских рабочих и компаний. Но если Соединенные Штаты намерены и дальше руководить миром и делиться с ним нашим процветанием, У.Политические деятели С. должны применять американскую стратегию, отвечающую современным экономическим вызовам, - стратегию, которая позволяет каждой американской семье гарантировать, что дети, вступающие во взрослую жизнь, готовы найти успешное место в мировой экономике.

Какой должна быть стратегия? Экономисты всех мастей указывают на надежный поток квалифицированных рабочих как на важнейший компонент сильной и растущей экономики. В самом деле, две страны, наиболее быстро опережающие Соединенные Штаты с точки зрения экономической конкурентоспособности, - Китай и Индия - имеют амбициозные национальные стратегии инвестирования и продвижения улучшенных образовательных результатов для детей, чтобы укрепить свои позиции в качестве конкурентов в мировой экономике.

Хорошая новость заключается в том, что успешная история американского среднего класса со времен Второй мировой войны предлагает важные идеи о том, как вырастить наиболее квалифицированную, наиболее инновационную и наиболее динамичную рабочую силу в мире. Эти идеи в сочетании с передовой практикой, применяемой в других развитых странах, предлагают параметры для успешной американской экономической стратегии.

Это то, что делается в этом отчете. Он подводит итоги проблем человеческого капитала в нашей стране, исследует конкурентные стратегии, реализуемые в Индии и Китае, а затем использует всесторонний обзор экономической литературы для создания широкого набора принципов для U.S. Законодатели и эксперты в области политики для решения величайшей экономической проблемы поколения: как обеспечить всем американским детям возможность стать высококвалифицированными рабочими, готовыми к конкуренции в глобальной экономике.

Это, безусловно, обширная и сложная тема, которую мы подробно документируем на основных страницах этого отчета. Но вот краткое изложение выводов и рекомендаций отчета.

Проблема конкурентоспособности США и аргументы в пользу инвестирования в детей

Конкуренция со стороны быстрорастущих стран, таких как Китай и Индия, меняет нормы ведения бизнеса и связи между национальными экономиками.Мы хорошо знакомы с тем, что экономисты называют «глобальным трудовым арбитражем», т.е. заменой высокооплачиваемых рабочих в странах с развитой экономикой низкооплачиваемыми работниками в развивающихся странах. Это привело к глобальному изменению порядка производства, рабочих мест и роста.

В последнее время технологические достижения в области телекоммуникаций и транспорта, а также развитие навыков в развивающихся странах втягивают в международную конкуренцию все больше отраслей США, включая компьютерное программирование, высокотехнологичное производство и сектор услуг.Это развитие способствует растущему спросу на высококвалифицированную рабочую силу во всем мире.

Чтобы позиционировать Соединенные Штаты в будущем, необходимы значительные инвестиции в исследования, инфраструктуру и образование. Самая важная из этих областей - образование. Почему? Потому что, как показывает этот отчет, неопровержимые экономические данные указывают на образование - и инвестиции в человеческий капитал в целом - как на ключевые факторы экономической конкурентоспособности в долгосрочной перспективе.

Экономист Гарвардского университета Грегори Мэнкью, например, показал, что в развитых странах, таких как Соединенные Штаты, инвестиции в человеческий капитал оказали в три раза больший положительный эффект на экономический рост, чем физические инвестиции.По мнению экономистов роста, инвестиции в образование особенно важны для развития и обучения детей младшего возраста. По словам экономиста, лауреата Нобелевской премии Джеймса Хекмана, окупаемость инвестиций от таких вмешательств, как дородовой уход и программы для детей младшего возраста, выше, чем от практически любого класса финансовых активов с течением времени.

Академическая литература также показывает, что неспособность предоставить широкие возможности для воспитания, обучения и продуктивного развития вредит экономическому росту и национальной конкурентоспособности.

Установив примат инвестиций в человеческий капитал как ключ к долгосрочной экономической конкурентоспособности США, для политиков и общественности важно понимать, как живут американские дети сегодня и где им нужно наверстать упущенное.

Состояние детей в США с точки зрения глобальной конкурентоспособности

Может показаться нелогичным рассматривать китайских и индийских детей как вызов конкурентоспособности США, как это делается в этом отчете. В конце концов, Соединенные Штаты - самая богатая страна в мире, страна, которая вкладывает больше средств в образование, обеспечивает больший доступ к качественному медицинскому обслуживанию и пользуется гораздо меньшим неравенством, чем любой из азиатских гигантов.

Действительно, за последнее столетие положение американских детей резко улучшилось. У нас меньше детей живет в бедности, больше детей имеют доступ к медицинскому обслуживанию, и больше детей заканчивают среднюю школу и колледж. Наша национальная решимость продвигать американскую мечту - общество, которое продвигает равные возможности и шансы на успех - привела к беспрецедентным инвестициям в общественное здравоохранение, безопасность и образовательную инфраструктуру для детей. Эти инвестиции на протяжении поколений подпитывали двигатель U.С. экономический рост.

Но в последние годы достижения США начали стагнировать, даже до Великой рецессии 2007–2009 годов, и различия в образовании и достижениях, которые отслеживают доходы и расовые группы, стали более укоренившимися - и более тревожными. Эти разрывы не предвещают ничего хорошего для будущей конкурентоспособности США, потому что группы с непропорционально низким уровнем образования и более слабым здоровьем, в том числе афроамериканцы и латиноамериканцы, вскоре будут составлять большинство американских детей.Структура семьи, которая когда-то была основой образования ребенка, рушится, и все больше детей воспитываются в частных домах. Между тем, наша политика на рабочем месте укоренилась и негибка, что мешает современным родителям быть со своими детьми, когда они больше всего в них нуждаются.

В этом отчете подробно описывается прогресс и отсутствие прогресса в развитии детей в США в тех областях, которые экономисты и эксперты считают лучшими индикаторами развития человеческого капитала: образование, здоровье, семейный доход и детская бедность, а также политика на рабочих местах в интересах семьи.Вот небольшая выборка данных, чтобы подчеркнуть проблему:

  • Половина детей в США не получает дошкольного образования, и у нас нет национальной стратегии по увеличению охвата школьным образованием.
  • Более четверти детей в США страдают хроническими заболеваниями, такими как ожирение или астма, которые угрожают их способности к обучению.
  • Более 22 процентов детей в США жили в бедности в 2010 году по сравнению с примерно 17 процентами в 2007 году.
  • Более половины студентов высших учебных заведений в США бросают учебу, не получив ученой степени.
  • Только 11 процентов работников имеют оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, что делает все более трудным для домохозяйств с двойным доходом и одной семьи надлежащий уход за детьми.

Американские дети, достигшие совершеннолетия сегодня, будут работать в глобальной, технологически развитой экономике, конкурируя со сверстниками в Индии, Китае и других странах мира. Их способность конкурировать за высококвалифицированную и высокооплачиваемую работу является прямой функцией нашей готовности проводить политику, которая будет способствовать повышению образования и здоровья детей, сокращению детской бедности и усилению родительской поддержки и заботы о своих детях.Это то, что делают политики в Китае и Индии, как показывают два основных тематических исследования, представленных в этом отчете. В обеих странах быстро увеличивается доля детей, обучающихся на всех уровнях системы образования - от программ раннего обучения до средних школ и университетов. Благодаря этим инвестициям страны вошли в число двух лучших в мире по количеству получивших образование детей.

Рост квалифицированной рабочей силы в Китае

В конце 1970-х годов лидеры посткультурной революции Китая вновь заявили о приверженности образованию как сердцевине своей стратегии экономического возрождения.Экономический бум Китая с 1978 года и рост инвестиций в человеческий капитал развивались рука об руку. Подумайте: в 1978 году Китай потратил менее 2 миллиардов долларов на образование, здравоохранение и другие социальные инвестиции. К 2006 году эта цифра составила 117 миллиардов долларов, что в 58 раз больше.

Сегодня общественная приверженность развитию детей младшего возраста, образованию и технологиям в Китае, в отличие от Соединенных Штатов, считается неотъемлемой частью национальной экономической стратегии.

В 2007 году Китай превзошел Соединенные Штаты по количеству выпускников колледжей, специализирующихся в области естественных наук, математики, инженерии и технологий.Три года спустя он стал крупнейшим в мире поставщиком высшего образования.

К 2030 году в Китае будет 200 миллионов выпускников колледжей - больше, чем вся рабочая сила США. Национальные цели Китая амбициозны и вдохновляют. К 2020 году Китай планирует:

  • Охватить дошкольными учреждениями 40 миллионов детей, что на 50 процентов больше, чем сегодня
  • Обеспечить 70 процентов детей в Китае трехлетним дошкольным образованием
  • 95 процентов китайской молодежи окончили девятилетнее обязательное образование (это 165 миллионов студентов, больше, чем в США.S. рабочая сила)
  • Следить за тем, чтобы ни один ребенок не бросал школу по финансовым причинам
  • Более чем двойной прием в высшие учебные заведения
  • Удвоить долю населения трудоспособного возраста, имеющего высшее образование, до 195 миллионов рабочих.

Для достижения этих целей Китай развертывает скоординированный набор стратегий, которые напрямую отслеживают политические рычаги, которые экономисты и эксперты определили как критически важные для повышения человеческого капитала и экономической конкурентоспособности.В частности:

  • Семья и дошкольное образование. В соответствии с Законом 1988 года о защите персонала и работниц женщин, работающим на государственных предприятиях, женщинам, работающим на государственных предприятиях, предоставлялся оплачиваемый отпуск по беременности и родам продолжительностью не менее 90 дней и покрывались соответствующие медицинские расходы, которые в 2011 году были увеличены до 98 дней. Реформа и развитие среднесрочного и долгосрочного образования »поставила цель обеспечить почти всеобщий охват детским садом в течение одного года в течение следующего десятилетия.
  • Детский сад - до 12 классов. китайских детей соревнуются в мировой экономике. Уроки иностранного языка, часто английского, часто начинаются в третьем классе и изучаются в средней школе. Правительство поставило цель к 2020 году зачислить в среднюю школу 90 процентов подходящих учащихся, по сравнению с 80 процентами сегодня.
  • Образование высшее. В 2010 году Китай стал крупнейшим в мире поставщиком высшего образования и в течение следующих двух десятилетий предоставит ученые степени более 200 миллионам человек. Соответственно, он совершенствует свои государственные университеты.Сегодня Китай занимает шестое место в мире среди стран с наибольшим количеством университетов, входящих в 500 лучших университетов мира.
  • Качество учителей. Китай повышает квалификацию своих учителей, несмотря на то, что их число стремительно растет. Число учителей со степенью бакалавра увеличилось на 66 процентов всего за восемь лет, при этом почти две трети учителей начальных школ имеют более высокую степень. В Китае почти 6 миллионов учителей средних школ по сравнению с 3 миллионами в 1980 году.А число учителей университетского уровня выросло почти до 1 миллиона с 250 000.

Безусловно, Китай сталкивается с огромными проблемами, включая растущее неравенство и низкое качество образования и доступа к школам для сельского населения и мигрантов. Но, несмотря на эти препятствия, импульс Китая и его экономическая стратегия, ориентированная на образование, сделают страну более конкурентоспособной в сложных отраслях промышленности - именно в тех, где американские рабочие сейчас лидируют.

Рост квалифицированной рабочей силы в Индии

В 1947 году более 80 процентов индийцев были неграмотными.Сегодня только четверть. Бедность в стране упала на 30 процентов с 1981 по 2005 год. К 2017 году Индия закончит среднюю школу для 20 миллионов человек - или в пять раз больше, чем в Соединенных Штатах.

Как и в Китае, этот резкий поворот был обусловлен национальной экономической стратегией, ориентированной на образование. Государственные инвестиции Индии в образование выросли с 11 миллиардов долларов в год в конце 1980-х годов до 44 миллиардов долларов в 2008 году. Как и в случае с Китаем, национальная политика Индии по повышению квалификации своей молодой рабочей силы приносит дивиденды.В стране уже обучается больше студентов со степенью бакалавра, чем в Соединенных Штатах. За последние семь лет Индия утроила выпуск четырехлетних ученых степеней в области инженерии, информатики и информационных технологий.

Безусловно, жизнь большинства детей в Индии остается тяжелой, по оценкам Всемирного банка, 40 процентов индийских семей живут на 1,25 доллара в день или меньше. Но их положение улучшается по мере того, как Индия выполняет свою национальную стратегию в области образования, которая включает:

  • Семья и дошкольное образование. Интегрированная система развития ребенка в Индии повышает шансы на жизнь 160 миллионов детей в возрасте до шести лет в Индии. Эта образовательная система предлагает увеличить количество детей, которые поступают в школу, готовых учиться, с 26 процентов до 60 процентов к 2018 году. Система дошкольного образования, хотя и нуждается в гораздо большей структуре и модернизации, по оценкам, охватывает 38 миллионов детей в возрасте до шести лет. . Для сравнения, в Соединенных Штатах дошкольное образование, поддерживаемое государством, распространяется примерно на 3,5 миллиона детей в возрасте от 3 до 5 лет.
  • Классы с 1 по 5. Усилия Индии по обеспечению всеобщего охвата начальным образованием являются наиболее амбициозными в мире усилиями по охвату начальными школами. Федеральное правительство оплатило строительство более 400 000 зданий начальной школы; обучил и нанял 1,5 миллиона учителей; и, стремясь привлечь детей в школу, учредила программу школьных обедов, которая позволяет кормить более 100 миллионов детей в день. В результате в Индии начальную школу посещают в семь раз больше детей, чем в США.
  • Классы с 6 по 12. Сегодня в среднюю школу поступает только треть учащихся Индии, по сравнению с чуть более 90 процентами в Соединенных Штатах. Но вложения в младшие классы повышают посещаемость старших классов. По оценкам Всемирного банка, процент индийских студентов, заканчивающих среднюю школу, вырастет с 33 процентов сегодня до примерно 47 процентов к 2017 году.
  • Образование высшее. Поставленная правительством цель по зачислению 40 миллионов индийцев в колледжи к 2020 году потребует мест для еще 26 миллионов студентов, поступающих в колледж.Индия уже присуждает больше степеней бакалавра, чем Соединенные Штаты, и к 2020 году будет выдавать 8 миллионов в год по сравнению с примерно 2 миллионами здесь.

Даже если Индия приложит лишь умеренно более интенсивные усилия для расширения доступа к образованию, она будет выпускать в два раза больше выпускников колледжей, чем Соединенные Штаты могут выпускать ежегодно. Это тенденция, которая принесет огромные выгоды этому растущему экономическому центру, поскольку его рабочая сила вырастет на треть в течение следующих двух десятилетий (по сравнению с ожидаемым ростом всего 1% в США.С. рабочая сила к 2030 г.).

Информация и передовой опыт для США

Так что же делать политикам США с этой информацией, кроме как беспокоиться? Первым шагом является определение составляющих стратегических инвестиций Америки в нашу рабочую силу следующего поколения, основанных на идеях успешных американских семей среднего класса и с высокими доходами. Мы также должны рассмотреть «лучшие практики» систематических инвестиций нового поколения в европейских странах, более похожие на наши.

Уроки среднего класса США

Неудивительно, что дети из семей с высоким и средним достатком в США опережают детей из семей с низким доходом по ряду показателей. Социально-экономический класс - лучший показатель будущего успеха, поскольку более состоятельные родители могут предоставить им преимущества. Молодые люди с высоким доходом и средним классом заканчивают среднюю школу и колледж с большей вероятностью и с большей вероятностью будут иметь оплачиваемую работу в возрасте 25 лет. В среднем они имеют более высокий заработок и более высокую вероятность найти работу в системе здравоохранения, спонсируемой работодателем. преимущества.

Свидетельства также указывают на серию действий и действий, предпринятых родителями и молодежью, связанных с этими успехами, - действия, которые становятся более распространенными по мере продвижения вверх по шкале доходов. Национальное лонгитюдное исследование молодежи 1997 года, проведенное правительством США обследование мужчин и женщин, родившихся с 1980 по 1984 год, может помочь нам понять, какие «вклады» связаны с успешным образованием и развитием этих американских детей, которым в первый раз было от 12 до 17 лет. проинтервьюированных:

  • Обучение и воспитание детей младшего возраста. Опрос показал, что дети, получающие уход за детьми, с большей вероятностью закончат колледж и получат лучшую работу, когда будут работать. Дети, посещавшие дошкольные учреждения по уходу за ребенком, также с большей вероятностью будут трудоустроены в возрасте 25 лет.
  • Участие родителей в развитии образования. Дети, чьи родители были волонтерами в классе и создавали благоприятную домашнюю среду, с большей вероятностью успешно сдавали экзамены на пригодность, получали высшее образование, находили работу и зарабатывали больше денег.
  • Подростковый стаж работы. Такие программы, как слежка за работой, ученичество и стажировка, прочно связаны с лучшими результатами обучения и работы, даже с учетом различий в доходах родительских домохозяйств.

Эти данные указывают на набор норм среднего класса, которые тесно связаны с обеспечением того, чтобы более высокий процент этих детей вступил во взрослую жизнь с дипломом колледжа и мог получать более высокую заработную плату, чем их сверстники с более низким доходом.Образовательные и связанные с работой нормы отцовства из среднего класса, а также качество школ, в которых обучаются эти дети, во многом определяют их успех.

После поиска в американском среднем классе определенных «вкладов» успеха, вырисовывается более ясная картина того, как могла бы выглядеть последовательная стратегия США в отношении рабочей силы следующего поколения. Но политики, стремящиеся превратить цели в конкретные меры политического вмешательства, могут извлечь полезные уроки из того, что делают наши коллеги в развитом мире, чтобы оставаться конкурентоспособными с развивающимися экономиками, такими как Китай и Индия.

Лучшие практики в странах Европы

Как и Китай и Индия, основные европейские страны вкладывают значительные средства в детей и семьи, одновременно реформируя свои системы образования. Многие из этих успешных стратегий предлагают готовые «лучшие практики», которые можно воспроизвести или изменить для решения наших собственных проблем.

В целом, в крупных европейских странах уровень бедности ниже, чем в Соединенных Штатах, благодаря более щедрой социальной и ориентированной на семьи политике, включая оплачиваемый отпуск по беременности и родам и отцовский отпуск, оплачиваемый уход за ребенком и другие регулируемые государством денежные выплаты, а также налоговые льготы для семей с дети.Европейские учащиеся в среднем набирают больше баллов по математике, естественным наукам и чтению, чем их американские сверстники.

В то время как Индия и Китай переживают период быстрого «догоняющего» роста, развитые экономики США и Европы должны расти за счет инноваций или связанных с ними стратегий, позволяющих более эффективно использовать существующие ресурсы. Среди конкретных передовых европейских практик, рассмотренных в этом отчете:

  • Качество учителей. Финляндия имеет замечательную стратегию повышения качества учителей, направленную на то, чтобы ее лучшие ученики стали учителями и превратили преподавание в высоко селективную, престижную и вознаграждающую профессию.Спустя несколько десятилетий после начала реформ количество выпускников средних школ и колледжей в Финляндии резко возросло, что привело к опережающему росту страны и помогло ей диверсифицировать свою экономику за счет секторов информационных технологий и исследований.
  • Национальные образовательные стандарты и профессиональная подготовка кадров. Федерализация образовательных стандартов в Германии стала ответом на низкие результаты международных тестов в 2000 году. С тех пор Германия стала страной с наиболее высокими показателями успеваемости по математике, и средний учащийся улучшил свои показатели на 10 процентов.К 2009 году 17 процентов немецких студентов владели математикой на высшем уровне по сравнению с 10 процентами студентов из США. Мы также анализируем немецкую систему «двойного образования», в которой приоритет отдается связям с опытом работы и направляет 2 миллиона студентов на трехлетнюю стажировку по 400 профессиям.
  • Инвестиции в дошкольное образование и поддержку семьи. Универсальное бесплатное дошкольное учреждение Соединенного Королевства в сочетании с одной из самых новаторских моделей поддержки семьи в мире привело к созданию комплексных семейных услуг и раннего вмешательства в общинных «детских центрах».Исследования, начатые в конце 1990-х годов, показывают, что эти инвестиции в раннее детство и просемейные услуги улучшили социальное поведение детей, улучшили навыки обучения и способствовали созданию домашних условий, более благоприятных для обучения.

Рекомендации

Несмотря на разнообразный характер их усилий по подготовке большего числа молодых людей к успеху на все более конкурентном глобальном рынке, Китай, Индия и несколько европейских стран значительно улучшают образовательные результаты своих студентов.Их объединяет новая агрессивная решимость:

  • Установите реалистичные, но амбициозные цели в области национального образования, чтобы подготовить студентов к колледжу и будущей карьере
  • Повышение квалификации учителей
  • Инвестируйте в раннее обучение и увеличивайте участие родителей

Однако проблемы в Соединенных Штатах не связаны с отсутствием понимания того, как улучшить и сконцентрировать нашу школьную систему. Проблемы связаны с политической волей сделать это.Времена энтузиазма и стремления к переменам прошли после первого Национального саммита по образованию в 1989 году, организованного президентом Джорджем Х.В. Буша, на котором присутствовали все губернаторы страны. Этот новаторский президентский саммит с участием губернаторов привел к более активной роли федерального правительства в образовании и многочисленным совместным усилиям губернаторов по повышению успеваемости учащихся.

В то время как губернаторы продолжали настаивать на реформах, а некоторые увеличивали инвестиции, подход к прогрессу в зависимости от штата означает, что он является неравномерным.

Несмотря на то, что администрация Обамы ввела в действие смелые стратегии для стимулирования дополнительных действий на уровне штатов, у нас все еще отсутствует последовательная национальная политика для повышения успеваемости учащихся. Тем не менее, в Соединенных Штатах есть очень многообещающие знаки, среди которых:

.
  • Приверженность общенациональным образовательным стандартам Common Core почти всеми губернаторами страны
  • Двухпартийный союз для повышения квалификации учителей
  • Признание государствами критической важности обучения детей младшего возраста

Но эти усилия должны быть объединены, чтобы действительно оказать влияние.Кроме того, от них нельзя отказываться из-за нагрузки на национальный и государственный бюджеты.

Соответственно, в нашем отчете содержится призыв к президенту Соединенных Штатов в 2013 году созвать губернаторов на Национальный саммит по образованию, чтобы предпринять новые усилия по улучшению образовательных результатов в Соединенных Штатах - на этот раз посредством лазерного акцента на повышение эффективности учителей , гарантируя, что государства могут продвигаться вперед с национальной системой дошкольного образования, и интегрируя эти усилия в цели, поставленные с помощью общих основных стандартов.Только с обновлением лидерства в сфере образования как национального приоритета и реальных инвестиций на всех уровнях правительства Соединенные Штаты надеются сохранить экономическую конкурентоспособность.

Донна Купер - старший научный сотрудник отдела экономической политики, а Адам Херш - экономист Центра американского прогресса. Энн О’Лири - директор программы «Дети и семьи» Центра нового поколения, старший научный сотрудник Центра американского прогресса и преподаватель юридической школы Университета Калифорнии в Беркли.

См. Также:

барьеров для входа - принципы экономики 2e

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Различают естественную монополию и юридическую монополию.
  • Объясните, как эффект масштаба и контроль над природными ресурсами привели к необходимому формированию законных монополий
  • Проанализировать важность товарных знаков и патентов в продвижении инноваций
  • Укажите примеры хищнического ценообразования

Из-за отсутствия конкуренции монополии, как правило, получают значительную экономическую прибыль.Эти прибыли должны вызывать сильную конкуренцию, как мы описали в статье «Идеальная конкуренция», но, тем не менее, из-за одной особенности монополии это не так. Барьеры для входа - это правовые, технологические или рыночные силы, которые препятствуют или препятствуют выходу потенциальных конкурентов на рынок. Барьеры для входа могут варьироваться от простых и легко преодолимых, таких как стоимость аренды торговых площадей, до крайне ограничительных. Например, для вещания доступно ограниченное количество радиочастот.После того, как предприниматель или фирма приобрели права на все из них, новые конкуренты не могут выйти на рынок.

В некоторых случаях барьеры для входа могут привести к монополии. В других случаях они могут ограничить конкуренцию несколькими фирмами. Барьеры могут блокировать вход, даже если фирма или фирмы, присутствующие в настоящее время на рынке, получают прибыль. Таким образом, на рынках со значительными барьерами для входа не обязательно , что аномально высокая прибыль привлечет новые фирмы, и что этот выход новых фирм в конечном итоге приведет к снижению цены, так что выжившие фирмы зарабатывают только нормальный уровень прибыль в долгосрочной перспективе.

Существует два типа монополии, основанные на типах барьеров для входа, которые они используют. Один из них - естественная монополия, где препятствиями для входа являются нечто иное, чем юридический запрет. Другой - правовая монополия, когда законы запрещают (или строго ограничивают) конкуренцию.

Естественная монополия

Эффект масштаба может в сочетании с размером рынка ограничивать конкуренцию. (Мы представили эту тему в разделе «Производство, стоимость и структура отрасли»). (Рисунок) представляет собой долгосрочную кривую средних затрат для отрасли производства самолетов.Он показывает экономию от масштаба до выпуска 8000 самолетов в год и цену 0 P, затем постоянную отдачу от масштаба от 8000 до 20000 самолетов в год и убыток от масштаба при количестве производства более 20000 самолетов в год. год.

Теперь рассмотрим кривую рыночного спроса на диаграмме, которая пересекает кривую долгосрочных средних затрат (LRAC) при уровне выпуска 5000 самолетов в год и по цене 1 P, что выше, чем 0 P.В этой ситуации на рынке есть место только для одного производителя. Если вторая фирма попытается выйти на рынок в меньшем размере, например, выпустив 4000 самолетов, то ее средние затраты будут выше, чем у существующей фирмы, и она не сможет конкурировать. Если вторая фирма попытается выйти на рынок в большем размере, например, 8000 самолетов в год, то она сможет производить с более низкими средними затратами, но она не сможет продать все 8000 самолетов, которые она произвела, из-за недостаточного спроса на рынке.

Экономия от масштаба и естественная монополия

На этом рынке кривая спроса пересекает кривую долгосрочных средних затрат (LRAC) в своей нисходящей части. Естественная монополия возникает, когда объем спроса меньше минимального количества, необходимого для того, чтобы оказаться в нижней части кривой долгосрочных средних затрат.


Экономисты называют такую ​​ситуацию, когда эффект масштаба велик по сравнению с объемом спроса на рынке, естественной монополией.Естественные монополии часто возникают в отраслях, где предельные затраты на добавление дополнительного потребителя очень низки, если существуют постоянные затраты всей системы. Это приводит к ситуациям, когда наблюдается значительная экономия на масштабе. Например, если водопроводная компания прокладывает основные водопроводные трубы в районе, предельные затраты на водоснабжение другого дома становятся довольно низкими. После того, как электрическая компания устанавливает линии в новом подразделении, предельные затраты на предоставление дополнительных услуг по электроснабжению еще одного дома становятся минимальными.Выход на рынок второй компании по водоснабжению и инвестирование во второй комплект магистральных водопроводов или выход на рынок второй электроэнергетической компании и инвестиции в совершенно новый комплект электрических проводов будут дорогостоящими и дублирующими. Эти отрасли представляют собой пример, когда из-за экономии на масштабе один производитель может обслуживать весь рынок более эффективно, чем несколько более мелких производителей, которым придется делать двойные вложения в физический капитал.

Естественная монополия может также возникнуть на небольших местных рынках для товаров, которые трудно транспортировать.Например, производство цемента дает эффект масштаба, а количество цемента, требуемое в определенной местности, может быть не намного больше, чем может производить один завод. Более того, стоимость транспортировки цемента по суше высока, и поэтому цементный завод в районе, где нет доступа к водному транспорту, может быть естественной монополией.

Управление физическим ресурсом

Другой тип естественной монополии возникает, когда компания контролирует ограниченные физические ресурсы. В U.Южная экономика, один исторический пример этой модели произошел, когда ALCOA - Алюминиевая компания Америки - контролировала большую часть поставок боксита, ключевого минерала, используемого в производстве алюминия. Еще в 1930-х годах, когда ALCOA контролировала большую часть бокситов, другие фирмы просто не могли производить достаточно алюминия, чтобы конкурировать.

В качестве другого примера, большая часть мировой добычи алмазов контролируется DeBeers, многонациональной компанией, которая ведет добычу и добычу в Южной Африке, Ботсване, Намибии и Канаде.Он также ведет геологоразведочные работы на четырех континентах и ​​руководит всемирной сетью распределения необработанных алмазов. Хотя в последние годы они столкнулись с растущей конкуренцией, их влияние на рынок необработанных алмазов по-прежнему остается значительным.

Юридическая монополия

Для некоторых продуктов правительство устанавливает барьеры для входа, запрещая или ограничивая конкуренцию. Согласно законодательству США, ни одна организация, кроме Почтовой службы США, не имеет права доставлять почту первого класса.Во многих штатах и ​​городах действуют законы или постановления, позволяющие домохозяйствам выбирать только одну электрическую компанию, одну компанию водоснабжения и одну компанию для вывоза мусора. Большинство законных монополий - это коммунальные услуги - продукты, необходимые для повседневной жизни, - которые приносят пользу обществу. Как следствие, правительство позволяет производителям стать регулируемыми монополиями, чтобы гарантировать, что потребители имеют доступ к соответствующему количеству этих продуктов или услуг. Кроме того, легальные монополии часто подвержены эффекту масштаба, поэтому имеет смысл разрешить только одного поставщика.

Содействие инновациям

Инновации требуют времени и ресурсов. Предположим, компания инвестирует в исследования и разработки и находит лекарство от простуды. В этом мире почти повсеместной информации другие компании могли взять формулу, произвести лекарство и, поскольку они не понесли затрат на исследования и разработки (НИОКР), подорвали цену компании, открывшей лекарство. Учитывая эту возможность, многие фирмы предпочли бы не инвестировать в исследования и разработки, и в результате в мире было бы меньше инноваций.Чтобы этого не произошло, в разделе 8 статьи I Конституции США указывается: «Конгресс имеет власть. . . содействовать прогрессу науки и полезных искусств, обеспечивая на ограниченное время авторам и изобретателям исключительное право на их труды и открытия ». Конгресс использовал это право для создания Бюро по патентам и товарным знакам США, а также Бюро по авторским правам США. Патент дает изобретателю исключительное законное право создавать, использовать или продавать изобретение в течение ограниченного времени.В США исключительные патентные права действуют 20 лет. Идея состоит в том, чтобы предоставить ограниченную монопольную власть, чтобы инновационные фирмы могли окупить свои инвестиции в НИОКР, но затем позволить другим фирмам производить продукт по более дешевым ценам после истечения срока действия патента.

Товарный знак - это идентифицирующий символ или название определенного товара, например бананов Chiquita, автомобилей Chevrolet или «галочки» Nike, которая появляется на обуви и спортивном снаряжении. Примерно 1,9 миллиона товарных знаков зарегистрировано в U.Правительство С. Фирма может повторно продлевать товарный знак, пока он активно используется.

Авторское право, согласно Бюро регистрации авторских прав США, «представляет собой форму защиты, предусмотренную законодательством США для« оригинальных авторских произведений », включая литературные, драматические, музыкальные, архитектурные, картографические, хореографические, пантомимические, живописные, графические , скульптурные и аудиовизуальные произведения ». Никто не может воспроизводить, демонстрировать или выполнять работу, защищенную авторским правом, без разрешения автора.Защита авторских прав обычно длится в течение жизни автора плюс 70 лет.

Грубо говоря, патентное право распространяется на изобретения, а авторское право защищает книги, песни и искусство. Однако в некоторых областях, таких как изобретение нового программного обеспечения, неясно, должна ли применяться защита патента или авторского права. Существует также свод законов, известный как коммерческая тайна. Даже если у компании нет патента на изобретение, конкурирующим фирмам не разрешается красть их секреты. Одним из известных коммерческих секретов является формула Coca-Cola, которая не защищена авторским правом или патентным законодательством, но компания просто держит ее в секрете.

Взятые вместе, мы называем это сочетание патентов, товарных знаков, авторских прав и закона о коммерческой тайне интеллектуальной собственностью, потому что оно подразумевает право собственности на идею, концепцию или изображение, а не на физический объект собственности, такой как дом или автомобиль. Страны по всему миру приняли законы о защите интеллектуальной собственности, хотя сроки и точные положения таких законов различаются в зависимости от страны. В настоящее время ведутся переговоры как через Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС), так и через международные договоры, чтобы добиться большей гармонии с законами об интеллектуальной собственности в разных странах, чтобы определить степень, в которой они в других странах будут уважать патенты и авторские права тех, кто в другие страны.

Государственные ограничения конкуренции раньше были более распространены в Соединенных Штатах. На протяжении большей части двадцатого века только одной телефонной компании - AT&T - было по закону разрешено предоставлять услуги местной и междугородной связи. С 1930-х по 1970-е годы один набор федеральных правил ограничивал, в какие направления авиакомпании могли выбирать для полетов и какие тарифы они могли взимать. Другой набор правил ограничивал процентные ставки, которые банки могли выплачивать вкладчикам; еще один уточнял, сколько автотранспортные компании могут взимать с клиентов.

Какие продукты мы считаем коммунальными, частично зависит от доступной технологии. Пятьдесят лет назад
телефонных компаний предоставляли услуги местной и междугородной связи по проводам. Не имело большого смысла иметь много компаний, строящих многоканальные системы электропроводки в городах и по всей стране. AT&T утратила свою монополию на услуги дальней связи, когда технология предоставления телефонных услуг изменилась с проводной на микроволновую и спутниковую передачу, так что несколько фирм могли использовать один и тот же механизм передачи.То же самое произошло с местным обслуживанием, особенно в последние годы, с ростом числа систем сотовой связи.

Сочетание усовершенствований производственных технологий и общего понимания того, что рынки могут адекватно предоставлять услуги, привело к волне дерегулирования, начавшейся в конце 1970-х и продолжавшейся до 1990-х годов. Эта волна устранила или снизила правительственные ограничения в отношении компаний, которые могли войти, цены, которые они могли взимать, и количества, которые могли производить многие отрасли, включая телекоммуникации, авиалинии, грузовые перевозки, банковское дело и электричество.

Во всем мире, от Европы до Латинской Америки, Африки и Азии, многие правительства продолжают контролировать и ограничивать конкуренцию в тех отраслях, которые эти правительства считают ключевыми, включая авиакомпании, банки, сталелитейные компании, нефтяные компании и телефонные компании.

Посетите этот веб-сайт, чтобы увидеть примеры довольно странных патентов.

Запугивание потенциальной конкуренции

Компании разработали ряд схем для создания барьеров для входа, удерживая потенциальных конкурентов от выхода на рынок.Один из методов известен как хищническое ценообразование, при котором фирма использует угрозу резкого снижения цен, чтобы препятствовать конкуренции. Хищническое ценообразование является нарушением антимонопольного законодательства США, но доказать это сложно.

Рассмотрим крупную авиакомпанию, которая выполняет большинство рейсов между двумя конкретными городами. Новая небольшая начинающая авиакомпания решает предложить услуги между этими двумя городами. Крупная авиакомпания сразу же резко снижает цены на этом маршруте, так что новый участник не может заработать никаких денег.После того, как новый участник уйдет из бизнеса, действующая фирма может снова поднять цены.

После того, как компания повторяет эту схему один или два раза, потенциальные новые участники могут решить, что нецелесообразно пытаться конкурировать. Мелкие авиакомпании часто обвиняют более крупные авиакомпании в хищническом ценообразовании: например, в начале 2000-х ValuJet обвинила Delta в хищническом ценообразовании, Frontier обвинила United, а Reno Air обвинила Northwest. В 2015 году Министерство юстиции вынесло постановление против American Express и Mastercard за введение ограничений для розничных продавцов, которые поощряли клиентов использовать более низкие комиссии за проведение кредитных операций.

В некоторых случаях большие рекламные бюджеты также могут препятствовать конкуренции. Если единственный способ запустить успешный новый национальный напиток кола - это потратить больше, чем рекламные бюджеты Coca-Cola и Pepsi Cola, немногие компании попытаются это сделать. Прочно устоявшуюся торговую марку бывает сложно вытеснить.

Подводя итоги барьеров для входа

(рисунок) перечисляет барьеры для входа, которые мы обсуждали. Этот список не является исчерпывающим, поскольку фирмы оказались весьма изобретательными в изобретении методов ведения бизнеса, препятствующих конкуренции.Когда существуют барьеры для входа на рынок, совершенная конкуренция больше не является разумным описанием того, как работает отрасль. Когда барьеры для входа достаточно высоки, может возникнуть монополия.

Входные барьеры
Барьер для входа Роль правительства? Пример
Естественная монополия Правительство часто отвечает постановлением (или владением) Компании водоснабжения и электроснабжения
Управление физическим ресурсом DeBeers на бриллианты
Юридическая монополия Есть Почтовое отделение, действующие правила авиакомпаний и грузоперевозок
Патент, товарный знак и авторское право Да, через защиту интеллектуальной собственности Новые лекарства или программное обеспечение
Запугивание потенциальных конкурентов Скорее Хищническое ценообразование; известные торговые марки

Основные понятия и краткое изложение

Барьеры для входа на рынок препятствуют или препятствуют выходу конкурентов на рынок.Эти препятствия включают: эффект масштаба, ведущий к естественной монополии; контроль физического ресурса; правовые ограничения конкуренции; защита патентов, товарных знаков и авторских прав; и методы устрашения конкурентов, такие как хищническое ценообразование. Интеллектуальная собственность относится к юридически гарантированному владению идеей, а не физическим предметом. Законы, защищающие интеллектуальную собственность, включают патенты, авторские права, товарные знаки и коммерческую тайну. Естественная монополия возникает, когда эффект масштаба сохраняется в достаточно большом диапазоне выпуска, и если одна фирма будет обеспечивать весь рынок, никакая другая не сможет выйти на рынок, не столкнувшись с недостатком затрат.

Вопросы для самопроверки

Классифицируйте следующее как введенный правительством барьер для въезда, барьер для въезда, который не обеспечивается правительством, или ситуацию, которая не включает барьер для въезда.

  1. Запатентованное изобретение
  2. Популярный, но легко копируемый рецепт ресторана
  3. Отрасль, в которой эффект масштаба очень мал по сравнению с размером спроса на рынке
  4. Хорошо зарекомендовавшая себя компания, снижающая цены в ответ на ввод новых товаров
  5. Уважаемый бренд, который тщательно создавался на протяжении многих лет
  1. Патент - это установленный государством барьер для входа.
  2. Это не входной барьер.
  3. Это не входной барьер.
  4. Это барьер для входа, но он не установлен государством.
  5. Это барьер для входа, но он напрямую не обеспечивается правительством.

Классифицируйте следующее как введенный правительством барьер для въезда, барьер для въезда, который не обеспечивается правительством, или ситуацию, которая не включает барьер для въезда.

  1. Город принимает закон о том, сколько лицензий он выдает для такси
  2. Город принимает закон, согласно которому все водители такси должны сдавать экзамен на безопасность вождения и иметь страховку
  3. Известный товарный знак
  4. Иметь родник с очень чистой водой
  5. Отрасль, в которой эффект масштаба очень велик по сравнению с размером спроса на рынке
  1. Это введенный правительством барьер для въезда.
  2. Это пример государственного закона, но, возможно, это не большая преграда для входа, если большинство людей могут пройти тест на безопасность и получить страховку.
  3. Право на использование товарных знаков охраняется государством и, следовательно, является препятствием для входа.
  4. Вероятно, это не препятствие для входа, поскольку существует несколько различных способов получить чистую воду.
  5. Это барьер для входа, но он не установлен государством.

Предположим, что местная электроэнергетическая компания, юридическая монополия, основанная на экономии на масштабе, была разделена на четыре фирмы равного размера с идеей, что устранение монополии будет способствовать установлению конкурентоспособных цен на электроэнергию.Как вы думаете, что произойдет с ценами?

Из-за эффекта масштаба каждая фирма будет производить с более высокими средними затратами, чем раньше. (Каждому из них пришлось бы построить свои собственные линии электропередач.) В результате каждый из них должен был бы поднять цены, чтобы покрыть свои более высокие затраты. Политика потерпит неудачу.

Если Конгресс сократит период патентной защиты с 20 до 10 лет, что, вероятно, случится с объемом частных исследований и разработок?

Более короткий срок патентной защиты сделает инновации менее прибыльными, поэтому объем исследований и разработок, вероятно, сократится.

Обзорные вопросы

Чем монополия отличается от совершенной конкуренции?

Что такое входной барьер? Приведите несколько примеров.

Что такое естественная монополия?

Что такое юридическая монополия?

Что такое хищническое ценообразование?

Чем интеллектуальная собственность отличается от другой собственности?

Какие правовые механизмы защищают интеллектуальную собственность?

В каком смысле естественная монополия является «естественной»?

Вопросы о критическом мышлении

ALCOA не обладает той монопольной властью, как когда-то.Как, по вашему мнению, их барьеры для входа были ослаблены?

Почему непатентованные фармацевтические препараты значительно дешевле, чем патентованные?

В течение многих лет Министерство юстиции пыталось разделить крупные фирмы, такие как IBM, Microsoft и совсем недавно Google, на том основании, что их большая доля на рынке сделала их по существу монополистами. Будет ли эта политика иметь такой же смысл на глобальном рынке, где американские фирмы конкурируют с фирмами из других стран, как в чисто внутреннем контексте?

Законы об интеллектуальной собственности предназначены для поощрения инноваций, но некоторые экономисты, такие как Милтон Фридман, утверждают, что такие законы нежелательны.В Соединенных Штатах не существует защиты интеллектуальной собственности в отношении рецептов еды или модного дизайна. Рассматривая состояние этих двух отраслей и принимая во внимание обсуждение неэффективности монополий, можете ли вы придумать какие-либо причины, по которым законы об интеллектуальной собственности могут препятствовать инновациям в некоторых случаях?

Проблемы

Вернитесь к (Рисунок). Предположим, что P 0 - это 10 долларов, а P 1 - это 11 долларов. Предположим, новая фирма с той же кривой LRAC, что и действующий оператор, пытается прорваться на рынок, продав 4000 единиц продукции.Оцените по графику, какими будут средние затраты новой фирмы на производство продукции. Если действующий оператор продолжит производить 6000 единиц, сколько продукции эти две фирмы поставят на рынок? Оцените, что произойдет с рыночной ценой в результате предложения как действующей фирмы, так и нового участника. Примерно сколько прибыли получит каждая фирма?

Глоссарий

входные барьеры
юридические, технологические или рыночные силы, которые могут препятствовать или препятствовать выходу потенциальных конкурентов на рынок
авторское право
форма правовой защиты для предотвращения копирования в коммерческих целях оригинальных авторских произведений, включая книги и музыку
дерегулирование
отмена государственного контроля над установлением цен и объемов в определенных отраслях
интеллектуальная собственность
Свод законов, включая законы о патентах, товарных знаках, авторских правах и коммерческой тайне, которые защищают право изобретателей производить и продавать свои изобретения
юридическая монополия
правовые запреты на конкуренцию, такие как регулируемые монополии и защита интеллектуальной собственности
монополия
ситуация, при которой одна фирма производит всю продукцию на рынке
естественная монополия
экономические условия в отрасли, например, эффект масштаба или контроль над критически важным ресурсом, которые ограничивают эффективную конкуренцию
патент
Правительственное постановление, дающее изобретателю исключительное законное право создавать, использовать или продавать изобретение в течение ограниченного времени
хищническое ценообразование
, когда существующая фирма использует резкое, но временное снижение цен, чтобы препятствовать новой конкуренции
коммерческая тайна
метода производства, сохраняемые фирмой-производителем в секрете
товарный знак
идентифицирующий символ или название конкретного товара и может использоваться только фирмой, зарегистрировавшей этот товарный знак.

Международная торговля, конкурентные преимущества и развивающиеся страны: C

Описание книги

Имеющиеся исследования показывают, что менее развитые страны имеют значительные конкурентные преимущества перед развитыми странами в трех основных областях международной торговли: сельское хозяйство, текстиль и одежда (T&C) и трансграничная мобильность рабочей силы.Кстати, это также те торговые сектора, которые десятилетие за десятилетием подвергались широко распространенным протекционистским мерам, особенно в развитых странах. В рамках Всемирной торговой организации (ВТО), которая заменила Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) в 1995 году, большая часть ограничений в торговле ТиП была снята, но все же этот сектор сталкивается с гораздо более высокими тарифными и нетарифными барьерами, чем любой другой производственный сектор в мировой экономике. В сельскохозяйственном секторе также произошел значительный демонтаж глубоко укоренившихся торговых барьеров в рамках ВТО в течение последних двух десятилетий, но сектор по-прежнему страдает от довольно обширной внутренней поддержки, экспортных субсидий и тарифных барьеров.В то же время, несмотря на то, что как теоретические разработки, так и эмпирические тенденции указывают на значительные потенциальные выгоды от трансграничной мобильности рабочей силы, этот сектор по-прежнему находится в сложной трясине экономических и политических ограничений по всему миру. Таким образом, все три сектора, в которых менее развитые страны имеют экспортные интересы, по-прежнему остаются менее либерализованными, чем сектора, в которых развитые страны имеют экспортные интересы.

В этой книге содержится углубленный и современный научный анализ всех трех секторов торговли - сельского хозяйства, условий и технологий и трансграничной мобильности рабочей силы - с глубоким анализом исторического фона и развития, пересекающихся интересов и перспектив обеих сторон. развитые и развивающиеся страны, а также изменяющиеся модели и возможности торговли в более либерализованной и глобализированной мировой экономике.В книге также определены важные экономические вопросы и варианты для менее развитых стран на переговорах ВТО по дальнейшей либерализации сельского хозяйства, условий и технологий и трансграничной мобильности рабочей силы. Этот том будет важным справочным материалом для студентов, ученых и практиков в области международной торговли, экономического развития, экономики развития и вопросов, связанных с ВТО.

Содержание

1. Введение: Обзор международной торговой системы 2. Либерализация сельскохозяйственного сектора 3.Либерализация текстиля и одежды 4. Либерализация трансграничной мобильности рабочей силы 5. Заключительные замечания

Экономика совместного использования данных: появление новых посредников

Определение и актуальность

В настоящее время в качестве новых посредников появляются различные платформы, связанные с обменом данными B2B. Footnote 35 С технической точки зрения такие платформы можно понимать как «архитектуру, позволяющую программировать и повторно использовать контент и данные, обычно через API, и организовывать модульность между стабильным ядром и переменными компонентами». Footnote 36 Таким образом, платформы обмена данными обеспечивают техническую инфраструктуру для обмена данными между несколькими сторонами. С экономической точки зрения их ключевая функция состоит в том, чтобы облегчить обмен данными за счет снижения транзакционных издержек за счет объединения различных источников данных Footnote 37 и сопоставления пользователей и поставщиков.

Однако довольно важным для понимания актуальных рыночных тенденций является вопрос о том, какие ценностные предложения способствуют появлению платформ обмена данными.Хотя термин «платформа» на первый взгляд может показаться нейтральным, Footnote 38 они созданы и принадлежат определенным компаниям с различными стимулами и стратегическими перспективами развития. Поэтому следующий анализ сосредоточен на конкретных формах обмена данными, которые могут быть определены и классифицированы в соответствии с различными параметрами (раздел 4.2). После определения основных функций таких платформ (раздел 4.3) будут описаны возможные сценарии развития рынка (раздел.4.4).

Параметры общей платформы

В частности, существуют разные модели платформ. Для таксономии можно выделить несколько параметров для категоризации платформ обмена данными. Далее обсуждаются наиболее важные с практической точки зрения параметры.

Во-первых, можно провести широкое различие между платформами, созданными одними и теми же компаниями, которые обмениваются данными, в отличие от платформ обмена данными, предоставляемых третьими сторонами. Этот вопрос о владении платформой имеет значение, когда речь идет о нормативных последствиях.В частности, более крупные компании используют свои собственные платформы данных, чтобы управлять регулярным взаимодействием данных с третьими сторонами. Обычно это относится к данным, которые влияют на эффективность основной деятельности компании. В то же время принадлежащие компании платформы могут также служить каналом распространения, который просто позволяет монетизировать собственные данные компаний для получения дополнительной прибыли. Footnote 39 В обоих случаях промышленность разрабатывает различные технические решения для обмена данными.Такие решения обычно стандартизируются в более крупном масштабе. В частности, Международное пространство данных (IDS) Footnote 40 является примером интегрированной эталонной модели, которая предназначена для обеспечения связи данных внутри и между экосистемами бизнес-данных. Footnote 41 Как одноранговая сеть, Footnote 42 IDS реализует децентрализованную структуру совместного использования данных. Footnote 43 Напротив, сторонние платформы принадлежат независимому оператору. Компании, как правило, используют такие платформы для обмена данными, если они не могут позволить себе создавать свои собственные, или если нейтральность платформы, на которой можно обмениваться данными, приносит дополнительные преимущества. Footnote 44 Такие платформы могут быть нацелены на более широкий круг клиентов и дают возможность получить «дополнительный» доход за счет монетизации данных. Сами платформы представляют собой бизнес-модели, которые следуют различным ценностным предложениям. С точки зрения экономики совместного использования данных особый интерес представляют те платформы, которые выигрывают от количества транзакций обмена данными, но которые сами не генерируют и не покупают данные. Скорее, они функционируют как простой помощник по обмену информацией. Ярким примером является французская компания DAWEX, которая была основана в 2015 году и позиционирует себя как «глобальный рынок данных».Он фокусирует свой бизнес на оказании помощи в транзакциях с данными и предоставлении сопутствующих услуг, таких как анонимизация данных. Footnote 45 Таким образом, основная роль DAWEX как платформы обмена данными заключается в сопоставлении, лицензировании и передаче наборов данных. Footnote 46

Второй важнейший параметр - это степень открытости платформы для новых участников. Благодаря своей двусторонней природе платформы связывают покупателей и продавцов. Однако платформы могут быть закрыты в том смысле, что они ограничены определенными партнерами по сотрудничеству.Такие закрытые или избирательные системы позволяют в большей степени контролировать использование совместно используемых данных. Footnote 47 Также часто говорят о пуле данных , когда фирмы делятся своими данными «применительно к данной услуге или в целом в отрасли, или в рамках электронной экосистемы». Footnote 48 Закрытые платформы могут быть созданы основными участниками в среде обмена данными, а также независимыми посредниками. Footnote 49 Если, напротив, платформы в принципе открыты и, следовательно, нацелены на широкий и неизвестный круг участников, они становятся «рынками данных», так же как Ebay является рынком для материальных товаров.Где-то посередине между полностью «открытыми» и «закрытыми» платформами находятся платформы, которые позволяют обмениваться данными между конкретными игроками, в то время как в то же время «клуб обмена данными» открыт для новых участников, если они выполняют определенные требования. Footnote 50

Еще одним параметром для дифференциации моделей платформ является степень интеграции, то есть может ли платформа рассматриваться как внутриотраслевой или межотраслевой посредник, несмотря на вышеупомянутую общую проблему разграничения секторов.Обмен данными в более крупном масштабе стал заметным применительно к конкретным сообществам или отраслям. Большая часть обмена данными через платформы происходит в рамках существующих цепочек добавленной стоимости или сетей создания стоимости, Footnote 51 , например, в автомобильном секторе Footnote 52 или сельскохозяйственном секторе Footnote 53 . В этом случае участники следуют общему или дополнительному ценностному предложению. Известной платформой в секторе логистики является «iShare», на которой игроки отрасли могут обмениваться данными и монетизировать их. Footnote 54 Другие платформы связаны с данными исследований: «Figshare», принадлежащая Springer, представляет собой коммерческую платформу, которая сначала ориентирована на отдельных исследователей, а затем распространяется на (академические) учреждения. Footnote 55 Исследовательская платформа «Vivil» была основана, в частности, для облегчения обмена и повторного использования данных клинических исследований. Footnote 56

Кроме того, поставщики платформ обмена данными могут также предлагать дополнительные функции и услуги.Это может включать предоставление типовых условий контракта или услуг по анонимности. Footnote 57 В конечном итоге платформа может стать намного больше, чем просто средством обмена данными, если она будет предлагать услуги, основанные на анализе данных. Footnote 58 и корректировать данные в соответствии с определенными бизнес-потребностями или вопросами компаний. Footnote 59

Наконец, решающий вопрос заключается в том, передаются ли данные в обмен на вознаграждение. Существуют различные модели, согласно которым бизнес-данные предоставляются бесплатно.Компании склонны следовать таким подходам к открытым данным, если они сильно заинтересованы в повторном использовании данных, например если они получают выгоду от сторонних сервисов, основанных на этих данных. Footnote 60 Еще одна причина для бесплатного предоставления бизнес-данных в больших объемах - это служение общественным интересам на добровольной основе. Footnote 61 Однако такие случаи «благотворительности в отношении данных» остаются исключением. Footnote 62 Можно ожидать, что более значительный объем данных более высокого качества будет передан за определенное вознаграждение, в основном за счет монетизации через платформу. Footnote 63 Модели ценообразования могут значительно различаться (например, за транзакцию, фиксированную ставку, дифференцированное лицензирование и т. Д.). Также были реализованы аукционные модели. Footnote 64

Основные функции платформ обмена данными

Для более глубокого понимания того, как могут развиваться рынки обмена данными, может оказаться полезным более пристальный взгляд на основные функции платформ обмена данными. Такие функции указывают на бизнес-модели платформы и раскрывают сценарии развития, которые могут указывать на возможные проблемы с регулированием.Функции платформ обмена становятся ясными, если мы рассмотрим стимулы вовлеченных сторон в отношении транзакции и конкретные качества рассматриваемых товаров, то есть данных.

Как и в случае с обычными платформами, основная функция платформ обмена данными заключается в согласовании спроса и предложения между поставщиками данных и пользователями. Footnote 65 Чтобы привлечь пользователей, платформа должна привлечь критическую массу участников, которые хотят делиться своими данными, и наоборот.В этом отношении сетевые эффекты способствуют повышению эффективности. Footnote 66 Однако серьезной проблемой при сопоставлении является неясное качество продаваемых товаров, то есть самих данных. Пользователи должны понимать качество, если они хотят оценить полезность данных. Для них важно заранее получить как можно больше «информации об информации». Это позволяет пользователям оценить, выиграют ли они от получения данных, и является решающим фактором для окончательного присоединения к платформе и участия в совместном использовании. Footnote 67 Следовательно, основная функция платформ обмена данными заключается в выравнивании этой асимметрии информации без ограничения стимулов для поставщиков к обмену. Footnote 68

Доверие рассматривается как как главное условие для обмена данными. Footnote 69 Таким образом, создание и поддержание доверия является ключевой функцией платформ обмена данными. Это неудивительно, когда мы смотрим на стимулы поставщиков предоставлять свои данные для обмена в более широком масштабе, что, в частности, включает множество сторон, с которыми у них нет деловых отношений.Нет сомнений в том, что недостаток доверия приведет к меньшему обмену данными как по количеству, так и по качеству. Footnote 70 Значение доверия хорошо известно из традиционной экономики совместного использования. Footnote 71 Особенно, когда дело доходит до заключения контрактов с неизвестными партнерами, системы проверки являются ключевым элементом для создания более крупномасштабной экономики совместного использования. Footnote 72 Однако крупномасштабный обмен данными создает дополнительные проблемы, связанные с доверием.Помимо общей стратегической заинтересованности компаний в том, чтобы знать, кто повторно использует их данные, Footnote 73 их основная проблема связана с фактическим (незаконным) использованием данных, которые они предоставляют. В большей степени, чем в традиционной экономике совместного использования, нарушение доверия может привести к безвозвратной потере контроля над данными. Footnote 74 Другими словами: откровенно грубый водитель такси или чрезмерно шумная квартира на выходных - это довольно незначительные риски по сравнению с долгосрочным ущербом для положения поставщиков данных из-за незаконного использования больших наборов данных.Как следствие, механизмы платформ для поддержания доверия должны быть более сложными и включать набор различных мер: платформы могут выполнять проверку при выборе партнеров, которые заранее присоединяются к платформе. Footnote 75 Они также могут контролировать и протоколировать отдельные транзакции, Footnote 76 , а также обеспечивать соблюдение ограничений использования Footnote 77 или, по крайней мере, помогать в этом. Однако, в отличие от традиционных дебатов об экономике совместного использования, мы (пока) не видим дискуссии об ответственности самих платформ обмена данными, которая могла бы снизить риски незаконного использования данных.В любом случае договорные соглашения между сторонами, предоставляющими общий доступ, устанавливают правовую основу для использования данных, ответственности и уважения интересов сторон, и платформа может предоставить соответствующие типовые условия. Footnote 78 Что кажется даже более важным, чем правовая база, так это реальные технические меры, которые могут быть реализованы для укрепления доверия. Footnote 79 Среди прочего, платформы могут включать механизмы сертификации, Footnote 80 обеспечивает различные уровни безопасности, Footnote 81 реализует технологии блокчейна Footnote 82 и использует цифровые водяные знаки. Footnote 83

Другой ключевой функцией платформ обмена данными является обработка транзакции, которая влияет не только на саму передачу данных, но также может включать обмен соответствующего вознаграждения. Платформы могут предоставлять юридическую и техническую помощь для этой цели. Если платформы обмена данными решат интегрировать платежные сервисы, они просто последуют развитию бизнес-модели обычных платформ обмена. Footnote 84 Однако платформы обмена данными - по сравнению с другими платформами обмена - могут выиграть от их позднего выхода на рынок, поскольку они могут заранее реализовать современные платежные технологии (особенно криптовалюты).В будущем еще предстоит увидеть, будут ли такие целостные бизнес-модели успешными. Footnote 85

В заключение, основные функции платформ указывают на их ценностные предложения, и поставщики платформ могут получить конкурентные преимущества, улучшив эти функции. Но, как уже показало обсуждение различных параметров платформ обмена, конкурентные преимущества также проистекают из степени интеграции дополнительных функций и услуг, которые напрямую связаны с семантическим измерением данных, которыми торгуют на платформах.Хотя пока еще рано предвидеть, как будут развиваться и, вероятно, консолидироваться модели платформ для совместного использования бизнеса, экосистемы и соответствующие рынки в среднесрочной перспективе, можно по крайней мере подумать о возможных сценариях развития, которые учитывают эффект масштаба и масштаб, применимый к обмену данными платформы.

Сценарии развития

Анализ показывает, что текущие модели совместного использования данных значительно различаются в зависимости от типа данных и стратегических интересов бизнеса. Footnote 86 Но при обсуждении вариантов регулирования следует учитывать незрелость и очень динамичный характер платформ и рынков для обмена данными. Для этого нам необходимо понять намерения конкретных платформ, которые могут быть выведены из условий, которые они предлагают участникам рынка. Однако основная методологическая проблема заключается в том, что в контексте B2B условия участия в платформе не обязательно публикуются. Footnote 87 Немногое известно об эксклюзивности Footnote 88 или правах, сохраненных за владельцем платформы, чтобы иметь возможность извлекать знания из данных, которые совместно используются на платформе.В таком случае платформа не останется просто «нейтральным» посредником. Следовательно, на данном этапе можно только набросать вероятные сценарии развития, в которых мы могли бы в определенной степени применить идеи, полученные при разработке традиционных платформ, с учетом их основных функций и конкретных характеристик данных.

Что касается функции сопоставления, платформы выигрывают от сетевых эффектов как формы экономии на масштабе - до тех пор, пока они могут поддерживать доверие. Footnote 89 Промышленность оптимистично настроена в отношении того, что хорошие платформы могут достичь критической массы. Footnote 90 Но что означает критическая масса в мире сетевых эффектов? Если платформа обмена нацелена не на конкретную цель, а на межотраслевой рынок данных, можно ожидать, что она будет расти. Это происходит либо естественным путем, либо путем привлечения все большего числа пользователей и поставщиков, либо путем приобретения других конкурирующих или дополнительных платформ. Таким образом, можно ожидать, что рано или поздно экономика совместного использования данных консолидируется, если участники рынка смогут создать и поддерживать доверие, необходимое для крупномасштабного обмена данными.Таким образом, консолидация имеет тенденцию вознаграждать тех игроков, которые лучше всего знают, как масштабировать доверие, что в конечном итоге, похоже, является вопросом технологий.

В то же время предоставление дополнительных услуг, связанных с данными, помимо основных функций платформы, кажется ключевым фактором успеха. Footnote 91 Ключевой вопрос заключается в том, как такая синергия в масштабах стимулирует рынки и обеспечивает более высокую степень интеграции услуг, связанных с данными - будь то вертикальные или конгломеративные.Как следствие, мы можем ожидать большей концентрации рынка: принимая во внимание тот факт, что данные обмениваются на платформах, владелец платформы - после того, как стороны привязаны к этой платформе - может иметь достаточно полномочий, чтобы обязать разделяющие стороны к его собственной выгоде. . Footnote 92 До тех пор, пока это не повлияет на позиции сторон, участники рынка, скорее всего, не покинут платформу и не поменяют ее. Однако с макроэкономической точки зрения такие соглашения могут препятствовать конкурентному процессу.Таким образом, ключевой вопрос заключается в том, останутся ли игроки нейтральными посредниками в обмене данными или нейтралитет платформы будет оставлен в результате стимулов, связанных с интеграцией сторонних данных. Это развитие затрагивает как платформы компаний, которые также делятся своими собственными данными в сети или предлагают другие услуги, помимо рынка данных, так и нейтральные платформы, которые начинаются как «простые» рынки данных. Footnote 93 Довольно интересно, что существует третий вид соответствующих игроков, компании в «традиционной экономике совместного использования», которые начинали как платформы для сопоставления «аналоговых» услуг, но теперь переходят в сферу предоставления услуг передачи данных на основе огромного объем данных, которыми обмениваются на своих платформах. Footnote 94 Кроме того, синергия объема может способствовать консолидации отрасли через некоторое время, что приведет к меньшей фрагментации.

Наконец, обсуждение показало высокую актуальность технологии как инструмента, способствующего выполнению всех трех основных функций: сопоставление, доверие и управление обменом данными. Будущее развитие рынков и взаимозависимостей между компаниями в значительной степени зависит от стандартов технической совместимости, которые обеспечивают такой крупномасштабный обмен данными. Это влияет на e.грамм. API Footnote 95 точно так же, как и «новые посредники», такие как технология блокчейн. Таким образом, стандарты де-факто могут развиваться, и ключевой вопрос для развития рынка заключается в том, насколько проприетарным является стандарт и как он устанавливается: конкуренция платформ может привести к появлению различных стандартов, в то время как платформа, которая стала доминирующей, может установить стандарт. де-факто.

Состояние конкуренции и динамизма: факты о концентрации, стартапах и сопутствующей политике

Непреходящее повествование об У.С. Экономика, наряду с суровым индивидуализмом и возможностью подняться из грязи в богатство, заключается в том, что это динамичный рынок, на котором могут процветать новые идеи, а новые предприятия могут изменить экономический ландшафт.

Конкуренция - основа рыночной экономики. Это вынуждает предприятия вводить новшества, чтобы опережать другие фирмы, поддерживать цены на максимально низком уровне, чтобы привлечь клиентов, и выплачивать достаточную заработную плату, чтобы не терять работников в пользу других фирм. Когда предприятия соперничают за клиентов, цены падают, а объем производства увеличивается.Когда предприятия нанимают рабочих отдельно друг от друга, повышается заработная плата и повышается уровень жизни рабочих. А по мере того как непродуктивные фирмы заменяются инновационными, экономика становится более эффективной.

Таким образом, конкуренция позволяет рыночной экономике эффективно распределять ресурсы. Без этого могут возникать искажения, которые снижают общее благосостояние, поскольку концентрированные интересы получают выгоду за счет более широкой общественности. Укоренившиеся фирмы с рыночной властью нанимают меньше рабочих, производят меньше продукции и получают более высокую прибыль, чем это было бы в противном случае на конкурентном рынке.Пытаясь сохранить и сохранить свою рыночную власть, фирмы могут тратить значительные ресурсы, которые не приносят никакой ценности для экономики в целом, а просто позволяют фирме поддерживать высокую прибыль. 1

За последние несколько десятилетий появились тревожные признаки того, что динамизм и конкуренция в экономике США снизились. В этом документе описывается состояние конкуренции в экономике, соответствующие модели предпринимательства и политики, способствующие или сдерживающие конкуренцию.Динамизм бизнеса и конкуренция неразрывно связаны, хотя взаимосвязи сложны. Доминирующие фирмы могут вытеснять новых участников и сокращать предпринимательство; в то же время отсутствие стартапов может уменьшить количество участников, необходимых для создания конкуренции. Таким образом, мы исследуем как растущую концентрацию рынка, так и снижение скорости выхода фирм на рынок.

По ряду показателей рынки сейчас более концентрированы и, возможно, менее конкурентоспособны, чем они были несколько десятилетий назад. С 1997 по 2012 год средние доходы четырех ведущих фирм в данной отрасли выросли с 24 до 33 процентов от общих доходов отрасли.Как показано на диаграмме A, рост был широким. 2 Прибыль также увеличилась как доля экономики и стала более неравномерной. На диаграмме B показано, что доходность инвестиций для 90-го процентиля нефинансовых публично торгуемых компаний выросла на 160 процентов с 1997 по 2014 год; 25-й процентиль вырос всего на 2 процента за тот же период.

Если инновации приводят к увеличению прибыли, можно ожидать, что конкуренция в конечном итоге снизит маржу прибыли. Набор фирм, которые из года в год постоянно получают очень высокую прибыль, может означать, что конкуренция не функционирует так, как ожидалось.В самом деле, неравная доходность инвестиций фирм сохраняется (Richardson et al. 2005; Waring 1996). 3

Вообще говоря, снижение рыночной конкуренции может быть связано с государственной политикой двояко. Во-первых, политика - в основном антимонопольное регулирование - несет ответственность за устранение экономических тенденций, угрожающих конкуренции, таких как растущая концентрация на рынках товаров и труда.

Вторая связь между конкуренцией и политикой идет в другом направлении: действия местных властей, правительств штата и федерального правительства могут препятствовать конкуренции.Политика, варьирующаяся от государственных субсидий существующим фирмам до чрезмерных лицензионных ограничений и ограничений на использование земли на местном уровне, может ограничивать выход на рынок новых фирм, позволяя существующим фирмам сохранять свои устойчивые позиции.

Рассматриваемый в этом свете, ряд экономических тенденций в США приводит в замешательство. Измеряемый рост производительности замедлился, инвестиции фирм (относительно их прибыли) ниже, чем в прошлом, мобильность рабочих мест между компаниями снизилась, а доля рабочей силы в доходах упала. 4 Все эти тенденции имеют несколько причин, но все они согласуются с сокращением выхода на рынок новых фирм - что может быть как причиной, так и следствием снижения конкуренции.

Если не произошло одновременного подъема инновационного потенциала крупных фирм, эта меньшая роль новых фирм сдерживает производительность. Сокращение выхода означает, что на рынок поступает меньше инноваций извне существующих фирм. Это означает, что меньшее количество работников перераспределяется в более производительные фирмы (Decker et al.2014). Это означает, что работники получают меньше предложений со стороны, что, вероятно, снижает их позиции на переговорах и сдерживает рост заработной платы, как описано в недавнем документе с обоснованием проекта Гамильтона (Shambaugh, Nunn, and Liu, 2018).

За последние тридцать лет новые фирмы играли уменьшающуюся роль в экономике, и теперь на них приходится гораздо меньшая доля занятости. Это сокращение является результатом как снижения уровня стартапов, так и уровня занятости оставшихся стартапов. На рисунке C показана доля занятых в фирмах в 1987 и 2015 годах по возрасту фирмы.В целом компании в возрасте до 10 лет составляли всего 19 процентов занятости в 2015 году по сравнению с 33 процентами занятости в 1987 году.

Экономика и политика динамизма лежат в основе миссии Hamilton Project. Поддержка экономического роста и поощрение конкуренции, которая помогает ему стимулировать, - две главные цели государственной политики. Этот документ направлен на то, чтобы обосновать обсуждение политики, влияющей на конкуренцию, на четкую оценку текущей экономической ситуации. Таким образом, в главе 1 документируются изменения в характере конкуренции в США.S. Economics, в главе 2 исследуется обеспечение соблюдения антимонопольного законодательства, в главе 3 исследуется снижение темпов открытия новых предприятий и их влияние, а в главе 4 анализируется государственная политика, которая может сдерживать динамизм.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *