Субсидиарная ответственность директора при банкротстве 2018: Субсидиарная ответственность руководителя должника при банкротстве

Содержание

Пленум ВС РФ № 53 о субсидиарной ответственности

21.12.2017 Пленум ВС РФ принял Постановление № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве», в котором даны разъяснения как относительно общих принципов и оснований привлечения контролирующих должника лиц к ответственности, так и относительно процессуальных вопросов подачи и рассмотрения заявлений о привлечении к ответственности.

Ниже приводятся наиболее существенные разъяснения.

Исключительный характер субсидиарной ответственности

На фоне существенного расширения практики привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности ВС РФ подчеркнул исключительный характер такой ответственности. ВС РФ отметил значимость конструкции юридического лица и недопустимость ответственности, если действия, повлекшие негативные для должника последствия, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав кредиторов. Судам при этом следует руководствоваться практикой защиты делового решения, сложившейся в корпоративных отношениях.

Также Верховный Суд указал на субсидиарное применение общих положений глав 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда.

Детализированы критерии для признания лица контролирующим

В Постановлении сделан акцент на неформальном подходе при установлении статуса контролирующего лица и необходимости исходить из реального оказания контролирующим лицом определяющего влияния на условия сделок, изменяющих экономическую или юридическую судьбу должника, а также на учете преимуществ, вытекающих из положения привлекаемых к ответственности лиц. При этом, отсутствие оснований субсидиарной ответственности не исключает привлечение контролирующего лица к ответственности в силу иных норм.

ВС РФ разъяснил, что как управляющая компания должника, так и руководитель такой компании могут быть признаны контролирующими должника лицами, а номинальный руководитель по общему правилу подлежит привлечению к ответственности наряду с лицами, осуществлявшими фактическое управление компанией.

Не исключается признание контролирующим участника, обладающего менее 50% голосов (акций) или члена органа управления должника, голосовавшего совместно с иными лицами за решения, оказавшие существенное влияние на деятельность компании.

Верховный суд детализировал понятие выгоды, необходимой для применения презумпции контроля в связи с извлечением выгоды. Во-первых, выгода должна быть существенной относительно масштабов деятельности должника, а во-вторых, ее извлечение невозможно в ситуации добросовестного осуществления руководством должника своих обязанностей.

Содержащийся в Законе о банкротстве презумпции и критерии статуса контролирующих лиц являются опровержимыми, в связи с чем при формировании позиции в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности рекомендуем детально анализировать фактические обстоятельства, относящиеся к характеру вменяемых в вину деловых решений и роли конкретного лица в их принятии и реализации.

Детализированы круг лиц и основания привлечения к ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве

Разъяснено, что учредительным документом полномочия по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не могут быть предоставлены только одному из его директоров, и по общему правилу несколько директоров, действующих совместно или независимо друг от друга, солидарно несут субсидиарную ответственность.

Руководитель должника может быть освобожден от ответственности, если:

  • несмотря на наличие признаков неплатежеспособности, должник не находился в состоянии объективного банкротства;
  • руководитель добросовестно рассчитывал на преодоление в разумный срок финансовых трудностей, приложил необходимые условия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.

Ограничение ответственности руководителя возможно только на тот период, когда выполнение такого плана являлось разумным

При возникновении финансовых и иных трудностей в деятельности компании контролирующим лицам необходимо уделить особое внимание созданию документального подтверждения принятия разумных и необходимых мер, направленных на стабилизацию ситуации, включая планы антикризисных мероприятий, организацию и реализацию действий по их выполнению.

Также Верховный суд смягчил условия ответственности иных, кроме руководителя, лиц (например, участника или акционера) за непринятие мер по инициированию банкротства, подчеркнув, что такие лица должны быть осведомлены о возникновении у руководителя обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и невыполнении им данной обязанности.

Постановление содержит разъяснение о том, что ответственность такого лица ограничена обязательствами должника, возникшими после истечения совокупности предельных сроков, отведенных на созыв, подготовку и проведение заседания уполномоченного органа управления должника.

ВС РФ обратил внимание на то, что для ликвидатора и членов ликвидационной комиссии срок обращения с заявлением о банкротстве должника составляет не 1 месяц, а 10 дней, и что для членов ликвидационной комиссии по общему правилу ответственность за неисполнение соответствующей обязанности является солидарной.

Размер ответственности за непринятие мер по инициированию банкротства должника может быть увеличен на сумму расходов, необходимых для проведения процедур банкротства, если будет доказано, что он был бы меньше в случае своевременного исполнения контролирующим лицом обязанности по подаче заявления о банкротстве.

Публикация бывшим руководителем информации о наступлении обязанности обращения в суд с заявлением о банкротстве освобождает такого руководителя от ответственности по обязательствам перед кредиторами, возникшими после такой публикации.

Уточнены основания субсидиарной ответственности за невозможность полного погашения требований кредиторов

ВС РФ ориентирует суды на необходимость установления действий контролирующих лиц, которые явились необходимыми причинами объективного банкротства должника. Такие действия могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений недобросовестно и неразумно, в назначении на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам организации, в создании системы управления, при которой во вред должнику выгоду из его деятельности извлекают третьи лица и т.д.

Особо отмечается необходимость исследовать совокупность сделок и иных операций, так как не может быть признана единственной предпосылкой банкротства последняя сделка (операция), хотя бы она и привела к критическому изменению возникшего ранее неблагополучного финансового положения.

ВС РФ обращает внимание на важность оценки как внутренних, так и внешних факторов, которые могли повлечь невозможность полного погашения требований кредиторов (финансовый кризис, существенное изменение условий ведения бизнеса и т.п.).

Поскольку солидарная ответственность предполагает согласованность, скоординированность и направленность действий контролирующих лиц на реализацию общего для них намерения, при определенных обстоятельствах возможна замена такой формы ответственности на пропорциональную, например, в зависимости от периодов осуществления ими фактического контроля за должником.

Списание кредитором, в том числе уполномоченным органом в порядке ст. 59 НК РФ, задолженности, не является препятствием для последующей подачи заявления о привлечении контролирующего лица к ответственности по таким обязательствам, как и не является единственным основанием исключения суммы задолженности из объема субсидиарной ответственности.

Финансовые проблемы компании нередко протекают в период неоднократной смены участников и менеджмента. Разъяснения нацеливают на персонализацию ответственности, установление лиц, по вине которых наступило объективное банкротство, и с очевидностью повлекут расширение круга привлекаемых к ответственности субъектов за счет бывших участников, бенефициаров, руководителей и иных оказавших влияние на деятельность компании лиц.

С учетом изложенного мы рекомендуем при продаже доли участия в компании или прекращении полномочий как члена органа управления или сотрудника учитывать риски потенциального привлечения к ответственности и последствия утраты доступа к документации, подтверждающей ее финансовое состояние.


Закреплены широкие полномочия суда в вопросе квалификации правовых оснований заявленного требования

Независимо от того, каким образом заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, суд самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности оснований для применения иных видов ответственности суд принимает решение о привлечении к такой ответственности.

Указанный подход в значительной степени улучшает положение заявителя, но в то же время осложняет положение лица, привлекаемого к ответственности. В связи с этим контролирующему лицу следует занимать активную процессуальную позицию и обосновывать отсутствие оснований для применения как заявленной, так и иной возможной применительно к обстоятельствам спора формы ответственности.

Уточнено действие презумпции, связанной с отсутствием или недостоверностью документации должника

Верховный суд разъяснил критерии существенного затруднения проведения процедур банкротства, которые необходимы для применения данной презумпции, а также указал, что непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности. Добросовестный и разумный руководитель должен истребовать документацию у своего предшественника либо попытаться восстановить документацию иным образом.


Разъяснены порядок подачи и рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности

Верховный суд разъяснил права отдельных субъектов по инициированию привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Так, правом обращения с таким заявлением обладают «зареестровые» кредиторы (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве), а также кредиторы по текущим обязательствам. При этом подача заявления вне рамок дела о банкротстве последними возможна только при подтверждении требований вступившим в законную силу судебным актом или иным подлежащим в силу закона принудительному исполнению документом.

Основанием требования о привлечении к субсидиарной ответственности, по мнению ВС РФ, являются не ссылки на нормы права, а фактические обстоятельства спора. По этой причине предъявление требования со ссылкой на одни и те же нормы права, но основанного на различных нарушениях, не будет считаться тождественным иском.

Применительно к бремени доказывания ВС РФ разъяснил, что если арбитражный управляющий и (или) кредиторы с помощью косвенных доказательств убедительно обосновали статус контролирующего лица и невозможность погашения требований кредиторов вследствие действий (бездействия) последнего, бремя опровержения данных утверждений переходит на привлекаемое лицо.

Возможность выявления в ходе процедур банкротства все новых фактов, подтверждающих неправомерные действия контролирующих должника лиц, создает риски неоднократного обращения заинтересованных лиц в суд с заявлениями о привлечении их к ответственности.

Раскрыты особенности применения исковой давности к требованию о привлечении к субсидиарной ответственности

В Постановлении Пленума ВС РФ детально регламентирован порядок исчисления исковой давности с учетом большого круга возможных заявителей требования о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, если будет установлено, что один из кредиторов узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к ответственности до того, как об этом могли узнать иные кредиторы, исковая давность может быть применена к части требования о привлечении к субсидиарной ответственности, приходящейся на такого информированного кредитора.

Также отмечено, что исковая давность для кредиторов не может быть исчислена с момента, когда об обстоятельствах, являющихся основаниями для привлечения контролирующих лиц к ответственности, узнал арбитражный управляющий, если он недобросовестно скрыл эти сведения от конкурсных кредиторов.

Стимулирующее вознаграждение арбитражного управляющего

Размер такого вознаграждения зависит от результатов работы управляющего и его реального вклада в привлечение контролирующих должника лиц к ответственности, в связи с чем сумма вознаграждения может быть снижена или же в его выплате может быть отказано. Фактически выплаченные суммы вознаграждения арбитражного управляющего подлежат взысканию с контролирующего должника лица в качестве судебных расходов

Взыскание с контролирующих лиц суммы расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему фактически увеличивает размер субсидиарной ответственности на 30% от взысканной суммы.


О чем подумать, что сделать

Постановление Пленума ВС РФ № 53 ориентирует суды на взвешенное применение механизмов ответственности при банкротстве и максимальный учет всей совокупности обстоятельств, относящихся к деятельности компаний в период, предшествовавший банкротству. Это существенно повышает требования к активности всех участников процессов о привлечении контролирующих лиц к ответственности.

Исходя из текущей экономической ситуации, повышения информированности кредиторов и нацеленности уполномоченных органов на реальное взыскание денежных средств с контролирующих лиц, мы прогнозируем значительное увеличение числа таких споров как в делах о банкротстве, так и вне их рамок.

Наш опыт сопровождения дел о банкротстве и, в частности, проектов, связанных с ответственностью контролирующих лиц и оспариванием сделок, показывает, что эффективность защиты интересов контролирующих лиц во многом зависит от учета рисков, обусловленных законодательством о банкротстве, еще на стадии принятия бизнес-решений.

Недостаточная информированность менеджеров и руководителей компаний относительно юридических последствий несоблюдения норм Закона о банкротстве значительно повышает риски негативных последствий для компании, ее сотрудников, в том числе топ-менеджеров, и иных контролирующих лиц.

Помощь консультанта

Специалисты «Пепеляев Групп» обладают обширным успешным опытом защиты интересов любых категорий лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о банкротстве, и оказывают квалифицированную правовую помощь, в том числе в судебных разбирательствах по защите прав привлекаемых к ответственности контролирующих лиц.  

Практика привлечения к субсидиарной ответственности

Арбитражный управляющий в 2018 г. обратился с иском о признании недействительными сделок, относящихся к 2013–2014 гг., и привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности. Казалось бы, срок давности прошел, но суд встал на сторону арбитражного управляющего.

В этом деле суд сделал весьма любопытные выводы. В частности, что субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц носит гражданско-правовой характер и при ее применении судам надлежит учитывать общие положения глав 25, 59 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, не противоречащей специальным нормам закона о банкротстве.

Установив, что соответствующие действия (бездействие), в связи с которыми заявлены требования о привлечении к субсидиарной ответственности, имели место в период 2013–2014 годов, суды первой и апелляционной инстанций пришли к верному выводу, что в рассматриваемом случае применению подлежат соответствующие нормы материального права, действовавшие в период совершения вменяемых действий, то есть положения статьи 10 закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 28.06.2013 № 134-ФЗ.

Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

Ответственность руководителя перед внешними кредиторами наступает не за сам факт неисполнения (невозможности исполнения) управляемым им обществом обязательства, а в ситуации, когда неспособность удовлетворить требования кредитора наступила не в связи с рыночными и иными объективными факторами, а, в частности, искусственно спровоцирована в результате выполнения указаний (реализации воли) контролирующих лиц. Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия нескольких контролирующих должника лиц, то такие лица отвечают солидарно.

Поскольку неправомерные действия контролирующих должника лиц совершались до вступления в силу закона № 488-ФЗ, однако годичный срок исковой давности, исчисляемый в любом случае не ранее даты открытия конкурсного производства, на дату вступления в силу закона № 488-ФЗ не истек, то подлежит применению трехлетний срок исковой давности. Таким образом, правильным является вывод суда апелляционной инстанции о том, что срок исковой давности, установленный законом о банкротстве в редакции закона № 488-ФЗ, на момент обращения конкурсного управляющего в суд с заявлением (05.04.2018), на момент привлечения М.Е. Живова соответчиком (29.05.2018) и исходя из даты решения о признании должника банкротом (18.10.2016) не истек.

Таким образом, несмотря на давность данного деяния, приведшего к банкротству 2013–2014 годов, контролирующие лица должника были привлечены к ответственности. Это решение отражено в Постановлении ФАС Уральского округа № Ф09-10242/16 2 ноября 2020 года.

Риски субсидиарной ответственности для менеджмента и бенефициаров в условиях пандемии | колонка Дениса Архипова для «Ведомости» - Аналитика

9 июня 2020

Риски субсидиарной ответственности для менеджмента и бенефициаров в условиях пандемии | колонка Дениса Архипова для «Ведомости»

Удастся ли списать на пандемию управленческие просчеты
Риски субсидиарной ответственности для менеджмента и бенефициаров

Тысячи российских предпринимателей сейчас несут значительные убытки, и не нужно обладать особой прозорливостью, чтобы понять, что в скором времени рынок ожидает вал банкротств. В зоне риска собственники и первые лица компаний, основной задачей которых станет защита от привлечения к ответственности по долгам компаний. Кредиторы же, в свою очередь, будут отталкиваться от противного, чтобы доказать, что пандемия — отличная возможность для маскировки «необдуманных» решений.

Попробуем разобраться.

Кредиторы вправе обязать контролирующих лиц компании заплатить по ее долгам в случае банкротства. Такая субсидиарная ответственность может наступить, если требования кредиторов не могут быть удовлетворены по вине контролирующих лиц либо они своевременно не подали заявление о банкротстве компании.

Нормы о субсидиарной ответственности в банкротстве существуют в российском законодательстве уже почти 20 лет. Долгое время они были практически мертвыми, но в последние годы с подачи Верховного суда нижестоящие суды стали активно исследовать причины банкротств и выявлять лиц, виновных в невозможности рассчитаться по долгам.

По статистике Верховного суда, количество заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности ежегодно увеличивается в арифметической прогрессии: если в 2017 г. таких заявлений было всего лишь около 2000, в 2018 г. — 4000, а 2019 г. — около 6000. Количество судебных актов в пользу кредиторов также растет из года в год: в 2017 г. суды удовлетворили 39,4% заявлений, в 2018 г. — 54,2%, а в 2019 г. — уже 56,9%.

С каждым годом расширяется и круг контролирующих лиц: если раньше суды привлекали к субсидиарной ответственности только гендиректоров и мажоритарных акционеров, то теперь привлекают еще и членов правления и совета директоров, главных бухгалтеров, финансовых директоров, начальников юридической службы и т. п. Недавно Верховный суд признал, что даже смерть контролирующего лица не избавляет его от субсидиарной ответственности — обязанность возместить вред переходит к наследникам. Правда, в пределах наследственной массы.

Из-за противоэпидемических ограничений убытки многих компаний столь существенны, что они вряд ли справятся с увеличившейся долговой нагрузкой в ситуации провала спроса и вызванного им сокращения денежного потока. Еще одна проблема — банкротство отдельных участников производственных связей, что может вызвать цепную реакцию в разных секторах экономики.

Для собственников бизнеса и ключевых менеджеров главной задачей при банкротстве станет защита от привлечения к субсидиарной ответственности по долгам компании. Одной из основных стратегий будет попытка доказать, что банкротство вызвано исключительно внешними (объективными) факторами, а не ошибочными действиями менеджмента или собственников. И в этом бывшим руководителям в определенном смысле поможет пандемия, на которую можно попытаться списать просчеты.

Менеджеры и собственники бизнеса должны будут продемонстрировать суду, что именно после начала пандемии у компании произошел существенный кассовый разрыв в связи с резким снижением выручки, клиентской базы, неплатежами контрагентов и т. п. Наиболее убедительно будет выглядеть ссылка на акты государственных органов о приостановлении отдельных видов деятельности — это будет на руку, к примеру, владельцам закрытых торговых центров и ресторанов, организаторам крупных мероприятий. Сыграет роль и включение компании в правительственный список отраслей, наиболее пострадавших от коронавируса, что может быть расценено судами как признание государством вины пандемии в ухудшении финансовых показателей.

Кредиторам же, напротив, необходимо будет опровергнуть доводы о причинно-следственной связи между пандемией и непогашенными долгами компании. Их задача будет сводиться к тому, чтобы доказать, что финансовые проблемы у должника возникли задолго до введения ограничительных мер, а коронавирус лишь ширма для прикрытия неоправданных бизнес-решений или вывода активов.

Судам при разрешении споров о субсидиарной ответственности неизбежно придется учитывать фактор коронавируса. Основной вопрос — насколько глубоко суды будут разбираться в причинах банкротств, которые придутся на постпандемический период.

В скором будущем судьи банкротных составов будут так завалены новыми банкротными делами и заявлениями о привлечении к субсидиарной ответственности, что, вероятнее всего, не смогут в достаточной степени углубляться в суть принятых в период пандемии бизнес-решений и детально оценивать влияние коронавируса на финансовое благополучие конкретного бизнеса. Можно предположить, что практика судов в сложившейся ситуации пойдет по самому простому пути: привлечению к ответственности в зависимости от даты возникновения признаков банкротства. Исключением могут стать ситуации, когда налицо вывод активов и различные злоупотребления контролирующих лиц: здесь дата возникновения признаков будет иметь меньшее значение.

Кредиторам, следовательно, придется в первую очередь доказывать, что признаки банкротства возникли у компании до начала пандемии (т. е. ранее марта — апреля 2020 г.), — это увеличит шансы на привлечение к ответственности контролирующих лиц. И наоборот, если признаки появились позднее, то шансы будут снижаться. С учетом чрезвычайного характера пандемии суды, вероятно, будут более снисходительно относиться к руководителям и собственникам бизнеса, снижая стандарт доказывания их разумности и добросовестности.

Следует ожидать, что «коронавирусная защита» в ближайшей перспективе станет лейтмотивом в практике привлечения к ответственности контролирующих лиц. С учетом данного фактора процент удовлетворения заявлений о субсидиарной ответственности в будущем может снизиться. Однако любая пандемия — явление временное. А это значит, что через пару-тройку лет такое «окно возможностей» для собственников и менеджеров бизнеса, скорее всего, закроется.

Автор - Денис Архипов, партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».
https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2020/06/08/832186-spisat-pandemiyu

Субсидиарная ответственность руководителя должника

ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

                 По общим правилам законодательного регулирования обязанным по исполнению денежных обязательств, касающихся выплаты выходных пособий и (или) оплаты труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и обязательных платежей, является субъект, у которого такие обязательства возникают в силу осуществления различных видов деятельности. Соответственно, неспособность своевременно исполнить названные обязательства порождает для такого субъекта отрицательные последствия, в том числе и возможную несостоятельность (банкротство).

                Неспособность исполнения должником обязательств может быть вызвана как объективными причинами (изменение общеэкономической ситуации на рынке, кризис неплатежей и замедление платежного оборота и др.), так и субъективными (неэффективное управление, снижение объемов производства и продаж, необоснованное увеличение дебиторской задолженности, несовершенная налоговая и денежная политика, вывод активов с целью обогащения определенного лица или группы лиц и т.п.).

                В пункте 1 статьи 399 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) установлено, что до предъявления требований к лицу, которое в соответствии с законом, иными правовыми актами или условиями обязательства несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником (субсидиарную ответственность), кредитор должен предъявить требование к основному должнику. Рассматривая эту норму в плоскости несостоятельности должника, можно заключить, что право у лиц, участвующих в деле о банкротстве, на привлечение руководителя или иных контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам самого должника возникает в случае отсутствия у последнего имущества и денежных средств, достаточных для удовлетворения требований кредиторов и возмещения расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве.

                Федеральный закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) разграничивает понятия «руководитель должника» и «контролирующие должника лица». Это связано с тем, что руководитель должника не всегда является его учредителем, но в силу властных полномочий, предоставленных учредительными и внутренними документами юридического лица, обязан принимать распорядительные решения, влекущие те или иные последствия для представляемого им лица. И напротив, учредитель юридического лица не всегда является его руководителем, но поскольку он имеет право распоряжаться значительным процентом долей (в обществе с ограниченной ответственностью) или акций (в акционерном обществе), то способен оказать влияние на руководителя должника, определять порядок действий последнего в интересах учредителя либо аффилированных с ним лиц (группы лиц).

                Согласно статье 2 Закона о банкротстве руководитель должника – это единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

                Понятие контролирующего должника лица ранее содержалось в статье 10 Закона о банкротстве, которая называла в качестве такового лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем трех лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность в силу нахождения с ним в отношениях родства или свойства, должностного положения либо иначе определять действия должника, в том числе путем принуждения его руководителя или членов органов управления либо оказания определяющего влияния на них другим образом. В частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться 50 и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, руководитель должника.

                Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Закон № 266-ФЗ), вступившим в силу 30 июля 2017 г., в Закон о банкротстве была введена глава III.2, предусматривающая специальные основания привлечения к ответственности руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве. Теперь конкретизированное понятие контролирующего должника лица приведено в статье 61.10 Закона о банкротстве. Законом № 266-ФЗ статья 10 Закона о банкротстве признана утратившей силу.

                В связи с этим необходимо отметить, что согласно пункту 3 статьи 4 Закона № 266-ФЗ рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной статьей 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу Закона № 266-ФЗ), которые поданы с 1 июля 2017 г., производится по правилам Закона о банкротстве в редакции Закона №266-ФЗ. Таким образом, исходя из общих правил о действии закона во времени (пункт 1 статьи 4 ГК РФ) заявления о привлечении к субсидиарной ответственности на основании положений статьи 10 Закона о банкротстве, поданные в арбитражный суд по 30 июня 2017 г. включительно, рассматриваются по правилам указанной статьи, а поданные с 1 июля 2017 г. – по правилам главы III.2 Закона о банкротстве, независимо от даты возбуждения дела о банкротстве и введения соответствующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

                Еще одной отличительной особенностью положений главы III.2 Закона о банкротстве является то, что право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности предоставлено арбитражному управляющему и кредиторам в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве. Ранее такое заявление могло быть подано только в процедуре конкурсного производства.

                Рассмотрим на примере правоприменительной практики критерии привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным как статьей 10 Закона о банкротстве, так и положениями главы III.2 указанного Закона.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕСОБЛЮДЕНИЕ РУКОВОДИТЕЛЕМ ДОЛЖНИКА ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ВЕДЕНИЮ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА И ХРАНЕНИЮ ДОКУМЕНТОВ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА И (ИЛИ) БУХГАЛТЕРСКОЙ (ФИНАНСОВОЙ) ОТЧЕТНОСТИ ДОЛЖНИКА

                 В подпункте 2 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве предусмотрена опровержимая презумпция вины обязанного по ведению бухгалтерского учета и хранению документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника лица: пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, в частности, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы. Названная презумпция ранее была закреплена в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве.

                Критерии существенности затруднений, которые могут возникнуть при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, раскрыты в пункте 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление № 53). К ним относятся: невозможность определения основных активов должника и их идентификации; невозможность выявления совершенных в период подозрительности сделок и их условий, не позволившая проанализировать данные сделки и рассмотреть вопрос о необходимости их оспаривания в целях пополнения конкурсной массы; невозможность установления содержания принятых органами должника решений, исключившая проведение анализа этих решений на предмет причинения ими вреда должнику и кредиторам и потенциальную возможность взыскания убытков с лиц, являющихся членами данных органов.

                В судебной практике нередки случаи, когда арбитражные управляющие подают заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию без приведения письменных объяснений того, как отсутствие документации (отсутствие в ней полной информации или наличие искаженных сведений) повлияло на проведение процедур банкротства, ограничиваясь лишь ссылками на соответствующую норму Закона о банкротстве и формальное указание на отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности. В связи с этим в пункте 24 Постановления №53 подробно изложены правовые средства опровержения презумпции вины привлекаемого к субсидиарной ответственности лица (лиц).

                Так, в одном из дел о банкротстве должника его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве, аргументировав требование непередачей бывшим руководителем должника конкурсному управляющему бухгалтерской и иной документации должника. Судебным актом первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, требование конкурсного управляющего удовлетворено.

                Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций и отказывая конкурсному управляющему в удовлетворении требования, исходил из того, что факт непредставления бывшим руководителем должника первичных документов бухгалтерского учета конкурсному управляющему при недоказанности причинно-следственной связи между его действиями и неплатежеспособностью должника сам по себе не может быть положен в обоснование удовлетворения заявленных требований даже при презумпции вины лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности. Конкурсный управляющий, предъявляя требование о привлечении к субсидиарной ответственности, не указал и не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что непередача бывшим руководителем документов повлекла затруднительность проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, а также формирования и реализации конкурсной массы[1].

                В другом деле требования конкурсного управляющего о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве были удовлетворены, поскольку в материалы обособленного спора конкурсным управляющим представлены достаточные доказательства, подтверждающие наличие затруднений при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве. В частности, конкурсным управляющим по результатам анализа финансового состояния должника выявлено значительное уменьшение активов в течение трех лет. Непередача документов бухгалтерского учета в этом случае не позволила конкурсному управляющему определить алгоритм действий, направленных на формирование конкурсной массы (оспаривание сделок, взыскание дебиторской задолженности и т. п.)[2].

[1] Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 4 июня 2015 г.  № Ф03–2213/2015 // http://kad.arbitr.ru/

[2] Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 7 марта 2018 г.  № Ф03–592/2018 // http://kad.arbitr.ru

АЛЕКСЕЙ ШВЕДОВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДЕБНОГО СОСТАВА АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

(Окончание в  № 11 .2018)

                 Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 10 (192) дата выхода от 19.10.2018.

                 Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

ВС РФ решил, можно ли привлечь к субсидиарной ответственности директора недействующей компании

Налоговый орган исключил компанию-должника из ЕГРЮЛ как недействующую организацию. Кредитор попытался вернуть деньги путем подачи иска о привлечении к субсидиарной ответственности директора (он же единственный участник). ВС РФ указал, что исключение из ЕГРЮЛ недействующей компании – само по себе не основание для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности по долгам компании.

Проблема

Компания взяла в 2016 г. заем для обеспечения заявки на участие в аукционе, но долг не вернула. Кредитор (микрофинансовая организация) взыскала эти деньги в судебном порядке. Однако вернуть деньги не удалось. В 2017 г. кредитор получил исполнительный лист, а в 2018 г. налоговый орган исключил компанию из ЕГРЮЛ как недействующую, то есть в административном порядке.

Кредитор подал иск о привлечении Минаева, который был директором и единственным участником компании-должника, к субсидиарной ответственности. Он ссылался на то, что Минаев допустил ситуацию, при которой компания (должник) не вела хозяйственную деятельность, не сдавала отчетность, не проводила операции по счету, что привело к прекращению деятельности в административном порядке. Еще кредитор ссылался на то, что неисполнение руководителем обязанности по подаче заявления о признании должника банкротом в силу положений Закона о банкротстве является основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в иске. Апелляция и кассация отменили это решение и удовлетворили иск о привлечении Минаева к субсидиарной ответственности, согласившись с доводами кредитора.

Выводы ВС РФ

СКЭС ВС РФ отменила судебные акты и направила дело на пересмотр. Она сделала следующие выводы:

  • само по себе исключение юрлица из ЕГРЮЛ в результате действий (бездействия), которые привели к такому исключению (отсутствие отчетности, расчетов в течение долгого времени), не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности;
  • субсидиарная ответственность не может презюмироваться в случае исключения компании из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа;
  • в таких спорах нужно доказать, что невозможность погашения долга возникла по вине контролирующего лица в результате его неразумных либо недобросовестных действий.

ВС РФ отметил, что в этом деле суды не установили наличие или отсутствие причинно-следственной связи между действиями Минаева и тем, что долг перед кредитором не был погашен. Также суды не исследовали вопрос о наличии или отсутствии признаков неразумности или недобросовестности в действиях Минаева.

Кроме того, ВС РФ указал, что апелляция, установив вину Минаева в том, что он не подал заявление о банкротстве должника, необоснованно применила Закон о банкротстве. Наличие права на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным ст. 61.11-61.13 Закона о банкротстве, связано с наличием в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве. Однако в отношении должника какой-либо процедуры банкротства не применялось, его исключили из ЕГРЮЛ в административном порядке.

Определение от 25.08.2020 № 307-ЭС20-180 по делу № А21-15124/2018

Субсидиарная ответственность руководителя и собственника должника актуальные проблемы доктрины и правоприменительной практики

75

Подписка в любое время по минимальной цене +7 916 936 77 91, [email protected]

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

то есть рассматривается соответствующее

заявление арбитражного управляющего

в рамках самостоятельного обособленно-

го спора. В связи с этим можно обратить-

ся к определению Верховного Суда Рос-

сийской Федерации от 11 июля 2017 года

№ 307-ЭС16-21419 [20]. В рамках названно-

го дела рассматривалось требование арби-

тражного управляющего об установлении

астрента (судебной неустойки) на случай

неисполнения руководителем обязанности

передать документацию. Верховный Суд

признал принципиальную допустимость

установления астрента в подобных случаях,

но для этого ему пришлось сделать вывод о

том, что обязанность передать документа-

цию – это логическое следствие корпора-

тивной обязанности директора действовать

разумно и добросовестно по отношению

к возглавляемому им обществу (хотя бы

это была уже и ликвидационная стадия их

отношений). А поскольку нормой подпункта

1 пункта 3 статьи 307.1 ГК РФ допускается

применение общих положений об обяза-

тельствах к корпоративным отношениям,

суд счел, что корпоративно-банкротная обя-

занность бывшего руководителя по пере-

даче документации в натуре соответствует

положениям статьи 308.3 ГК РФ, в связи

с чем указал на необходимость начисления

судебной неустойки.

Так, в декабре 2017 года в Судебной кол-

легии по экономическим спорам рассма-

тривалось одно дело на похожую тему, где

Верховный Суд Российской Федерации ука-

зал на то, что основанием для отказа в удов-

летворении подобного требования управля-

ющего может служить лишь факт передачи

документов и материальных ценностей [21].

Однако, с одной стороны, если бы суд ука-

зал, что основанием для отказа может

служить отсутствие у директора докумен-

тации, то суд отступил бы от своей идеи о

том, что документация должна иметься при

любых обстоятельствах, хотя этот принцип

не учитывает возможность существования

объективно уважительной причины отсут-

ствия документации, которая, например, не

может быть восстановлена. С другой сто-

роны, если согласиться с правильностью

этого вовсе не бесспорного положения, то

необходимо прийти к следующим выводам:

раз спор инициирован, значит, скорее все-

го, документация не передана, а раз так, то

в удовлетворении требования управляюще-

го не может быть отказано. Кроме того, не-

маловажно отметить, что применявшиеся

ранее положения статьи 66 АПК РФ пред-

усматривали необходимость указания в ре-

золютивной части конкретных истребуемых

документов и доказательств, в то же время,

как мне представляется, согласно новой

процедуре судья может сформулировать

резолютивную часть более абстрактно, что

должно существенно облегчить порядок

принятия решения ввиду возможного не-

знания конкретного предмета исполнения

по присуждаемому требованию.

При обращении в суд с требованием о

привлечении к субсидиарной ответствен-

ности бремя доказывания всех изложенных

фактов лежит на заявителе.

Так, например, Двадцатый арбитражный

апелляционный суд отказал конкурсному

управляющему в привлечении бывшего

руководителя организации к субсидиарной

ответственности за неподачу заявления

должника, так как в деле не были представ-

лены доказательства, подтверждающие ос-

нования для применения такой ответствен-

ности [22]. Как указал суд, из содержания

пунктов 1 и 2 статьи 9, пункта 2 статьи 10

Закона № 127-ФЗ прямо следует, что до-

казыванию подлежат точная дата возник-

новения перечисленных в пункте 1 статьи

9 Закона № 127-ФЗ обстоятельств, точные

даты возникновения у соответствующего

лица обязанности подать заявление о бан-

кротстве должника и истечения предусмо-

тренного срока, точная дата возникновения

обязательства, к субсидиарной ответствен-

ности по которому привлекается лицо.

Другой пример судебной практики – по-

становление Федерального арбитражного

суда Центрального округа 30 января 2014

года по делу № А23-4643/10Б; в удовлет-

кто теперь будет отвечать за банкротство должника? – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 347.44

Субсидиарная ответственность при банкротстве организации: кто теперь будет отвечать за банкротство должника?

Мингазова А.М.

Кандидат юридических наук,

старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Казанского юридического института Министерства внутренних дел Российской Федерации

В статье представлен анализ норм действующего законодательства, регулирующего вопросы привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Цель статьи - раскрыть, какие же произошли изменения с принятием новых норм по вопросам привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Актуальность исследования обусловлена тем, что повышается ответственность со стороны контролирующих должника лиц, все больше появляется судебной практики в данной сфере. В статье приводятся примеры судебной практики с конкретным указанием дел, по рассмотрению заявлений о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Ключевые слова: банкротство, несостоятельность, субсидиарная ответственность, контролирующее лицо.

В предпринимательской деятельности все организации подвержены рискам, это следует из самого определения: «...представляет собой самостоятельную, осуществляемую на свой риск...» [1]. Следовательно, любая организация может оказаться на грани несостоятельности (банкротства). Этому способствует и ряд факторов: неправильные действия руководства, невозврат долга, а иногда и преднамеренные действия контролирующих должника лиц.

Поэтому все чаще стороны в деле о банкротстве стали обращаться с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, так как в случае недостаточности средств у должника для погашения задолженности перед конкурсными кредиторами и уполномоченным органом контролирующие должника лица могут ответить по этим долгам личным имуществом.

В соответствии с принятым Федеральным законом от 29.07.2017 г. № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях» [2], утратила свою силу ст. 10 ФЗ «О несостоятельности

(банкротстве)» [3] (далее - Закон о банкротстве), ее заменили целой главой Ш.2. «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». Попробуем разобраться, что теперь к чему.

Что такое в данном случае субсидиарная ответственность? Если кратко, то это - право взыскать недополученный долг с контролирующих лиц, если организация (предприятие) не в состоянии погасить свои обязательства. Необходимо отметить, что такой вид ответственности носит имущественный характер. Поэтому руководителям, учредителям и контролирующим лицам не стоит забывать, что в некоторых случаях именно на них может возлагаться субсидиарная ответственность за доведение должника до состояния несостоятельности (банкротства), так как они несут ответственность всеми имущественными правами, находящимися в их собственности. Основной правовой нормой, которая предусматривает возможность применения такого вида ответственности, как субсидиарная, является ст. 56 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) [1]. А вот наличие оснований для ее применения раньше устанавливала ст. 10 Закона

о банкротстве, которую теперь, как отмечено выше, заменили главой Ш.2. Закона о банкротстве [3].

Ввиду неоднозначности своей природы и отсутствия должного регулирования субсидиарная ответственность в российском праве порождает у правоприменителей множество обоснованных вопросов, а ее нормативное регулирование в законодательстве о банкротстве подвергается критике [4].

На конференции «Субсидиарная ответственность при банкротстве», прошедшей 29 марта 2017 г., ученые-цивилисты и практики обсудили проблемные вопросы субсидиарной ответственности при банкротстве. Конференция состоялась до внесении изменений в Закон о банкротстве, поэтому и мнения свое ученые высказывали по прежней редакции закона.

А.В. Егоров на конференции высказал мнение, что «п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве представлена как возмещение убытков за деликты, совершенные менеджментом компании накануне банкротства» [5]. Этого мнения придерживается и Р.Т. Мифтахутдинов.

К.Н. Чекмышев не согласен с мнением, что в России действует прокредиторская модель банкротства. Он высказал мнение, что понятие «контролирующее лицо» (которое было в прежней редакции) не всегда дает возможность привлечь к ответственности именно тех лиц, которые привели должника к банкротству [5].

Исследуя институт субсидиарной ответственности, некоторые авторы концентрируют свое внимание на уяснении его положения в отечественном гражданском праве и анализе теоретических особенностей правовой конструкции [6].

Когда наступает субсидиарная ответственность? Она наступает тогда, когда в результате поведения участника должнику не просто причинен имущественный вред, а он доведен до стадии несостоятельности (банкротства), то есть становится лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности вследствие значительного уменьшения объема своих активов под влиянием контролирующего лица [7]. Когда в судебном порядке выявляются субъекты субсидиарной ответственности, то судом должна быть определена и мера наказания. Размер ее устанавливается в индивидуальном порядке в каждой конкретной ситуации и определяется, исходя из степени вины каждого субъекта.

Судебной практикой уже разъяснено, что «из системного толкования абзаца второго п. 3 ст. 56 ГК РФ, п. 3 ст. 3 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и п. 4 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» необходимым условием возложения субсидиарной ответственности на участника является наличие причинно-следственной связи

между использованием им своих прав и (или) возможностей в отношении контролируемого хозяйствующего субъекта и совокупностью юридически значимых действий, совершенных подконтрольной организацией, результатом которых стала ее несостоятельность (банкротство)» [7].

Практики рассмотрения судами дел о привлечении контролирующих лиц должника к ответственности в настоящее время много. Но указанная выше практика сложилась, применительно к прежней редакции ст. 10 Закона о банкротстве [3], что может измениться с ведением новой редакции субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Во-первых, изменения коснулись круга лиц, которых можно привлечь к субсидиарной ответственности. Он значительно расширен. Теперь, согласно новой редакции, «под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий» [3].

То есть контролирующее лицо - это и руководитель должника или управляющий организации должника, член исполнительного органа должника, ликвидатор должника, член ликвидационной комиссии и даже главный бухгалтер должника. Арбитражный управляющий и/или кредиторы, и/или уполномоченный орган имеют право предъявлять требования о привлечении любого из них, нескольких или всех сразу к субсидиарной ответственности по долгам должника.

Контролирующие должника лица обязаны сами доказать обоснованность и разумность своих действий, если другой стороной заявлены аргументы, которые подрывают их добросовестность. Иначе собственники предприятия несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Так называемая презумпция виновности закреплена в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 09 марта 2016 г. № 302-ЭС14-147 [8].

Введенные новшества направлены на защиту интересов кредиторов от так называемого «контролируемого банкротства» недобросовестных должников. Лица, признанные виновными в доведении должника до состояния банкротства, отвечают не только своим имуществом, но и могут быть дисквалифицированы, а в худшем случае - и привлечены к уголовной ответственности. Ведь, согласно сложившейся практике, должностные лица, которые вовремя не инициировали процедуру, могут быть дисквалифицированы на срок от 6 месяцев до 3 лет [9].

Кроме того, хотелось бы пояснить, что субсидиарная ответственность при банкротстве должника не зависит от того, кто инициировал процедуру несостоятельности (банкротства). Напомним, что инициировать процедуру несостоятельности (банкротства) должника может как сам должник, кредиторы и уполномоченный орган, которым выступает Федеральная налоговая служба. Для контролирующих должника лиц самостоятельная подача заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) не освобождает от привлечения их к субсидиарной ответственности.

Почему должнику выгодно при наличии признаков несостоятельности (банкротства) самому подать заявление? Практика судов высших инстанций говорит о том, что неподача и вред, причиненный кредитору, взаимосвязаны. Суд считает, что в таком случае - налицо причинно-следственная связь между действиями (бездействиями) должника и убытком кредитора и/или уполномоченного органа [10].

Причин для привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности не мало, это - и причинение ущерба вследствие заключения должником не выгодных для кредиторов сделок, это может быть и отсутствие в бухгалтерской документации необходимых данных, искажение информации либо ее отсутствие, если искажение информации в финансовых документах должника привело к убыткам и многие другие условия. Все это отражается в обширной судебной практике, так как последнее время все чаще подаются заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

Многие эксперты сходятся во мнении, что государство повышает ответственность со стороны контролирующих должника лиц в защиту интересов кредиторов.

Подытоживая вышесказанное, можно сделать вывод, что введение новых норм в Закон о бакнростве - это усиление ответственности контролирующих должника лиц перед кредиторами. Законом о банкро-стве существенно расширен список лиц, кооторые могут быть привлечены к субсидиарной ответсвен-ности, к ним относятся: руководитель должника или управляющий организации должника, член исполнительного органа должника, ликвидатор должника, член ликвидационной комиссии и даже главный бухгалтер должника. Введение такой ответственности и расширение круга лиц дает конкурсным кредиторам и уполномоченным органам определенные гарантии и защищает в какой-то мере от фиктивного и преднамеренного банкротства должника. В условиях действующего законодательства должник будет стараться не доводить предприятие (организацию) до банкротства и держать свое юридическое лицо «на плаву». Иначе контролирующие должника лица рискуют своим личным имуществом. 102

Литература:

1. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N° 51-ФЗ // СЗ РФ. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

2. Федеральный закон от 29.07.2017 г. № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» // СЗ РФ. - 2017. - № 31 (Ч. I). - Ст. 4815.

3. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // СЗ РФ. - 2002. - № 43. - Ст. 4190.

4. Егоров А.В., Усачева К.А. Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства - неудачный эквивалент западной доктрины снятия корпоративного покрова // Вестник ВАС РФ. -2013. - № 12. - С. 6-61.

5. Научно-практическая конференция «Субсидиарная ответственность при банкротстве» от 29 марта 2017 г. - URL: https://zakon.ru/ blog/2017/4/5/uchenye-civilisty_i_praktiki_ obsudili_problemnye_voprosy_subsidiarnoj_ otvetstvennosti_pri_bankrotstv (дата обращения: 05.12.2017).

6. Богданова Е.Е. Правовое регулирование субсидиарной ответственности: Дис. ... канд. юрид. наук. - Белгород, 2001. - 180 с.

7. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2017. - № 3, 4.

8. Определении Верховного Суда Российской Федерации от 09 марта 2016 г. № 302-ЭС14-147 // СПС «Консультант Плюс».

9. Решение Арбитражного Суда Белгородской области от 09 июня 2016 г. № А08-2321/2016 // СПС «Консультант Плюс»

10. Определение Верховного Суда РФ от 31 марта 2016 г. № 309-ЭС 15-16713 // СПС «Консультант Плюс».

Subsidiary Liability in Bankruptcy of the Organization: Who Will Now Be in Charge of the Bankruptcy of the Debtor?

А.М. Mingazova Kazan Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

The article presents an analysis of the norms of the current legislation regulating the issues of bringing supervisory debtors to subsidiary liability. The purpose of the article is to reveal what changes have taken place with the adoption of new norms on the issues of bringing supervisory debtors to subsidiary liability. The relevance of the chosen topic is due to the fact that the responsibility of the controlling debtor increases, and judicial practice in this area broadens. The article gives examples of judicial practice with a specific indication of cases that have considered claims to bring supervisory persons to subsidiary liability.

Key words: bankruptcy, insolvency, subsidiary liability, controlling person.

Время - это все: ответственность директоров и должностных лиц в соответствии с теорией углубляющейся несостоятельности

Предположим, вы являетесь директором испытывающей трудности компании, которая владеет и управляет малым бизнесом, который понес значительные убытки за последние три года и изо всех сил пытается справиться с ситуацией. его кредиторы. Вы и другие директора, а также менеджмент рассматриваете возможность подачи заявления о защите в соответствии с законом о банкротстве, но считаете, что, если компания каким-то образом сможет продолжать работать еще 12 месяцев, она выйдет на уровень безубыточности и ее перспективы будут более радужными.

Предположим, вы - директор испытывающей трудности компании, которая владеет и управляет малым бизнесом, который понес значительные убытки за последние три года и изо всех сил пытается не отставать от своих кредиторов. Вы и другие директора, а также менеджмент рассматриваете возможность подачи заявления о защите в соответствии с законом о банкротстве, но считаете, что, если компания каким-то образом сможет продолжать работать еще 12 месяцев, она выйдет на уровень безубыточности и ее перспективы будут более радужными. Вы и остальные члены совета директоров одобряете определенные действия, включая возникновение дополнительного долга, обеспеченного последними необремененными активами компании, что позволит компании продержаться еще 12 месяцев.К сожалению, через год эти действия оказались безрезультатными, и компания стоит гораздо меньше по ликвидационной стоимости, чем годом ранее. Создали ли вы личную ответственность, продлив агонию компании, что привело к снижению ее стоимости для кредиторов в ходе процедуры банкротства?

Эта иллюстрация ясно демонстрирует, что не все вещи стоит экономить, и что иногда лучше принять немедленные, но болезненные меры, чтобы предотвратить будущие потери. Это, безусловно, имеет место во многих ситуациях корпоративной реструктуризации.Хотя акционеры, директора и должностные лица обычно изо всех сил пытаются спасти и сохранить свой бизнес, даже если шансы на выживание бизнеса невелики, это может привести к значительному риску. Сохранение бизнеса, когда оно явно не подлежит восстановлению, может повлечь за собой личную ответственность директоров, должностных лиц, специалистов и даже кредиторов компании в соответствии с так называемой теорией «углубляющейся несостоятельности». Согласно теории углубляющейся несостоятельности, директор или должностное лицо может нести ответственность за продление жизни финансово неблагополучной корпорации и снижение ее ликвидационной стоимости.В этой статье кратко обсуждаются общие обязанности директоров и должностных лиц и доктрина углубляющейся несостоятельности, а также представлены некоторые предложения для директоров и должностных лиц корпораций, испытывающих финансовые затруднения.

Обязанности директоров и должностных лиц

Директора и должностные лица обязаны проявлять заботу и лояльность по отношению к корпорации и ее акционерам. Обязанность проявлять осторожность требует, чтобы директора и должностные лица выполняли свои обязанности добросовестно и в лучших интересах корпорации.Обязанность проявлять лояльность требует, чтобы директора и должностные лица воздерживались от эгоизма, узурпации корпоративных возможностей и получения ненадлежащих личных выгод. В целом действия директоров и должностных лиц защищены правилом бизнес-суждения, согласно которому суды не будут пересматривать предпринятые действия при условии, что директора и должностные лица действовали на информированной основе, добросовестно и искренне полагая, что такие действия будут в интересах корпорации.

Многие суды постановили, что, когда корпорация становится неплатежеспособной, фидуциарные обязанности директоров и должностных лиц возлагаются на кредиторов, а не на корпорацию и акционеров.Однако, когда корпорация находится «на грани банкротства», фидуциарные обязанности директоров и должностных лиц менее ясны. Многие суды распространили фидуциарные обязанности директоров и должностных лиц на кредиторов и других участников корпорации в дополнение к самой корпорации и ее акционерам. Термин «близость к банкротству» четко не определен. Отсутствие четкого юридического определения «близости несостоятельности» и тот факт, что директора и должностные лица могут иметь фидуциарные обязанности перед несколькими сторонами, часто ставят директоров и должностных лиц в затруднительное положение относительно того, когда и перед кем они должны выполнять свои фидуциарные обязанности.

Углубление теории несостоятельности

Когда корпорации приближаются к «грани банкротства», директора и должностные лица сталкиваются с потенциальным конфликтом между своими фидуциарными обязанностями перед корпорацией и ее акционерами по максимизации прибыли и своими фидуциарными обязанностями перед кредиторами по защите и сохранению корпоративных активов. Некоторые из наиболее важных вопросов, которые возникают, когда корпорация приближается к зоне несостоятельности, включают, должна ли корпорация объявить о банкротстве, когда корпорация должна объявить о банкротстве, и могут ли действия директоров и должностных лиц предотвращать или усугублять несостоятельность.Согласно теории «углубления несостоятельности», если директора и должностные лица увеличивают корпоративный долг и продлевают жизнь корпорации, директора и должностные лица могут быть привлечены к ответственности, потому что продолжающаяся деятельность корпорации приводит к увеличению убытков и углублению несостоятельности корпорации. , что еще больше снизит стоимость корпоративных активов и нанесет ущерб кредиторам. Как выразился один суд по делам о банкротстве,

«Положение Должника не похоже на человека, который весь день сидит под дождем и просто не может промокнуть.Это больше похоже на боксера с одним синяком под глазом, который, несмотря на травму, все же может проявить настойчивость и выиграть бой. Если этот боксер (должник) проиграет бой и приземлится в больнице (суд по делам о банкротстве), врач (судья) может обнаружить, что это были дополнительные травмы (углубление несостоятельности), которые привели его к этому ». 1

Теория углубляющейся несостоятельности первоначально была признана теорией возмещения убытков. В последнее время все большее число судов признают это отдельным основанием для иска - деликтом углубляющейся неплатежеспособности.В деле Официальный комитет необеспеченных кредиторов против Р.Ф. Lafferty & Co. , Апелляционный суд третьего округа постановил, что Верховный суд Пенсильвании может признать деликт, связанный с углублением несостоятельности, как «ущерб корпоративной собственности Должника в результате мошеннического увеличения корпоративного долга и продления корпоративной жизни». 2 Дело касалось утверждений о том, что некоторые сторонние специалисты обманным путем побудили две корпорации, финансирующие лизинг, участвующие в схеме Понци, выпустить поддельные долговые сертификаты, что привело к усугублению их несостоятельности и их банкротству. 3 Суд сформулировал три основания для признания углубления несостоятельности в качестве отдельного основания для иска. Во-первых, он отметил, что теория была по существу обоснованной, поскольку мошенническое и скрытое возникновение долга может нанести ущерб стоимости корпоративной собственности, вынуждая неплатежеспособную корпорацию к банкротству, что влечет за собой юридические и административные издержки для корпорации, создавая операционные ограничения, которые ухудшают способность корпорации к банкротству. работают прибыльно, подрывая доверие других сторон, имеющих дело с корпорацией, подрывая отношения корпорации со своими сотрудниками, клиентами и поставщиками и растрачивая корпоративные активы.Суд заявил, что «этот вред можно предотвратить, а стоимость неплатежеспособной корпорации можно спасти, если корпорация будет своевременно распущена, а не удерживаться на плаву с помощью фиктивных долгов». 4 Затем суд постановил, что обоснованность дела об углублении дела о несостоятельности подтверждается растущим признанием теории, включая признание несколькими федеральными судами и судами штатов. Наконец, суд отметил, что тема исправления в юриспруденции Пенсильвании требует, чтобы в тех случаях, когда углубление несостоятельности наносит ущерб корпоративным активам, закон должен предусматривать средство правовой защиты, признавая углубляющуюся несостоятельность в качестве основания для иска.

Применяя анализ Третьего округа, Суд США по делам о банкротстве округа Делавэр пришел к выводу, что Верховный суд штата Делавэр может признать углубление несостоятельности в качестве основания для иска в соответствии с законодательством штата Делавэр. 5 В случае In re Exide Technologies, Inc. официальный комитет необеспеченных кредиторов корпорации подал в суд на обеспеченных кредиторов корпорации до подачи ходатайства, утверждая, что обеспеченные кредиторы способствовали усугублению несостоятельности и несли ответственность за это. окончательное банкротство корпорации путем предоставления кредита корпорации в обмен на дополнительное обеспечение, когда у корпорации практически не было надежды на выздоровление, и принуждения корпорации к приобретению другой корпорации, чтобы обеспеченные кредиторы могли получить контроль, необходимый для того, чтобы корпорация оставаться в бизнесе в течение почти двух лет при возрастающем уровне несостоятельности. 6 Применяя тот же анализ, что и в деле Lafferty , суд Exide пришел к выводу, что теория углубления несостоятельности была обоснованной, юридически приемлемой и соответствовала политике судов штата Делавэр по предоставлению средств правовой защиты от травм. Однако не все суды признали эту теорию отдельным основанием для иска.

Элементы теории углубляющейся несостоятельности

Ни суд Лафферти , ни суд Exide , ни какой-либо другой суд, признавший усугубляющуюся причину несостоятельности, не сформулировали элементы или правовые стандарты для иска.В целом, причина углубления несостоятельности основывается на двух типах требований: иск о ненадлежащем управлении против директоров и должностных лиц и иск о введении искажения в отношении как руководства, так и его специалистов, таких как бухгалтеры. 7 Иски о ненадлежащем управлении к директорам и должностным лицам часто основываются на теории о том, что директора и должностные лица нарушили свои фидуциарные обязанности, предприняв определенные действия для искусственного продления жизни корпорации, такие как возникновение дополнительного долга, что приводит к рост неплатежеспособности и уменьшение и распыление активов и стоимости корпорации. 8 Эти претензии обычно не связаны с мошенничеством или другими должностными преступлениями. Претензии в отношении искажения фактов против руководства и профессионалов обычно связаны с искусственным или мошенническим продлением жизни неплатежеспособной корпорации, искажением или упущением сведений о финансовом состоянии корпорации, а также повышенным уровнем несостоятельности корпорации, вызванным пролонгацией и возникновением дополнительной задолженности. Некоторые дела относятся к мошенничеству или халатности, например, дело Lafferty и дело Exide .Однако ни один суд не рассматривал вопрос о том, является ли мошенничество или халатность обязательным элементом при усугублении дела о несостоятельности. Таким образом, даже несмотря на то, что некоторые суды приняли теорию в качестве отдельной причины иска, элементы причины иска далеки от ясности или единообразия для разных штатов и федеральных округов.

Убытки по теории углубляющейся несостоятельности

Аналогичным образом, размер убытков по усугубляющемуся иску о несостоятельности еще не ясен.Как было указано в суде Lafferty , убытки по усугубляющемуся иску о несостоятельности могут включать, среди прочего, юридические и административные расходы, вызванные банкротством; нарушение или потеря способности корпорации работать с прибылью из-за определенных операционных ограничений, которые могут быть наложены на корпорацию; упущенная выгода и стоимость из-за потери доверия других сторон, которые имеют дело с корпорацией; нарушение отношений корпорации со своими сотрудниками, клиентами и поставщиками; и растрата корпоративных активов.Однако суд не уточнил, как следует оценивать ущерб, нанесенный этим предметам.

Хотя размер ущерба не ясен, очевидно, что директора и должностные лица подвержены большему риску ответственности и убытков, потому что теория углубления несостоятельности предоставляет новую и отдельную причину иска, по которой ответственность и убытки могут быть оценены в в дополнение к традиционным причинам действий, таким как нарушение фидуциарных обязанностей, введение в заблуждение и мошенничество. Поскольку суды не сформулировали каких-либо ограничений в отношении причин для усугубления несостоятельности, ответственность в соответствии с этой теорией является неопределенной.

Средства защиты, доступные для директоров и должностных лиц

Как указано выше, директора и должностные лица обычно несут фидуциарные обязанности перед корпорацией и ее акционерами. Однако, когда корпорация становится неплатежеспособной, перед кредиторами также возлагаются фидуциарные обязательства. Стандарт заботы о директорах и должностных лицах не ясен в усугублении ситуации несостоятельности. Некоторые суды применили правило бизнес-суждения к действиям директоров и должностных лиц в таких ситуациях, в то время как другие суды установили, что интересы кредиторов контролируются.Канцлерский суд штата Делавэр постановил, что правило коммерческого решения применяется даже тогда, когда закон признает, что обязанности директоров и должностных лиц включают интересы кредиторов. 9 Правило бизнес-суждения создает презумпцию того, что действия директоров и должностных лиц совершаются добросовестно и в наилучших интересах корпорации. Таким образом, правило бизнес-суждения предлагает директорам и должностным лицам некоторую защиту от риска ответственности в соответствии с теорией углубляющейся несостоятельности.Однако это правило не может полностью оградить директоров и должностных лиц от ответственности, тем более что директора и должностные лица могут подпадать под действие другого стандарта в зоне несостоятельности.

Что делать при банкротстве бизнеса

По мере увеличения числа судов, которые признают теорию углубляющейся несостоятельности как отдельную причину иска, директора и должностные лица могут столкнуться со значительными рисками ответственности, если они не смогут реалистично оценить финансовое положение и шансы на выживание и восстановление корпорации .Поскольку суды еще не сформулировали каких-либо юридических ограничений или размеров ущерба в соответствии с этой теорией, очевидно, существует возможность значительной личной ответственности директоров и должностных лиц, а также профессионалов и кредиторов. Что должны делать директора и должностные лица в случае банкротства корпорации?

Во-первых, директора и должностные лица должны дать реалистичную и практическую оценку будущей жизнеспособности корпорации. Им следует учитывать, что не каждый бизнес заслуживает продолжения и что продолжение может привести к личной ответственности директоров и должностных лиц в соответствии с теорией углубляющейся несостоятельности.Это не означает, что всякий раз, когда корпорация приближается к банкротству, директора и должностные лица должны подавать заявление о банкротстве преждевременно, чтобы избежать личной ответственности. Необходимость и сроки подачи заявления о банкротстве или реорганизации должны составлять значительную часть оценки и оценки со стороны директоров и должностных лиц.

Директора и должностные лица должны проявлять осторожность при принятии дополнительных или чрезмерных долгов, если шансы корпорации на восстановление невелики. Точно так же директора и должностные лица должны опасаться предоставления дополнительных гарантий обеспеченным кредиторам для продления жизни корпорации, когда корпорация находится на грани банкротства.Директорам и должностным лицам следует помнить, что они могут иметь фидуциарные обязанности перед кредиторами, а также перед корпорацией и ее акционерами.

Директора и должностные лица также должны понимать и внимательно следить за финансовым состоянием корпорации, поскольку корпорация приближается к моменту банкротства. В связи с этим директорам и должностным лицам следует применять реалистичные рыночные оценки и не допускать нарушений в бухгалтерском учете.

Директора и должностные лица должны гарантировать, что учредительный договор или устав корпорации предусматривают компенсацию за их официальные действия.Корпорация должна обеспечивать адекватное страхование ответственности директоров и должностных лиц.

Что наиболее важно, директора и должностные лица должны действовать в соответствии с требованиями правила бизнес-суждения, включая принятие обоснованных решений путем обращения за советом к финансовым и юридическим консультантам при оценке финансового положения корпорации и перспектив восстановления и определения наилучшего курса действий для корпорация. Директора и должностные лица должны помнить, что их подверженность личной ответственности имеет тенденцию возрастать на данном этапе существования корпорации.Кроме того, поскольку суды не сформулировали никаких ограничений для усугубляющегося иска о несостоятельности, потенциальная ответственность директоров и должностных лиц все еще остается неопределенной. Следует проконсультироваться с опытными финансовыми и юридическими консультантами, чтобы они помогли реалистично оценить состояние корпорации, риски, связанные с любыми предлагаемыми действиями, наилучший курс действий для корпорации и избежание ответственности для директоров и должностных лиц. В этой связи директорам и должностным лицам следует подумать о том, следует ли в этом процессе консультироваться с советниками, отличными от обычных советников корпорации, в отношении личной ответственности директоров и должностных лиц.

Примечания:

Ответственность холдинговой компании за неплатежеспособную дочернюю компанию

Дэвид Фостер | Барлоу Роббинс Солиситорс

Это острый вопрос в свете недавней волны администраций и ликвидаций на Хай-стрит.

Общая позиция заключается в том, что холдинговая компания обязана выплатить только ту сумму, которая не была оплачена по ее акциям в дочерней компании. Однако бывают ситуации, когда холдинговая компания или ее директора могут нести ответственность в случае несостоятельности дочерней компании.Вот несколько примеров:

  • Если существует договорное обязательство, такое как гарантия или возмещение.
  • Если дочерняя компания просто действует в качестве агента своей холдинговой компании в отношениях с третьей стороной.
  • Если физическое или юридическое лицо имеет существующее юридическое обязательство или ответственность или подвергается существующему правовому ограничению, которое он / она / она намеренно нарушает, вмешиваясь в деятельность компании, находящейся под его контролем, например, чтобы избежать выплаты долгов при ликвидации.Это называется прорывом корпоративной вуали.
  • Если холдинговая компания приняла на себя ответственность или закон налагает ответственность за действия дочерней компании. Этот принцип изложен в деле Chandler v Cape Plc 2012 EWCA и может применяться, когда материнская компания лучше осведомлена о вопросах здоровья и безопасности.
  • Если распределение от дочерней компании является незаконным, холдинговая компания должна будет вернуть полученные деньги.

Три основных способа привлечения директоров компании к ответственности за внесение вклада в активы компании

Если в следующих примерах говорится о директоре, это может быть холдинговая компания как де-факто директор и директор холдинговой компании как теневой или де-факто директор.

Претензия этого типа относится к директору, не выполняющему свои фидуциарные обязанности. Ликвидатор, кредитор или вкладчик в капитал компании и Официальный получатель могут подать иск о неправомерном исполнении. Директор может быть привлечен к ответственности даже за простую халатность.

Хорошим примером этого является d’Jan of London , в котором помещения компании были уничтожены пожаром. В результате халатности директора при заполнении определенных форм страхования компания оказалась незастрахованной, что привело к ее неплатежеспособности.Ликвидатор возбудил дело против директора на основании обязанности директора проявлять заботу о компании при заполнении форм.

Как Kodak выбрался из своей пенсионной ловушки

Когда Kodak объявила о банкротстве, она была спонсором крупной и существенно недофинансированной схемы с 15 000 участников и активами в 900 миллионов фунтов стерлингов, но компания заключила новаторскую сделку, чтобы выйти из нее.

Новое уголовное преступление для юридических лиц

Эксперты ведущей юридической фирмы Berwin Leighton Paisner обсуждают, что новое корпоративное уголовное преступление, связанное с неспособностью предотвратить уклонение от уплаты налогов, будет означать для корпораций

Любое лицо, которое является или сознательно участвовало в ведении бизнеса с намерением обмануть кредиторов, может нести ответственность за внесение вклада в активы компании.За мошенническую торговлю могут быть наложены уголовные санкции, даже если компания не является неплатежеспособной.

Успешное неправомерное торговое действие налагает личную ответственность на директоров, если они позволяют компании продолжать торговлю после того, как они узнали или должны были знать, что не существует разумных перспектив избежать неплатежеспособной ликвидации или неплатежеспособного администрирования.

Стратегии обороны

Каждая ситуация будет иметь свои юридические сложности, но есть несколько полезных общих замечаний:

  • В соответствии с противоправной торговлей, это защита, если директора могут показать, что с соответствующего момента времени они предприняли все меры для минимизации потенциальных убытков для кредиторов компании.
  • По иску о неправомерном возбуждении дела директор может обратиться за помощью, если он действовал честно и разумно, а обстоятельства дела означают, что его справедливо освободить от ответственности. В деле d’Jan of London директор получил облегчение отчасти потому, что судья отметил, что ему принадлежало 99% акций компании (1% принадлежал его жене), а на момент совершения халатного действия компания была платежеспособной. Таким образом, он подвергал опасности только себя и свою жену.
  • Принцип Duomatic от Duomatic Limited 1969 до Ch465 может обеспечить защиту от ответственности за нарушение Чтобы это применимо, необходимо показать, что все акционеры, которые имеют право присутствовать и голосовать на общем собрании согласие компании на признание неправомерного действия или неисполнения служебных обязанностей при условии, что это вопрос, который может быть принят на общем собрании.Необходимо показать, что акционеры согласились, а не просто согласились бы.
  • Знать законы юрисдикции любой иностранной дочерней компании. Закон в этой области неоднороден, и важно не делать предположений, которые могут быть неверными. Возьмем один пример из Италии: финансирование в течение одного года после объявления о несостоятельности дочерней компании должно быть возвращено материнской компанией.

Все это подчеркивает важность того, чтобы директора не оставляли себя открытыми для возможных претензий со стороны ликвидаторов и администраторов за счет тщательного управления как в холдинговой компании, так и в дочерней компании, и мудрого принятия решений с ведением протоколов, показывающих, почему принимаются решения.Если вы подозреваете, что дочерняя компания приближается к банкротству, обратитесь за подробной консультацией к юристу и бухгалтеру.

Когда дочерние компании обанкротятся - Внутреннее сообщество

Вьетнам

Lac Thi Tu Duy
[email protected]
Тел .: +84 (28) 3744 9977

Присоединившись к P&P с 2009 года, Ту Дуй приобрел большой опыт в различных областях консультирования, таких как гражданское право, трудовые отношения, налоги, недвижимость и корпоративное управление.

Лак Тхи Ту Дуй

Это нормально и рекомендуется разрешать дочерней компании, которая работает неэффективно и становится несостоятельной, обанкротиться ради здоровой деловой среды. Однако, за исключением дочерних компаний, которые являются лишь подставными компаниями для сокрытия непрозрачной или незаконной коммерческой деятельности материнских компаний, банкротство предприятия причиняет убытки заинтересованным сторонам, особенно кредиторам, которые находятся в почти пассивном положении из-за отсутствия информации о неплатежеспособности дочерних обществ до момента подачи заявления о банкротстве.

Многие кредиторы, ставшие жертвами обанкротившихся компаний, утверждают, что материнские компании, учитывая их роль и положение, не могут избавиться от ответственности за своих «испорченных детей» - они должны нести солидарную ответственность по долгам дочерних компаний.

От «ограниченной ответственности»

Бесспорно, что «статус юридического лица» и «ограниченная ответственность» являются яркими юридическими характеристиками компании в целом и дочерней компании в частности. Согласно гражданскому праву, активы, юридические права и обязанности созданной компании будут отделены и независимы от инвесторов, которые владеют или совместно владеют ею; или, в частности, материнская компания.В своих деловых отношениях с третьими сторонами дочерняя компания проводит операции от своего имени и принимает на себя обязательства по активам, зарегистрированным на ее имя.

Кроме того, закон о предприятиях также предусматривает, что ответственность, которую материнская компания принимает на себя перед своей дочерней компанией, является «ограниченной». Закон не заставляет владельцев компании брать на себя обязательства по обязательствам, которые возникают в результате деятельности такой компании, и превышают размер внесенного или зарезервированного капитала, указанного в уставе дочерней компании.

Таким образом, можно сделать вывод, что материнская компания может, просто вложив выделенный капитал в дочернюю компанию, быть уверенными в том, что ей не придется больше тратить на какие-либо долги, возникающие в результате операций, которые дочерняя компания ведет от своего имени. Даже любое незаконное поведение дочерней компании не влечет за собой юридических обязательств материнской компании.

На злоупотребление «корпоративной вуалью»

Не только Вьетнам, но и большинство стран мира признают, что материнская компания и ее дочерние компании являются независимыми организациями с точки зрения активов и статуса юридического лица.Посредством визуализации закон понимает, что между этими двумя организациями существует правовая завеса, также называемая «корпоративной завесой».

Однако нет никаких гарантий, что стороны не будут злоупотреблять этой «корпоративной завесой» в ходе своей деятельности. Например, материнская компания может рассматривать дочернюю компанию не как независимую организацию, а как управляемую. В то же время дочерняя компания активно не удерживает позицию независимого лица. Это означает, что имеет место перемешивание хозяйственной деятельности или вмешательство в деятельность дочерней компании в виде административных и антирыночных предписаний.

Чтобы убедить клиентов сотрудничать с дочерней компанией, материнская компания и ее дочерняя компания иногда хотят ввести в заблуждение юридический статус и фактический потенциал дочерней компании, поскольку это предприятие имеет «масштаб» или «воплощает» материнская компания, или что две компании - это «две, но на самом деле одна».

В контексте Вьетнама вопрос о том, являются ли операции дочерней компании независимыми или насколько независимыми, по-видимому, зависит от намерений материнской компании или ее руководителей.Материнская компания, владеющая более 50-100% капитала дочерней компании, имеет практически все полномочия для решения важных вопросов, напрямую связанных с судьбой дочерней компании, от назначения ключевого персонала до определения стратегии развития. Таким образом, нетрудно увидеть, что руководители материнской компании могут определенно дать мандат или дать прямые или косвенные инструкции с характером «невозможно не выполнить» дочерней компании или ее руководителям, хотя это может превышать то, что разрешено законом. условия вкладчиков капитала или акционеров в отношении предприятия, в которое они вносят капитал.

Кроме того, сегодня обычным явлением является учреждение многих дочерних компаний с единственной целью выполнения конкретного проекта материнской компании или использования в качестве звена в цепочках поставок материнской компании, т. Е. Имеющих прямые «деловые отношения» с материнская компания. В этом случае мы можем представить себе, что каждая деятельность дочерней компании и ее руководителей, вероятно, должна осуществляться под прямым указанием или под контролем материнской компании. Возможно даже, что руководители материнской компании также управляют повседневной деятельностью дочерней компании.Затем руководитель дочерней компании, если это другое лицо, выполняет только работу по подписанию деловых документов.

Материнская компания с капиталом в тысячи миллиардов донгов, создающая дочернюю компанию с уставным капиталом всего в несколько миллионов донгов, действительно может заставить людей задуматься о разделении между двумя компаниями. Как дочерняя компания может выплачивать зарплату своим менеджерам, сотрудникам и поддерживать минимальную деятельность с помощью этого крошечного капитала, если она не полностью полагается на «спонсорство» материнской компании в различных формах? С другой стороны, дочерняя компания все еще может быть стороной многих контрактов на несколько миллиардов донгов со своими клиентами.

Когда дела пойдут гладко, прибыль будет поступать в головную компанию. Но когда с дочерней компанией происходит «неблагоприятный случай», она может прибегнуть к «корпоративной завесе», чтобы не дать материнской компании взять на себя совместную ответственность. Наибольший ущерб понесут клиенты, кредиторы и стороны в отношениях с дочерней компанией, попавшие в зависимость от отношений «родитель-потомок» между двумя организациями.

Следует отметить, что незаконные указания или вмешательство материнской компании, если таковые имеются, часто «неизвестны» кредиторам, которые являются «посторонними».Риск потери денег станет для них очевиден только после того, как они будут проинформированы о заявлении о банкротстве, поданном дочерней компанией. Кроме того, если кредиторы не имеют веских доказательств, они вряд ли могут потребовать от властей проследить причину банкротства, чтобы определить, способствовало ли незаконное вмешательство материнской компании банкротству.

Могут ли кредиторы «требовать компенсации» от материнской компании?

Прежде всего, следует знать, что действительно трудно «требовать компенсации» от материнской компании, когда ее дочерняя компания обанкротится, поскольку закон всегда соблюдает принцип, согласно которому «компания является юридическим лицом», которое должно взять на себя все обязательства. активы, зарегистрированные на его имя, независимо от причины.Однако, как только будет доказано, что незаконное вмешательство материнской компании подорвало независимость дочерней компании и «способствовало» ее банкротству, все могло быть иначе.

Британские и американские правовые системы (общее право) и даже некоторые европейские страны, принимающие статутные законы, такие как Франция и Германия, уже давно используют механизм, заставляющий материнские компании или других владельцев дочерних компаний брать на себя солидарную ответственность по долгам дочерних компаний, когда они используют дочерние компании и сделать их более не независимыми.Этот механизм временно можно назвать «пробиванием корпоративной пелены». Соответственно, этот механизм аннулирует некоторые правила, ограничивающие ответственность владельцев размером внесенного капитала, и вынуждает их брать на себя больше совместных обязательств по долгам, возникающим на предприятии, в которое они вносят капитал.

Во Вьетнаме механизм, который позволяет кредиторам запрашивать полномочия проверять материнскую компанию на предмет обязательств в случае банкротства ее дочерней компании, в основном основан на статье 190 Закона о предприятиях 2014 года (LOE 2014).В соответствии с этой статьей вмешательство материнской компании в ее качестве владельца или совладельца, которое причиняет ущерб дочерней компании, будет основанием для компенсации ответственности материнской компании и ее руководителей (индивидуально) для дочерней компании. Одновременно статья 190.5 Закона о законах 2014 года указывает, что кредиторы могут требовать компенсации от своего имени.

Однако, чтобы иметь возможность требовать компенсации, кредиторы должны доказать, что имело место вмешательство со стороны материнской компании и что дочерней компании был причинен конкретный ущерб.Как упоминалось выше, это очень сложно, потому что кредиторы являются «посторонними», поэтому они не могут знать о незаконных действиях, которые материнская компания и ее руководители делали за «завесой», или о том, как они нанесли ущерб дочерней компании. Кроме того, кредиторам, а также компетентным органам, ответственным за банкротство, действительно сложно отследить, как материнская компания выполняла роль своего владельца или совладельца, чтобы определить, совершала ли она какие-либо нарушения или какой ущерб она причинила дочерней компании.

Кроме того, это прописано в статье 190.5 LOE 2014, что эта компенсация предназначена для дочерней компании, а не для кредиторов. Таким образом, учитывая более низкую позицию в списке тех, кто имеет право на выручку от ликвидации оставшихся активов, и даже у кредиторов есть доказательства нарушений материнской компании, следует ли им использовать свое право на возбуждение судебных исков - это экономическая проблема. что кредиторы должны решить (время, усилия и деньги).

Короче говоря, хотя действующий закон технически предусматривает защиту кредиторов от злоупотребления властью материнской компании над своими дочерними предприятиями, на самом деле практически невозможно применить это положение, когда дочерняя компания становится банкротом.С другой стороны, подача заявления о банкротстве становится все более популярной во Вьетнаме, и разделение между материнскими компаниями и дочерними компаниями всегда было большим вопросом. Поэтому создание механизма для эффективной защиты законных прав и интересов кредиторов и, тем самым, создания здоровой деловой среды является насущным требованием, и ему следует уделить более высокий приоритет в ходе реформирования законодательства о предпринимательской деятельности.

Часть 2 - Замечательные правила

  1. ПРИНЯТИЕ ПРАВОВОЙ ОСНОВЫ ВЫСТАВОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕКОММЕРЧЕСКИХ ЦЕЛЕЙ

26 февраля 2019 г.23/2019 / ND-CP («Указ 23»), в котором содержатся руководящие принципы выставочной деятельности, особенно той, которая предназначена для некоммерческих целей, проводимых во Вьетнаме и ввозимых за границу. Соответственно, Указ 23 содержит следующие ключевые положения:

Общие положения о выставочной деятельности

Декрет 23 определяет, что выставка означает демонстрацию работ, экспонатов и материалов концентрированно в течение определенного периода времени, в определенном пространстве, в различных формах и с помощью различных технических средств с целью представления, раскрытия или популяризации таких произведений, экспонатов или материалов для общество и сообщество.Под выставкой в ​​некоммерческих целях подразумевается любая выставка, не включающая торговую деятельность или возможности заключения договоров купли-продажи.

Кроме того, Указ 23 также определяет условия в отношении работ, экспонатов, материалов и мест на выставке. В частности, работы, экспонаты и материалы, представленные на выставке, не должны быть запрещены настоящим Указом, например, пропаганда против Государства Социалистическая Республика Вьетнам, подрыв великой национальной солидарности, или те, которые не приостановлены или не запрещены к обращению, отозваны и конфискованы. .

Порядок подачи заявок на получение лицензии на проведение выставок

Порядок подачи заявок на получение лицензии на проведение выставок будет применяться в следующих ситуациях:

  • Выставки, привезенные за границу вьетнамскими организациями или частными лицами; и
  • Выставок, проводимых во Вьетнаме международными организациями, иностранными организациями и частными лицами.

Соответственно, Постановление 23 детализирует полномочия, документы, порядок и процедуры в отношении выдачи, переоформления и отзыва лицензий на проведение выставок.Срок выдачи этой лицензии составляет 07 рабочих дней или до 15 рабочих дней для выставок, на которых требуется создание Совета по оценке содержания.

Уведомление о проведении выставок

В следующих случаях частные лица или организации должны направить Уведомление о проведении выставок в компетентные государственные органы:

  • Выставки, проводимые во Вьетнаме организациями центрального подчинения;
  • Выставки, совместно проводимые во Вьетнаме организациями 02 или более провинций или городов; и
  • Выставки, проводимые в данной местности местными организациями или частными лицами.

Что касается порядка подачи уведомлений о проведении выставок, Постановление 23 также предусматривает полномочия получать уведомления; порядок, процедуры и шаблоны для уведомления, а также временного приостановления выставок. Соответственно, в течение 07 рабочих дней со дня получения уведомления о выставках компетентными органами, если компетентные органы не дадут письменных ответов, организации или частные лица могут провести выставку с уведомленным содержанием.Однако этот период может быть продлен до 15 рабочих дней для выставки, на которой необходимо создать Совет по оценке содержания.

Постановление 23 вступает в силу с 15 апреля 2019 года.

  1. РАСШИРЕНИЕ ТРУДОВОГО АУТСОРСИНГА

20 марта 2019 года Правительство издало Постановление № 29/2019 / ND-CP («Постановление 29»), детализирующее и направляющее выполнение статьи 58 Трудового кодекса о лицензировании деятельности по привлечению трудовых ресурсов, выплате депозитов условного депонирования и перечень вакансий, на которых разрешен трудовой аутсорсинг.Соответственно, Указ 29 также отменяет многие правовые документы, касающиеся трудового аутсорсинга, а именно: Указ № 55/2013 / ND-CP; Постановление № 73/2014 / ND-CP; Циркуляр № 01/2014 / TT-BLDTBXH; и Циркуляр № 40/2014 / TT-NHNN. Постановление 29 содержит много замечательных новых пунктов, а именно:

Изменения в полномочиях и условиях лицензирования трудовой аутсорсинговой деятельности

Право выдавать, продлевать, перевыпускать и обменивать лицензии на трудовой аутсорсинг будет предоставлено председателю провинциального народного комитета вместо министра труда, инвалидов войны и социальных дел, как прежде.В то же время Постановление 29 отменяет условия размещения предприятий по найму рабочей силы и не устанавливает дополнительных условий в отношении капитала и опыта в отношении иностранных предприятий в совместных предприятиях с вьетнамскими предприятиями. Однако Указ 29 дополняет некоторые подробные условия, которым должен соответствовать законный представитель предприятий, занимающихся аутсорсингом рабочей силы; в частности, он / она должен быть менеджером предприятия, не иметь судимости и проработать в сфере трудового аутсорсинга не менее 3 лет (36 месяцев) или более в течение 5 лет подряд непосредственно перед подачей заявления на получение лицензии.

Продление срока, но не ограничение количества раз продления лицензий на трудовой аутсорсинг

Согласно новым положениям, срок действия лицензии на трудовой аутсорсинг составляет до 60 месяцев вместо 36 месяцев, как было раньше. Кроме того, в соответствии с Указом 29, лицензии на трудовой аутсорсинг могут продлеваться многократно, и максимальный период продления составляет 60 месяцев вместо 2-х раз и 24 месяцев.

Дополняет ряд рабочих мест, на которых разрешен трудовой аутсорсинг

В дополнение к списку из 17 рабочих мест, которые могут быть переданы на аутсорсинг, Указ 29 дополняет этот список еще 03 вакансиями, а именно:

  • Управление, эксплуатация, техническое обслуживание и предоставление услуг на морских судах;
  • Управление, надзор, эксплуатация, ремонт, техническое обслуживание и оказание услуг на нефтяных вышках; и
  • Летательные аппараты, обслуживающие воздушные суда / техническое обслуживание, ремонт воздушных судов и авиационного оборудования / модерация и эксплуатация полетов / наблюдение за полетами.

Постановление 29 вступает в силу с 5 мая 2019 года.

  1. С 1 МАРТА 2019 НЕКОРПОРИРОВАННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ МОГУТ ВОЗОБНОВИТЬ ОТКРЫТИЕ ПЛАТЕЖНЫХ СЧЕТОВ В БАНКАХ И ИНОСТРАННЫХ ФИЛИАЛАХ БАНКОВ

По состоянию на 28 февраля 2019 года Государственный банк Вьетнама принял Циркуляр № 02/2019 / TT-NHNN («Циркуляр 02»), изменяющий и дополняющий ряд статей Циркуляра 23/2014 / TT-NHNN («Циркуляр 23 ») От 19 августа 2014 года Государственного банка Вьетнама, содержащего инструкции по открытию и использованию платежных счетов у поставщиков платежных услуг.Циркуляр 02 вступает в силу с 1 марта 2019 г. при одновременной отмене Циркуляра № 32/2016 / TT-NHNN, изменяющего и дополняющего ряд статей Циркуляра 23 («Циркуляр 32»), и Циркуляра № 02/2018 / TT-NHNN с поправками и дополнениями. ряд статей Циркуляра 32.

Некорпоративные организации имеют право открывать платежные счета в банках и филиалах иностранных банков

С даты вступления в силу Циркуляра 02 организации, которые являются юридическими лицами, частными предприятиями, индивидуальными домашними предприятиями и другими организациями, имеют право открывать платежные счета в банках и филиалах иностранных банков в соответствии с законодательством.

Банки и отделения иностранных банков должны уведомить некорпоративные организации, которые возобновили подписание договоров об открытии и использовании платежных счетов для преобразования формы открытия платежных счетов со счета организации в личный счет или общий счет в соответствии с Циркуляром 32 об изменении названия. платежного счета согласно новому Циркуляру 02.

Владелец расчетного счета организации

Любой владелец платежного счета организации на самом деле является организацией, открывающей счет, но не ее законным или уполномоченным представителем в соответствии с предыдущим Циркуляром 23.Законный или уполномоченный представитель организации, открывающей платежный счет, действует от имени такой организации для проведения операций, связанных с таким платежным счетом, в рамках представительства.

В соответствии с Циркуляром 02 банки и филиалы иностранных банков координируют свои действия с организациями (за исключением юридических лиц), открывшими платежные счета до 1 марта 2017 года, для смены любого владельца счета на организацию без подписания контракта, если это не требуется в письменной форме со стороны клиентов.

Разрешение на использование платежного счета

Владелец платежного счета имеет право разрешить другому лицу использовать платежный счет. Разрешение должно быть в письменной форме и соответствовать законам о разрешении.

Обработка любых средств отслеживания или жалоб в отношении использования платежных счетов

У клиентов есть не более 60 дней с даты транзакции, чтобы подать жалобу или предложить банкам и филиалам иностранных банков отслеживать использование их платежных счетов.Банки и зарубежные отделения должны обрабатывать запросы клиентов в течение максимум 30 рабочих дней с момента получения их запросов и иметь 5 рабочих дней для возмещения клиентам убытков по согласованию и в соответствии с законодательством с даты уведомления трассирующего агента и результатов рассмотрения жалобы. Если причины или ошибки какой-либо стороны еще не были выявлены по истечении срока рассмотрения жалоб и средств отслеживания, в течение следующих 15 рабочих дней банки и отделения иностранных банков должны договориться с клиентами о способах обработки любых средств отслеживания и жалоб.

  1. ТАРИФНЫЕ КВОТЫ НА ИМПОРТ СОЛИ И ЯЙЦА ПТИЦЫ В 2019 ГОДУ

По состоянию на 4 марта 2019 года Министерство промышленности и торговли выпустило Циркуляр № 04/2019 / TT-BCT («Циркуляр 04»), в котором изложены принципы управления тарифными квотами на импортную соль и яйца птицы. Циркуляр 04 содержит следующие ключевые моменты:

Объемы тарифных квот на импорт

Циркуляр 04 определяет объемы тарифных квот на импорт ряда отдельных товаров в 2019 году следующим образом:

  • Квота на ввоз куриных яиц, утиных яиц, гусиных яиц и др. (Товарных яиц без эмбрионов) установлена ​​в размере 55 181 дюжина;
  • Установлена ​​квота на импорт соли в размере 110 000 тонн.

Положение о принципе управления

В дополнение к вышеуказанному правилу, Циркуляр 04 также содержит руководящие принципы управления тарифными квотами на импорт, а именно:

  • Распределение тарифных квот на импорт
    Распределение тарифных квот на импортируемую соль и яйца птицы осуществляется в соответствии с Циркуляром 12/2018 / TT-BCT от 15 июня 2018 года министром промышленности и торговли, детализирующим некоторые статьи Закон об управлении внешней торговлей и Постановление 69/2018 / ND-CP от 15 мая 2018 года Правительства, детализирующее некоторые статьи Закона об управлении внешней торговлей.
  • Субъекты, на которые распространяются тарифные квоты на импорт
    В отношении соли: Тарифная квота на импортируемую соль распределяется между предприятиями, которые напрямую используют соль в качестве сырья для производства химикатов, лекарств и медицинских изделий;

В отношении яиц домашней птицы: Тарифная квота на импортируемые яйца домашней птицы распределяется между предприятиями, чьи свидетельства о регистрации бизнеса / предприятия указывают на необходимость импорта.

  • Время распределения тарифных квот на импортируемую соль
    В соответствии с настоящим проспектом, время распределения тарифных квот на импортируемую соль определяется по запросу Министерства сельского хозяйства и развития сельских районов.

Циркуляр 04 вступит в силу с 17 апреля 2019 г. до конца 31 декабря 2019 г.

Часть 3 - Ежемесячное обновление юридических данных

НЕТ. НАИМЕНОВАНИЕ ДОКУМЕНТА ДАТА ВЫПУСКА ДАТА ДЕЙСТВИЯ
ПРАВИТЕЛЬСТВО
1. Постановление Правительства № 29/2019 / ND-CP, детализирующее статью 54.3 ТК РФ о лицензировании деятельности по аутсорсингу труда, уплате депозита и перечень рабочих мест, на которых допускается аутсорсинг труда. 20.03.2019 05.05.2019
2. Постановление Правительства № 27/2019 / ND-CP, детализирующее ряд статей Закона о топографии и картографии. 13.03.2019 05.01.2019
3. Постановление Правительства № 26/2019 / ND-CP, детализирующее ряд статей и меры по реализации Закона о рыболовстве 03.08.2019 25.04.2019
4. Постановление Правительства № 25/2019 / ND-CP о внесении изменений и дополнений в некоторые статьи Постановления Правительства № 13/2011 / ND-CP от 11 февраля 2011 года о безопасности внутренних нефтегазовых работ 03.07.2019 22.04.2019
5. Постановление Правительства № 24/2019 / ND-CP о внесении изменений и дополнений в некоторые статьи Постановления Правительства № 19/2011 / ND-CP от 21 марта 2011 года с подробным описанием ряда статей Закона об усыновлении 03.05.2019 25.04.2019
6. Постановление Правительства № 23/2019 / ND-CP о выставочной деятельности 26.02.2019 15.04.2019
МИНИСТЕРСТВО ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ТОРГОВЛИ
1. Циркуляр № 05/2019 / TT-BCT Министерства промышленности и торговли о внесении изменений и дополнений в некоторые статьи Циркуляра № 16/2017 / TT-BCT от 12 сентября 2017 г. министра промышленности и торговли о разработке проектов и шаблоны договоров купли-продажи электроэнергии, используемые для проектов солнечной энергетики 03.11.2019 25.04.2019
2. Циркуляр № 04/2019 / TT-BCT Министерства промышленности и торговли, устанавливающий принципы администрирования импортных тарифных квот на соль и яйца птицы в 2019 году 03.04.2019 17.04.2019
МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ
Циркуляр № 13/2019 / TT-BTC Министерства финансов о внесении изменений и дополнений в некоторые статьи Циркуляра № 180/2015 / TT-BTC от 13 ноября 2015 г., регулирующего регистрацию операций с ценными бумагами в системе торговли некотируемыми ценными бумагами 15.03.2019 05.01.2019
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БАНК
Циркуляр №02/2019 / TT-NHNN Государственного банка Вьетнама о внесении изменений и дополнений в некоторые статьи циркуляра № 23/2014 / TT-NHNN Государственного банка Вьетнама, регулирующие открытие и использование платежных счетов у поставщиков платежных услуг 28.02.2019 03.01.2019
МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА
Циркуляр № 12/2019 / TT-BGTVT Министерства транспорта о выпуске экономико-технических нормативов количества простоев на машину в каждую смену для транспортных средств, используемых для управления и обслуживания внутренних водных путей 03.11.2019 25.04.2019
Циркуляр №11/2019 / TT-BGTVT Министерства транспорта о внесении изменений и дополнений в некоторые статьи циркуляра № 24/2018 / TT-BGTVT от 07 мая 2018 года министра транспорта о построении расписания движения поездов и эксплуатации железнодорожного транспорта 03.11.2019 05.01.2019
Циркуляр № 09/2019 / TT-BGTVT Министерства транспорта, издающий национальные технические стандарты систем предотвращения загрязнения моря на судах 03.01.2019 09.01.2019
Циркуляр №08/2019 / TT-BGTVT Министерства транспорта, устанавливающие критерии для надзора и допуска к обслуживанию объектов инфраструктуры внутреннего водного транспорта на основе качества исполнения 28.02.2019 06.01.2019
МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
1. Циркуляр № 01/2019 / TT-BTNMT Министерства природных ресурсов и окружающей среды об отмене ряда положений Циркуляра №08/2018 / TT-BTNMT от 14 сентября 2018 г. и Циркуляр № 09/2018 / TT-BTNMT от 14 сентября 2018 г. министра природных ресурсов и окружающей среды, издающего национальные технические стандарты по окружающей среде 03.08.2019 03.08.2019

Свяжитесь с нами

Хошимин

Ханой

Дананг

Нгуен Ху Фуок , партнер-учредитель

Нгуен Дык Хиеу ,

Партнер

Тран Тхань Тунг , партнер
Нгуен Гиа Хуй Чуонг , управляющий партнер

Динь Куанг Туан , Партнер

Луонг Ван Ли , партнер

Ле Куанг Ви , Партнер

Duong Tieng Thu , Партнер

Хоанг Куок Нхат Чунг , партнер

Нгуен Ван Куин , партнер

Содержание информационного бюллетеня не является юридической консультацией и не обязательно отражает мнение нашей фирмы или любого из наших поверенных или консультантов.Информационный бюллетень предоставляет общую информацию, которая может быть или не быть верной, полной или актуальной на момент чтения. Контент не предназначен для использования в качестве замены конкретных юридических рекомендаций или мнений. Пожалуйста, обратитесь за соответствующей юридической консультацией или другим профессиональным советом по любым конкретным вопросам, которые могут у вас возникнуть. Мы, Phuoc & Partners, прямо отказываемся от любой ответственности, связанной с действиями, предпринятыми или не предпринятыми на основании какого-либо или всего содержимого информационного бюллетеня.

Дочерняя ответственность контролирующих лиц при банкротстве

У любой компании может быть момент, когда она не может выполнить свои обязательства перед кредиторами.При банкротстве наиболее опасным для личного благосостояния собственников и руководителей предприятий является риск привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренный статьей 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - ФЗ «О банкротстве»). Этот закон с учетом новых поправок, которые вступят в силу 28 июня 2017 года, будет продолжать развиваться, предоставляя конкурентоспособным кредиторам и уполномоченному органу больше инструментов для взыскания долгов.

Субсидиарная ответственность может быть привлечена к лицам, контролирующим должника.В контексте российского законодательства о несостоятельности «контролирующее лицо» означает любое лицо, которое в течение трехлетнего периода до принятия заявления о признании должника банкротом имело возможность влиять на решения, принятые компания так или иначе. А именно, он имел право давать инструкции, обязательные для должника, или имел возможность в силу родственных или имущественных отношений с должником в силу своего официального положения или иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководитель или члены органов управления должника или иным образом оказывающие решающее влияние на руководителя или членов органов управления должника.

Понятие «контролирующее лицо», установленное Федеральным законом «О банкротстве», достаточно широкое, и его определение при наличии достаточной доказательной базы может включать широкий круг лиц - участников, акционеров, генерального директора, его заместителей. , члены совета директоров, главный бухгалтер, бенефициарный собственник, а также другие лица. Заявление о привлечении этих лиц к субсидиарной ответственности может быть подано конкурсным управляющим, конкурсным кредитором, представителем работников должника, работником и бывшим работником должника или уполномоченным органом.

Субсидиарная ответственность сама по себе является институтом гражданского права, поэтому при ее применении необходимо учитывать общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств и об обязательствах в результате причинения вреда. отчасти это не противоречит особым положениям ФЗ «О банкротстве».

Основания ответственности

В настоящее время положения Федерального закона «О банкротстве» предусматривают два основания привлечения лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности по его обязательствам:

1.Несвоевременное представление руководителем общества или ликвидационной комиссией заявления о признании общества банкротом в арбитражный суд (ст. 9 и п. 2 ст. 10 Федерального закона «О банкротстве»).
2. Действия (бездействие) контролирующих лиц, в результате которых общество признано банкротом (п. 4 ст. 10 Федерального закона «О банкротстве»).

Неподача заявления о банкротстве

Положениями статьи 9 Федерального закона «О банкротстве» предусмотрена обязанность руководителя юридического лица подавать заявление о банкротстве в следующих случаях:

  • Удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов влечет за собой невозможность исполнения должником денежных обязательств или обязательств по уплате обязательных платежей или иных платежей в полном объеме другим кредиторам.
  • Орган должника, уполномоченный в соответствии с его учредительными документами принимать решение о ликвидации должника, решил обратиться в арбитражный суд с заявлением должника.
  • Уполномоченный собственник имущества должника - унитарное предприятие принял решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством должника.
  • Взыскание взыскания на имущество должника существенно затруднит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника.
  • Должник соответствует критериям несостоятельности и (или) критериям недостаточности имущества.
  • Имеется просроченная задолженность более трех месяцев в связи с недостаточностью денежных средств для выплаты выходных, заработной платы и иных выплат работникам, бывшим работникам в размере и в порядке, установленных в соответствии с трудовым законодательством.

Что касается привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о признании своей компании несостоятельной, существует презумпция причинно-следственной связи между бездействием менеджера в виде непредставления заявления о признании своей компании банкротом и причинением вреда. причинено имущественным интересам кредиторов из-за невозможности погасить увеличившуюся задолженность.

Основным вопросом при рассмотрении заявления о субсидиарной ответственности в случае непредставления заявления о банкротстве будет определение времени, когда руководитель должника должен был узнать о признаках несостоятельности компании или других основаниях для подачи заявления о банкротстве. Могут возникнуть трудности с определением срока по некоторым основаниям для подачи должником заявления о банкротстве. Суд в этом случае будет исходить из принципа добросовестности, а именно, когда в аналогичной ситуации в рамках обычной хозяйственной деятельности компании разумный и добросовестный руководитель должен был обнаружить признаки несостоятельности и недостаточности имущества и подал в суд соответствующее ходатайство.

Например:
В деле № А50-20613 / 2010 от 08.09.2014 Верховный Суд Российской Федерации установил, что управляющий считается осведомленным о признаках недостаточности имущества с момента подписания финансовой отчетности. . Однако бухгалтерская отчетность сама по себе не может свидетельствовать о невозможности компании выполнить свои денежные обязательства перед кредиторами без документального анализа содержащихся в ней записей. Как правило, размер активов и размер обязательств компании коррелируют при определении формального признака недостаточности имущества.В то же время формальная отрицательная стоимость активов, определенная по данным финансовой отчетности, при отсутствии других доказательств несостоятельности, не указывает на неспособность компании выполнять свои обязательства, например, как указано в постановлении АК. Федерального закона от 27.01.2015 № Ф03-6136 / 2014.

Действия (бездействие) контролирующих лиц, повлекшие признание общества банкротом

Владельцы и руководители предприятий часто используют различные инструменты для минимизации рисков в ожидании банкротства.Ликвидные активы в виде недвижимости, товаров и материалов, права требования переходят к другим подконтрольным юридическим лицам; важные документы изъяты из файлов компании; бухгалтерский учет искажен. Долгое время среди владельцев бизнеса популярны различные схемы ухода из проблемных юридических лиц с висящими на них долговыми обязательствами: компании меняют свой юридический адрес на более удаленный, генеральным директором назначается никому не известное лицо. , а сами заинтересованные лица просто стараются забыть об этих компаниях и максимально дистанцироваться от них.Но в ходе процедуры банкротства эти схемы могут быть раскрыты конкурсным управляющим с привлечением кредиторов или других заинтересованных лиц.

Следует знать, что в отношении основания для привлечения к субсидиарной ответственности, предусмотренного пунктом 4 статьи 10 Федерального закона «О банкротстве», существует презумпция виновности контролирующих лиц при следующих обстоятельствах:

  • Вред имущественным правам кредиторов причинен в результате действий этого лица или в пользу лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, в том числе сделок, имеющих признаки оспариваемости в соответствии с с Федеральным законом «О банкротстве».
  • Учетные и отчетные документы на момент принятия решения о введении мониторинга или решения о признании должника банкротом отсутствуют либо не содержат сведений об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо данная информация искажена, в результате чего существенно затрудняет процедуры, применяемые в случае банкротства, в том числе формирование и реализацию конкурсной массы.
  • Требования кредиторов третьей очереди в отношении основной суммы долга, возникшего в результате правонарушений, в отношении которых существует действительное решение о привлечении должника или его должностных лиц, которые являются или являлись его единоличным исполнительным органом, к уголовному или административному делу ответственность или ответственность за налоговые правонарушения, в том числе требования по уплате долга, выявленные в результате производства по таким нарушениям, превышают 50% от общей суммы требований кредиторов третьей очереди на основную сумму долга, включенную в состав реестр требований кредиторов на дату закрытия реестра требований кредиторов.

По первым двум основаниям существует обширная судебная практика, позволяющая говорить о том, как устанавливаются факты, предполагающие вину контролирующих лиц при подаче заявления о субсидиарной ответственности. Обязательным условием является наличие причинно-следственной связи между использованием его прав и (или) возможностей в отношении контролируемого хозяйствующего субъекта и совокупностью юридически значимых действий, совершаемых контролируемым субъектом, результатом которых является его несостоятельность (банкротство). ).

1. Ответственность, предусмотренная ст. 10 ФЗ «О банкротстве» за непередачу / отсутствие документации направлена ​​в первую очередь на реализацию возможности формирования конкурсной массы, в частности, путем подачи исков о взыскании долгов с третьих лиц, путем возврата имущества из незаконного владение и оспаривание сделок должника. Поэтому сам факт уклонения управляющего от передачи бухгалтерских документов арбитражному управляющему является самостоятельным условием привлечения к субсидиарной ответственности.Для привлечения управляющего к ответственности при данных обстоятельствах не нужно доказывать, что отсутствие бухгалтерских документов повлекло за собой банкротство компании, поскольку сам факт их отсутствия влечет за собой трудности при формировании конкурсной массы. Однако арбитражные суды при принятии решения о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности исходят из виновности и общих положений гражданского законодательства, а именно ст. 1064 ГК РФ, которым установлено, что лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине, и бремя доказывания отсутствия вины ляжет на контролирующие лица.Например, по делу А05-1511 / 2011 суд кассационной инстанции оставил без изменения определение апелляционной инстанции об отказе в привлечении управляющего к субсидиарной ответственности и указал, что управляющий выполнял свои обязанности менее месяца. и за столь короткое время не смогла ни восстановить, ни оформить недостающую документацию должника.

2. Причинение вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения или одобрения контролирующим лицом одной или нескольких сделок должника часто означает сделку или совокупность нескольких сделок, направленных на вывод активов должника. без предоставления ему экономически обоснованного эквивалента или бесплатно.Важно понимать, что если в деле о банкротстве удовлетворено ходатайство об оспаривании сделки по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О банкротстве», когда возвращается часть имущества или имущество полностью не возвращается в собственность. В случае банкротства факт вынесения судебного постановления будет иметь вредное значение при доказывании в рамках рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности. Однако при возвращении имущества в конкурсную массу в случае признания сделки недействительной оснований для привлечения к субсидиарной ответственности не будет.

3. Летом 2016 года вступило в силу новое основание для привлечения к субсидиарной ответственности директора или иного руководителя должника. Теперь это возможно, если более 50% всех претензий возникло в результате правонарушения (в том числе налогового), которое было совершено в офисе руководителя. Это положение применяется к лицу, которое являлось единоличным исполнительным органом должника на момент совершения им правонарушения должником или его единоличным исполнительным органом. Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 9 статьи 13 Федерального закона от 28.07.2012 г.222-ФЗ от 23.06.16, положения применяются к искам о привлечении лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности или к искам о привлечении лиц, контролирующих должника, в виде взыскания убытков, поданных после 1 сентября 2016 года. Это положение является относительно новым и в настоящее время Практики по нему мало, но пока, как и предполагалось, основным заявителем по таким основаниям для привлечения к ответственности является уполномоченный орган (ФНС), для удобства которого это правило принято.

Порядок определения размера субсидиарной ответственности

В случае удовлетворения требования о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности при наличии незавершенных расчетов с кредиторами, суд приостанавливает рассмотрение этого требования до окончания расчетов с кредиторами после установления всех иных существенных фактов.Суды исходят из того, что размер субсидиарной ответственности лица, контролирующего должника, равен совокупной сумме требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также требований кредиторов, заявленных после закрытия реестра. требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, не уплаченным из-за недостаточности имущества должника. Следовательно, окончательно определить размер субсидиарной ответственности можно только после окончания формирования конкурсной массы и завершения расчетов с кредиторами.

Инновации в 2016-2017 гг.

Федеральным законом от 28 декабря 2016 г. № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусмотрен ряд нововведений, направленных на обеспечение прав и законных интересов кредиторов при банкротстве юридических лиц. В частности, в Федеральный закон «О банкротстве» внесены изменения, улучшающие механизм привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, а именно одним из основных нововведений в Федеральном законе «О банкротстве» 2017 года станет возможность привлечения к субсидиарной ответственности. к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника, уже после завершения процедур ликвидации компании.

У конкурсного управляющего, конкурсных кредиторов и уполномоченного органа появится больше возможностей для формирования конкурсной массы, а риски менеджеров и собственников в случае противоправного поведения возрастут, поскольку теперь у лиц, имеющих право подать соответствующее ходатайство, есть три лет после завершения процедуры банкротства, и в случае уважительной причины этот срок может быть восстановлен.

В целом наблюдается усиление позиций уполномоченного органа в процедурах банкротства.Если резюмировать нововведения в законодательстве, то в 2016 году появилось новое основание для привлечения к субсидиарной ответственности за правонарушения (в том числе налоговые), расширено понятие «контролирующее лицо» и срок предбанкротного периода. увеличен с двух до трех лет, в рамках чего определены основания привлечения к субсидиарной ответственности.

Кроме того, уполномоченный орган также получил возможность быть включенным в реестр требований кредиторов в течение 6 месяцев после его закрытия, а именно в случае, если в день закрытия реестра требований кредиторов не будет принят либо судебный акт либо акт другого уполномоченного государственного органа, который в соответствии с законодательством Российской Федерации является обязательным для выявления просроченной задолженности, не имеет силы.Эти претензии считаются поданными вовремя. Указанное положение дает налоговым органам дополнительное время и позволит учесть максимальную сумму задолженности по обязательным платежам уже после закрытия реестра требований кредиторов, например, по результатам выездной налоговой проверки или подачи указанных деклараций. должником.

Объявлено о важных изменениях в области реструктуризации и банкротства в Великобритании | СТУПИЦА

Правительство Великобритании объявило 26 августа 2018 г., что оно примет законодательные меры для изменения аспектов реструктуризации и систем несостоятельности Великобритании.Реформы являются ответом на недавние громкие внутренние корпоративные банкротства и различные проблемы, затронутые в этих вопросах. В целом предложения кажутся более благоприятными для должников, чем для кредиторов. Реформы потенциально широкомасштабны; однако точное законодательное расписание неясно, и мы будем держать вас в курсе в дальнейших оповещениях.

Изменения заголовка:
  • Повышение ответственности директоров проблемных и ликвидированных компаний
  • запрещение поставщикам прекращать контракты на основании несостоятельности
  • новая процедура моратория
  • новая отдельная процедура реструктуризации
Усиленная ответственность директоров
Директора материнской компании, продающие дочернюю компанию, несут новую ответственность, если эта дочерняя компания впоследствии вступит в процесс банкротства в течение 12 месяцев с момента продажи; при условии, что директора не будут нести ответственности, если у них было разумное убеждение (во время продажи), что продажа, вероятно, принесет «не худший» результат для заинтересованных сторон дочерней компании, чем если бы она была объявлена ​​формальной несостоятельностью процесс.Принятие обоснованности убеждения будет включать в себя все шаги, предпринятые директором, в том числе рассмотрение профессиональных рекомендаций о последствиях продажи и взаимодействие с основными заинтересованными сторонами в переговорах о продаже. Невыполнение этого требования может привести к дисквалификации директора.

Процесс дисквалификации директоров также будет расширен, чтобы бывшие директора распущенных компаний могли быть расследованы в отношении их поведения. Этот процесс будет включать в себя возможность возбуждать иски против физического лица без предварительного восстановления ликвидированной компании в реестре.В частности, будут тщательно изучены случаи, когда директора неоднократно распускали компании и оставляли после себя долги и другие обязательства.

Защита поставщиков товаров и услуг / лицензий
Положения о расторжении договоров для поставщиков товаров и услуг и договорных лицензий больше не позволяют поставщику / лицензиару расторгнуть договор на том основании, что другая сторона вступила в формальный процесс несостоятельности, предварительно -процесс моратория на банкротство или новую процедуру реструктуризации.Однако этот запрет не предотвратит прекращение действия по причине неуплаты или других положений о прекращении действия после уведомления или по контрактам с фиксированным сроком.
Поставщик может обратиться в суд с просьбой об освобождении от этого запрета, если ему удастся доказать, что его собственный бизнес может иметь серьезные отрицательные последствия в результате продолжения поставок.

Новая процедура моратория
Совершенно новый предварительный мораторий будет доступен для всех платежеспособных компаний, чтобы дать им время подумать о вариантах реструктуризации в целях спасения, как и в нынешней административной процедуре.Несмотря на мораторий, компания должна продолжать погашать свои долги при наступлении срока их погашения. Компания имеет право подать заявку на мораторий, если она станет неплатежеспособной, если не будут приняты меры, но которая еще не является неплатежеспособной и может вести бизнес и покрывать текущие обязательства и расходы во время моратория. Кроме того, компания должна иметь возможность согласовать компромисс или договоренность со своими кредиторами о балансе вероятностей (как определено наблюдателем). Наблюдателем будет лицензированный практикующий банкротство, который должен уведомить всех кредиторов о процедуре.Наблюдатель не сможет назначить административную или ликвидационную встречу в компании в течение 12 месяцев, но может выступать в качестве номинального держателя или руководителя последующего добровольного соглашения компании (CVA).

Наблюдатель должен дать согласие на любую утилизацию компании вне рамок ее обычной деятельности. Первоначальный 28-дневный мораторий может быть продлен наблюдателем еще на 28 дней (и может быть продлен дополнительно, если одобрено более чем 50% обеспеченных кредиторов по стоимости и более 50% необеспеченных кредиторов по стоимости).Кредиторы могут возражать против моратория через суд и могут сделать это в любое время в течение периода моратория.

Новая процедура автономной реструктуризации
Реформы предлагают новую автономную процедуру, посредством которой компания может предлагать план реструктуризации своим кредиторам. Платежеспособные и неплатежеспособные компании смогут использовать этот процесс. Новая процедура реструктуризации будет очень напоминать существующую процедуру схемы организации (SoA), и поэтому при ее толковании будет применяться прецедентное право SoA.Эта новая процедура дополняет существующие положения о SoA и CVA. Суды будут активно участвовать в рассмотрении и одобрении предложения. Компания должна предлагать планы, которые, по ее мнению, будут приемлемы для кредиторов. Кредиторы и акционеры могут подавать встречные предложения.

Утверждение более (а) 75% в денежном выражении и (б) не менее 50% кредиторов, голосующих по предложению, потребуется для каждого класса кредиторов; кроме того, более половины суммы несвязанных кредиторов (в каждом классе) должны проголосовать в поддержку.

Примечательно, что новая процедура позволит сократить количество несогласных кредиторов между разными классами. Классы несогласных кредиторов, в первую очередь те, кто «не при деньгах», могут быть связаны соглашением, которое отвечает наилучшим интересам всех заинтересованных сторон.

В новой процедуре используется вариант правила абсолютного приоритета, знакомый, но не идентичный тому, который содержится в процедуре Главы 11 США. Несогласный класс кредиторов должен быть полностью удовлетворен, прежде чем более младший класс получит или удержит что-либо в соответствии с планом реструктуризации.Однако суд может утвердить план, который отклоняется от этого подхода с абсолютным приоритетом, если он заключает следующее: (a) это необходимо для достижения целей реструктуризации, (b) справедливо и беспристрастно во всех обстоятельствах, и (c) по крайней мере один класс кредиторов, которым не будут выплачены выплаты в полном объеме, проголосовал за план в соответствии с правилом Кодекса США о банкротстве.

Нет необходимости иметь должностное лицо, наблюдающее за планом в каждом случае, и не будет максимального периода, в течение которого план должен быть реализован.

Заключение
Реформы направлены на устранение кажущейся «несправедливости», выявленной в результате заслуживающих внимания банкротств в Великобритании за последние несколько лет. Ряд деталей еще предстоит уточнить (например, степень, в которой компании, не входящие в Великобританию, могут продвинуться вперед в новой процедуре реструктуризации). Кроме того, применение новой процедуры моратория может быть ограничено с учетом определенного периода времени и необходимости огласки спасения компании. Мы будем держать вас в курсе в дальнейших оповещениях, когда предложения будут доработаны и приняты.

Продавец, остерегайтесь - новая ответственность для директоров холдинговых компаний ?, Алекс Эдмондсон

Правительство опубликовало свой ответ и план действий после консультаций в марте этого года по реформированию ландшафта корпоративного управления Великобритании в контексте неплатежеспособных компаний.

В ходе первоначальной консультации правительство выдвинуло различные предложения по устранению предполагаемых недостатков в управлении проблемными компаниями, которые могут приводить к ухудшению результатов для кредиторов, сотрудников и других заинтересованных сторон.

Одним из основных предложений было наложение личной ответственности на директоров холдинговой компании, которая продает неплатежеспособную дочернюю компанию, в случае банкротства этой дочерней компании. Это означало бы, что на линии огня могут оказаться не только директора, управляющие неудачным бизнесом, но и директора материнской компании.

Согласно первоначальному предложению, директора холдинговой компании могли нести личную ответственность, если выполнялись все четыре условия:

  • дочерняя компания была крупной и неплатежеспособной на момент продажи;
  • дочерняя компания ликвидируется или управляется в течение определенного «периода упрочнения» после завершения продажи;
  • отрицательно сказываются интересы кредиторов в течение этого периода времени; и
  • директора холдинговой компании не могли обоснованно полагать , что продажа приведет к лучшему результату для кредиторов, чем администрирование или ликвидация дочерней компании.

Больше не надо прятаться

Неудивительно, что это предложение встретило значительную степень сопротивления и возражений со стороны различных групп заинтересованных сторон.

Нетрудно понять причины, стоящие за желанием правительства сделать больше для предотвращения ущерба кредиторам и другим заинтересованным сторонам в результате громких дел, таких как BHS и Carillion.

Однако привлечение директоров материнских компаний к личной ответственности в связи с неплатежеспособностью бывших дочерних компаний угрожает нарушить один из основных принципов английского законодательства о компаниях - что компания и ее участники являются разными лицами, и участники (включая материнские компании) имеют право на действуют, руководствуясь своими интересами, а не интересами своей компании.Если следовать общепринятой юридической терминологии, это похоже на «сквозь корпоративную завесу».

Проблема для инвесторов

Важный вопрос заключается в том, в какой степени предложения могут вызвать определенные проблемы для инвесторов в частном капитале, венчурном капитале и других секторах альтернативного управления активами.

Спонсорские инвестиции в частный бизнес обычно структурируются через «стек», включающий до четырех холдинговых компаний, при этом каждая компания берет на себя разные виды финансирования (от институционального долга в нижней части стопки до мезонинного и другого субординированного финансирования, до эквити наверху).

Спонсор обычно назначает директоров (обычно выбираемых из их собственного персонала) в советы директоров некоторых или всех компаний в стеке (особенно ведущей компании), хотя редко в советы директоров операционных компаний в группе. структура ниже. Все эти «стековые» компании будут «холдинговыми компаниями» основного инвестируемого бизнеса, в результате чего, согласно новому предложению, директора, назначенные спонсором, могут нести личную ответственность.

Эта потенциальная личная ответственность директоров-инвесторов может также дополнительно подчеркнуть потенциальное противоречие между действиями, которые, возможно, придется предпринять этим директорам для защиты своей собственной позиции, и нормативными, договорными и фидуциарными обязанностями, которые спонсор, которого они представляют, будет нести перед ограниченные партнеры в своих фондах.Эти обязанности обычно сосредоточены на максимизации прибыли для партнеров с ограниченной ответственностью, и можно представить себе ситуацию, в которой спонсору (и его инвесторам с ограниченной ответственностью) может быть лучше «урезать и убежать» от инвестиций, которые пошли плохо, но работают. таким образом, они могут подвергнуть свой собственный персонал, являющийся директорами-инвесторами в советах директоров холдинговой компании, личной ответственности.

Некоторые документы фонда могут уже решить эту проблему, поскольку партнеры с ограниченной ответственностью признают, что директора, назначенные спонсорами, возможно, должны будут действовать в соответствии с обязанностями своих директоров и что любой такой образ действий может не соответствовать интересам фонда.Однако обязанности спонсора всегда будут оставаться за фондом, поэтому будет действовать балансирующий акт, при котором спонсор должен будет взвесить выгоду от наличия директоров в соответствующих советах директоров с потенциальными финансовыми потерями для фонда.

Кроме того, в зависимости от того, как структурирована инвестиция и от окончательных положений, когда они будут введены, спонсоры также должны будут понимать, останавливается ли ответственность директоров холдинговых компаний на вершине инвестиционного пека или фактически достигает более высокого уровня. собственная группа спонсора.

Более мягкий подход ..?

Несмотря на высказанные возражения, Правительство подтвердило в своем ответе, что оно намерено продвигать это предложение. В нем говорится, что он признает озабоченность, высказанную респондентами в ходе консультации, и гарантирует, что любое новое законодательство «должным образом нацелено» на директоров, которые «не имели разумного убеждения», что заинтересованным сторонам не станет хуже от продажи.

С этой целью Правительство решило сократить «период упрочнения» с первоначального предложения в два года до более короткого периода в 12 месяцев.

Он также подтвердил, что директора холдинговых компаний не будут подвержены действиям ликвидаторов или администраторов, требующих возмещения убытков или компенсации. Тем не менее, директора все равно будут подвергаться возможной дисквалификации (и сопутствующим финансовым штрафам) со стороны Службы по делам о несостоятельности.

Но, помимо этого, формулировка официального ответа предполагает незначительные изменения по сравнению с первоначальным предложением правительства и, следовательно, мало что сделает для смягчения уже высказанных опасений.

Во всяком случае, ответ создал дополнительную неопределенность. В частности, если администраторы и ликвидаторы неплатежеспособных дочерних компаний не смогут подавать иски непосредственно против директоров холдинговых компаний, будь то от своего имени или через саму дочернюю компанию, неясно, каков будет характер их личной ответственности и кто сможет привлечь их к ответственности.

Заглядывая в будущее

Беспокойство заключается в том, что новые меры, вместо того чтобы служить защите кредиторов и других заинтересованных сторон, повысят вероятность того, что директора холдинговых компаний с большей вероятностью направят проблемные дочерние компании в управление или немедленную ликвидацию, чем предоставят кому-то еще шанс чтобы исправить их, продав их, если это может привести к ответственности этих директоров, если попытка исправления ситуации окажется безуспешной.

Мы должны дождаться подробностей окончательных предложений, чтобы понять, как они будут реализованы и какие меры могут принять директора холдинговых компаний для защиты от связанных с ними рисков. Кто-то скажет, что трудные времена требуют сложных мер. Время покажет, оправдают ли преимущества нового режима снятие корпоративной вуали.

Небрежное банкротство и ответственность материнской компании ›Legal Services Spain

Во время процедуры банкротства может быть начат судебный процесс для квалификации банкротства.Он определит, было ли банкротство небрежным, а также ответственность директоров и материнской компании, если банкротство будет квалифицировано как небрежное.

Соответствующие доказательства

В рамках процедуры банкротства предполагается, что в том же судебном решении, утверждающем соглашение, достигнутое с кредиторами, план ликвидации или приказ о ликвидации компании, Шестая секция или «судебный процесс для квалификации Откроется ответственность за банкротство компании.В этом разделе судья по делу о несостоятельности квалифицирует банкротство как случайное или небрежное.

Банкротство по неосторожности

Как установлено в статье 164.1 Закона о несостоятельности, банкротство будет считаться небрежным при условии, что при возникновении или обострении состояния несостоятельности имело место мошенничество или серьезная халатность со стороны директоров или ликвидаторов (фактически или по праву), генеральные представители и лица, имевшие эти условия в течение двух лет до даты объявления банкротства.А также когда их акционеры без уважительной причины отказались капитализировать кредиты или выпустить ценные бумаги или конвертируемые инструменты.

Презумпции банкротства по неосторожности

Закон о банкротстве в Испании устанавливает ряд ситуаций, в которых банкротство считается небрежным, среди прочего выделяя:

  • Существенное невыполнение бухгалтерских обязательств
  • Фальсификация документов, подаваемых с заявлением о банкротстве
  • Вывод активов в ущерб кредиторам
  • Нарушение обязанности по заявлению о банкротстве
  • Нарушение обязанности сотрудничать с судьей и / или управляющим в деле о несостоятельности.

Невыполнение должником своего обязательства подать заявление о банкротстве в течение двух месяцев после того, как стало известно о ситуации несостоятельности, или поздняя подача им указанного заявления, среди прочего, создают презумпцию небрежности при возникновении или усугублении несостоятельности. Это может привести к квалификации банкротства как халатности и финансовой ответственности директоров.

Последствия банкротства, признанного небрежным

Последствия для директоров, вытекающие из квалификации банкротства как халатности, могут включать:

  • Лишение права управления активами третьих лиц на срок от 2 до 15 лет
  • Утрата любых прав, которые они могут иметь в качестве кредиторов
  • Как более серьезное последствие, директора могут нести ответственность всеми своими личными активами за непогашенные кредиты, не полностью выплаченные при ликвидации компании.То есть они предположили бы так называемый дефицит банкротства .

Принимая во внимание режим ответственности, которому подчиняются директора испанских компаний в ситуациях несостоятельности, важно, чтобы они всегда обеспечивали интересы компании и действовали с максимальной осмотрительностью.

Ответственность материнской компании при банкротстве по неосторожности

Буквальная формулировка статьи 164 Закона о несостоятельности также устанавливает, что эта ответственность затрагивает не только по праву директоров или ликвидаторов компаний, но и их фактических директоров.

Возможно, что, если после банкротства дочерней компании кредиторы не будут удовлетворены своими кредитами, они обратятся против материнской компании, требуя ее ответственности как фактического директора несостоятельной дочерней компании, чтобы возместить неудовлетворенные долги компании. процесс несостоятельности.

Ответственность материнской компании (или, если применимо, ее директоров) должна быть доказана путем утверждения ее недобросовестного поведения и ущерба, причиненного дочерней компании.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *