Сотрудничество с китаем: начните с изучения нюансов — FastImport

Содержание

Торговое представительство России в Китае


Текущее время

В Москве: 10:06

В Пекине: 14:06











Документом, отражающим основные принципы и направления двустороннего взаимодействия России и Китая, является Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, подписанный 16 июля 2001 г. Двусторонние отношения в тексте данного документа определены как отношения «равноправного доверительного партнерства и стратегического взаимодействия».

Важнейшей составляющей двусторонних отношений между Россией и Китаем является торгово-экономическое взаимодействие. Китай с 2010 г. является крупнейшим торговым партнером России. По итогам 2020 г. товарооборот между РФ и КНР, по данным Главного таможенного управления (ГТУ) КНР, уменьшился на 2,9% и составил 107,8 млрд. долл.

Основными статьями российского экспорта в Китай являются углеводороды, сельскохозяйственная продукция и продукты питания, древесина и изделия из нее, продукция химической промышленности и удобрения, металлы и изделия из них. В последние годы отмечен значительный рост поставок в КНР российской сельскохозяйственной продукции – в 2018 г. рост российского экспорта по данной статье превысил 51%, в 2019 г. – 12%, в 2020 г. – 13,9% (доля в общем объеме экспорта в Китай составила 7,1%). КНР является страной с быстро растущим потребительским спросом. Поэтому в настоящее время российскими и китайскими компетентными ведомствами ведется работа по вопросу открытия рынков различных продовольственных товаров. Среди прочего в 2019 г. начались первые поставки молока и замороженного мяса птицы в Китай, в январе 2020 г. – говядины.

Таким образом, поставки сельскохозяйственной и пищевой продукции целесообразно отнести к наиболее перспективным направлениям экспортной деятельности в рамках сотрудничества с Китаем. Кроме того, перспективными направлениями можно также считать оказание транспортных и логистических услуг, электронную коммерцию и пр.

Кроме торговли, компании из России и Китая развивают целый ряд совместных крупномасштабных проектов в сфере топливной и ядерной энергетики, гражданского авиастроения, спутниковых навигационных систем, инфраструктурного строительства, сельского хозяйства и др. Одним из важнейших событий в этой сфере стало введение в эксплуатацию второй очереди (третьего и четвертого блоков) Тяньваньской АЭС в Китае в конце декабря 2018 г. и подписание в начале 2019 г. контракта на сооружение 7-го и 8-го блоков АЭС с российскими реакторами нового поколения.

В сфере совместных инфраструктурных проектов можно отметить следующие события. В декабре 2019 г. был запущен российско-китайский газопровод. В том же месяце было завершено строительство автомобильного моста Благовещенск-Хэйхэ через реку Амур. До этого, в конце марта 2019 г., произошла стыковка железнодорожного моста Нижнеленинское-Тунцзян.

Сотрудничество с Китаем: национальные особенности ведения бизнеса

Сегодня Китай — один из самых привлекательных торговых партнеров для предпринимателей всего мира.

Налаживание делового сотрудничества с Китаем дает ряд серьезных преимуществ европейцам:

  • производство на китайских фабриках и заводах обходится значительно дешевле;
  • китайским рабочим свойственна удивительная работоспособность и ответственность;
  • дешевые цены на сырье; хорошие потребительские качества товаров и мн. др.
Сотрудничество с китайскими производителями предполагает большое число выгодных преимуществ, особенно в сфере ценовой политики.

В последние годы украинские предприниматели начали активно выстраивать деловые отношения с китайскими партнерами. Растет число компаний, строящих свой бизнес на ввозе товаров для массового потребления из Китая в Украину. Экспортируются игрушки, автомобили, техника, одежда, бытовая химия, текстиль, предметы домашнего обихода, канцтовары, керамика, велосипеды и т.д. Китайские товары привлекают украинских потребителей доступными ценами и достойными потребительскими качествами.

Перспективы делового сотрудничества с представителями китайской бизнес — среды открывают широкие возможности для малого и среднего бизнеса Украины. Именно поэтому в поле международной торговли с Китаем и Юго-Восточной Азией стремятся войти новые украинские игроки. Однако на пути к взаимовыгодному сотрудничеству существует множество подводных камней, связанных как с законодательной базой, регулирующей международные торговые отношения, так и с особенностями менталитета китайских бизнесменов.

Несколько фактов о важных национальных особенностях ведения бизнеса, знание которых защитит вас от недобросовестных иностранных партнеров и поможет заключить действительно успешное долгосрочное сотрудничество с китайскими предпринимателями:
Контракты, заключаемые на бумаге, вторичны по отношению к устным договоренностям и личным взаимоотношениям с партнерами. Традиции ведения бизнеса по-китайски подразумевают отсутствие четкого выполнения всех условий письменного договора. Порой, бумажные контракты вообще не имеют значения и это – самый большой риск в сотрудничестве с предпринимателями из КНР. Зато личные отношения – «гуанси»- влияют на весь процесс ведения дел. Часто на выстраивание уважительных, надежных гуанси уходят годы.

Иное восприятие времени. В отличие от американцев и европейцев, которые боятся потерять даже минуту, китайцы относятся к течению времени философски. Предварительные переговоры могут длиться часами только для того, чтобы лучше понять потенциальных партнеров: что это за люди и стоит ли им доверять. Если в ходе переговоров с китайцами проявить поспешность, это негативно скажется на восприятии вас как партнера в целом. Здесь действует принцип «Время быстротечно, а отношения должны быть вечными».

Как отмечают эксперты, если китайцы быстро соглашаются на заключение договора, то это «не к добру»: либо вы имеете дело с мошенниками (фирмы-однодневки), либо цена контракта значительно превышает рыночную, либо вас втягивают в какие-то махинации.
Прежде чем перейти к делу, вас ждет многочасовой разговор на отвлеченные темы + чайные «церемонии». О том, что китаец расположен к вам, можно понять, если он будет рассказывать о своей фирме, о семье и т.д. В ответ он ждет той же открытости.

О том, как:

  • вести себя в ходе деловых переговоров, чтобы вас воспринимали как серьезного и надежного партнера;
  • освоить правила успешной игры на чужом поле;
  • проверить репутацию фирмы-партнера;
  • выяснить юридическую форму собственности китайской компании и т.п.;
  • застраховать себя от сотрудничества с мошенниками;
  • правильно развивать отношения с надежными фирмами;
  • составить эффективный договор и многое другое Вы узнаете в ходе семинара «Организация торговли с Китаем и Юго-Восточной Азией», который будет проходить в Киеве 25 июля с 10:00 до 18:00. Подать заявку на семинар можно перейдя по ссылке

5 английских букв:

перспективы сотрудничества России и Китая

Известно, что в последние десятилетия Китай занял одно из лидирующих мест среди стран, определяющих развитие мировой экономики. Это стало возможным благодаря масштабным инвестициям в основные секторы экономики:

  • промышленное производство;
  • торговые отношения и сфера обслуживания;
  • рынок недвижимости.

Наибольшей популярностью у держателей крупного капитала пользуются компании, в финансовый портфель которых не входит китайская составляющая.

Что касается Российской Федерации, то наибольший интерес инвесторов вызывает добывающая отрасль, а также сфера машиностроения и инновационных технологий.

Именно сотрудничество по этим направлениям больше всего интересует на сегодняшний день китайское правительство.

Технический и экономический потенциал крупнейших игроков российского рынка позволяет говорить о перспективности выхода на китайского потребителя. В перспективе намечается расширение поставок оборудования, энергоресурсов и продукции химической промышленности посредством морских контейнерных перевозок из Китая.

В свою очередь Россия уже сейчас импортирует из КНР внушительные объемы продуктов питания и различных товаров народного потребления. Объем торгового баланса последние годы демонстрирует явные тенденции к интенсивному росту, чему способствуют все возрастающие дипломатические усилия обеих стран в создании комфортных условий для развития экономических отношений.

Основные бизнес города Китая

В последнее время для многих крупных российских производителей стала очевидной необходимость поиска новых рынков взамен утраченных старых. Развитая и постоянно растущая инфраструктура крупнейших экономических центров Поднебесной – отличное поле для активной деятельности.

Среди деловых гигантов Китая можно выделить несколько наиболее перспективных:

  • Гонконг. В этом городе сходятся крупнейшие мировые финансовые потоки. Здесь расположена крупнейшая в мире фондовая биржа и международный бизнес центр. Мегаполис занимает ведущее место по условиям ведения бизнеса и уровню лояльности налоговой политики. Полностью отсутствует институт НДС и налогообложение дивидендов. Здесь можно довольно недорого и быстро зарегистрировать собственное дело. Правила взаимодействия иностранных частных компаний с государством позволяют им в полной мере реализовать существующие экономические возможности.
  • Шанхай. Здесь сосредоточено более 50 тыс. промышленных предприятий. Несколько лет назад руководство Китайской Республики в качестве эксперимента создало здесь зоны свободной торговли, что дало значимый толчок в развитии региона. Действует упрощенная система оформления предприятий, которая предполагает равные условия, как для отечественных, так и зарубежных бизнесменов.
  • Гуанчжоу известен во всем мире как центр производства одежды, обуви, различных аксессуаров, бытовой техники и электроники. Здесь расположены наиболее посещаемые рынки, такие как Бай-ма и Цзиюэ ган, где расположены тысячи больших и малых магазинов по продаже обуви и кожгалантереи. В связи с огромным ассортиментом производимого здесь товара стали особенно востребованы услуги по доставке товара из Китая карго.
  • Пекин – столица КНР. Лидер политической, научной и образовательной гонки среди стран Восточного региона. Здесь предоставлены лучшие условия для развития инновационных технологий и информационного бизнеса.

Как начать сотрудничество с Китаем

Существует несколько способов наладить экономические отношения с китайским производителем. Каждый из них имеет свои плюсы и нюансы, поэтому прежде, чем отдать предпочтение кому-то из них рекомендуется проконсультироваться с юристом в международном праве.

  • Самостоятельный поиск в сети с помощью специализированных ресурсов, где собрана боле или менее полная информация о существующих поставщиках товаров из Китая. Для такой работы кроме компьютера и доступа в интернет потребуется хотя бы базовое знание английского. Самым известным и крупным порталом на сегодня можно назвать alibaba.com. Перед тем, как заказывать товар тщательно проверьте всю информацию о потенциальном партнере, включая исходные данные, прайс-листы и условия сотрудничества.
  • Посещение промышленных выставок. Для этого придется собраться и отправиться в Китай. Преимуществом такого варианта есть непосредственных контакт с большим количеством средних и мелких производителей, условия работы с которыми могут оказаться более выгодными по сравнению с гигантами. Кроме этого, можно своими глазами увидеть товар, потрогать его, задать дополнительные вопросы.
  • Воспользоваться услугами компаний-посредников из России. Несмотря на кажущуюся финансовую нецелесообразность имен, этот способ чаще всего дает лучший результат в поисках китайских поставщиков. Такое сотрудничество оградит вас и ваши деньги от неоправданных рисков и сэкономит немало времени и нервов. Специалист предоставит всю необходимую информацию про особенности перевозки товаров через границу.

Среди основных причин, по которым многие российские бизнес структуры предпочитают ориентироваться больше на китайских поставщиков товаров, можно назвать такие:

  • практически неограниченный выбор товаров, множество разновидностей, моделей и технологий изготовления;
  • намного более выгодные ценовые предложения по сравнению с американскими или европейскими рынками. Это связано с довольно дешевой рабочей силой и жесткой конкуренцией среди производителей;
  • сравнительно простая и недорогая процедура регистрации и «входа» на китайский рынок продолжает привлекать все больше заинтересованных бизнесменов.

Отправить запрос

Заполните поля формы и отправьте нам запрос. Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Поля, помеченные «*», обязательны для заполнения

Почему выгодно сотрудничать с Китаем — Статьи и пресс-релизы на тему «Экспорт товаров» — Новости бизнеса

Любой серьёзный предприниматель рано или поздно задумывается о сотрудничестве с азиатскими странами, а непосредственно – с Китаем. Почему всё же Китай, а не Япония или Корея? Китай сегодня – перспективная страна, которая превращается в сильную мировую державу. Китайцы владеют чуть ли не 80-90 процентов всего производства в мире. Учитывая количество проживаемого там народа (свыше 1 миллиарда человек), задействованных рабочих, то соответственно с точки зрения бизнеса, рентабельность крайне высока, так как переизбыток производимых товаров приводит к демпинговым закупочным ценам.

Для предпринимателей – сплошное раздолье — поставки из Китая, товары из Китая оптом, станки по дешевым ценам в любых количествах.

Можно вспомнить обрушение «железного занавеса», когда товары из Китая, Азии, Европы и США хлынули на российские рынки. Качество китайского товара не отличалось разнообразием – в большинстве своём случаев это были кустарные подделки, которые производили на нелегальных фабриках. Как итог, товар долго не служил конечному покупателю, ломался или приходил достаточно быстро в негодный вид.

Сейчас, спустя 20 лет, Китай по качеству не уступает европейским коллегам. Например, они делают потрясающие копии российских самолётов. Здесь китайцы обогнали всех – закупили оригинальный продукт, а затем скопировали внешний вид и всю «начинку». Теперь под брендами китайских заводов они производят такую сложную технику, как самолёты, танки, стоящую у них на вооружении для обороны страны. Более того, дальше простых упреков дело не зашло. Любая страна понимает, что пускай, китайские коллеги попрали нормы международного права, но ссориться с ними никто не хочет, так как любой локальный конфликт может перерасти в масштабную войну.

Исходя из этого, можно предположить, что не одно десятилетия Китай будет зарабатывать деньги на продажах копий продукции (техника, мобильная электроника, спортивные тренажёры и т.д.).

Следовательно, глупо этим не воспользоваться, так как оригинальный товар стоит в десятки раз больше, чем китайский. Качество сейчас – на 80-90 процентов соответствует любому оригиналу, а иногда, и превосходит его. Именно эти два фактора (низкая цена, приемлемое качество) позволяют получить максимальную выгоду.

Очень выгодно покупать в Китае необеспеченным слоям населения, провинциалам. Учитывая маленькую зарплату в регионах, они могут в 5-10 раз сэкономить на одежде и предметах быта, что крайне приятно для нашей внутриэкономической ситуации.

Международное сотрудничество с Китаем | Философский факультет

В этом году в Китайской Народной Республике отмечается 100-летие Октябрьской революции в России, и в рамках празднования юбилея здесь проводится ряд научных мероприятий, в которых принял участие профессор кафедры истории русской философии, доктор философских наук Василий Викторович Ванчугов.

В период с 19 по 21 мая по приглашению китайской стороны он находился в  Институте марксизма Шанхайского Университета международной торговли и экономики, где принимал участие в Международной научной конференция «Китай и Россия: марксизм и Октябрьская революция», проводимой по инициативе Института философии Китайской академии наук и Специальной комиссии по русской философии при ассоциации современной философии в Китае.

На пленарном заседании он выступил с докладом ««Октябрьская революция и национальная адаптация (русификация) марксизма в контексте становления классического евразийства»». В выступлении был представлен опыт анализа становления политического лексикона в контексте интерпретации классическими евразийцами таких понятий, как революция, коммунизм, социализм, интернационализм, большевизм, благодаря чему показана актуальность опыта евразийского проекта, представляющего междисциплинарный тип постановки и решения широкого круга проблем, имеющих как социально-политическое, культурологическое и геополитическое значение. Доклад вызвал оживленную дискуссию, и со стороны китайских специалистов прозвучало множество вопросов общего и частного характера, а также пожеланий — как от преподавателей, так и от студентов — получить рекомендации для проведения ими ряда исследований, связанных с евразийской проблематикой, в том числе и в контексте актуальной политики, сближающей на данном этапе Россию и КНР.

Далее, в период с 23 по 24 мая проф. В.В. Ванчугов принял участие в Международном научном семинаре «Путь Китая и мировой социализм XXI века», организованном Институтом марксизма Народного университета Китая (НУК), Центром совместной инновации исследования марксизма Китая XXI века (НУК), Центром исследования «Теоретическая система социализма с китайской спецификой» (НУК), Институтом исследования марксизма (НУК), Пекинским центром передовых инноваций по курсам идеологической и политической теории вузов, где на пленарном заседании выступил с докладом «Философское и социально-политическое значение Октябрьской революции в контексте проекта «общего дела» Н.Ф. Федорова и его последователей». Это выступление, открывшее первую часть семинара, было посвящено одному противоречивому эпизоду, в основе которого конкретизация проблемы взаимоотношения интеллектуалов и власти, на примере инициативы со стороны сторонников проекта «общего дела», решивших «использовать» Октябрьскую революцию как соответствующий их ожиданиям инструмент радикальных преобразований в социальной сфере, как непредвиденную возможность получения новой социальной энергии для воплощения мечтаний человечества о построения «царства божьего на земле», опираясь на достижения науки и техники в условиях социалистического строительства.

Учитывая специфику праздника и реалии времени и места, выступления в Шанхае и Пекине позволили донести до китайских философов и партийных деятелей ряд продуктивных идей из области русской философии и сохранить уже сложившиеся отношения дружбы и творческого взаимопонимания в области академического сотрудничества  и политического диалога.

Если вы тоже хотите поучаствовать в международном научном обмене, организовать зарубежную стажировку или поехать на конференцию, обращайтесь за информацией в Иностранный отдел.

Сотрудничество между Китаем и странами ЦВЕ в рамках реализации инициативы «Пояс и путь» имеет большие перспективы — белорусский эксперт_Russian.news.cn

Минск, 10 февраля /Синьхуа/ — Сотрудничество между Китаем и странами Центральной и Восточной Европы /ЦВЕ/ в рамках реализации инициативы «Пояс и путь» имеет большие перспективы. Такое мнение высказал профессор экономического факультета Белорусского государственного университета /БГУ/ Михаил Ковалев, отвечая на вопросы агентства Синьхуа о сотрудничестве между КНР и странами ЦВЕ.

Во вторник в Пекине состоялся саммит Китая и стран ЦВЕ в формате видеоконференции, на котором председатель КНР Си Цзиньпин выступил с программной речью.

«Большинство стран ЦВЕ входят в ЕС, а у Евросоюза, как правило, единая позиция по отношению к Китаю, зафиксированная в недавно согласованном всеобъемлющем инвестиционном соглашении, которое содержит гарантию справедливой конкуренции на европейском и китайском рынках. Поэтому фон для предстоящего саммита, на мой взгляд, является хорошим», — сказал М. Ковалев.

По его мнению, укрепление сотрудничества между Китаем и странами ЦВЕ также приносит возможности для сотрудничества с Беларусью. «Что касается Беларуси, то наше сотрудничество с Китаем более продвинутое, и возможны совместные многосторонние проекты», — отметил эксперт.

В 2020 году экономическое развитие многих стран и их внешняя торговля оказались под негативным влиянием эпидемии COVID-19. Однако объемы железнодорожных контейнерных перевозок по маршруту Китай-Европа значительно выросли. Комментируя этот факт, профессор М. Ковалев выразил уверенность, что подобные железнодорожные перевозки будут еще увеличиваться. «Логистика Китай-ЕС уже приносит Беларуси доходы, и, на мой взгляд, они будут только увеличиваться, в том числе и из-за роста морских тарифов и нехватки морских контейнеров», — сказал он. «Стоит задача заполнить белорусским продовольствием возвращаемые в Китай контейнеры. Рост белорусского экспорта продовольствия уже заметен, но уверен, что мог бы быть еще больше», — добавил профессор.

Си Цзиньпин на саммите заявил, что Китай готов к сотрудничеству по вакцинам со странами ЦВЕ. М. Ковалев отметил важное значение готовности Китая активизировать взаимодействие со странами ЦВЕ в области здравоохранения. «Очень важно, что Китай оказал и оказывает значительную помощь в преодолении эпидемии в Беларуси. В этом вопросе Беларусь и КНР поддерживают друг друга», — сказал он.

По словам ученого, сотрудничество с Китаем как важным игроком на международной арене играет огромное значение. «Китай, как и Россия, — мировые лидеры по вакцинам не только от коронавируса. Поэтому сотрудничество в этой сфере было бы полезно, равно как и в других фармацевтических вопросах. У Беларуси, кстати, серьезный задел в фармацевтическом направлении — мы более чем наполовину обеспечиваем себя лекарствами и поставляем их в страны ЕАЭС», — сказал он.

М. Ковалев отметил, что взаимодействие в области общественного здравоохранения в современных условиях приобретает огромное значение, и инициативы Китая в этом направлении чрезвычайно важны.

На его взгляд, сотрудничество между Китаем и странами ЦВЕ в рамках совместной реализации инициативы «Пояс и путь» может быть очень эффективным. «Здесь имеются большие перспективы. Хочу заметить, что Беларусь — активный участник китайской инициативы «Пояс и путь». И уверен, что эффект от этого сотрудничества в скором будущем станет еще большим», — заявил он.

Экономист также отметил достижения Китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» даже под негативным влиянием эпидемии COVID-19 в 2020 году. «Великий камень» — это действительно образцовый проект сотрудничества между Китаем и Беларусью. Парк имеет беспрецедентные налоговые льготы и прекрасную инфраструктуру и приветствует инвесторов из всех государств, в том числе из стран Центральной и Восточной Европы для производства товаров на огромный рынок ЕАЭС, — сказал он. — Данный белорусско-китайский проект является масштабным и направлен на развитие активных контактов со многими странами мира».

Сотрудничество между Китаем и Россией в газовой сфере в современных условиях Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Сотрудничество между Китаем и Россией в газовой сфере в современных условиях

Чу Лин (КНР),

аспирантка факультета политологии Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург. E-mail: [email protected]

В данной статье рассмотрено энергетическое сотрудничество Китая и России в газовой сфере. Автор раскрывает развитие энергетических переговоров в газовой сфере между КНР и РФ в 2013—2014 гг. Проанализированы характерные особенности газового сотрудничества Пекина и Москвы в период правления КНР Си Цзиньпином. Рассматривается газовое сотрудничество, осуществляемое Китаем и Россией с целью обеспечения энергетического сотрудничества. Методологической базой исследования являются системный, структурно-функциональный, сравнительно-политический подходы, методы анализа, синтеза. В статье отмечается, что газовое сотрудничество является важной составной частью стратегического взаимодействия обеих сторон в сфере энергетики. В условиях кризиса на Украине и санкций западных государств успешное газовое сотрудничество, как значимая отрасль «стратегического партнёрства» Китая и России, играет чрезвычайно важную роль. В газовом сотрудничестве РФ и КНР существуют некоторые трудности и проблемы. Но в краткосрочной перспективе, если будет начато строительство магистрального газопровода из России в Китай, возникнет большой спрос на высококачественное оборудование для нефтепровода, что значительно улучшит конъюнктуру на данном рынке и будет содействовать развитию энергетических компаний обеих стран. В долгосрочной перспективе укрепление энергетического сотрудничества Москвы и Пекина будет способствовать дальнейшему развитию и углублению их стратегического партнёрства в экономической и политической сферах в современной сложной геополитической международной обстановке.

Ключевые слова: газовое сотрудничество, стратегическое партнёрство, энергетическое сотрудничество, вопрос ценообразования, газопровод «Китай-Россия».

Present-Day Gas Cooperation between China and Russia.

Chu Ling, St. Petersburg State University, St. Petersburg, Russia / PRC. E-mail: [email protected]

This paper deals with cooperation in power industry between China and Russia, namely in relation to gas. The author describes the details of negotiations in gas field between China and Russia in 2013—2014. The characteristic features of Chinese-Russian gas cooperation during the period of Xi Jinping’s government are

analyzed. The gas cooperation between China and Russia with the purpose of providing power-industry cooperation is considered. The research’s methodological basis includes systemic, structural and functional, comparative and political, analytical and synthetic approaches. The paper notes that gas cooperation between China and Russia is an important part of strategic cooperation between the parties in the power industry field. Under conditions of the Ukrainian crisis and sanctions of western countries, successful gas cooperation as an essential branch of strategic Chinese-Russian cooperation is crucial. There is a number of difficulties and problems in Chinese-Russian gas cooperation. But in the short run, if main gas pipeline construction from Russia to China is begun, great demand will arise for high-quality equipment for the pipeline which will boost the environment in this market and promote to development of power companies in both countries. In the long run, enhancing the power-industry cooperation between China and Russia will provide for the further development and Enhancing Strategic Cooperation between two countries in the modern context of geopolitically challenging international climate. Key words: gas cooperation, strategic cooperation, cooperation in power industry, pricing issue, China-Russia gas pipeline.

Энергетическое сотрудничество Китая и России имеет прочную правовую базу и соответствует стратегическим интересам обеспечения энергобезопасности обеих стран. Сотрудничество в газовой сфере входит в приоритеты КНР и РФ и в значительной степени определяет благоприятное развитие двусторонних отношений между ними после 2013 г. Это связано с рядом экономических и внешнеполитических факторов и прежде всего — с совпадением стратегических интересов и позиций по многим проблемам мировой экономики и политики. Россия направила все силы на усиление партнёрства с восточным соседом, особенно на энергетическое сотрудничество. Важным шагом РФ стало подписание в Шанхае соглашения о поставке в КНР газа: Москва считает это своей геополитической и экономической победой.

Целью настоящей статьи является анализ процесса энергетического сотрудничества КНР и РФ в газовой сфере и определение его роли в энергетическом сотрудничестве Китая и России в целом в период правления Си Цзиньпина. Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи: 1) анализируется развитие энергетического сотрудничества Китая и России в газовой сфере в период правления Си цзинь-пина; 2) рассматривается причина укрепления газового партнёрства двух стран; 3) исследуются проблемы и перспективы газового сотрудничества КНР и РФ. Приведём основные этапы этого сотрудничества.

22 марта 2013 г. в Москве председателем КНР Си Цзиньпином и президентом РФ В.В. Путиным был подписан договор «Совместное заявление КНР и РФ о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия». В этом документе подчёркивается «активизация энергетического со-

трудничества Китая и России, в том числе в нефтяной, газовой, угольной отраслях, а также в области электроэнергетики и использования альтернативных источников энергии; формирование прочных отношений китайско-российского стратегического сотрудничества в сфере энергетики; обеспечение совместными усилиями энергетической безопасности друг друга, региона и мира в целом» [10].

22—23 октября 2013 г. премьер-министр РФ Дмитрий Медведев провёл в Пекине переговоры с премьером Государственного совета КНР Ли Кэцяном. В ходе официального визита российского премьер-министра был подписан пакет из 21 документа. Соглашение в энергетической сфере является в нём самым важным.

Глава Газпрома Алексей Миллер подчеркнул, что «объём поставок составит 38 млрд куб. м топлива в год; в соглашении будет прописана возможность увеличить поставки до 60 млрд куб. м» [8]. Соглашение начнёт действовать с 2016 г. Для этих поставок будет построен отвод от газопровода «Сила Сибири». 22 октября 2013 г. переговоры по цене газа достигли существенного прогресса: «Газпром и CNPC должны до конца нынешнего года подписать контракт на поставку газа по „восточному маршруту»», — сообщил министр энергетики России Александр Новак. «Был отмечен прогресс по реализации проекта по поставкам газа в восточном направлении — „восточным маршрутом» — в объёме 38 млрд куб. м» [3]. В контракте Газпрома и CNPC будет применяться мультипликативная формула, привязанная к стоимости нефтепродуктов, сообщил глава Газпрома Алексей Миллер после двусторонней встречи председателя правительства РФ Дмитрия Медведева и председателя Государственного совета КНР Ли Кэцяна.

В ходе китайско-российского экономического форума деловых кругов представители Китая сделали ряд важных заявлений. КНР рассчитывает поддерживать ежегодные темпы роста торговли с РФ на уровне не ниже 4,5%. Руководители Китая и России поставили задачу к 2015 г. довести ежегодный объём товарооборота между двумя странами до 100 млрд долл., а к 2020 г. — до 200 млрд долл. Вместе с тем с начала 2013 г. объём двусторонней торговли упал на 0,5%, составив лишь 58,7 млрд долл. [7]. По мнению Дмитрия Булина, газовый рынок Китая представляет огромный интерес для России в силу трёх очевидных причин.

Во-первых, потребности Китая в энергии постоянно растут: в последние годы потребление природного газа в стране увеличивалось в среднем на 14% в год. В 2013 г. КНР, по оценкам местных экспертов, должна была выйти на уровень потребления в 170 млрд куб. м.

Во-вторых, привлекательным для России китайский рынок делает географическая близость, упрощающая процесс доставки топлива.

В-третьих, это возможность диверсификации газового экспорта. Именно с этим аспектом многие аналитики связывают потенциальный прорыв в газовых переговорах между Россией и Китаем [1].

22 апреля 2014 г. китайские и российские специалисты обсудили важность подписания двустороннего соглашения о начале газовых поставок

в Китай на видеоконференции «Москва — Пекин». РФ планирует поставлять газ по европейской цене 380 долл. за тысячу куб. м, а КНР считает, что себестоимость будет выше, а конечная цена составит 400 долл. [6]. Россия видит в Китае не только рынок сбыта, но и партнёра в развитии альтернативных источников энергии.

21 мая 2014 г. российская компания «Газпром» и китайская CNPC подписали 30-летний договор купли-продажи природного газа, общая стоимость которого оценивается в 400 млрд долл. Объём поставок составит 38 млрд куб. м газа в год. «Все принципиальные вопросы решены… Такого контракта нет ни с одной компанией», — прокомментировал глава Газпрома А. Миллер [4]. Также Россия и Китай в присутствии президента РФ Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина подписали меморандум о взаимопонимании в сфере поставок природного газа по «восточному маршруту».

Президент России Владимир Путин заявил, что реализация контракта по продаже газа Китаю на четыре года станет крупнейшей стройкой в мире. По его словам, инвестиции в инфраструктуру в рамках газового контракта со стороны обеих стран составят более 70 млрд долл. Он добавил, что Россия и Китай начинают проработку западного маршрута поставки газа в КНР с возможной диверсификацией поставок. Президент РФ В. Путин назвал контракт, заключённый между Газпромом и CNPC, крупнейшим в газовой сфере для эпохи СССР и России [4]. Это был неожиданный шаг, потому что долгое время стороны не могли согласовать ценовой вопрос. Кризис на Украине дал толчок укреплению связей Пекина и Москвы, показательным примером которых стала поездка президента России в Шанхай 20 и 21 мая 2014 г. Переговоры долго не могли сдвинуться с места из-за разногласий по поводу цен на газ, однако украинский кризис способствовал скорейшему урегулированию вопросов. Россия открывает новые горизонты для энергетического экспорта в Азию. Вместе с тем Запад не может вмешиваться в энергетическое сотрудничество КНР и РФ. Практическое взаимодействие Китая и России является всесторонним, стратегическим, стабильным и продолжительным. Газовое сотрудничество по «восточному маршруту» — это стратегический проект для обеих стран, который имеет огромное историческое значение. В будущем Пекин и Москва будут последовательно и систематически претворять в жизнь достигнутые договорённости, гарантируя успешное сотрудничество.

18 июня 2014 г. Газпром официально заявил, что имеет соглашение с китайской CNPC об авансе за поставки газа в КНР. «С китайской стороной достигнута договорённость о выплате аванса в 25 млрд долл. до начала поставок», — заявил зампред правления Газпрома Александр Медведев [5]. А 1 сентября 2014 г. в Республике Саха (Якутия) состоялась церемония, посвящённая соединению первого звена магистрального газопровода «Сила Сибири», предназначенного для обеспечения поставок газа на российский рынок и для экспорта в Китай.

итак, заключено газовое соглашение, значение которого трудно переоценить. Пекин получит стабильные поставки, не зависящие от политической обстановки на Ближнем Востоке и в Африке. Москва, в свою очередь, получает новый рынок сбыта, необходимый в условиях украинского кризиса и возможных ограничивающих санкций.

Вопрос ценообразования на энергоресурсы остаётся основным во взаимоотношениях между Россией и Китаем в сфере ТЭК. О том, как обе стороны пытаются найти точки соприкосновения, в эксклюзивном интервью агентству «Интерфакс-Китай» рассказал заместитель председателя Госкомитета КНР по развитию и реформам, начальник Государственного энергетического управления Китая Чжан Гобао [2].

11 сентября 2014 г. председатель КНР Си Цзиньпин и президент РФ Владимир Путин встретились в столице таджикистана в преддверии 14-го заседания Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. Си Цзиньпин отметил, что Китай и Россия активно рассматривают возможности совместной работы в сфере высокоскоростных железнодорожных магистралей, уже приступили к сотрудничеству в области спутниковой навигации и добились прогресса по таким крупным проектам, как совместная разработка широкофюзеляжных пассажирских авиалайнеров дальнего действия и вертолётов большой грузоподъёмности [9]. Председатель КНР также отметил, что стороны должны развивать партнёрство в крупных стратегических проектах, как можно скорее запустить западную линию газопровода «Россия — Китай» и вывести двустороннее энергетическое сотрудничество на ещё более высокий уровень. Проект западной линии газопровода «Россия — Китай» является взаимовыгодным, отметил глава РФ, добавив, что он лично придаёт ему большое значение и что реализация проекта должна быть ускорена. Это четвёртая встреча между Си Цзиньпином и В. Путиным с начала 2014 г. Главы государств провели девять встреч с марта 2013 г., когда Си Цзиньпин стал председателем КНР. Эти обстоятельства свидетельствуют о высоком уровне и принципиальном значении отношений между Китаем и Россией для обеих стран.

Китайско-российские отношения являются стратегическим партнёрством. В настоящее время они находятся на новом этапе своей истории. С учётом огромных изменений и быстрого развития КНР и РФ в последние годы оценка китайско-российских отношений как «стратегического партнёрства» является чрезвычайно важной. Оба государства проявляют большой интерес к расширению двустороннего сотрудничества также ради региональной и международной безопасности.

Подписание «газового контракта» Россией и Китаем — событие огромной геоэкономической и геополитической важности. Это масштабное и долгосрочное соглашение, которое ещё теснее свяжет экономики двух стран, а также принесёт его участникам ряд выгод, в том числе в политическом плане. Проще говоря, у китайско-российских отношений всестороннего стратегического сотрудничества и партнёрства появилось ещё одно крепкое связующее звено. Газовое сотрудничество КНР и РФ имеет

огромное значение и для других стран. Оно позволит двум державам проявить больше инициативы в ключевых направлениях внешнеполитического и экономического сотрудничества и лучше сбалансировать геополитическую обстановку в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Взаимное доверие и уважение между Китаем и Россией будут поддерживаться обеими сторонами как база стратегического партнёрства, несмотря на то, что развитие сотрудничества в сфере энергетики поставит перед ними много сложных проблем. Энергетическое сотрудничество КНР и РФ поднято на уровень экономической стратегии и энергетической дипломатии. Пекин и Москва проявляют большую активность, что помогает успешному продвижению долгосрочного, стабильного стратегического сотрудничества.

Благодаря общим усилиям экономическое сотрудничество обеих стран по пути трансформации и модернизации «мелкими шагами, но быстрыми темпами» продвигается вперёд. Оптимизация торговой структуры и ускорение межрегионального сотрудничества заметно повышают «содержание золота» торгово-экономического сотрудничества двух государств [11, с. 36].

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

1. Булин Д. Россия и Китай близки к заключению сделки по газу // BBC: новостной портал. 13 января 2014. URL: http://wwwbbc.co.uk/russian/business/2014/01/140113_ russia_china_gas_talks.shtml (дата обращения: 11.09.2014).

2. Взгляд Китая на энергетическое сотрудничество с Россией // RUSENERGY.COM: офиц. сайт агентства «Русэнерджи». 11.10.2010. URL: http://www.rusenergy.com/ ru/read/read.php?id=47434 (дата обращения: 17.09.2014).

3. Газпром и Китайская национальная нефтегазовая корпорация подпишут контракт на поставку газа по «восточному маршруту» // ИТАР-ТАСС: информ. агентство. 22.10.2013. URL: http://itar-tass.com/glavnie-novosti/695600 (дата обращения: 22.09.2014).

4. Газпром и CNPC подписали контракт о поставках газа в Китай. 21 мая 2014 // ИТАР-ТАСС: информ. агентство. URL: http://itar-tass.com/politika/1201812 (дата обращения: 23.09.2014).

5. Газпром договорился с CNPC об авансе в $25 млрд // Финмаркет: новостной портал. 18 июня 2014. URL: http://wwwfinmarket.ru/news/3730720 (дата обращения: 13.09.2014).

6. Кравцов А. Труба зовёт на Восток // Русская планета: информ. портал. 22 апреля 2014. URL: http://rusplt.ru/policy/kitay-gaz-9471.html (дата обращения: 25.09.2014).

7. Китай намерен довести объём инвестиций в России до 12 млрд долл. к 2020 г. // ИТАР-ТАСС: информ. агентство. 22 октября 2013. URL: http://itar-tass.com/ ekonomika/695575 (дата обращения: 18.09.2014).

8. Китайцы подписали нефтегазовые соглашения с Россией // Лента: новостное агентство. 22 марта 2013. URL: http://lenta.ru/news/2013/03/22/sign/ (дата обращения: 17.09.2014).

9. Си Цзиньпин и В. Путин встретились в преддверии саммита ШОС в Душанбе / Синьхуа // RUSSIAN.CHINA.ORG: информ. портал. 12 сент. 2014. URL: http:// russian.china.org.cn/exclusive/txt/2014-09/12/content_33488829.htm (дата обращения: 17.09.2014).

10. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия, 2013 // RUSSIA.ORG.CN: офиц. сайт посольства России в Китае. URL: http://www.russia.org.cn/rus/2827/31296493. html (дата обращения: 12.09.2014).

11. Сон Йонгсян Перспективы сотрудничества Китая и России в сфере энергетики // Рынок Центральной Азии и Восточной Европы России. 2013. № 5. =

REFERENCES

1. Bulin D. Rossija i Kitaj blizki k zakljucheniju sdelki po gazu [Russia and China are close to a deal on gas], 13 January 2014. Available at: http://www.bbc.co.uk/russian/busi-ness/2014/01/140113_russia_china_gas_talks.shtml (accessed: 11.09.2014). (In Russ.)

2. Vzgljad Kitaja na jenergeticheskoe sotrudnichestvo s Rossiej [China’s views on energy cooperation with Russia], 11 October 2010. Available at: http://www.rusenergy.com/ru/ read/read.php?id=47434 (accessed: 17.09.2014). (In Russ.)

3. Gazprom i Kitajskaja nacional’naja neftegazovaja korporacija podpishut kontrakt na post-avkugazapo «vostochnomu marshrutu» [«Gazprom» and the China National Petroleum Corporation sign a contract for the supply of «eastern route»]. ITAR-TASS. 22.10.2013. Available at: http://itar-tass.com/glavnie-novosti/695600 (accessed: 22.09.2014). (In Russ.)

4. Gazprom i CNPCpodpisali kontrakt o postavkah gaza v Kitaj [«Gazprom» and CNPC signed a contract on gas supplies to China], ITAR-TASS. May 21, 2014. Available at: http://itar-tass.com/politika/1201812 (accessed: 23.09.2014). (In Russ.)

5. Gazprom dogovorilsja s CNPCob avanse v $25mlrd [«Gazprom» has agreed with CNPC for a deposit of $25 billion], June 18, 2014. Available at: http://wwwfinmarket.ru/ news/3730720 (accessed: 13.09.2014). (In Russ.)

6. Kravtsov A. Truba zovet na Vostok [Trumpet calls to the east], April 22, 2014. Available at: http://rusplt.ru/policy/kitay-gaz-9471.html (accessed: 25.09.2014). (In Russ.)

7. Kitaj nameren dovesti ob#jom investicij v Rossii do 12 mlrd doll. k 2020g. [China intends to increase investment in Russia to $12 billion by 2020]. ITAR-TASS. October 22, 2013. Available at: http://itar-tass.com/ekonomika/695575 (accessed: 18.09.2014). (In Russ.)

8. Kitajcy podpisali neftegazovye soglashenija s Rossiej [The Chinese have signed oil and gas agreements with Russia], March 22, 2013. Available at: http://lenta.ru/news/2013/03/22/ sign/ (accessed: 17.09.2014). (In Russ.)

9. Si Czin’pin i V. Putin vstretilis’ v preddverii sammita ShOS v Dushanbe [Xi and Putin met on the eve of the SCO summit in Dushanbe], September 12, 2014. Available at: http://russian.china.org.cn/exclusive/txt/2014-09/12/content_33488829.htm (accessed: 17.09.2014). (In Russ.)

10. Sovmestnoe zajavlenie Rossijskoj Federacii i Kitajskoj Narodnoj Respubliki o vzaimovy-godnom sotrudnichestve i uglublenii otnoshenij vseob#emljushhego partnjorstva i strate-gicheskogo vzaimodejstvija, 2013 [Joint Statement of the Russian Federation and the People’s Republic of mutually beneficial cooperation and deepening the comprehensive partnership and strategic interaction. 2013]. Available at: http://wwwrussia.org.cn/ rus/2827/31296493.html (accessed: 12.09.2014). (In Russ.)

11. Sun Yongxiang. Prospects of cooperation between China and Russia in the energy market. Market in Central Asia, Eastern Europe and Russia, 2013, no. 5, pp. 32—43. (In Chinese).

Сотрудничество США и Китая в области мира и безопасности

Мне действительно очень приятно приехать сюда. Позвольте мне поблагодарить Институт мира Соединенных Штатов за приглашение сюда, и я также благодарю ваших партнеров-организаторов в Китае, Китайские институты современных международных отношений и Университет Фудань.

В последний раз я был здесь по случаю визита вице-премьера Лю Яньдуна. И прямо с этой трибуны она произнесла очень хорошую речь о реформе Китая и отношениях между Китаем и США.Позвольте мне выразить признательность Институту за выдающиеся усилия по объединению лучших умов обеих стран для лучшего взаимопонимания и более тесного сотрудничества.

Китай-США. Проект «Предотвращение кризисов и сотрудничество» — это совместное предприятие на пути 1.5, направленное на разработку политических идей и механизмов по ключевым вопросам, представляющим общий интерес и интересы. Так что позвольте мне поблагодарить участников из обеих стран за вашу приверженность и вклад в эти важные отношения.

Как вам хорошо известно, термин «кризис» в китайском языке — «Weiji», который состоит из двух иероглифов.Первое означает опасность, а второе — возможность. Я думаю, что ключ к нашему успеху в предотвращении кризиса — это превратить опасности в возможности для сотрудничества.

Это особенно актуально в современном мире. И это особенно верно в отношении управления отношениями между нашими двумя великими странами, потому что, помимо сложностей в наших двусторонних отношениях, мы являемся свидетелями быстрых и глубоких изменений в мире, с предсказуемыми и непредвиденными проблемами почти каждый день.

Ясно, что ни одна страна не может противостоять всем этим вызовам в одиночку. Если члены международного сообщества проявят дальновидность, мудрость, решимость и волю к совместной работе, мы сможем воспользоваться возможностями и сделать мир лучше для всех. А если нет, то, вероятно, нас захлестнет один кризис за другим, и все мы окажемся в проигрыше.

Я думаю, что это общая картина, на фоне которой наши лидеры ставят перед Китаем и США цель работать вместе, чтобы построить новую модель взаимоотношений с крупными странами.Президент Си Цзиньпин и президент Обама приняли это решение в Саннилендсе в июне прошлого года и подтвердили его в своих последующих сообщениях, в том числе на своей последней встрече в Гааге менее трех недель назад. Есть ясность в видении двух наших президентов и последовательность в их приверженности цели. Руководствуясь этой целью и благодаря совместным усилиям обеих сторон, Китай-США. отношения стабильно развиваются, несмотря на то и дело время от времени возникающие проблемы и проблемы. Становится все более очевидным, что эта новая модель — правильный выбор для двух стран.

Сказав это, мы должны признать, что все еще существуют недопонимания и неправильные представления. Некоторые могут усомниться в намерениях, стоящих за этой концепцией. Другие могут сомневаться в его реальном эффекте. Третьи могут полагать, что это недостижимо. Итак, позвольте мне немного прояснить.

Новая модель взаимоотношений с крупными странами основана на полном признании новых реалий мира. В современном мире существует такая взаимозависимость и взаимосвязанность, что отношения между странами, в частности между крупными странами, больше не являются игрой с нулевой суммой.Решения девятнадцатого века больше не могут работать для решения проблем 21 века. И действительно, многие из них даже потерпели неудачу в 19 веке. Точно так же наследие холодной войны, умственное или материальное, является камнем преткновения, а не строительным материалом, если нашей целью является построение мирового порядка 21 века. Таким образом, новые реалии требуют от стран новых способов взаимодействия друг с другом и построения новых моделей отношений.

Новая модель отношений подчеркивает взаимное уважение. Китай и США имеют очень разное историческое наследие, культурные традиции, политические и социальные системы и находятся на разных этапах экономического развития.Эти различия являются результатом многовековой исторической эволюции и не подлежат нашему изменению. Мы должны их понимать и уважать. Взаимное уважение также означает уважение к основным интересам и основным заботам друг друга. Взаимное уважение таких интересов является непременным условием любого конструктивного сотрудничества. Игнорирование этого приведет только к конфликту и конфронтации. Я должен здесь подчеркнуть, что такое уважение — это не одолжение, оказываемое одной стороной другой. Это взаимный процесс и улица с двусторонним движением.Положительный подход вызовет положительный отклик. За отрицательное отношение наверняка получится аналогичное вознаграждение. Итак, вы пожинаете то, что сеете.

Новая модель отношений — это основа для сотрудничества. Китай и США уже сотрудничают во многих областях. Мы вместе работаем над вопросами международной и региональной безопасности, нераспространением ядерного оружия, борьбой с терроризмом, трансграничной преступностью, Корейским полуостровом и ядерной проблемой Ирана. Мы вместе работаем над глобальным экономическим управлением, международными финансами, экономическим ростом и экономической реструктуризацией.Мы вместе работаем над изменением климата, чистой энергией, строительством инфраструктуры, борьбой с болезнями, образованием и обменами между людьми. Мы работаем вместе на международном, региональном, национальном и местном уровнях, а также на двустороннем и многостороннем уровнях. С новой моделью в качестве основы все это будет иметь более четкое представление о направлении, большие стимулы, более тесную координацию и принесет еще более ощутимые результаты для наших двух народов.

Новая модель отношений требует конструктивного подхода к нашим различиям.Совершенно ясно, что у нас будет много различий. Мы должны быть откровенными и прямыми при обсуждении разногласий и конструктивными и прагматичными в их устранении. Для некоторых различий мы могли бы попытаться превратить их в потенциалы взаимодополняемости. Для других мы могли бы постепенно сузить их. Что касается тех разногласий, которые неизбежно будут с нами надолго, мы должны убедиться, что они не нарушают общих отношений. Мы всегда должны помнить, что наши общие интересы намного перевешивают различия.А наше более тесное и растущее сотрудничество в областях, в которых мы можем работать вместе, позволит нам справиться и управлять областями, в которых мы различаемся. Мы должны быть осторожны, чтобы не упустить из виду общую картину. И мы не создаем иллюзий, что они могут воспользоваться нашими различиями и манипулировать ими.

Новая модель взаимоотношений с основными странами нацелена на беспроигрышный исход. Естественно, это беспроигрышный исход, прежде всего для наших двух стран. Но этим уж точно не ограничиваются.Наше двустороннее сотрудничество явно приносит пользу и другим. В этом году исполняется 35 лет со дня установления дипломатических отношений между Китаем и США

.

Реформа и открытость Китая, а также установление дипломатических отношений между нашими двумя странами внесли значительный вклад в стабильность и процветание в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в мире в целом. Это уже доказано историей последних трех десятилетий. Новая модель взаимоотношений крупных стран — это не G2.Фактически, это представляет собой наши максимальные усилия по реагированию на происходящие в мире преобразования, поскольку мы являемся свидетелями подъема большого числа других стран, особенно таких развивающихся стран, как БРИКС. Мы также становимся свидетелями того, как на международной арене появляется все больше и больше игроков, и возрастает необходимость создания более сбалансированной международной структуры. Совершенно очевидно, что новая модель отношений внесет свой вклад в этот процесс.

Два года назад прямо здесь, в Институте мира США, тогдашний государственный секретарь Хиллари Клинтон произнесла важную речь в ознаменование 40-й годовщины исторического визита президента Никсона в Китай.Она сказала: «Мы пытаемся найти ответ, новый ответ на древний вопрос о том, что происходит, когда встречаются существующая сила и восходящая держава». То, что мы достигли за последние два года, действительно обнадеживает. Кажется, ответ уже не за горами. Но мы еще не совсем там. Путешествие не завершено. В будущем будет больше взлетов и падений. Но я не думаю, что у наших двух стран есть альтернатива. Конечно, пути назад нет.

Так что давайте будем стойкими и настойчивыми в достижении нашей цели.Мы в Китае по-прежнему полностью привержены этой новой модели отношений с крупными странами. Я надеюсь, что наши американские партнеры будут столь же уверены и снова скажут: «Да, мы можем».

Международное сотрудничество

Международное сотрудничество и обмен в области науки и технологий — важная часть политики открытых дверей Китая. Это не только важная мера для развития китайской экономики, науки и технологий, но и важный компонент общих двусторонних отношений Китая с другими странами.

С момента проведения реформ и открытости для внешнего мира Китай осуществляет как правительственные, так и неправительственные научно-технические сотрудничество и обмен через двусторонние и многосторонние каналы по всему миру, в соответствии с требованиями научно-технического и экономического развития Китая. и в соответствии с принципом «равенства и взаимной выгоды, совместного использования результатов, защиты прав интеллектуальной собственности и соблюдения международных норм». К настоящему времени Китай установил совместные научно-технические отношения с более чем 150 странами и регионами и заключил правительственные соглашения о сотрудничестве в области науки и технологий или соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве с 96 странами.Кроме того, Китай получил должности в более чем 30 научно-технических учреждениях системы Организации Объединенных Наций и участвует в 800 или более международных научно-технических и академических органах.

Правительство Китая приняло ряд мер по поощрять научно-технический персонал и научно-исследовательские институты к участию в международном сотрудничестве во всех аспектах через различные каналы на разных уровнях во множестве форм, таких как посещение международных научных конференций, проведение международных научно-технических выставок и симпозиумов, приглашение иностранных экспортеров на лекционные туры и технические консультации и технико-экономические обоснования, проведение совместных исследований, совместных исследований и исследовательской деятельности, проведение академических семинаров, создание совместных лабораторий, центров технического обучения, совместных предприятий в сфере высоких технологий, отправка ученых для проведения совместных исследований в институты за рубежом, а также найм научно-технического персонала за границу.Китайское правительство стремится направить международное научно-техническое сотрудничество в сторону интеграции с совместной деятельностью в других областях, особенно в экономическом секторе.

В 1979 году Дэн Сяопин и Картер подписали китайско-американское Соглашение о сотрудничестве в области науки и технологий. саммит в США. В рамках этого рамочного соглашения правительственные агентства двух стран подписали соответствующие протоколы сотрудничества, охватывающие более 30 областей, в результате чего было реализовано несколько тысяч совместных исследовательских проектов и более десяти тысяч кадровых обменов.В результате был создан ряд совместных проектов научно-технического и экономического значения, таких как наземная станция спутников дистанционного зондирования Китайской академии наук, Пекинский электронно-позитронный коллайдер, Китайская сеть цифрового сейсмологического прогнозирования, производство энергии для газификации угля, исследования воспроизводства гигантских панд. , Обмен и совместные исследования видов флоры и фауны, исследования китайских и американских продуктов питания, образа жизни и хронических заболеваний, исследования генома человека и проекты в области защиты окружающей среды, сельского хозяйства и энергетики.

Сотрудничество в области науки и технологий между Китаем и США отличается не только масштабностью и междисциплинарным характером, но и привлекает большое внимание высших руководителей обеих стран.

На основе равенства и взаимной выгоды китайская сторона изучила передовые научно-технические теории и управленческий опыт со стороны США, а США также получили важные статистические данные и данные об исследованиях рака, богатые ресурсы сельскохозяйственных культур и многочисленные ценные данные, имеющие решающее значение для изучение причин и механизма формирования землетрясений и улучшение их прогнозов.

25 апреля 2002 г. 10-я сессия китайско-американского совместного комитета подняла занавес в Пекине. В ходе сессии обе стороны обсудили вопросы, представляющие общий интерес, такие как науки об энергии и массе, экологическая система и наука об окружающей среде, наука о жизни и здоровье, сельское хозяйство и наука о продуктах питания, естественнонаучное образование и популярная наука, а также будущее направление, механизм и подходы научно-технического сотрудничества между две страны. Участники также высказали свои предложения относительно будущего сотрудничества в таких областях, как сельскохозяйственные науки, очистка энергии, генная наука, нанотехнологии, глобальная диверсификация, естественнонаучное образование и популярные науки, а также информационные технологии.В конце заседания обе стороны подписали итоговый отчет для руководства будущей совместной деятельностью между ними в области науки и технологий. Сообщается, что упомянутое совместное заседание комитета, которое доходит до своей 10-й сессии раз в два года, создало полезные платформы для ученых из двух стран для решения проблем в области сельского хозяйства, здравоохранения, энергетики и фундаментальных наук.

Как Соединенные Штаты могут сотрудничать в условиях конкуренции с Китаем

Примечание редактора: дебаты по поводу U.Политика С. по отношению к Китаю часто заканчивается карикатурой, когда выбор — ложная дихотомия между противостоянием Китаю или дружбой с ним. При всех недавних президентах США, включая президента Трампа, ответ лежит между этими крайностями. Джейкоб Стоукс из Института мира США предлагает руководящие принципы, как ориентироваться в этом промежуточном пространстве, излагая правила сотрудничества с Китаем даже в общем контексте конкуренции.

Дэниел Байман

***

Одним из самых опасных признаков нового коронавируса было время его появления.Пандемия, типичная транснациональная проблема, требующая скоординированных глобальных действий, возникла в тот момент, когда перспективы сотрудничества между двумя ведущими мировыми сверхдержавами, Соединенными Штатами и Китаем, достигли самой низкой отметки за почти пять десятилетий. В другое время Соединенные Штаты и Китай могли бы работать вместе, чтобы сплотить мир для борьбы с этим вызовом, который случается раз в столетие, — например, путем совместного сдерживания распространения, наращивания производства медицинского оборудования и фармацевтических препаратов, разработки терапевтических средств. и вакцина, спасающая мировую экономику и смягчающая социальные последствия.Вместо этого между Вашингтоном и Пекином, похоже, с каждым днем ​​все больше разногласий. Пандемия еще больше разжигает лежащую в их основе «стратегическую конкуренцию» и создает новые разногласия между двумя странами вместо того, чтобы иллюстрировать ценность сотрудничества.

Это трагедия в это время кризиса. Геополитическое соперничество не должно мешать Соединенным Штатам и Китаю искать прагматичные пути сотрудничества. Америка и Советский Союз сотрудничали во время холодной войны по вопросам окружающей среды, контроля над вооружениями и научным вопросам, демонстрируя, что даже главные соперники могут найти общие цели.Однако в процессе разработки и реализации программы сотрудничества с Пекином есть подводные камни. Совместная работа не всегда служит интересам США или продвигает американские ценности. Вот пять рекомендаций, как Соединенные Штаты могут проявить смекалку, стремясь к сотрудничеству с Китаем, не только по вопросам глобального здравоохранения, но и во всех отношениях. Эти принципы касаются как сотрудничества, так и вопросов, по которым следует сотрудничать.

1. Создайте коалицию, в которую войдут государства-единомышленники и многосторонние организации, а затем попытайтесь сотрудничать с Китаем. Американским лидерам следует рассматривать налаживание сотрудничества со стороны Китая как совместное усилие, а не как двустороннее усилие между Вашингтоном и Пекином. Старая пословица верна в мировой политике, как и везде: сила в числах. Рассмотрим, например, перспективы сотрудничества с Китаем, когда Соединенные Штаты возглавляют группу, в которую входят союзники и партнеры, вместо того, чтобы действовать в одиночку. Привлечение региональных и глобальных организаций к этим кампаниям также может помочь сформировать стимулы для Китая. Это остается верным, несмотря на то, что нынешнее лоскутное одеяло групп глобального управления стареет и находится под напряжением.

Создать коалицию сложнее, но результат стоит затраченных усилий. Одним из центральных выводов теории переговоров является то, что разработка резервных вариантов — эксперты используют термин «лучшая альтернатива согласованному соглашению» или BATNA — обеспечивает источник рычагов воздействия. Партия, сидящая за столом, с большей вероятностью согласится на выгодные условия, если у вас есть другие хорошие варианты. Создание международной коалиции по ключевым темам означает, что Китай столкнется с выбором: присоединиться к большой и разнообразной группе или остаться в стороне.Тот факт, что Пекин пытается сделать наоборот Вашингтону, иллюстрирует ценность этой директивы.

2. Отказ от торговых уступок в Азии для сотрудничества по глобальным вопросам. Иногда политика США в отношении Китая эффективно — хотя никогда явно или намеренно — не сводилась к обмену сотрудничества по глобальным вопросам, таким как изменение климата и противодействие ядерной программе Ирана, на более снисходительную политику в отношении напористости Китая в Индо-Тихоокеанском регионе. Островное строительство Пекина в Южно-Китайском море — особенно досадный пример.Желание Китая формировать свой выбор таким образом естественно. Восходящие великие державы часто пытаются заключить с миром сделку, в которой они будут придерживаться глобальных стандартов в обмен на контроль над тем, что происходит в их окрестностях. Но Вашингтону не следует заключать такую ​​сделку с Пекином.

Более того, политика США, вместо того чтобы пытаться повсюду противостоять Китаю, должна меньше опасаться китайского вмешательства в областях, которые являются периферийными для американских стратегических приоритетов. В общем, это означает Центральную Азию, Южную Азию, не имеющую выхода к морю, часть Ближнего Востока и Африку.Генеральный секретарь Китая Си Цзиньпин стремится расширить роль Китая в глобальном масштабе посредством своей инициативы «Один пояс, один путь», в которой предлагается усилить влияние Пекина за счет расширения инфраструктуры и торговли. Глядя на карту инициативы, участие Пекина обычно менее пагубно для интересов США вдоль наземного пояса, чем на морском пути. Вашингтон исторически придавал более высокое стратегическое значение богатым промышленным регионам Европы и Восточной Азии, а также глобальному достоянию открытого моря.Эти области служат якорем передовой оборонной стратегии США и не позволяют противникам получить материальное преимущество, достаточное для угрозы континентальной части Соединенных Штатов, и, следовательно, имеют решающее значение для американской стратегии в отличие от других областей. Соединенные Штаты должны соответствующим образом выстроить повестку дня для сотрудничества. Безусловно, обе сверхдержавы потенциально могут сотрудничать в Азии по таким вопросам, как Афганистан и помощь при стихийных бедствиях, но это будет сложнее, учитывая, что регион является центром их стратегического соперничества.Другие вопросы, такие как координация окружающей среды и финансовая стабильность, больше способствуют совместным усилиям.

3. Сосредоточьтесь на конкретном содержании сотрудничества, а не на процессе или ярлыке. американских лидеров время от времени применяли подход, который можно было бы назвать «полем мечты», чтобы побудить Китай к сотрудничеству: создавайте его, и они придут. Идея заключалась в том, что создание форумов и процессов для поощрения совместной работы приведет к сближению по существу.Двусторонний стратегический и экономический диалог с Китаем в годы правления Обамы, основанный на более ранней версии администрации Джорджа Буша, основывался на этой предпосылке. Во время администрации Трампа эти переговоры были реструктурированы, отменены и возобновлены в рамках торговой сделки Фазы 1. Ветераны этих встреч обычно первыми говорят, что процесс часто затмевает суть. Конечным результатом было разочарование с обеих сторон и лишь символический прогресс.

Обе стороны также пытались обозначить двусторонние отношения ярлыком, который поощрял бы сотрудничество, используя такие слоганы, как «стратегический партнер» и «ответственная заинтересованная сторона».Пекин призвал к «новому типу отношений между великими державами». Но сами лейблы не решают сложных проблем, связанных с налаживанием сотрудничества с Китаем, даже если они сигнализируют о желании работать вместе. А когда в отношениях возникает препятствие, критики часто призывают перейти на более конфронтационные ярлыки, которые имеют противоположный эффект, по-видимому, препятствуя сотрудничеству. Лучшим подходом было бы отказаться от попыток придать отношениям прозвище-наклейку на бампер и вместо этого сосредоточиться на разработке совместной повестки дня снизу вверх, основанной на конкретных совпадающих интересах.

4. Узнайте, как китайцы ведут переговоры, чтобы признать общие уловки, избегая при этом попыток манипулировать внутренней политикой. Китайские переговорщики последовательно опираются на инструментарий устоявшейся переговорной тактики, чтобы одержать верх над иностранными собеседниками. К ним относятся декларации о необходимости сохранения «лица» Пекина, предупреждения о том, чтобы не «обижать чувства» всего китайского народа, и разделение официальных лиц Китая на «друзей» и «врагов». Большинство этих уловок полагаются на увековечение того, что многие (справедливо) считают культурными тропами или эссенциализмом.Но опытные переговорщики говорят, что они все равно являются уловкой Китая. Для Пекина это, по-видимому, небольшая цена за получение ценных рычагов воздействия.

Американские чиновники не должны соглашаться с необходимостью получения китайскими лидерами особых уступок по культурным причинам. Очевидно, что ни один политик из любой страны не любит выглядеть слабым или делать вид, будто идет на ненужные уступки. Стандартное дипломатическое приличие остается важным. Но американские переговорщики не должны делать особые уступки ради преодоления предполагаемых уникальных ограничений, с которыми сталкивается Пекин.Вместо этого на китайских переговорщиков возлагается бремя разрешения противоречия между, с одной стороны, властью авторитарной системы, которая может двигать общество в мгновение ока, и, с другой стороны, необходимостью осторожного подхода к публичному обсуждению. восприятие на каждом шагу. Единственным исключением из этого правила является то, что политики США могут предложить Пекину символических мер для обеспечения лица в обмен на существенных уступок .

Соответственно, черный ящик внутренней политики Китая слишком сложен и непрозрачен, чтобы быть полезным фактором в формировании U.С. политика. Даже лучшие иностранные эксперты по Китаю слишком мало знают о процессе принятия решений элитой в китайском руководстве Чжуннаньхай, чтобы иметь возможность усилить предпочтительные фракции или ослабить сторонников жесткой линии. Руководители США не должны притворяться, что знают больше, чем они. Не дело Вашингтона расширять возможности относительных умеренных сторонников Пекина, и маловероятно, что американские политики добьются успеха, если они попытаются это сделать. Это не означает, что американская сторона не должна делать никаких попыток понять китайскую политику.Но американцы должны быть очень скромными в отношении своей способности влиять на систему с любой точностью или пониманием.

5. Проводите гуманную политику, но признайте, что немногие вопросы полностью выходят за рамки геополитики. Вспышка коронавируса подчеркивает, что некоторые угрозы просто требуют сотрудничества от имени всего человечества. Пандемии попадают в эту категорию, как и борьба с изменением климата. К сожалению, даже кажущиеся универсальными проблемы иногда можно использовать в геополитических целях.Вашингтону следует избегать соблазна сделать это. Скептики этой идеи должны помнить, что соревнование между США и Китаем в некотором смысле является всемирным соревнованием сердец и умов. Преимущества получат страна, которую другие считают принятием повестки дня, которая приносит пользу всему миру, в дополнение к ценности помощи человечеству ради него самого.

В то же время политики США должны остерегаться политики Китая, которая использует сотрудничество в своих целях. Например, репрессии Пекина в отношении уйгуров и других этнических меньшинств в провинции Синьцзян, осуществляемые под предлогом искоренения террористических групп, не позволяют добавить борьбу с терроризмом в список общих задач по умолчанию.Китай также вооружил технические организации, такие как Всемирная организация здравоохранения и Международная организация гражданской авиации, чтобы изолировать Тайвань, и нашел способы использовать миротворческие кампании и кампании по оказанию помощи при стихийных бедствиях в своих собственных целях.

Чтобы было ясно, Китай действовал ответственно по вопросам в прошлом и, вероятно, продолжит аспекты этого подхода в будущем. Пекин не обязательно хочет разрушать все аспекты международного порядка, основанного на правилах. Но политикам США необходимо быть готовыми к пересмотру планов в тех случаях, когда Китай решит малодушно использовать общие проблемы.Америка не должна цепляться за клочки устаревшей политики ради сохранения фасада сотрудничества.

Отношения между Вашингтоном и Пекином продолжают ухудшаться, несмотря на катаклизм из-за коронавируса, недавнее торговое соглашение первой фазы и, казалось бы, позитивное взаимопонимание между Трампом и Си. Выявление некоторых прагматичных областей сотрудничества может помочь сдержать ухудшение ситуации и продвинуть интересы США в этом процессе. Эти рекомендации могут помочь политикам США сделать все правильно.

Сотрудничество с Китаем — вопросы науки и техники

После подавления Китаем продемократических демонстрантов на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года прогресс страны на важных направлениях, казалось, оказался под угрозой. Многие наблюдатели из США обеспокоены тем, что зарождающаяся экономическая реформа Китая, опора на его научное сообщество и движение к

Большая интеллектуальная открытость и международное сотрудничество остановились. Однако 1990-е годы ознаменовались резким прогрессом Китая в области науки, технологий, образования и экономических реформ.Также произошли некоторые позитивные политические события, но продолжаются жесткие ограничения прав человека и свободный обмен идеями и информацией, отчасти в результате демонстраций на площади Тяньаньмэнь.

Сфера науки по-прежнему затруднена из-за неоднозначных и непрозрачных правил, касающихся обмена информацией. В результате китайские исследователи, особенно в социальных науках, избегают определенных тем исследований или международного сотрудничества, и интеллектуальный обмен страдает.Первоначальное нежелание врачей и официальных лиц делиться тем, что им известно о тяжелом остром респираторном синдроме, ясно иллюстрирует ответственность ограничительной системы Китая.

Растущее могущество Китая и США повысило ставки сотрудничества и поставило новые задачи в управлении отношениями. После распада Советского Союза Соединенные Штаты пользуются большей свободой для достижения своих международных целей, которые не всегда совпадают с интересами Китая.Растущее экономическое мастерство Китая в сочетании с его все еще неутешительными показателями в области прав человека и политической открытости заставляет некоторых наблюдателей настороженно относиться к сотрудничеству с США. Они опасаются, что результатом будет только усиление грозного экономического конкурента и политического противника. Я считаю, что польза от сотрудничества перевешивает риски. В то же время, однако, я вижу необходимость активизировать наши усилия по укреплению доверия и коммуникации в качестве основы для будущего сотрудничества.

Научное сотрудничество больше не является просто элементом нашей политики по созданию ткани отношений с Китаем.Его важность выросла по нескольким причинам. Во-первых, возможности Китая достигли уровня, когда научные выгоды от сотрудничества могут принести пользу не только Китаю, но и остальному миру. Во-вторых, сотрудничество является ключом к наращиванию потенциала Китая в области технологических инноваций. Хотя это усилит нового конкурента, необходимо понимать, что, если страна величин Китая не сможет стать процветающим игроком в глобальной экономике, основанной на знаниях, — и вскоре — экономические, политические и человеческие последствия для всего мира могут быть катастрофическим.Наконец, благодаря своему авторитету китайские ученые и инженеры являются мощными проводниками перемен; международное сотрудничество укрепляет их способность поощрять интеллектуальную свободу и обмен знаниями.

Укрепляя наши научные связи с Китаем, важно понимать, что на карту поставлено нечто большее, чем научные знания. Сотрудничество может иметь большое влияние на наше взаимопонимание. В своем стремлении к интеграции в глобальную экономическую систему и глобальное научное предприятие Китай открыт для более глубокого понимания Соединенных Штатов и других систем.Мы также можем извлечь уроки из энергичных экспериментов Китая по совершенствованию своего потенциала в области технологических инноваций. Сотрудничество в науке расширяет наши знания о системах друг друга; И наоборот, более глубокое понимание наших ценностей может помочь нам выявлять и устранять препятствия на пути к продуктивному сотрудничеству.

Многие темы поддаются плодотворному обмену, включая рассмотрение интеллектуальной собственности, подходы к изучению людей и генетические исследования, привлечение студентов дошкольного образования к научной карьере и популяризация науки.Совместное изучение таких тем, как финансирование исследований, доступ к научной информации и ее распространение, а также взаимодействие научного сообщества с политиками может привести к более широким вопросам политических процессов и культурных норм. Примером того, что можно было бы сделать в более широком масштабе, является постоянный политический диалог. С 1999 года Национальный научный фонд США (NSF) и его китайский эквивалент спонсируют дискуссии между китайскими и американскими учеными и политиками в качестве дополнения к поддержке агентствами сотрудничества в области исследований.Настало время также поощрять совместные углубленные сравнительные исследования политики с формирующимся сообществом исследователей политики Китая.

Хотя о сотрудничестве легче всего договариваться и регулировать его на двусторонней основе, двустороннее партнерство также более уязвимо для недопонимания и недоверия. Учитывая беспрецедентную глобальную мощь Соединенных Штатов и растущую мощь Китая, как никогда важно обеспечить стабильность нашего научного партнерства. Поэтому мы должны дополнить наши двусторонние договоренности аналогичным портфелем многосторонних партнерств.Цель поощрения политических и культурных изменений в Китае посредством научного сотрудничества, скорее всего, будет достигнута путем оказания помощи Китаю в более комфортном использовании многонациональных норм и стандартов, чем путем оказания давления в одностороннем порядке.

Китай уже является конструктивным членом международных организаций, от Международного совета по науке до ЮНЕСКО. Он также участвует в специальных структурах, которые на многосторонней основе участвуют в исследованиях (например, в международном проекте генома риса) и в научных консультациях (Межакадемическая группа), а также помогает поддерживать различные институты передовых исследований, подобные НАТО, с NSF и другими партнерами в Азиатско-Тихоокеанский регион.Было бы полезно больше таких специальных партнерств, больших или малых.

Еще одним преимуществом более тесных научных связей является то, что они позволят обеим странам извлечь выгоду из потенциала китайских ученых и инженеров, прошедших обучение в США. Приток китайских студентов и ученых в Соединенные Штаты за последние 20 лет принес пользу обеим странам. Соединенные Штаты получили критический приток талантов, и по мере того, как исследователи вернутся домой, Китай получил инъекцию ученых и инженеров, которые не только обучены передовым знаниям, но и знакомы с самой продуктивной системой исследований в мире. и технологические инновации.Обе страны заинтересованы в продолжении этого процесса.

Китай удовлетворяет свою быстро растущую потребность в научных и технических кадрах, в частности, за счет активного расширения своей системы образования. Программы стимулирования и рост совместных предприятий, основанных на технологиях, привлекли домой около трети тех, кто прошел обучение за рубежом, но маловероятно, что этих усилий будет достаточно. Китаю потребуется время, чтобы стать более привлекательным для своих ученых и инженеров, получивших образование за рубежом, которые вкусили профессиональные и личные награды конкурентного и открытого общества.

Тем временем, однако, обученные за границей рабочие могут вносить свой вклад в научное предприятие Китая на полставки или с перерывами в качестве транснациональных исследователей. Такие договоренности могут принести пользу всем сторонам: человек вносит свой вклад в развитие Китая, продолжая пользоваться преимуществами пребывания в нашей системе; Китай имеет доступ к исследователям, ценность которых выше, поскольку они все еще связаны с предприятиями США; и Соединенные Штаты сохраняют талантливых специалистов, получивших образование в США, по крайней мере, на некоторое время.

Мы должны поощрять эту зарождающуюся модель транс-тихоокеанской мобильности. Китайские ученые и инженеры, прошедшие обучение в США, эффективно работают в обеих культурах. Следовательно, они находятся в уникальном положении для взаимопонимания наших соответствующих систем; повысить уровень доверия, лежащего в основе сотрудничества; улучшить взаимное обогащение между нашими двумя большими научными сообществами; и, что наиболее важно, ускорить изменения в широком спектре китайской политики и культуры.

Конечно, использование этой возможности сопряжено с препятствиями.Китай должен продолжать поддерживать международную мобильность своих ученых и инженеров. Что еще более важно, ему необходимо еще больше деполитизировать свою исследовательскую и образовательную среду, чтобы она соответствовала тем, кто жил в открытом обществе. Со стороны США соображения национальной и внутренней безопасности усложнили трансграничную мобильность. При применении процедур безопасности мы должны обеспечить, чтобы они учитывали все аспекты наших национальных интересов, включая значительные преимущества научного сотрудничества с Китаем.

США стремятся к сотрудничеству с Китаем по вопросам климата, но не любой ценой | Выбросы парниковых газов

Примерно в ближайшие четыре месяца мир узнает, возможно ли, чтобы одна ветвь федерального правительства США — государственный департамент — обвиняла китайских чиновников в совершении геноцида, а другая ветвь — во главе с специальный посланник по вопросам изменения климата Джон Керри — чтобы убедить Китай изменить методы работы своей грязной экономики. Возможно ли одновременно бороться за господство над миром и сотрудничать, чтобы спасти этот мир?

Результат этого дипломатического эксперимента станет известен на организованном британцами Cop26 в Глазго, созванном для того, чтобы попытаться поставить мир на курс всего за 1.5С утепления. Ожидается, что все страны внесут свой определяемый на национальном уровне вклад — насколько они сократят свой углеродный след. Британские официальные лица настаивают на том, что Cop26 — это нечто большее, чем Китай и США, но без этих двух игроков, которые совместно несут ответственность за 40% мировых выбросов парниковых газов, ничего значимого невозможно.

Речь идет о противоречивых представлениях о готовности современного Китая работать с Западом, его надежности и о том, как лучше всего повлиять на новую сверхдержаву, которая искренне считает, что обеспечение внутреннего экономического процветания является основой ее легитимности.Существует также вопрос о том, насколько хорошо работает распоряжение центрального правительства. Ведь в Китае «горы высоки, а императоры далеки».

Джон Керри, специальный посланник США по вопросам климата, утверждает, что климат — это «обособленный международный кризис». Фотография: Том Бреннер / Reuters

Чрезвычайно энергичный Керри настаивал на возможности достижения своих климатических целей с Китаем, но в отдельном хранилище для его дипломатических коллег. Он утверждает, что его сфера деятельности «представляет собой обособленный международный кризис, с которым всем нам нужно бороться, несмотря ни на что».Керри даже потрудился провести январскую пресс-конференцию, чтобы настоять на том, чтобы переговоры по изменению климата были sui generis и не должны зависеть от уступок в других областях. Он хотел убить с самого рождения представление о том, что Китай может купить молчание Америки о правах человека в качестве платы за сотрудничество по вопросам климата.

Действия Китая в отношении климата не позволят ему оказать влияние на другие вопросы, настаивал Керри. Во время своего успешного сотрудничества с Китаем в преддверии Парижского соглашения ООН по климату в 2015 году он часто заставлял Райана Хасса, своего близкого союзника в госдепартаменте, настаивать на том, что «американским переговорщикам по климату никогда не было разрешено торговать другими вопросами ради достижения цели. китайского сотрудничества по климату ».

Когда Керри посетил Шанхай в апреле, он поклялся, что его единственной заботой являются отношения с Се Чжэньхуа, посланником Китая по вопросам климата и давним союзником. Они двое согласовали совместное заявление о «климатическом кризисе» — фразе, которую китайское правительство раньше не употребляло.

Китайцы более скептически относятся к возможности ограничить переговоры по климату. В январе официальный представитель министерства иностранных дел Чжао Лицзянь предупредил: «В отличие от цветов, которые могут цвести в теплице, несмотря на зимнюю стужу, китайско-американское сотрудничество в определенных областях тесно связано с двусторонними отношениями в целом.

Но теперь некоторые прогрессисты США, встревоженные медленными темпами переговоров по климату, призвали демократов принять стратегию, которую дезавуировал Керри. Они требуют, чтобы Байден уделял приоритетное внимание сотрудничеству с Китаем по вопросам изменения климата, и смягчил свою антикитайскую риторику. «От прекращения новой холодной войны между США и Китаем зависит не меньше, чем будущее нашей планеты», — предупреждали 40 прогрессивных группировок в письме Джо Байдену на прошлой неделе. Письмо вызвало возмущение среди китайских ястребов, доминирующих в Вашингтоне.

Ребекка Питерс из лондонского аналитического центра Chatham House считает, что следует проявлять осторожность. «Большая трудность заключается в том, что по мере того, как в Вашингтоне консолидируется стратегия вокруг конкуренции как определяющей черты отношений США с Китаем, мы сильно рискуем. Китаю необходимо делать больше для сокращения выбросов парниковых газов и своей зависимости от углеродоемких производств, но сосредоточение политики Америки в области климата вокруг конфронтации не приведет к необходимым изменениям, которые нам нужны ».

Экран, на котором Се Чжэньхуа, специальный посланник Китая по вопросам изменения климата, выступает во время брифинга для СМИ.Фото: Роман Пилипей / EPA

Малин Уд, директор по Китаю Института Валленберга, говорит: «Большой вопрос в том, возможно ли прагматическое сотрудничество в области климата, или мы, как сказал бы Байден, участвуем в эпическом глобальном соревновании между демократия и автократия, или это возможно, как это делает ЕС, чтобы сказать, что мы должны рассматривать Китай как необходимого партнера по сотрудничеству в области климата, экономического конкурента, а затем и системного соперника, чтобы мы разделили эти вопросы на части ».

Другие, такие как бывший премьер-министр Австралии Кевин Радд, задаются вопросом, могут ли иностранные дипломаты повлиять на мышление Китая или на траекторию его выбросов углерода, и говорят, что это «в большей степени случай, когда внутренние императивы способствуют ползучей защите окружающей среды Китая».Так считают многие британские дипломаты.

«Самое эффективное, что мы на Западе можем сделать, чтобы воодушевить Китай, — это показать пример», — сказал один дипломат, что британские министры признают, что они не смогли сделать в G7, так и не выполнив обещание предоставить 100 миллиардов долларов (фунтов стерлингов). 73 млрд.) Зеленого финансирования в год — это обещание, впервые сделанное в 2009 году, теперь рассматривается некоторыми развивающимися странами как тотемный.

Выступая на недавнем семинаре в Chatham House Байфорд Цанг, старший советник по политике в команде климатической дипломатии европейского аналитического центра E3G, настаивал на переходе Китая.«Китай прошел долгий путь со времен саммита полицейских в Копенгагене 11 или 12 лет назад, когда его рассматривали как препятствие и рассматривали климатические цели как средство, сдерживающее развивающийся мир. Заявление Си Цзиньпина на Генеральной ассамблее ООН в прошлом году о постепенном отказе Китая от углерода поставило Китай на шаг впереди многих развитых стран, включая Корею, США и Японию ».

Это объявление, по словам Цанг, было разработано для того, чтобы сделать климат в центре внимания внешней политики Китая, который больше не рассматривается как бремя для экономического развития, а вместо этого дает возможность использовать зеленые технологии.«Си видит климат как способ создания более заслуживающего доверия, уважаемого и привлекательного имиджа Китая».

Таким образом, когда Си Цзиньпин в одностороннем порядке объявил в ООН в прошлом году, что Китай планирует довести выбросы углерода до пика к 2030 году и достичь углеродной нейтральности к 2060 году, это было поистине монументальным, и, согласно Carbon Tracker, самым впечатляющим заявлением, когда-либо сделанным. государством, что означает сокращение глобальных выбросов на 0,3%.

Но как европейские лидеры были застигнуты врасплох, так и многие китайские чиновники.

Теперь западные дипломаты с тревогой задаются вопросом, согласуется ли китайская риторика высокого уровня с действиями не только внутри Китая, но и с тем, как она формирует его международное вмешательство, включая флагманскую инициативу «Пояс и дорога».

Разочарование пришло с последующим 14-м пятилетним планом, охватывающим период до 2025 года [опубликованным в марте]. В тексте из 75 000 слов «углеродная нейтральность» упоминается только один раз. Две ключевые цели связывания — 18% углеродоемкости и 13.Снижение энергоемкости на 5% в период с 2021 по 2025 год — оставляет достаточно места для абсолютного роста выбросов. Многие в Китае требовали ограничения, но получили отказ.

Си Цзиньпин на саммите климатических лидеров, организованном Байденом в апреле, пошел немного дальше, заявив, что Китай будет строго ограничивать рост потребления угля в течение периода 14-й пятилетки до 2025 года и постепенно сокращать его в 15-й пятилетке. годовой план период ».

Цанг говорит, что этого недостаточно. «Чтобы достичь глобальной цели, Китай должен двигаться к своим текущим целям, поэтому Китай должен установить пик выбросов задолго до 2030 года, а вместо этого уже в середине этого десятилетия.Ему нужно будет как можно скорее остановить строительство всех новых угольных электростанций и прекратить всю неослабленную добычу угля к 2040–2045 годам ».

Но этого не происходит, утверждают климатологи. Цифры показывают, что Китай переживает муки «восстановления дымовой трубы» после коронавируса.

Выбросы CO2 в Китае росли самыми быстрыми темпами за более чем десятилетие, увеличившись на 15% в годовом исчислении в первом квартале 2021 года, говорится в отчете Carbon Brief.

Постпандемический всплеск означал, что выбросы Китая достигли нового рекордного уровня почти в 12 миллиардов тонн в год, закончившийся в марте 2021 года.Это примерно на 600 млн тонн (5%) выше общего количества за 2019 год.

Действительно, если выбросы Китая до 2021 года в целом будут соответствовать росту, наблюдавшемуся за последние 12 месяцев, дальнейшее увеличение выбросов будет невозможно в течение 2022-2025 годов, если выбросы углерода в Китае должны достичь пика в 2025 году. Лорд Стерн и многие другие эксперты заявили, что именно к 2025 году, а не к более позднему китайскому крайнему сроку 2030 года, выбросы в Китае должны достичь пика, чтобы достичь нулевого целевого показателя в 2060 году.

Экономика Китая по сути своей склоняется к крупной промышленности, особенно сталелитейной и цементной, но внутри Китая существует явный политический конфликт между теми, кто все еще выступает за уголь как надежный источник энергетической безопасности против Запада, и теми, кто рассматривает декарбонизацию энергетики как жизнеспособную альтернативу.

Трудно понять, какая сторона побеждает.

Но британские дипломаты выделяют множество обнадеживающих сигналов, свидетельствующих о преобладании сторонников экологической цивилизации Си. Они указывают на выступление Си в марте, в котором говорилось, что достижение цели до 2030 года было «большим испытанием нашей способности управлять страной».

Строительство крупнейшего в мире углехимического проекта в Юлине было завершено. В июле, наконец, будет введена в действие схема Китая с очень отложенной торговлей квотами на выбросы, крупнейшая в мире и охватывающая 13% мировых выбросов.

Банки Китая пытаются привнести экологическое мышление в процесс кредитования инфраструктуры.

Профессор Астрид Нордин, заведующая кафедрой международных отношений Китая в Королевском колледже Лондона, считает, что китайское руководство искренне считает, что борьба с изменением климата отвечает его национальным интересам. «Восточное побережье Китая, где существуют все богатства, уязвимо для повышения уровня моря, а север очень уязвим для опустынивания. Отравление земли и загрязнение воды оставили след болезней и болезней.Загрязнение окружающей среды может стать основным источником протестов и даже поставить под угрозу основы однопартийного правления ».

Си, утверждает она, считает, что китайские традиции мышления и планирования обеспечивают повествование, которое делает его страну лучше, чем своенравный запад, для борьбы с изменением климата. Все еще есть надежда, что Си, возможно, на следующей генеральной ассамблее ООН осенью, объявит более раннюю цель по достижению пика выбросов.

Но между настоящим моментом и Глазго существует множество способов, в которых модель изолированной дипломатии Керри может рухнуть.

Китай, например, обвиняют в том, что он управляет своей солнечной промышленностью с использованием принудительного труда, связанного с продолжающимся геноцидом. Почти 40% мирового поликремния, ключевого компонента солнечных панелей, производится в северо-западном районе Китая Синьцзян.

Рабочие устанавливают солнечные батареи в районе Синьцзян, где Китай обвиняется в использовании принудительного труда в связи с продолжающимся геноцидом. Фотография: Полат Нияз / AP

Бурный рост Китая также приводит к призывам британских депутатов к тому, чтобы Китай больше не рассматривался как развивающаяся страна.Хотя это может показаться символическим изменением, последствия для климатических амбиций Китая будут далеко идущими. Си может сказать, как он это сделал в своем выступлении на этой неделе, что Китай будет «навсегда принадлежать семье развивающихся стран». Это утверждение больше не соответствует действительности.

Еще одна проблема — стремление к энергоэффективности пересекается с конкуренцией за технологии. Михал Мейдан, директор энергетической программы Китая в Оксфордском институте энергетических исследований, объяснил, что «геополитическая напряженность» и «технологическое соперничество» между Китаем и западными странами могут помешать сотрудничеству, необходимому для улучшения хранилищ Пекина.

Наконец, изменение климата может сыграть роль в соперничестве США и Китая за мировое лидерство. Пекин прямо заявил, что китайская модель «может открыть новый путь модернизации для всех развивающихся стран», и считает свою инициативу «Пояс и путь» живым доказательством. На G7 западные страны выступили с B3W, «Build Back Better World», явно зеленой альтернативой BRI.

Барбара Вудворд, посол Великобритании в Китае, на форуме мира в преддверии 100-летнего юбилея партии Китайского сообщества оспорила китайского специалиста по внешней политике профессора Янь Сюэтуна за утверждение, что Китай осуществляет «благосклонную власть», а не «гегемонию».

Она сказала: «Лидерство не в установлении власти. Лидерство — это изменение. А в мире взаимозависимости перемены происходят через сотрудничество. А сотрудничество — это доверие и доброжелательность. Хорошие лидеры руководят, прислушиваясь к ним, а не отвергая искренние взгляды и опасения. Не реагируя на тщательность хрупкостью. Задавая правильный тон и вводя правильное вещество для международного участия ».

Значимый диалог был важен, чтобы избежать случая «курица разговаривает с уткой», китайская фраза, относящаяся к разговору, но не общению.

Таким образом, споры по поводу продолжающегося разгула углекислого газа в Китае могут вылиться наружу, а затем начать усиливаться и сливаться с матрицей проблем, по которым Китай и Запад ведут открытую борьбу. На этом этапе курице и утке нужно будет найти общий язык.

Сотрудничество США и Европы по Китаю и Индо-Тихоокеанскому региону в целом

Просмотреть PDF

Подготовленное заявление для подкомитетов Палаты представителей по иностранным делам по Азии, Тихоокеанскому региону, Центральной Азии и нераспространению, а также Европе, энергетике, окружающей среде и киберпространству

«У.Южно-европейское сотрудничество по Китаю и Индо-Тихоокеанскому региону в целом »

20 июля 2021 г.

Председатели Бера и Китинг, члены рейтинга Шабо и Фитцпатрик, уважаемые члены подкомитетов, благодарят вас за возможность выступить перед вами сегодня.

Чемодан для Европы

Мы собрались за шесть месяцев до того дня, когда Джо Байден принес присягу 46-го президента США. Спустя полгода после его президентства контуры внешней политики Америки при нашем новом президенте становятся все более очевидными.

В ходе своих первых консультаций с иностранными лидерами после победы на посту президента избранный президент Байден позвонил главам правительств Ирландии, Великобритании, Франции и Германии. 1 В прошлом месяце в своей первой и единственной поездке за границу на сегодняшний день президент посетил Европу на саммиты G7, Европейского союза (ЕС) и Организации Североатлантического договора (НАТО) перед встречей с президентом России Владимиром Путиным. в Женеве.

Поэтому без преувеличения можно сказать, что U.С. плывет в Тихоокеанский век с давним атлантистом за рулем. Столкнувшись с меняющимся порядком, президент вернулся к типу, стремясь решать наши политические задачи, включая всеобъемлющий вопрос Китая, через Европу.

На первый взгляд такой подход имеет смысл. Сегодня в мире есть три, а на самом деле только три основных центра силы: Восточная Азия, Северная Америка и Европа. Чтобы провести несовершенную, но тем не менее поучительную параллель с холодной войной, триангуляция Киссинджера учит, что U.С. должен стремиться мобилизовать Европу на свою сторону в соревновании с Китаем. В этом стремлении, учитывая давние связи, США имеют большую фору.

Но Китай ведет более скромную гонку. Его цель — просто нейтрализовать или финляндизировать Европу в том, что касается вопросов, которые она считает существенными для своих интересов. Если США стремятся создать трансатлантический фронт для поддержания благоприятного баланса сил, Пекин стремится только отделить Соединенные Штаты от своих союзников, полагая, что впоследствии они смогут проявить свою волю в серии двусторонних соревнований.

В общем, цель Китая — превратить европейских союзников Америки в Швейцарию на стероидах: экономически значимую, но политически непривлекательную. Как сказал сам Генри Киссинджер в 2018 году, такой сценарий превратит Европу в «придаток Евразии» во власти Китая. Поэтому никого не должно удивлять то, что китайские официальные лица с энтузиазмом поддерживают амбиции, наиболее тесно связанные с президентом Франции Эммануэлем Макроном, о «европейской стратегической автономии» от Соединенных Штатов.

Китайско-европейские отношения

Администрация Байдена пришла к власти во время перемен в китайско-европейских отношениях. В последние несколько лет развился парадокс: Европа и Китай сблизились в экономической сфере, но разошлись в политическом.

Сближение Китая и Европы можно объяснить экономическими соображениями. Последние пять лет Китай был крупнейшим торговым партнером Германии, двигателем экономики Европы.Фактически, более 5200 немецких компаний открыли свою деятельность в Китае. Эта зависимость особенно заметна в политически чувствительных секторах. Volkswagen, например, является самой важной компанией в важнейшей отрасли экономики Европы, и большая часть ее продаж в настоящее время приходится на Китай. Помимо Германии, другие жемчужины европейской экономики, от британских финансовых услуг до итальянских и французских производителей роскошных брендов, глубоко укоренились на китайском рынке.

Китай дополнил свой статус растущего потребительского рынка обещаниями прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Европу. Эти прямые иностранные инвестиции являются неотъемлемой частью более широкой инициативы «Один пояс, один путь» (BRI), которая простирается от Китая до Евразии с конечной точкой в ​​немецком городе Дуйсбург. В 2016 году китайская судоходная компания Cosco приобрела афинский порт Пирей, который Си обещал превратить в крупнейшее предприятие Европы во время своего визита три года спустя. В том же году Италия стала первой страной G7, присоединившейся к BRI.

Китай стремился превратить эти экономические шаги в политические достижения, отчасти с помощью так называемого формата «плюс 1» государств Центральной и Восточной Европы. В соответствии с текущими планами, например, порт Пирей должен отправлять товары по предложенной Китаем железнодорожной линии от Белграда до Будапешта. Неслучайно Китай сегодня считает Грецию, Сербию и Венгрию своими самыми надежными сторонниками в Европе.

И все же репутация Китая в Европе в последнее время сильно пострадала.Его политические связи с континентом ослабевают. В 2017 году Си выступил с важным обращением на 19-м съезде КПК, в котором он отбросил давнюю китайскую мантру «скрыть свои способности, выжидать время» и объявил о «новой эре», в которой Китай будет «в центре внимания». Это решение может оказаться одной из величайших стратегических ошибок нашего времени. Агрессивная позиция, проистекающая из руководства Си, пробудила Соединенные Штаты к опасностям китайского господства и заставила Европу пересмотреть свои отношения с Пекином.

В частности, европейцы, которые осмелились привлечь внимание к нарушениям прав человека в Китае или возражали против включения Huawei в свои сети 5G, столкнулись с угрозой ограничения доступа на китайский рынок. Континент с растущим беспокойством наблюдал за тем, как Пекин задушил ключевой австралийский экспорт только потому, что Канберра призвала к независимому расследованию происхождения COVD-19.

Безжалостность Китая только укрепила точку зрения. Мир обнаружил геноцид Китая против уйгуров и стал свидетелем конца автономии Гонконга.Неудивительно, что Пекин также продемонстрировал полное пренебрежение международным правом, нарушив Совместную китайско-британскую декларацию 1984 года и проигнорировав постановления Постоянной палаты третейского суда по Южно-Китайскому морю.

Это чрезмерное увлечение возымело эффект. В мае ответные меры Китая на серию европейских санкций за геноцид в Синьцзяне привели к тому, что Европейский парламент приостановил ратификацию только что согласованного Всеобъемлющего соглашения по инвестициям (CAI). В том же месяце невысокие инвестиции Китая в восточную и центральную Европу привели к тому, что Литва отказалась от формата «17 плюс 1», а теперь — «16 плюс 1».Положение Китая усугубляется тем, что бедственное положение крошечной Черногории, обремененной непосильным долгом по программе BRI, попало в заголовки газет от Брюсселя до Вашингтона. Даже Германия сейчас обсуждает свою политику в отношении Китая в ожидании ухода Ангелы Меркель из канцелярии в конце этого года.

В тот самый момент, когда европейские экспортеры полагаются на китайские рынки, чтобы ускорить восстановление своей экономики, отношения с Пекином ухудшились.

Стратегия США

Администрация Байдена пришла к власти с намерением создать «взаимосвязанные и пересекающиеся коалиции» европейских союзников против Китая.В частности, он начал наступление очарования в Берлине и Брюсселе в надежде вовлечь в действие Европу, возглавляемую Германией. Хотя такой подход породил добрую волю, неясно, принесет ли он результаты. Оценивая свою политику, США должны остерегаться соблазна отождествить процесс с содержанием и гармонию с прогрессом.

Безусловно, все коммюнике саммитов НАТО, Большой семерки и США-ЕС содержали важные параграфы, касающиеся Китая, а в последних двух упоминался Тайвань.Но помимо риторики, самая сильная военная акция, которую Европа могла бы предпринять для поддержки Тайваня и сдерживания Китая, — это увеличить свой собственный оборонный потенциал. Если американские военные намерены сосредоточить больше внимания на Индо-Тихоокеанском регионе, им потребуются более способные союзники, чтобы поддержать их в защите европейского континента.

В этом ключе размышления Энтони Блинкена во время его первого путешествия в Брюссель в качестве госсекретаря в марте о «необходимости принять более целостный взгляд на разделение бремени», включая помощь в целях развития, чреваты риском остановки недавнего прогресса.В соответствии с нынешними планами, например, Германии потребуется больше времени, чтобы выполнить свое обязательство и потратить 2 процента ВВП на оборону, чем ей потребовалось на участие в Первой и Второй мировых войнах вместе взятых.

Приоритетом правительства США должно оставаться обеспечение того, чтобы все государства-члены НАТО выполнили свои обязательства по расходам на оборону, включая цели Уэльса. В целом, США должны продолжать использовать концепцию конкретного сравнительного анализа в качестве инструмента для модернизации и укрепления альянса.Гораздо легче убедить или даже упросить государства-члены, когда они измеряются взаимно согласованными обязательствами, а не двусмысленно сформулированными заявлениями.

Более того, США должны приветствовать повышенное внимание, которое Великобритания и Франция уделяют Индо-Тихоокеанскому региону в своих собственных стратегиях. Великобритания усиливает свой так называемый «наклон» в сторону региона, развернув HMS Queen Elizabeth к востоку от Суэца, в то время как Франция предприняла операции по обеспечению свободы судоходства в Южно-Китайском море.В этом году Германия также развертывает в Тихом океане Bayern , хотя заход фрегата в порт Шанхая свидетельствует о ее более осторожном подходе.

Конечно, европейские военные должны в первую очередь обезопасить Североатлантический регион. Даже крупнейшие вооруженные силы Европы не в состоянии взять на себя роль мировой державы. Но эти развертывания в Индо-Тихоокеанском регионе помогают выработать общий трансатлантический стратегический подход к Азии. Чтобы помочь в этом процессе, администрация Байдена должна поощрять регулярные обмены, партнерства и учения между европейцами и нашими передовыми союзниками в Азии, особенно Австралией и Японией.

Однако настоящее испытание трансатлантической солидарности будет проведено в другой области: геоэкономике. Во время мартовской поездки в Европу госсекретарь Блинкен заверил наших союзников, что США не будут ставить перед ними выбор «мы или они» в отношении Китая. На самом деле, как раз наоборот: любая стратегия США и ЕС, достойная реализации, вызовет ответный удар со стороны Китая. Когда придет это давление, мы должны ожидать от наших союзников по договору большего, чем теоретический нейтралитет. Перед ними стоит выбор не просто между Соединенными Штатами и Китаем, а между свободным и открытым порядком и синоцентрической иерархией вассалов.

Экономическая модель КПК по своей сути хищническая. Его план по доминированию в высокотехнологичных отраслях будущего, впервые получивший название «Сделано в Китае 2025», основан на беспрецедентных масштабах воровства и принуждения, а также на целевом приобретении иностранных технологий. Это также зависит от того, что Запад игнорирует использование Китаем субсидий и протекционизма для создания конкурентных преимуществ. К столетию со дня основания Китайской Народной Республики в 2049 году КПК планирует продемонстрировать автаркию, а не взаимосвязанность, при этом Европа займет место потребителя, а не производителя высококачественной продукции.Программа КПК «Военно-гражданское слияние» использует тот же сценарий, чтобы превратить Народно-освободительную армию в ведущую военную силу мира.

Спустя шесть месяцев после начала правления Байдена разработка политики в этой важной области все еще продолжается. США и ЕС открыли Совет по торговле и технологиям (TTC) на своем последнем саммите для решения этих проблем, но время имеет существенное значение. Например, в последние недели попытки Китая взять под полный контроль крупнейший в Великобритании завод по производству микросхем почти не прошли должным образом.

Двумя наиболее неотложными приоритетами ТТК являются проверка инвестиций и экспортный контроль. О введенном в 2019 году общеевропейском механизме проверки инвестиций было объявлено с большой помпой, но он далек от американского CFIUS. В результате США должны опираться на успехи национальных правительств, такие как принятие Германией новых стандартов после поглощения Китаем своей известной робототехнической компании Kuka в 2017 году. Проблемы проверки инвестиций только становятся более серьезными с появлением все более сложные подставные компании и неоднозначные партнерства.Быстрое развитие новых технологий также подрывает традиционные концепции предметов двойного назначения, вынуждая США и Европу проявлять особую бдительность при мониторинге приобретений. Чтобы облегчить бремя, США должны делиться передовым опытом CFIUS и расширять обмен разведданными о поведении Китая. Администрация Байдена также должна использовать работу Альянса чистых сетей, который представляет около 60 стран, которые составляют большую часть мирового ВВП.

Однако одной оборонительной стратегии недостаточно.США должны предложить альтернативы китайским инвестициям. Администрация Байдена должна воспользоваться Инициативой трех морей (TSI) как возможностью ограничить влияние России и Китая в Восточной Европе. Чтобы избежать дублирования, TSI следует тесно координировать с Европейской комиссией.

Как и проверка инвестиций, европейский режим экспортного контроля отстает от режима США. Однако США добились заметных успехов в том, чтобы убедить европейских союзников воспрепятствовать экспорту ключевых технологий.Например, с 2019 года голландское правительство по настоянию США отказывало ASML в лицензировании на поставку в Китай литографического оборудования, необходимого для изготовления сложных микросхем. 30

Недавно Конгресс рассмотрел возможность дополнения Вассенаарских договоренностей по экспортному контролю, основанного на добровольных уведомлениях и включающего Россию, более надежным механизмом для трансатлантических союзников. Что особенно важно, такой орган будет включать в себя право вето для своих членов по образцу Координационного комитета по многостороннему экспортному контролю времен холодной войны (COCOM).

Хотя я приветствовал бы такой шаг, КПК не пошла бы на него лежа. Он уже заявил о своем намерении дать отпор любым рычагом, который может получить. «Мы должны усилить зависимость международных цепочек поставок от Китая, — проинструктировал Си в прошлом году, — и создать мощные ответные и угрожающие возможности против иностранных держав, которые попытаются сократить поставки».

Чтобы Запад смог устоять перед таким неизбежным давлением, ему нужно сначала привести себя в порядок.Путеводной звездой стратегии США должно быть построение как можно большей и открытой экономической альтернативы Китаю. Для начала, администрация Байдена должна улучшить свои показатели в Европе за пределами столиц Брюссель и Берлин.

В последние годы США добились успехов на периферии Европы благодаря интенсивной коммерческой дипломатии. Теперь эти регионы опасаются пренебрежения, о чем свидетельствуют недавние протесты польского министра иностранных дел. Между тем переговоры о соглашении о свободной торговле между США и Великобританией зашли в тупик, поскольку U.С. вместо этого сосредотачивается на оказании давления на Лондон в его споре с ЕС по поводу статуса Северной Ирландии. Первый шаг в создании широкой зоны свободных и демократических государств в качестве альтернативы Китаю начинается с создания более сплоченной и единой Европы.

В то же время США также необходимо будет найти общий язык с Европой по регуляторным и торговым спорам, особенно в отношении цифровой экономики. Срочно необходима замена Privacy Shield, отвечающая требованиям национальной безопасности США.Это проблема не только крупнейших мировых технологических гигантов, но и более 5300 американских компаний, которые использовали ее для передачи личных данных из ЕС в США. В 2019 году экспорт и импорт цифровых услуг в Европу превысили 245 миллиардов долларов. и 133 миллиарда долларов соответственно. Пока согласованное решение для трансатлантических потоков данных остается труднодостижимым, американские компании сталкиваются с высоким уровнем неопределенности.

Конечно, невозможно устранить все раздражители в трансатлантических отношениях, особенно по таким вопросам, как торговля и технологии.Но это не должно препятствовать сотрудничеству по основным вопросам международного порядка. США и Европа должны объединить усилия в многосторонних организациях, чтобы заблокировать захват Китаем ключевых органов, как это было в прошлом году во Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Более того, США и Европа должны признать, что Китай также строит партнерские отношения по всему миру. Глупо предоставлять главному партнеру Китая на Ближнем Востоке, Ирану, крупномасштабное ослабление санкций, так же как ошибочно позволять ближайшему союзнику Китая, России, построить трубопровод, который угрожает самой целостности Европы.Принимая решения, касающиеся Ирана и России, США всегда должны помнить, что обе страны представляют собой пути для усиления китайской мощи.

Снова и снова, когда США подходили к Европе с правильной стратегией, им удавалось использовать эту силу для получения некоторой выгоды. Но когда США и Европа доказали, что противоречат друг другу, результатом стала отмена, подорвавшая цели обеих сторон. Стратегическая склонность администрации Байдена к работе с Европой приветствуется, но сейчас пора превратить риторику в результаты.

Посмотреть PDF

Могут ли США и Китай перезапустить свое сотрудничество в области климата?

При администрации Обамы U.Отношения между Южным Китаем и Китаем по климату сыграли центральную роль в глобальном прогрессе, кульминацией которого стало подписание Парижского соглашения по климату. Администрация сразу начала развивать эти отношения: после первой поездки госсекретаря Хиллари Клинтон в Китай в феврале 2009 года; на мою первую встречу в марте 2009 года с моим китайским коллегой, министром Се Цзенхуа, где я предложил попытаться сделать климат положительной опорой в часто сложных отношениях; о создании госсекретарем Джоном Керри новой рабочей группы США и Китая по изменению климата; до исторического совместного заявления президентов Барака Обамы и Си Цзиньпина в Пекине в ноябре 2014 года; и само Парижское соглашение год спустя.Природа нашего сотрудничества никогда не была легкой; Се и я все еще боролись до последних двух дней переговоров в Париже в 2015 году. Но со временем обе стороны пришли к пониманию, что в конце дня мы найдем способ договориться.

Конечно, президент Дональд Трамп прекратил сотрудничество США и Китая в области климата. Если бывший вице-президент Джо Байден победит на выборах в ноябре, будет жизненно важно снова эффективно работать с Китаем над проблемой изменения климата. Учитывая наше влияние на климат — на Китай приходилось 27% глобальных выбросов парниковых газов в 2019 году, на Соединенные Штаты — 13% — а также наше влияние и силу нашего примера, просто невозможно сдержать изменение климата во всем мире без полной отдачи. участие обеих стран.И все же возобновление нашего сотрудничества в области климата будет непростым делом в свете как ухудшения наших отношений в целом, так и меняющегося ландшафта климатических проблем.

Более широкие двусторонние отношения

К настоящему времени очевидно, что двусторонние отношения между США и Китаем значительно ухудшились за последние годы, и не только из-за Трампа. Люди по обе стороны прохода в Соединенных Штатах, в том числе многие исторические друзья Китая, обеспокоены рядом действий китайцев: разрушение автономии Гонконга, агрессия в Южно-Китайском море, преследование уйгурского меньшинства, сирийские широкое авторитарное подавление, снятие ограничений на срок его пребывания в должности, продолжение недобросовестной торговой практики и многое другое.Эти опасения по поводу Китая серьезны, и их нельзя игнорировать. Но призыв некоторых к новой холодной войне или стратегическому соревнованию по всем направлениям является ошибкой. Нам придется научиться управлять отношениями, отмеченными как конкуренцией, так и сотрудничеством, работая с союзниками, чтобы противостоять неприемлемому поведению Китая, где это необходимо, и одновременно стремясь сотрудничать там, где мы можем и должны.

Если мы не сможем правильно сочетать конкуренцию и сотрудничество, возобновление сотрудничества в области климата не сдвинется с мертвой точки.

Если мы не сможем правильно сочетать конкуренцию и сотрудничество, возобновление сотрудничества в области климата не сдвинется с мертвой точки. А это имело бы серьезные последствия для национальной безопасности в Соединенных Штатах и ​​во всем мире. Достаточно взглянуть на авторитетные отчеты о масштабах климатического риска, включая «Отчет о 1,5 ° C» Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК) за 2018 год, 1 и другие; или предупреждения от таких учреждений, как Пентагон и разведывательное сообщество; или крещендо монументальных климатических явлений по всему миру, от лесных пожаров в Австралии и Калифорнии до волн тепла, наводнений, штормов и быстро тающего льда на наших полюсах, чтобы увидеть, что то, что многие когда-то считали проблемой окружающей среды, на самом деле является полноценной угроза национальной безопасности.

Другой климатический ландшафт

Возрождение нашего сотрудничества в области климата также будет зависеть от того, в какой степени наши две страны готовы внести адекватный уровень приверженности задаче борьбы с изменением климата. Задача быстрой декарбонизации мировой экономики стала еще более актуальной после подписания Парижского соглашения в 2015 году, когда ученые-климатологи и эксперты пришли к единому мнению, что мир должен преследовать не только парижскую цель — удерживать среднюю глобальную температуру на уровне « значительно ниже 2 ° C », но цель Парижа — удержать повышение до 1.5 ° С. 2 Байден четко заявил о своем стремлении к достижению нулевых выбросов к 2050 году в соответствии с целевым показателем 1,5 ° C. Выполнение этого обязательства потребует последовательных действий исполнительной и законодательной власти и широкой мобилизации национальной воли. Легко отклонить требуемые здесь усилия как непрактичные. Но прежде чем вынести приговор, нужно спросить: «По сравнению с чем?» У нас уже есть большая часть технологий, которые нам нужны, и инновационный потенциал для создания большего; мы знаем, какие рычаги политики нам нужно задействовать; мы можем себе это позволить, и бездействие обойдется гораздо дороже.Зная все это, будем ли мы смотреть на метастазирующую угрозу и настроиться на ее преодоление или отвернемся?

А как насчет Китая? На сегодняшний день результаты Китая по переходу на чистую энергию неоднозначны. На сегодняшний день это мировой лидер в области использования солнечной и ветровой энергии. В 2019 году в Китае было продано больше электромобилей, чем во всем остальном мире вместе взятых, и 98% из 500 000 электрических автобусов в мире работают в Китае. Китайское правительство ввело в действие широкий спектр политик, способствующих этому быстрому прогрессу, и инсайдеры утверждают, что Китай стремится к будущему с использованием возобновляемых источников энергии. 3 В то же время угольная инфраструктура Китая огромна и продолжает расти. Хотя потребление угля в 2019 году снизилось в процентном отношении к первичной энергии (примерно до 58%), он по-прежнему потреблял больше угля, чем весь остальной мир вместе взятый. Более того, Китай активно развивает крупные угольные проекты как внутри страны, так и за рубежом. При нынешней мощности угольной электростанции около 1040 гигаватт (ГВт) — что примерно эквивалентно всей энергосистеме США — в Китае примерно еще 100 ГВт в стадии строительства и еще 150 ГВт на чертежной доске (представьте 1 ГВт как два полномасштабные электростанции мощностью 500 МВт). 4 Более того, исследования указывают на поддержку Китая (разработка, строительство и финансирование) более 100 ГВт угольных электростанций, строящихся по всему миру в рамках масштабной инициативы «Один пояс, один путь». 5 Замечания китайских лидеров за последний год не были обнадеживающими, в том числе призыв премьер-министра Ли Кэцяна к расширению разработки угольных ресурсов Китая на заседании Национальной энергетической комиссии в октябре 2019 года и на Всекитайском собрании народных представителей в мае 2020 года. 6

Масштабы встроенной угольной инфраструктуры Китая могут заставить поверить в то, что изменения с необходимой скоростью и масштабом просто необратимы. Но это не так. Например, два экспертных анализа за последний год показывают, что для Китая было бы технически и экономически целесообразно в значительной степени отказаться от угольной инфраструктуры к 2050 году, если они перестанут пополнять свой флот. 7 Конечно, это потребует огромных усилий, но, конечно, в этом суть.Чтобы довести глобальную энергетическую систему, которая полагается на ископаемое топливо примерно на 80% первичной энергии до нулевого уровня примерно к 2050 году, потребуется фундаментальная трансформация в скорости и масштабе, в том числе со стороны Китая, США, Европы и других стран. . 8 Никто бы даже не подумал о такой быстрой трансформации, если бы не более расслабленный путь, угрожающий серьезной угрозой нашей экономической и национальной безопасности и общему благополучию, если не полной катастрофой.

Руководству Китая в скором времени необходимо будет понять, что у Китая нет возможности сохранить и укрепить свое положение в мире, как с богатыми, так и с бедными странами, если изменение климата начнет сеять широкомасштабные разрушения, а Китай будет выделяться как страна. доминирующий загрязнитель, отказавшийся делать то, что необходимо.Если мы дойдем до этого опасного места, традиционная риторика переговоров ООН по климату — где вся вина традиционно возлагалась на развитые страны, а развивающиеся страны (перечисленные в первоначальном договоре 1992 года) считались безвредными — окажется бесполезной. В этот момент аудиторией будет весь мир, от граждан до лидеров, а не переговорщики ООН. Китаю, который к тому времени станет крупнейшей экономикой мира, негде будет спрятаться. Цитирование глав и стихов из старых климатических соглашений для оправдания неадекватных действий не сработает.

Возобновление сотрудничества в области климата

Если Байден победит на посту президента США в ноябре, его администрации нужно будет на раннем этапе послать правильные сигналы, чтобы перезагрузить сотрудничество с Китаем в области климата. Во-первых, ему необходимо будет заявить о своей решимости встретиться с Китаем посередине, чтобы остановить сползание вниз в более широких двусторонних отношениях и найти новый modus vivendi , в котором изменение климата определено в качестве ключевой области для сотрудничества. Во-вторых, ему необходимо будет разработать набор сильных политик, демонстрирующих его приверженность трансформационным изменениям.Когда было замечено, что Обама «прогуливается» дома в вопросах климата, особенно во время его второго срока, это напрямую повлияло на международное влияние. Это будет не менее верно для Байдена. Китайцы знают, что он дал большие обещания во время предвыборной кампании, и захотят посмотреть, сможет ли он их выполнить. В-третьих, Байдену нужно будет ясно дать понять, что изменение климата будет организационным принципом его стратегии национальной безопасности, а не просто проблемой, которую его команда национальной безопасности время от времени произносит на словах.

Байден, несомненно, также планирует встречу на высшем уровне с Си в свой первый год.Повестка дня их встреч будет насыщенной, но изменение климата должно быть главной темой, как для того, чтобы показать, что Байден серьезно относится к этому, так и для того, чтобы предоставить время, необходимое для содержательного обсуждения. Байден должен объяснить, насколько серьезно он относится к этой проблеме, какие цели трансформации он преследует, какие экономические и политические выгоды он видит в выборе этого пути, а также огромные беспроигрышные возможности для Соединенных Штатов и Китая, если они смогут сотрудничать друг с другом. Когда президенты Си и Обама объединили усилия в своем совместном заявлении в 2014 году, это проложило путь к Парижскому соглашению.Теперь задача еще более серьезная — выполнить обещание Парижа.

У нас есть прочная основа для построения нового и расширенного сотрудничества, начиная с Рабочей группы США и Китая по изменению климата. С нашей глобальной ориентацией на экономические преобразования, рабочая группа могла бы стать ключевым местом для обмена информацией о наших планах декарбонизации и сотрудничества в области низкоуглеродных или нулевых технологий и политики. Мы также могли бы работать вместе, чтобы возродить Форум крупнейших экономик, собираясь на уровне лидеров раз в два года и на промежуточном уровне на уровне «шерпа».И мы могли бы сотрудничать по текущим вопросам, связанным с парижским режимом.

Дополнительные инструменты

Новой администрации Байдена также потребуется задействовать более широкий набор инструментов, чтобы помочь сформировать подход Китая к чистой энергии и изменению климата. Администрация должна вести активную климатическую дипломатию, направленную на создание глобальной поддержки и стимулирование глобальных действий для быстрых и масштабных трансформационных изменений. Европа долгое время была климатическим союзником Соединенных Штатов, и теперь, когда стремление трансформировать мировую экономику занимает центральное место, наш альянс должен стать еще более тесным.Администрация Байдена также должна возродить наш традиционный климатический альянс с Канадой, Мексикой, Японией, Австралией и Новой Зеландией, а также поднять факел с ключевыми международными игроками, такими как Индия, Бразилия, Южная Африка и Индонезия. И новая администрация Байдена со своими союзниками должна работать над дипломатической инициативой, вдохновленной так называемой «Коалицией высоких амбиций» — собранием островных государств, прогрессивных латиноамериканских стран, наименее развитых стран и других, — которые сыграли свою роль. решающая роль на Парижской конференции 2015 года.Такая инициатива, помимо Рамочной конвенции ООН об изменении климата, но поддерживающая ее, может быть запущена на уровне лидеров и сосредоточена на создании политической поддержки и морального авторитета для необходимых нам трансформационных изменений.

Администрация также должна работать с Европейским союзом над структурированием мер регулирования торговли, направленных как на поддержку низкоуглеродного экспорта, так и на введение тарифов на высокоуглеродные товары, чтобы не дать странам, в которых отсутствует надлежащий контроль за выбросами углерода, получить несправедливое торговое преимущество.

Заключение

Если в ноябре победит Джо Байден, многое будет зависеть от обновления отношений между США и Китаем по вопросам климата. Сложности очевидны: напряженное состояние отношений в целом, проблемы, с которыми Байден столкнется в достижении необходимого внутреннего прогресса в области климата, и постепенное изменение, подразумеваемое в том, что Китаю нужно сделать, чтобы уложиться в этот момент.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.