Компания монополист это: Как бизнесу не нарушить антимонопольное законодательство.

Содержание

Власти США собрались раздробить Apple, Google, Facebook и Amazon на мелкие компании

, Текст: Эльяс Касми

Конгресс США обвинил Amazon, Apple, Google и Facebook в антиконкурентном поведении и организации монополий в ряде сегментов мирового рынка. Он предоставил доказательства в виде отчета на 449 листах и заявил, что эти компании необходимо разделить на более мелкие. Подобный прецедент уже есть – он произошел с оператором AT&T почти 30 лет назад.

Американские ИТ-монополисты

Компании Apple, Google, Facebook и Amazon могут быть разделены на несколько мелких фирм. Такая опасность нависла над ними после того, как Антимонопольный подкомитет Палаты представителей США (нижняя палата Конгресса США) официально признал их монополиями.

Основанием для такого заявления Конгресса послужили результаты расследования, которое подкомитет вел на протяжении 16 месяцев, начиная с июня 2019 г. Итоги этого расследования подкомитет изложил в 449-страничном докладе, подготовленном главой подкомитета

Дэвидом Сисилини (David Ciciline, демократ от штата Род-Айленд) и председателем юридического комитета Джерролдом Надлером (Jerrold Nadler, демократ от штата Нью-Йорк).

В отчете Антимонопольного подкомитета сказано, что за компаниями зафиксировано антиконкурентное поведение. Оно вредит демократии, а также мешает внедрению инноваций и негативно сказывается на широте выбора потребителей.

В нем также приведена единственная мера борьбы с компаниями, наделенными «монопольной властью». Под этим подразумевается в буквальном смысле разделение этих монополий на небольшие компании.

В качестве примера приведена ситуация с американским оператором связи AT&T, который тоже был признан монополией, но намного раньше, в 1982 г. Расследование было инициировано Министерством юстиции США в 1974 г.

и продлилось восемь лет

Разделение состоялось 1 января 1984 г., когда AT&T был разделен на AT&T Communications (предоставляет услуги междугородней связи) и целых семь региональных телефонных компаний. В результата активы компании сократились приблизительно в пять раз.

Каждая из этих компаний рискует в обозримом будущем превратиться в горстку небольших предприятий

Согласно этому отчету, при проведении расследования подкомитет опрашивал различных ученых, а также других компаний-представителей ИТ-сегмента, включая тех, которые напрямую конкурируют с Google, Apple, Amazon и Facebook. Помимо этого, они изучили более 1 млн документов о сделках этих компаний.

Подкомитет также выступил с предложением расценивать все без исключения сделки по слиянию или поглощению с участием Amazon, Apple, Google и Facebook проявлением антиконкурентного поведения.

Претензии к Apple

Антимонопольный подкомитет назвал компанию Apple монополистом в сегменте приложений для ее собственной мобильной платформы iOS. Отчет гласит, что она превратила свой магазин приложений App Store в инструмент подавления любых конкурирующих сервисов.

Одним из доказательств неконкурентного поведения Apple стала переписка основателя компании Стива Джобса (Steve Jobs), умершего в октябре 2011 г., с другими топ-менеджерами компании. Эти письма, как сообщал CNews, подкомитет опубликовал еще в конце июля 2020 г.

В частности, в своих письмах Джобс поручил подчиненным прервать (cut off) работу с Джо Хьюиттом (Joe Hewitt), главным iOS-разработчиком Facebook. Хьюитт попал в немилость ответ на свою критику и попытку оспорить решение Apple ввести в iOS новый SDK (средства для разработки) и перевести разработчиков на использование языка Objective-C.

Инвестиции в столичный финтех резко выросли после многолетнего спада

Инновации и стартапы

Помимо этого, в документе упомянута и 30-процентная комиссия, взимаемая Apple со всех разработчиков с каждой покупки их приложений или внутри этих приложений.

Эта комиссия стала поводом для нашумевшего конфликта между Apple и Epic Games, в котором также оказались замешаны Microsoft и Google.

Google тоже досталось

В лице Google подкомитет видит еще одного монополиста в сегменте веб-рекламы, плюс к этому компания контролирует рынок поисковых систем. В стремлении не допустить развития конкурентов она предустанавливала и продолжает предустанавливать на Android-устройства свои приложения (почтовый клиент Gmail, браузер Chrome и др.). Ей также приписывают слежку за конкурентами и глобальный сбор пользовательских данных о том, какими браузерами они пользуются. Эту информацию она, по версии подкомитета, использовала для выработки стратегии продвижения Chrome.

В чем виновата Facebook

Компания Facebook Марка Цукерберга (Mark Zuckerberg), по мнению Антимонопольного подкомитета, захватила рынок интернет-рекламы. Не обошлось и без упоминания Instagram, изначально обычного фотосервиса, в настоящее время являющегося одной из самых известных и популярных соцсетей.

В отчете подкомитета сказано, что Facebook купила Instagram лишь с одной целью – уничтожить конкурента, который начал демонстрировать гигантские темпы развития и прироста аудитории. Сделка по покупке Instagram состоялась в 2012 г. и обошлась Цукербергу в $1 млрд.

Обвинения в адрес Amazon

Про Amazon в отчете подкомитета сказано, что она подмяла под себя рынок онлайн-продаж и использует свой одноименный интернет-магазин для тотального контроля над продавцами. Не осталась без внимания и доля Amazon на рынке интернет-торговли – мнению исследователей, она занижена на 40% и в реальности превышает 50%. Припомнили Amazon и поглощение своих прямых конкурентов, в том числе Zappos для укрепления своей монополии. Напомним, что Zappos – это интернет-магазин по продаже одежды и обуви. Он был основан в 1999 г., а в 2009 г. он перешел в собственность Amazon.

Apple не согласна с обвинениями

Компания Apple первая отреагировала на критику в свой адрес, заявив порталу MacRumors, что в корне не согласна с выводами политиков. Она подчеркнула, что не является монополистом ни в одной из сфер, в которых представлена.

В частности, она отметила, что App Store позволяет разработчикам со всего мира не только публиковать свои приложения для iOS, но и зарабатывать на этом. Так, в компании заявили, что App Store был запущен в 2012 г., и на тот момент в нем было всего 500 программ, тогда как в настоящее время их количество исчисляется миллионами. Упомянула Apple и гигантской выручкой App Store, которая по итогам 2019 г. достигла $138 млрд. Компания подчеркнула, что значительная часть этой суммы, свыше 85% досталась не ей, а именно разработчикам.

Apple собирается опубликовать более детальный разбор отчета Антимонопольного подкомитета. Сроки его подготовки она не называет, но сообщает, что предоставит его «в скором будущем».



Свириденко: Иностранные монополии не оставляют шансов российской ИТ-отрасли. МЕРЫ

Президент Spirit Андрей Свириденко в своем докладе на экспертном совете в ФАС заявил о монополизации российского рынка ИТ-решениями американских поставщиков. Эту ситуацию, по его мнению, поддерживают отечественные интеграторы и дистрибуторы, «платя нечистоплотным чиновникам высокие откаты». Для изменения сложившегося порядка Свириденко предложил ряд мер. CNews публикует полный текст доклада.

Мировой софтверный рынок захвачен монополистами. Такие компании как Microsoft, Google, Cisco-Webex, Apple и др. — каждая занимает более 60% мирового рынка в своих продуктовых нишах, которые и крайне широки, и постоянно растут. США фактически поддерживают мировую экспансию своих технологических монополистов, а не борются с ней. Европа идет в форватере США, и только гос-регулируемый Китай пытается строить свою собственную и независимую систему национальных высокотехнологичных производителей, что совершенно необходимо для информационной безопасности и технологической независимости страны в современном информационном мире.

Как хорошо известно, с монополизмом невозможно бороться рыночными методами, наоборот, открытый рынок (включая ВТО) устроен так, что поддерживает и усиливает сложившегося монополиста. Монополизм возможно предотвратить и ограничить только грамотным госрегулированием.

Софтверный монополизм еще страшнее и сильнее чем монополизм в других областях, потому что стоимость тиражирования программных продуктов равна 0, нет минимальной стоимости производства. Это позволяет монополисту сначала распространять свой продукт бесплатно, чтобы убить всех конкурентов, а потом, когда рынок полностью захвачен, назначать на свой продукт любые цены (или условия, что иногда еще важнее денег и опаснее) в отсутствии всякой реальной альтернативы. Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловке. Мировые монополисты с большим успехом подсаживают весь мир на иглу своих бесплатных продуктов, чтобы диктовать условия, и зарабатывать десятки миллиардов долларов на смежных или связанных продуктах.

Например бесплатная открытая ОС Android для мобильных устройств уже стала мировым лидером по доле рынка, и имеет по сути единственную цель – продвигать поиск и др. продукты Google, которые приносят основной доход, на мобильные платформы, и поддерживать мировую поисковую монополию Google. То же самое с популярным бесплатным браузером Google Chrome.

Каждая из компаний Microsoft, Google, Cisco-Webex, Apple не только уже имеет крайне широкие продуктовые линейки, которые покрывают практически все реальные потребности пользователей, но и активно и постоянно расширяют свои продуктовые линейки, путем и собственных разработок, на которые тратятся миллиарды долларов, и покупки американских стартапов. Все понятные разумные продуктовые ниши уже заняты, все базовые потребности пользователей уже покрыты, продуктами иностранных монополистов. Государство, как известно, не занимается технологическими экспериментами, а покупает только известные продукты для понятных потребностей.

Удел инновационных стартапов с американским венчурным финансированием – узкие боковые ниши, тесты новых технологий, и их судьба — либо разориться в течение первых 2 лет (9 из 10), либо быть купленным мировым лидером (1 из 10), других реальных альтернатив у стартапов нет. Содержательные и систематические выходы отечественных инвесторов (exit) из инновационных стартапов без американского венчурного финансирования в данный момент не известны и даже их практическая возможность вызывает большие сомнения у экспертов.

За последние 20 лет мы не видели других хороших вариантов развития и роста для не американских стартапов по всему миру. Примеры успехов IPO Google и Facebook совершенно не применимы к стартапам в России, наоборот это примеры поддержки американскими инвесторами и государством США своих собственных монополистов. Компания Skype является редким примером европейского стартапа, который был куплен американской компанией-лидером за деньги больше обычных пары сотен миллионов долларов. А покупка перспективного технологического стартапа за $200 млн является разменной монетой для монополиста с рыночной капитализацией более $200 млрд.

Калифорния давно агрессивно и очень успешно пылесосит лучшие мозги со всего мира. Случаи покупок российских софтверных стартапов американскими технологическими лидерами за последние 20 лет практически вообще не известны. Для того чтобы получить венчурное финансирование из Силиконовой долины, основатель компании и CEO, ключевая команда фирмы-разработчика, все технологии (интеллектуальная собственность) и финансовые потоки должны находиться в Калифорнии, на расстоянии максимум 40 минут езды на машине от венчурного инвестора (это требование инвестирующих фондов). Только R&D команда может остаться в России. Привлекая венчурное финансирование, все перспективные стартапы, включая с R&D на территории России, очень быстро становятся американскими по структуре собственности.

Весь российский интернет в последние 15 лет был занят большей частью копированием иностранных продуктов и бизнес-моделей, и родил очень мало своего уникального и нового. В России за последние 20 лет мировые софтверные монополисты также захватили все командные высоты. Многочисленные отечественные системные интеграторы и дистрибьюторы зарабатывают сотни миллионов долларов, продавая нашему государству и компаниям иностранный софт, и платя нечистоплотным чиновникам высокие откаты. Объем закупок иностранных программных продуктов государственными органами и компаниями в России превышает $2 млрд в год.

Поскольку чиновники и лица, принимающие решения в крупных закупщиках, хорошо и заранее подкормлены местными партнерами лидирующих иностранных софтверных вендоров, то при возникновении конкурентного российского вендора, который всегда существенно меньше по размеру и обороту, чем мировой монополист, его отсекают от конкурса еще на этапе составления технических требований, на основе якобы недостаточного функционала отечественного продукта.


Андрей Свириденко считает, что иностранные монополии не оставляют шансов на развитие российской ИТ-отрасли

Таким образом, до ценовой конкуренции в конкурсе по ФЗ-94 дело не доходит, и закупается существенно более дорогой иностранный продукт с брендом, ведь откаты на нем существенно выше, и к имени мирового лидера и к широкому функционалу продукта претензий нет. Так убивается отечественный производитель, путем отстранения его от финансовых потоков госзакупок, путем недопущения к конкурсам. При этом избыточный продуктовый функционал мирового монополиста по существенно более высокой цене часто реально не нужен заказчику (как известно 80% потребностей покрывается 20% функционала), а используется только для отсечения потенциальных конкурентов с более низкой ценой, для получения более высоких откатов заинтересованными коррумпированными покупателями.

Отечественные софтверные продуктовые компании, с оборотом как правило менее $100 млн (отечественных разработчиков с большим оборотом можно посчитать по пальцам одной руки), просто не могут конкурировать по широте продуктового функционала с мировыми монополистами с оборотом более $30 ммлрд каждый. Не получая даже возможности участвовать в тендерах, отечественные софтверные производители не получают денег, и не имеют шансов догнать мировых монополистов по функционалу, даже на рынке собственной страны.

20 лет назад многие отечественные софтверные компании стали экспортерами, не от хорошей жизни, а только потому, что другого спроса (внутри страны) на наши продукты и услуги не было. Но 5 лет назад ценовое преимущество российских программистов было утеряно. Сегодня ЗП разработчиков продолжают стремительно расти, давно обогнали ЗП индусов и китайцев, и сегодня находятся на уровне оплаты европейских программистов. Число квалифицированных разработчиков уменьшается в связи с ухудшением демографической ситуации в стране и падением престижа технических профессий. Молодежь видит для себя теплые места сотрудников крупных и госкомпний, а не отечественных технологических инноваторов.

Как Kia применяет искусственный интеллект

Искусственный интеллект

Сегодня новые отечественные фирмы-разработчики просто не имеют шансов быстро и успешно экспортировать свои продукты и услуги, для этого у них нет ни денег, ни опыта международных продаж и маркетинга. Практически все инвестфонды, которые предлагают отечественным стартапам smart-money и опыт – это деньги иностранных инвесторов, которые просто скупают российские таланты на корню, т.е. по самой низкой цене.

К тому моменту как отечественный разработчик потратил $10 млн и 3 года на создание нового продукта, мировой монополист уже потратил на аналогичный продукт-конкурент более $100 млн, или купил за пару сотен миллионов долларов американский стартап, который делал такую передовую технологию.

В результате есть всего несколько отечественных софтверных продуктовых компаний, которые добились содержательного успеха в экспорте на внешние рынки, потому что эти компании всегда работали в нишах, где Microsoft не работал, и все были созданы 20 лет назад с использованием ценового и технологического преимущества отечественных программистов, которое сегодня исчезло. Новые сильные технологические софтверные компании в России в последние 10 лет практически не возникали. Всего несколько отечественных продуктовых компаний, которые добились содержательного успеха в доле внутреннего рынка, возникли более 12 лет назад, когда Google не был монополистом, точнее Google тогда еще вообще не существовал как компания.

Без вмешательства регулятора, государства, мировой монополизм (в России, в госсекторе) победить чисто рыночными методами невозможно, и российские софтверные компании, несмотря на хорошую систему образования, институты развития, налоговые льготы, гранты от фондов, и др. будут обречены быть на дальней периферии технологических рынков и продуктов, даже в госсекторе, даже в своей собственной стране.

Институты развития, венчурные инвесторы, система грантов и фондов необходима, но не достаточна, потому что эти важные инструменты не создают спрос на инновационный программный продукт внутри страны.

Только государство может создать спрос на конкурентные отечественные программные продукты.

И гостраты внутри страны как известно являются самым главный драйвером роста экономики России.

Предложения по борьбе с монополизмом в госсекторе в РФ

1. Разработать точный механизм реального (а не на бумаге) участия в госзакупках конкурентных отечественных софтверных компаний. Например, потребовать, чтобы в любом госконкурсе на закупку софта участвовал как минимум 1 отечественный производитель, при условии, что в данной продуктовой нише конкурентные отечественные производители есть (центры софтверной экспертизы в России есть далеко не во всех продуктовых нишах, и делать отечественный аналог ОС Windows или Word просто не имеет смысла). Министерство или другой госорган м.б. держателем реестра конкурентных отечественных производителей и их продуктовых ниш, по аналогии с аккредитацией производителей ПО для получения налоговых льгот.

2. Разработать точный механизм принуждения к обязательному экспорту для отечественных софтверных компаний с оборотом более $ХХХ млн и долей рынка в своей продуктовой нише в России более ХХ% и долей госклиентов в обороте компании более ХХ%, которые ранее получали поддержку при госзакупках.

3. Отечественным софтверным ассоциациям активно поддержать своими конкретными действиями решение Владимира Путина от 17.02.2012 (протокол ВП-П10-4пр, пункт 4) обязать все органы госвласти вести публичную статистику доли закупок отечественного и иностранного софта, и помочь ответственным министерствам (Минэкономразвития, Минкомсвязи и Минфин) активно работать над его быстрым и практичным введением в действие уже в 2012 г.



«Сейчас их четырнадцать, останется восемь» – Газета Коммерсантъ № 56 (6536) от 01.04.2019

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) доработала и внесла в правительство обсуждавшийся более пяти лет законопроект, меняющий определение и регулирование госмонополий, которые власти считают естественными. В интервью “Ъ” заместитель главы ФАС Сергей Пузыревский рассказал, какие сферы лишатся этого статуса и почему это произойдет.

— Почему служба считает необходимым упразднить закон «О естественных монополиях»?

— Еще лет пять назад руководитель ФАС Игорь Артемьев указывал, что этот закон устарел и сдерживает развитие современной рыночной экономики. Мы предлагаем признать этот закон, принятый еще в 1995 году, утратившим силу. Положения, которые определяют понятие сферы естественной монополии и требования к субъектам естественной монополии, надо перенести в закон «О защите конкуренции», а вопросы ценового регулирования — в закон «Об основах регулирования тарифов». В итоге мы получим комплексную конструкцию регулирования этой системы, где закон о естественных монополиях является лишним.

Действующее сейчас определение естественных монополий позволяет, на мой взгляд, достаточно безгранично расширять круг сфер, которые можно относить к естественным монополиям. В нем есть определение раскрытия информации, общее положение о контроле, о согласовании сделок — по сути, это все. Естественная монополия сейчас имеет два метода регулирования. Первый — это ценовое регулирование, когда она устанавливает цену, второй — метод определения круга потребителей, которые подлежат обеспечению в приоритетном порядке в определенных сферах. Например, это больницы, стратегические объекты, которым нельзя отключать электричество.

Главный принцип, который декларируется в действующем законе, состоит в том, что запрещается сдерживать переход из естественного монопольного состояния в состояние конкуренции. Но на деле этот принцип не реализуется. Когда мы анализируем ситуацию на товарных рынках, то видим, что во многих сферах конкуренция развивается, однако закон все равно называет субъекты, которых, к примеру, на рынке пять, субъектами естественных монополий. Возникает экономический нонсенс.

— Такая ситуация фактически сложилась в портах.

— Именно. Мы видим, что в порту работают пять компаний-стивидоров, каждая из них является субъектом естественной монополии. Все понимают, что это неправда, но закон говорит, что это так. Когда выносится судебное решение в отношении одной компании, что она является субъектом естественной монополии, никаких вопросов нет. Но не в случае, когда их там пять. Поэтому сдерживающим фактором развития конкуренции выступает сам закон о естественных монополиях. Он блокирует возможность развития конкурентных рынков.

— Что предлагает ФАС?

— В нашем законопроекте дается новое определение естественной монополии, которым мы хотим закрыть возможность произвольного расширения сфер. Это состояние товарного рынка, при котором создание конкурентных условий для удовлетворения спроса на определенный вид услуг невозможно или экономически нецелесообразно в силу технологических особенностей производства предоставления этой услуги. То есть если вы оказываете услугу с использованием сетевого актива, то вы естественная монополия. В определении закладывается технологический фактор наличия сетевой инфраструктуры, с помощью которой оказывается услуга, он становится, по сути, главным.

Закон перечисляет такие сетевые активы: инфраструктура железнодорожного транспорта общего пользования, объекты электросетевого хозяйства, система магистральных нефтепроводов, нефтепродуктопроводов, система магистральных газораспределительных трубопроводов, сети сооружения связи, объекты теплосетевого хозяйства, система централизованного газоснабжения и водоотвода — и все, на этом ставим точку.

С новым определением в статусе естественных монополий остаются только инфраструктурные сферы: передача нефти и нефтепродуктов, газа по трубопроводам, железнодорожные пути, вокзалы и так далее. Также остаются услуги общедоступной электросвязи, передача электроэнергии, теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение.

— На сколько сократится количество сфер естественных монополий?

— Сейчас их четырнадцать, останется восемь. Важен еще один фактор: даже наличие инфраструктуры не может являться основанием для отнесения к естественной монополии — при возможности оказания услуги иным способом, при взаимозаменяемости этой инфраструктуры. Например, проводная электросвязь. Сейчас стационарный телефон конкурирует с мобильной связью. Поэтому есть все основания сказать, что услуга связи является конкурентной и даже наличие инфраструктуры не основание, чтобы МГТС и «Ростелеком» оставались в сферах естественных монополий. Например, «Почта России» и «Атомфлот» перестанут быть естественными монополиями.

— В каких сферах будет сокращение?

— Порты, аэропорты, внутренние водные пути, ледовая проводка, захоронение радиоактивных отходов, услуги почтовой связи.

— Как будут регулироваться организации, потерявшие статус естественной монополии?

— Регуляторика, которая предусмотрена законом о естественных монополиях, прекращается, но автоматически ценовое регулирование сохраняется по правилам, которые действовали на момент вступления в силу закона до момента принятия нового решения правительства. То есть для сфер, потерявших статус естественных монополий, при отсутствии конкуренции будут работать те же самые правила, что и сейчас.

То есть у правительства появляется опция дерегулировать монополию в зависимости от того, какая там ситуация. Развивается конкуренция на рынке, значит, принимается решение о полном дерегулировании. Если в отдельных регионах есть конкуренция, а в других нет, правительство, соответственно, определит порядок введения и прекращения ценового регулирования. При этом компании не должны забывать, что у нас есть антимонопольный закон — установить монопольно высокую цену у них не получится.

Новый закон дает нам возможность сохранить правило недискриминационного доступа к услугам монополии. Кроме того, сделки при приобретении непрофильных активов уже не нужно будет согласовывать, действуют только общие правила экономконцентрации по антимонопольному законодательству. Если частный инвестор, то 223-ФЗ об особенностях закупок товаров не применяется. В целом это означает, что снижение регуляторной нагрузки на эти сферы потенциально является основанием для того, чтобы повысить их инвестиционную привлекательность. Появится больше возможностей для развития предпринимательской инициативы и прихода туда частных инвесторов. Это стратегическая задача.

— Сколько сейчас субъектов в реестре естественных монополий? Зачем он нужен и будет ли сохранен?

— Реестр субъектов естественных монополий, в котором сейчас 5854 организации,— это информационный ресурс. На него можно зайти и посмотреть, кто относится, а кто не относится к естественным монополиям. Ни сейчас, ни в нашем законопроекте у реестра нет большого правового значения. Но он удобен, например, для потребителей или для судей, когда рассматриваются дела в отношении естественных монополий. Мы дискутируем, нужен реестр или нет. Наверное, сохранить его нужно, но уточнив статус.

— Как вы оцениваете, когда реально сферы после дерегулирования станут рыночными?

— Это зависит от экономической ситуации, от того, насколько будет развиваться конкуренция — например, в тех же портах. Я думаю, что уже через два-три года в этой сфере мы увидим увеличение динамики развития конкуренции. В аэропортах — в зависимости от региона. Где-то развитие транспортной составляющей приведет к тому, что в крупных городах или в регионах, где большая плотность населения, конкуренция будет развиваться быстрее.

— Сами естественные монополии и менеджеры готовы к дерегулированию?

— Им нужно быть готовым к этому. Мы живем в рыночной экономике. Если мы будем за каждого принимать все рыночные решения, то у нас рыночной экономики не будет. Цифра госучастия в экономике в 70%, которую озвучивают многие эксперты и которую мы отразили в нашем докладе о состоянии конкуренции, выглядит устрашающе. Многие компании хотят скорейшего принятия нового закона и ждут его. Есть те, кто не понимает, что произойдет, просто против него. Потому что любое изменение для них — это неопределенность. Впрочем, после серии дискуссий они уже понимают, в какой системе координат находятся, и их наш законопроект устраивает.

— Разногласия с ведомствами по законопроекту сняты?

— С Минэкономики по этому тексту мы в консенсусе. С нашими коллегами из других федеральных органов власти определенные разногласия были урегулированы при доработке законопроекта, в том числе и в правительстве.

— В каком сейчас статусе законопроект?

— По итогам совещаний мы его усовершенствовали и направили в правительство.

— Когда закон вступит в силу?

— Реформа достаточно серьезная, дискуссия непростая, много раз мы обсуждали, в том числе в правительстве, основные концептуальные вопросы и положения. Мы надеемся, что закон будет принят до конца 2019 года, вступит в силу через полгода. Рассчитываем, что с середины 2020 года он заработает.

Интервью взяла Дарья Николаева


Почему монополии выгодны обществу?! — Маркетинг на vc.ru

Тренд современной экономики — процесс глобализации: растут и без того крупные города, миллиардные компании уходят в недосягаемый отрыв от своих конкурентов, в большинстве развитых рынков до 90% всего оборота приходится лишь на несколько игроков, а на долю лишь 1% населения приходится 82% всех мировых богатств.

{«id»:45512,»url»:»https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu»,»title»:»\u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0438 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0434\u043d\u044b \u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u0443?!»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu&title=\u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0438 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0434\u043d\u044b \u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u0443?!»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu&text=\u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0438 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0434\u043d\u044b \u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u0443?!»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu&text=\u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0438 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0434\u043d\u044b \u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u0443?!»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st. shareUrl=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041f\u043e\u0447\u0435\u043c\u0443 \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0438 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0434\u043d\u044b \u043e\u0431\u0449\u0435\u0441\u0442\u0432\u0443?!&body=https:\/\/vc.ru\/marketing\/45512-pochemu-monopolii-vygodny-obshchestvu»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

8541 просмотров

Так, уже никто в мире не представляет рынок напитков без продукции Coca-Cola и PepsiCo, ритейл без Walmart и Amazon, поисковые сервисы без Google и Yandex (в России), а компьютеры без Microsoft.

Как это происходит, и почему монополии могут быть выгодны конечному потребителю?

Этап 1: Запустить маховик

На первом этапе команда энтузиастов (с пониженной чувствительностью к рискам и стремлением изменить мир) выбирает ещё не сформировавшийся рынок и предлагает ему новую бизнес-модель и конкурентоспособное предложение. И если команда сделала всё правильно, компания начинает зарабатывать первую прибыль, показывать динамику роста выше средней по отрасли, и все свои ресурсы она инвестирует в дальнейшее развитие.

Есть семь основных направлений, в которые компании инвестируют для завоевания рынка и формирования неотыгрываемых преимуществ:

  • Качество продукта
  • Уровень сервиса
  • Команда
  • Эффективность продаж
  • Узнаваемость и лояльность к бренду
  • Системы управления
  • Автоматизация и работа с издержками

Что происходит дальше: итак конкурентоспособный продукт благодаря новым инвестициям начинает приобретать ещё больше положительных характеристик. Это даёт клиентам ещё больше стимулов приобретать этот продукт и рекомендовать его своим знакомым. Сверхприбыль компания инвестирует в развитие клиентского сервиса. Это резко повышает удовлетворенность клиентов, конверсию в продажи, длину жизненного цикла клиента в компании, готовность их к рекомендациям, что сильно повышает рентабельность маркетинга. Рост продаж открывает возможности для получения оптовых скидок и выгодных условий оплаты от поставщиков и других подрядчиков и партнёров. Всё это благотворно влияет на себестоимость продукта, поэтому компания может позволить себе снижать ценообразование для клиента, сохраняя целевой уровень маржинальности, что также приводит к ещё большему росту продаж, особенно на рынках с высокой эластичностью спроса по цене.

Наличие качественного продукта, успешной бизнес-модели и стабильно растущих финансовых результатов позволяет компании привлекать в команду сильных управленцев, маркетологов, проект-менеджеров и других узких специалистов, а также инвестировать в их обучение и развитие. Сильная, обученная, организованная и мотивированная команда на совершенно ином уровне работает над созданием и развитием продуктов компании, формирует более эффективные системы управления, более прогнозируемые системы продаж, значительно повышает отдачу на любой вложенный в систему рубль. Дополнительные доходы команда инвестирует в автоматизацию, что приводит к резкому сокращению издержек по основным операциям, более прогнозируемым результатам на всех уровнях и кратному росту производительности всей системы. Параллельно с этим компания инвестирует в узнаваемость и лояльность к бренду, и в результате 9 из 10 клиентов при выборе продукта интересуется предложением этой компании, а лучшие кадры включают компанию в список рассматриваемых при выборе работодателя; снижается процент отказников и текучесть персонала.

Маховик запущен. Бизнес и дальше повторяет цикл реинвестиций, постоянно повышает качество продукта и сервиса для клиента, эффективность продаж и систем управления, силу и компетентность команды, узнаваемость бренда и требования к автоматизации и работе с издержками.

Этап 2: Масштабировать успех

Итак, компания является лидером отрасли на локальном рынке, бизнес-модель показала свою эффективность: клиент получает продукт высокого качества с уникальными характеристиками и преимуществами, превосходный и своевременный сервис, и всё это по очень доступной цене в соотношении “цена/качество”. Все в выигрыше.

При этом уже отлажены основные бизнес-процессы, накоплены активы, команда квалифицирована и “заряжена”, поэтому руководство объявляет о старте географической экспансии. И если рынок в новых регионах также можно охарактеризовать как развивающийся, а не сформированный, и в нём отсутствуют крупные игроки (доля трёх лидеров меньше 45%), — то компания с её успешной бизнес-моделью в очень короткие сроки повторяет успех и выходит в лидеры в каждом новом регионе.

Каждый новый рынок — это уникальная конкурентная среда, уникальные кейсы и сложности. Система одновременно учится сразу на десятках разных рынков, получая колоссальный опыт решения уникальных задач. Так компания ещё быстрее развивает конкурентоспособность продукта и бизнес-модели, и каждый новый успешный опыт, полученный в регионах, компания масштабирует сразу по всей сети, тем самым резко увеличивая скорость обновления и развития.

При этом компания продолжает свои циклы реинвестиций. Более того, из-за роста маржинальности доля инвестиционного бюджета в структуре издержек растёт, что только увеличивает темпы развития компании и вероятность её успеха в будущем.

Этап 3: Уйти в отрыв

Большая федеральная сеть формирует в умах клиента совершенно иное отношение к бренду. Это уже не местная компания “на коленках”, а масштабный бренд, которому можно доверять. Это просто две принципиально разные категории компаний для клиента и партнёров. Это как “Премьер лига” — она не для всех, но все туда хотят.

Благодаря эффекту масштаба, большим финансовым резервам, особым условиям с партнёрами и доступу к органам власти, компания имеет возможность создавать уникальные торговые предложения для клиентов, которые просто недоступны компаниям из нижней и средней лиги. Для этого они используют четыре драйвера:

1 драйвер: концентрация ресурсов

Например, за счёт объёма накопленной аналитики, понимания клиентов и наличия финансовых фондов, компания может брать на себя огромные риски и давать клиентам различные гарантийные программы. Либо за счёт огромных оборотов и рычага влияния, компания может зайти в крупные кобренды с партнёрами и предложить совместный продукт, поделив издержки, но приумножив преимущества для клиента в части цены, качества, сервиса или условий приобретения. Не говоря уже про комплексные клиентские программы лояльности, которые создают полноценную инфраструктуру потребления с существенной финансовой выгодой для клиента и участников партнёрства.

2 драйвер: технологический рывок

Имея в распоряжении огромные инвестиционные бюджеты, компания может интегрировать дорогостоящие технологические разработки в свою бизнес-модель. Это может быть новейшая установка для производства, в результате которой в разы сокращается процент брака, что увеличивает качество продукта и снижает издержки на отбраковку. Или технологии искусственного интеллекта (ИИ), которые позволяют компаниям глубже понимать клиента, создавать для него очень сложные персонифицированные продукты, решения и подходы и совершенствовать его опыт взаимодействия с брендом.

3 драйвер: возможность ошибаться

Компании-лидеры не могут положиться на опыт конкурентов, просто копируя их разработки. Это, скорее, удел средних и нижних категорий — взять уже апробированное лучшее и реализовать у себя. Компании-лидеру, чтобы поддерживать темпы развития, необходимо постоянно внедрять инновации в свои решения, которых рынок ещё не встречал. А это зона высокой неопределенности и полного отсутствия гарантий на успех. Поэтому компании приходится тестировать большое количество разработок, отдавая себе отчёт в том, что успешными будет лишь какая-то часть. Но за счёт абсолютной новизны, эти разработки обеспечивают сверхдобавленную ценность для клиента, создают уникальные свойства продукта, двигают компанию и отрасль вперёд. Поэтому профит от их внедрения с лихвой перекрывает все издержки на провальные разработки.

4 драйвер: скупка компетенций

Конкуренция — двигатель инновации и экономики в целом. Поэтому в условиях свободного рынка могут появляться и другие успешные стартапы и продукты. Одна из практик — это не попытка бороться и конкурировать с развивающимся стартапом, а вместо этого договориться с ним о слиянии или покупке технологии. И тогда с помощью размеров бизнеса, эта технология может в кратчайшие сроки масштабироваться и сразу приносить пользу огромной массе потребителей по всей сети. А это принесёт профит компании и сократит издержки на преодоление конкуренции.

К этой категории относится, когда компания перекупает и забирает себе в штат лучшие умы, которые разрабатывали действительно сильные и конкурентоспособные предложения в других компаниях. И теперь эти умы работают на благо куда более широкого объема потребителей.

Деньги к деньгам — выгода к потребителю

Что мы имеем. .. Клиент получает действительно хорошее предложение, с целым рядом уникальных характеристик, которые постоянно развиваются, адаптируясь под растущие и изменяющиеся потребности рынка. Предложение дополняет высокий уровень сервиса, удобства каналов и способов приобретения, качество консультирования, послепродажное обслуживание, программа лояльности и различные гарантии на все случаи жизни. И всё это по разумной цене, которая устраивает рынок по соотношению “цена/качество”.

При этом устойчивость модели обеспечивает далеко не сам продукт, — его достаточно легко скопировать. Можно даже постараться воспроизвести сервис и вложиться в известность бренда. Но что действительно сложно скопировать, — так это силу и качество команды, корпоративный дух, навыки и компетенции тех, кто работает над созданием продукта, кто формирует сервис, кто совершает продажи и представляет компанию при работе с партнёрами и властью. Сложно скопировать модели управления, подходы к мотивации, личные качества руководителей компании и их способность зарядить команду на свершения, и почти невозможно воспроизвести весь путь и накопленный опыт компании, а также годами выстроенные отношения с клиентами.

Поэтому клиенты “голосуют рублём” за продукты этой компании, а её прибыль и успех — лишь отражение потребности клиентов в её предложении. А это выгодно всем: и клиентам, и владельцам бизнеса, и партнёрам, и даже государству и обществу в целом.

Демократы из Конгресса США назвали Apple, Facebook, Google и Amazon монополистами и предложили их разделить Статьи редакции

Главное из 450-страничного расследования подкомитета Конгресса США.

{«id»:164893,»url»:»https:\/\/vc.ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit»,»title»:»\u0414\u0435\u043c\u043e\u043a\u0440\u0430\u0442\u044b \u0438\u0437 \u041a\u043e\u043d\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u0430 \u0421\u0428\u0410 \u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043b\u0438 Apple, Facebook, Google \u0438 Amazon \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0441\u0442\u0430\u043c\u0438 \u0438 \u043f\u0440\u0435\u0434\u043b\u043e\u0436\u0438\u043b\u0438 \u0438\u0445 \u0440\u0430\u0437\u0434\u0435\u043b\u0438\u0442\u044c»,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit&title=\u0414\u0435\u043c\u043e\u043a\u0440\u0430\u0442\u044b \u0438\u0437 \u041a\u043e\u043d\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u0430 \u0421\u0428\u0410 \u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043b\u0438 Apple, Facebook, Google \u0438 Amazon \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0441\u0442\u0430\u043c\u0438 \u0438 \u043f\u0440\u0435\u0434\u043b\u043e\u0436\u0438\u043b\u0438 \u0438\u0445 \u0440\u0430\u0437\u0434\u0435\u043b\u0438\u0442\u044c»,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit&text=\u0414\u0435\u043c\u043e\u043a\u0440\u0430\u0442\u044b \u0438\u0437 \u041a\u043e\u043d\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u0430 \u0421\u0428\u0410 \u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043b\u0438 Apple, Facebook, Google \u0438 Amazon \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0441\u0442\u0430\u043c\u0438 \u0438 \u043f\u0440\u0435\u0434\u043b\u043e\u0436\u0438\u043b\u0438 \u0438\u0445 \u0440\u0430\u0437\u0434\u0435\u043b\u0438\u0442\u044c»,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc. ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit&text=\u0414\u0435\u043c\u043e\u043a\u0440\u0430\u0442\u044b \u0438\u0437 \u041a\u043e\u043d\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u0430 \u0421\u0428\u0410 \u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043b\u0438 Apple, Facebook, Google \u0438 Amazon \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0441\u0442\u0430\u043c\u0438 \u0438 \u043f\u0440\u0435\u0434\u043b\u043e\u0436\u0438\u043b\u0438 \u0438\u0445 \u0440\u0430\u0437\u0434\u0435\u043b\u0438\u0442\u044c»,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0414\u0435\u043c\u043e\u043a\u0440\u0430\u0442\u044b \u0438\u0437 \u041a\u043e\u043d\u0433\u0440\u0435\u0441\u0441\u0430 \u0421\u0428\u0410 \u043d\u0430\u0437\u0432\u0430\u043b\u0438 Apple, Facebook, Google \u0438 Amazon \u043c\u043e\u043d\u043e\u043f\u043e\u043b\u0438\u0441\u0442\u0430\u043c\u0438 \u0438 \u043f\u0440\u0435\u0434\u043b\u043e\u0436\u0438\u043b\u0438 \u0438\u0445 \u0440\u0430\u0437\u0434\u0435\u043b\u0438\u0442\u044c&body=https:\/\/vc.ru\/story\/164893-demokraty-iz-kongressa-ssha-nazvali-apple-facebook-google-i-amazon-monopolistami-i-predlozhili-ih-razdelit»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

16 789 просмотров

Кадр со слушаний глав Amazon, Google, Facebook и Apple в Конгрессе Axios

6 октября судебный подкомитет по антимонопольному праву опубликовал результаты 16-месячного расследования действий Facebook, Google, Apple и Amazon, сформированные демократической партией США.

Авторы выслушали 38 свидетелей, провели более 240 интервью с участниками рынка и изучили 1,2 млн документов и сообщений, говорится в докладе.

Согласно отчёту, корпорации использовали антиконкурентные методы и злоупотребляли положением, чтобы укрепиться и доминировать в своей сфере рынка. Подкомитет считает, что нужно изменить антимонопольное законодательство. Это позволит сдержать корпорации и изменить их работу.

Демократическая партия предлагает структурно разделить компании на несколько компаний поменьше или ограничить их возможности на рынке. К примеру, считать любые их сделки по слиянию-поглощению антиконкурентными. Республиканская партия не согласна с требованиями демократов.

В чём обвиняют корпорации

Компании злоупотребляют властью:

  • Навязывают неконкурентоспособные условия для клиентов и партнёров.
  • Неконтролируемо собирают данные.
  • Завышают сборы и цены.
  • Пишут правила рынка, на котором доминируют, но сами действуют вне рамок.

Вместе с тем, из-за слабой конкуренции, монополисты хуже защищают данные пользователей и снижают качество услуг. Комитет считает, что инвесторы реже помогают конкурентоспособным стартапам, поскольку их всё равно поглотят корпорации.

Facebook — монополия на рынке соцсетей и онлайн-рекламы

Компания действует по шаблону «копировать, покупать и убивать» в отношении к любому потенциальному конкуренту, какими были WhatsApp и Instagram, утверждают авторы отчёта.

Качество Facebook упало из-за отсутствия конкуренции, от этого пострадали конфиденциальность пользователей и надёжность информации. За последние годы Facebook поглотила около 100 стартапов, но всерьёз регуляторы рассматривали только миллиардную сделку с Instagram.

По мнению подкомитета, быстрый рост Instagram мог превратить соцсеть в серьёзного соперника Facebook. Это испугало Цукерберга, и он купил сервис.

В 2019 году сотрудники Facebook подготовили документы, где описали позиционирование Instagram таким образом, чтобы не создавать внутреннюю конкуренцию Facebook.

Facebook же заявляет, что без поглощения Instagram не был бы таким успешным, как сейчас, но проверить это утверждение нельзя.

Amazon — монополия в онлайн-торговле

У ритейлера монопольная власть над большинством сторонних продавцов и поставщиков, утверждается в отчёте. Публично компания называет сторонних продавцов партнёрами, благодаря которым растёт сама платформа. Но в собственных документах Amazon описывает их как «внутренних конкурентов».

Amazon играет двойную роль — и владельца торговой площадки, и продавца на ней, что «неизбежно создаёт конфликт интересов». Компания использует данные о продажах и продавцах на своей площадке, чтобы успешнее конкурировать с ними.

Также авторы доклада утверждают, что Amazon добилась монополии благодаря покупке или разорению конкурентов вроде продавца памперсов Diapers, Zappos, и смежных компаний, чтобы разнообразить знания о клиентах и сократить отставание от продавцов. Например, в 2010 году Amazon намеренно демпинговала, чтобы разорить Diapers и купить её.

В докладе говорится, что доля Amazon на рынке онлайн-ритейла США «вероятно, занижена»: она составляет 40%, но по «более достоверным» оценкам составляет 50% и выше.

Apple — монополия на iOS-устройствах

По мнению демократической партии, Apple обладает монополией на рынке программ для iOS-устройств. Мобильная экосистема Apple хоть и принесла «значительную пользу» покупателям и разработчикам приложений, но корпорация использует власть над ОС и App Store для усложнения конкуренции и исключения из выдачи сервисов конкурентов.

Также Apple использует влияние на рынке (больше половины смартфонов в США — iPhone), чтобы присваивать конфиденциальную информацию, имеющую отношение к конкурентам, и взимать с разработчиков приложений высокие сборы, вынуждающие повышать цены в App Store. Таким образом, цены на сервисы Apple выглядят доступнее на фоне цен конкурентов.

В отсутствие конкуренции монопольная власть Apple над ПО на iOS-устройствах вредит конкурентам, снижает качество приложений и замедляет развитие инноваций среди разработчиков. Также это приводит к повышению цен и сокращению выбора для потребителей

Из отчёта антимонопольного комитета

Google — монополист на рынке поиска и поисковой рекламы

Доминирование Google представлено «экосистемой взаимосвязанных монополий»: в отчёте утверждается, что компания объединяет пользовательские данные со всех доступных ей сервисов и таким образом укрепляет своё положение.

Согласно внутренним документам Google, её сотрудники заявляли о «практически идеальной аналитике рынка» благодаря масштабу компании, объёму и отслеживанию данных в реальном времени.

В некоторых случаях Google разрабатывала специальное ПО, чтобы отслеживать потенциальных или действующих конкурентов.

Отчёт утверждает, что Google использует «антиконкурентные контракты», чтобы сохранить монополию в поиске. От производителей смартфонов требуют установить приложения Google по умолчанию, что вредит конкурентам на рынке поиска и приложений.

Также Google обвиняют во влиянии на поисковую выдачу и «стирании различий между платной рекламой и обычными результатами поиска».

Многие участники рынка сравнивают Google с привратником, который вымогает у клиентов деньги за доступ к критически важному каналу распространения информации, даже если поисковая выдача показывает пользователям менее релевантные результаты.

Из отчёта антимонопольного комитета

Что предлагают сделать с корпорациями

Демократы предлагают радикальные изменения в антимонопольном законодательстве:

  • Ввести структурное разделение и запретить доминирующим платформам доступ к смежным направлениям бизнеса. Это означает принудительное разделение технологических компаний или создание отдельных бизнес-структур вне материнской компании. Например, Google могут вынудить отделить YouTube, Facebook — Instagram и WhatsApp. Нечто похожее случилось в 1930-х годах, когда коммерческие банки отделили от инвестиционных.
  • Антимонопольные органы смогут считать антиконкурентными покупки и слияния, связанные с монополистами, если стороны не докажут обратное.
  • Компаниям запретят отдавать предпочтение собственным услугам и заставят предлагать «равные условия для одинаковых продуктов и услуг».
  • Сделать услуги монополистов совместимыми с сервисами и услугами конкурентов и разрешить пользователям переносить данные между ними.
  • Исправить «проблемные прецеденты» в антимонопольной практике.
  • Федеральная торговая комиссия будет регулярно собирать данные о размере компаний.
  • Увеличить бюджет этой комиссии и антимонопольного отдела Минюста США.
  • Отменить положение о принудительном арбитраже и ограничения на коллективные иски.

Республиканская партия лишь частично согласна с предложениями демократов. Структурное разделение корпораций она считает чрезмерным требованием.

Республиканцы уверены, что ИТ-компании получили большую силу и влияние, но не хотят менять антимонопольное законодательство, чтобы их разрушить. Партия отказалась подписывать отчёт и предложила два своих в качестве альтернативы.

В чём партии всё же согласны:

  • Предоставить антимонопольным органам больше влияния.
  • Потребовать от ИТ-корпораций возможность переносить данные между платформами.
  • Ужесточить стандарты сделок по слиянию и поглощению: придётся доказать, что слияние не повредит общей конкуренции на рынке.

Как отреагировали компании и что будет дальше

  • Apple «категорически» не согласна с докладом: компания доказывает, что у неё нет доминирующей доли рынка в своих сферах бизнеса. Комиссии App Store соответствуют сборам других площадок. Сам же магазин позволил открыть новые рынки, услуги и продукты, которые «невозможно было представить десять лет назад», утверждают представители.
  • Google считает, что честно конкурирует в быстро развивающейся и конкурентной отрасли. Компания не согласна с отчётом, так как в нём «устаревшие и неточные утверждения о конкуренции в поиске и других сервисах».

Тем не менее представитель Google заявил, что поддерживает работу по уточнению некоторых законов, в частности, о переносе данных между сервисами и общей совместимостью.

  • Amazon посчитала рекомендации комитета ошибочными. Они могут навредить в первую очередь малому бизнесу и потребителям: «Все крупные организации привлекают внимание регуляторов. Но крупные компании — не доминирующие по определению, и предположение, что их успех связан только с антимонопольным поведением, просто неверен».

«Ошибочное мышление» конгресса лишит миллионов независимых продавцов одного из самых быстрых и наиболее прибыльных способов взаимодействия с покупателями» и лишь снизят конкуренцию, утверждают представители Amazon.

  • Facebook также считает, что продолжает конкурировать с целым спектром сервисов, которыми пользуются миллиарды человек. Покупки же — это часть отрасли и лишь один из способов внедрения новых технологий, чтобы приносить больше пользы, утверждают в компании.

«Instagram и WhatsApp смогли добиться успеха потому, что Facebook вложила в них миллиарды, а высокая конкуренция существовала как во время сделок, так и сейчас, и регуляторы не нашли причин для отмены сделок во время их проверки», — считают представители соцсети.

Комитет планирует приступить к рассмотрению и принятию отчёта после перерыва в работе Конгресса и ноябрьских выборов президента США. Учитывая, что партии расходятся во мнениях, какими будут изменения и будут ли они — неизвестно.

МОНОПОЛИСТ – Финансовая энциклопедия

Что такое МОНОПОЛИСТ?

Монополист – это физическое лицо, группа или компания, контролирующая весь рынок определенного товара или услуги. Монополист, вероятно, также верит в политику, благоприятствующую монополиям, поскольку она дает им большую власть. У монополиста мало стимулов для улучшения своего продукта, потому что у клиентов нет альтернативы. Вместо этого их мотивация сосредоточена на защите монополии.

Ключевые моменты

  • Под монополистом понимается физическое лицо, группа или компания, которая доминирует и контролирует рынок определенного товара или услуги.
  • Отсутствие конкуренции и товаров или услуг-заменителей означает, что монополист обладает достаточной властью на рынке, чтобы устанавливать высокие цены.
  • Хотя быть единственным или доминирующим игроком в секторе само по себе не является незаконным, оно может повлечь за собой правительственные санкции, если поведение монополиста начнет резко ограничивать свободный рынок.
  • Правительство Соединенных Штатов регулирует недобросовестную конкуренцию, применяя антимонопольные законы, которые ограничивают монополию и защищают потребителей от хищнической деловой практики.
  • Некоторые монополии являются законными и санкционированы государством, например, компании в секторе коммунальных услуг.

Понимание монополистов

Монополии существуют, когда монополист становится единственным поставщиком определенного продукта или услуги. Это отличается от  монопсонии , которая относится к единоличному праву единственной организации покупать товар или услугу. Он также отличается от  олигополии , состоящей из нескольких продавцов, доминирующих на рынке. 

Признак монополии является отсутствие экономической конкуренции для производства товара или услуг, отсутствия жизнеспособных взаимозаменяемых товаров, а также возможность высокой монопольной цены значительно выше предельных издержек продавца , что приводит к чрезмерным прибыл.  

В экономике монополия – это единственный продавец. Однако, согласно закону, монополия должна быть только субъектом хозяйствования, обладающим значительной рыночной властью – достаточной властью, чтобы устанавливать слишком высокие цены. Хотя монополии могут быть крупными предприятиями, размер не является обязательной характеристикой монополии.

Малый бизнес может по-прежнему иметь возможность поднять цены в небольшой отрасли. Монополии могут быть созданы правительством, образоваться органически или путем слияния ранее независимых компаний или организаций.

Критика монополистов

Во многих юрисдикциях, например в США, существуют законы, ограничивающие монополии. Быть единственным или доминирующим игроком на рынке часто не является незаконным. Однако определенные категории монополистического поведения могут считаться злоупотреблениями на свободном рынке , и такие действия часто привлекают к себе ярлык монополии и правовые санкции.

Когда компания является единственным поставщиком товара или услуги, она может стать достаточно мощной, чтобы помешать другим компаниям выйти на рынок и обеспечить конкуренцию. Из-за отсутствия альтернативных вариантов на рынке потребителям часто не остается выбора, кроме как платить более высокие цены, которые требует монополист, или отказываться от желаемого продукта или услуги.

Правительства принимают и обеспечивают соблюдение антимонопольного законодательства для наказания монополистов и обеспечения справедливой конкуренции на рынке. Эти законы защищают потребителей от хищнической деловой практики, такой как взвинчивание цен. В некоторых случаях правительство может вмешаться и принудить к разрушению монополии.

Государственная монополия

Правительство предоставлено монопольный или законная монополия , напротив, санкционированное государство, часто дает стимул для инвестирования в рискованных предприятиях или обогащать внутренние группы интересов. Патенты, авторские права и товарные знаки иногда используются в качестве примеров государственных монополий. В Соединенных Штатах многие компании коммунального сектора являются примером монополий, предоставленных государством. Правительство может также зарезервировать для себя предприятие и сформировать государственную монополию.

Характеристики настоящего монополиста

Монополист полностью контролирует рынок и является единственным поставщиком, который предоставляет товар или услугу многим потребителям. Однако помимо этого у монополиста есть определенные характеристики, которые выделяются среди других:

  • Основная задача монополиста – максимизировать прибыль любой ценой.
  • Монополист будет иметь право произвольно определять цену товаров или продуктов, которые будут продаваться. Обычно это решение принимается таким образом, чтобы удерживать цены на максимально высоком уровне при одновременном удовлетворении потребительского спроса .
  • Монополист может пойти на крайние меры, чтобы гарантировать, что другие продавцы не смогут вести бизнес на территории.
  • Из-за отсутствия конкуренции монополист может не спешить с улучшением продукта или реагированием на жалобы потребителей.

кто защитит потребителей? / Хабр

На этой неделе Минюст США подал иск против Google, обвинив компанию в монополии на поиск и поисковую рекламу. В иске утверждается, что Google злоупотребляет своим положением на рынке интернет-поиска и рекламы и подавляет конкурентов. Отличное продолжение темы, которую мы в прошлый раз обсуждали – об использовании интернет-поиска Яндексом для продвижения собственных сервисов.

То, что государственные органы начали на самом высоком уровне решать вопросы, связанные с монополизацией цифровых гигантов – хороший сигнал мировому IT-сообществу. Подходы к регулированию цифровой экономики обновляются, чтобы поставить во главу угла интересы потребителей (интересный пример – наушники от Apple 12 во Франции) и честную конкуренцию.

И в Европе, и в США, и в России степень недовольства действиями технологических гигантов может быть одинакова. Однако меры по регулированию различны. Что делать с монополией Яндекса? Теперь решение за ФАС.



Однако давайте посмотрим правде в глаза: конкуренция IT-гигантов между собой – вещь достаточно условная, мы это видим уже сейчас. Попытки отгрызть друг у друга кусочки бизнеса можно условно считать рынком, хотя, скорее, это напоминает позиционный размен пешек в шахматной партии без выигрыша качества. Но есть и худший сценарий: выбор без выбора. Наверное, это неплохо с точки зрения бизнеса: куда бы ни нес клиент свои деньги, они все равно окажутся в одном кошельке. Очевидно, что в этом случае страдают интересы потребителя. И интересы государства, которое вместо здоровой конкурентной среды и технологических прорывов может получить застойное болотце. Многие уже не помнят, что подобный период в экономике уже был и ничем хорошим не закончился.

В России ситуация с рынком интернет-поиска складывается похожим образом, как и за рубежом. У нас свой поисковик номер один – Яндекс. Его доля оценивается в 60%, еще порядка 35% – у Google. И Яндекс не первый год продвигает собственные сервисы, манипулируя результатами поисковой выдачи и нанося вред конкуренции в цифровой среде, не хуже своего американского аналога.

Объяснимо, что поисковый сервис использует собственную платформу для продвижения других своих продуктов и услуг. Однако методы продвижения вызывают вопросы IT-сообщества. В комментариях к публикации «Медленно, но верно: тайное влияние Яндекса на Рунет» сформировалось мнение, которое разделило большинство участников той дискуссии – поисковик с помощью такой нехитрой манипуляции как «колдунщики» замещает своими сервисами сервисы конкурентов, вынуждая их платить за рекламу самой поисковой платформе.

Стоит понимать, что современный Яндекс уже не просто поисковая система, этот игрок другой лиги. Он создал рынок, и на этом рынке должны действовать общие для всех правила. В конце концов, не того ли российский IT-гигант требовал от Google – прямо здесь, на Хабре? И почему бы не применить эти требования к самому себе?

Умалять значимость Яндекса в процессе формирования российской IT-индустрии нельзя. Но есть мнение, что текущая стратегия компании может индустрию и похоронить. У менее крупных игроков выбор не большой: тратить бешеные ресурсы на борьбу с абсолютным лидером, закрываться или продавать свой бизнес Яндексу. Сейчас в России нет подобных крупных чисто технологических компаний, которые выросли бы не на базе банковских капиталов или инфраструктуры операторов связи. IT-стартапы уже не могут завоевать значительную долю рынка, им для этого нужно слияние с крупными игроками.

Для создания онлайн-сервиса зачастую не нужны большие деньги, тем более сейчас, когда доступны самые различные ресурсы и технологии. Однако задача донести свое предложение потенциальным пользователям может похоронить отличную идею. В продвижение надо вкладывать, вкладывать и вкладывать, тратить деньги на рекламу в Google и Facebook, а в России еще и в Яндексе.

Техногиганты контролируют и блокируют ключевые части интернет-инфраструктуры, тем самым перекрывая путь на рынок начинающим компаниям, а также распоряжаются по своему усмотрению трафиком в поисковых системах. Какова вероятность для Моськи побороть слона?

В ряде случаев IT-гиганты наказывают за такое поведение. Так, например, в 2017 г. Еврокомиссия оштрафовала Google за приоритетное продвижение собственного сервиса Google Shopping в своей поисковой системе. Обратите внимание, в деле Google речь шла об эксклюзивном продвижении всего одного сервиса, в то время как Яндекс использует «колдунщики» для продвижения множества своих сервисов в формате, недоступном остальным участникам рынка.

Например, по запросу «смотреть боевик онлайн» поисковая система Яндекса всегда приоритетно показывает свой сервис «КиноПоиск», смещая вниз другие строки выдачи. Аналогично работают «колдунщики» и для других рынков. Так, выдавая поисковые результаты по запросу «купить авто», «колдунщики» продвигают аффилированный c Яндексом сервис auto.ru. В поиске услуг Яндекс.Услуги, в сегменте географических запросов – продвигаются Яндекс.Карты.

Например, здесь «колдунщик» использован дважды: до рекламного объявления и после него. То есть даже рекламное продвижение не позволяет быть более заметным по сравнению с интерактивным «колдунщиком». Первый результат органической выдачи, а значит, более релевантный запросу пользователя, находится на 4 месте. На смартфонах – на втором экране.

Таким образом, в отличие от «кейса Google» 2017-го года, где речь шла только об одном сервисе, ограничения конкуренции и убытки для бизнеса на российском рынке однозначно масштабнее и опаснее, чем действия Google в Европе.

В России уже есть знаковый прецедент: восемь ИТ-компаний, которые назвали себя «ИТ-Коалиция» обратились в ФАС с просьбой остановить злоупотребление доминирующим положением компании Яндекс на рекламном рынке, которое, по сути, устраняет конкуренцию между сервисами Яндекса и независимыми компаниями. В конце концов, регуляторы для этого и существуют, чтобы не допустить монопольного положения на рынке и злоупотребления этим положением.

Сейчас еще можно предпринять какие-то меры на уровне законодательного регулирования, но еще года два – и будет поздно: убив внутреннюю конкуренцию на рынке IT-технологий, нам придется забыть и о конкуренции на мировом рынке.

Определение монополии

Что такое монополия?

Под монополией понимается ситуация, когда компания и предлагаемые ею продукты доминируют в каком-либо секторе или отрасли. Монополии можно рассматривать как крайний результат капитализма свободного рынка в том смысле, что при отсутствии каких-либо ограничений или ограничений отдельная компания или группа становятся достаточно большими, чтобы владеть всем или почти всем рынком (товарами, материалами, товарами, инфраструктурой и активами) для определенный тип продукта или услуги. Термин «монополия» часто используется для описания организации, которая полностью или почти полностью контролирует рынок.

Понимание монополий

Монополии обычно имеют несправедливое преимущество перед своими конкурентами, поскольку они либо являются единственными поставщиками продукта, либо контролируют большую часть доли рынка или клиентов для своего продукта. Хотя монополии могут отличаться от отрасли к отрасли, они, как правило, обладают схожими характеристиками, которые включают:

  • Высокие входные барьеры : конкуренты не могут выйти на рынок, и монополия может легко помешать конкуренции закрепиться в отрасли, приобретя конкурентов.
  • Один продавец : На рынке есть только один продавец, то есть компания становится такой же, как и отрасль, которую она обслуживает.
  • Ценник : Компания, которая управляет монополией, определяет цену продукта, который она будет продавать, без какой-либо конкуренции, контролируя свои цены. В результате монополии могут повышать цены по своему желанию.
  • Эффект масштаба: Монополия часто может производить по более низким ценам, чем более мелкие компании.Монополии могут покупать огромное количество запасов, например, обычно со скидкой за объем. В результате монополия может снизить цены настолько, что более мелкие конкуренты не смогут выжить. По сути, монополии могут участвовать в ценовых войнах из-за масштабов своих производственных и распределительных сетей, таких как складирование и отгрузка, что может осуществляться с меньшими затратами, чем у любого из конкурентов в отрасли.

Ключевые выводы

  • Под монополией понимается ситуация, когда компания и предлагаемые ею продукты доминируют в одном секторе или отрасли.
  • Монополии могут рассматриваться как крайний результат капитализма свободного рынка и часто используются для описания организации, которая полностью или почти полностью контролирует рынок.
  • Естественные монополии могут существовать, когда существуют высокие барьеры для входа; компания имеет патент на свою продукцию или ей разрешено правительством предоставлять основные услуги.

Чистые монополии

Компания с чистой монополией означает, что компания является единственным продавцом на рынке и не имеет других близких аналогов.В течение многих лет корпорация Microsoft владела монополией на программное обеспечение и операционные системы, используемые в компьютерах. Кроме того, при чистой монополии существуют высокие барьеры для входа, такие как значительные начальные затраты, препятствующие выходу конкурентов на рынок. (В чем разница между монополией и олигополией? Узнать больше.)

Монополистическая конкуренция

Когда в отрасли есть несколько продавцов с множеством аналогичных заменителей производимых товаров, а компании сохраняют некоторую власть на рынке, это называется монополистической конкуренцией.В этом сценарии в отрасли есть много предприятий, предлагающих аналогичные продукты или услуги, но их предложения не являются идеальной заменой. В некоторых случаях это может привести к дуополии.

В монополистической конкурентной отрасли барьеры для входа и выхода, как правило, невысоки, и компании пытаются дифференцировать себя за счет снижения цен и маркетинговых усилий. Однако, поскольку предлагаемые продукты у разных конкурентов очень похожи, потребителям трудно сказать, какой продукт лучше.Некоторые примеры монополистической конкуренции включают розничные магазины, рестораны и парикмахерские.

Естественные монополии

Естественная монополия может развиваться, когда компания становится монополией из-за высоких фиксированных или начальных затрат в отрасли. Кроме того, естественные монополии могут возникать в отраслях, требующих уникального сырья, технологий, или это специализированная отрасль, где только одна компания может удовлетворить потребности.

Компании, у которых есть патенты на свои продукты, что не позволяет конкурентам разрабатывать один и тот же продукт в определенной области, могут иметь естественную монополию.Патенты позволяют компании получать прибыль в течение нескольких лет, не опасаясь конкуренции, что помогает окупить инвестиции, высокие затраты на запуск и исследования и разработки (НИОКР), которые компания понесла. Фармацевтическим или фармацевтическим компаниям часто разрешают патенты и естественную монополию на продвижение инноваций и исследований.

Существуют также государственные монополии, созданные правительствами для предоставления основных услуг и товаров, такие как Почтовая служба США (хотя, конечно, USPS имеет меньшую монополию на доставку почты с момента появления частных перевозчиков, таких как United Parcel Service и FedEx). .

В сфере коммунальных услуг процветают естественные или разрешенные государством монополии. Обычно существует только одна крупная (частная) компания, поставляющая энергию или воду в регион или муниципалитет. Монополия разрешена, потому что эти поставщики несут большие затраты на производство электроэнергии или воды и обеспечение этих предметов первой необходимости каждому местному домохозяйству и бизнесу, и считается более эффективным наличие единственного поставщика этих услуг.

Представьте, как бы выглядел район, если бы его обслуживали несколько компаний.Улицы будут заполнены опорами и электрическими проводами, поскольку разные компании будут соревноваться в поиске клиентов, подключая свои линии электропередач к домам. Хотя естественные монополии разрешены в коммунальном хозяйстве, компромисс заключается в том, что государство жестко регулирует и контролирует эти компании. Нормативные акты могут контролировать ставки, которые коммунальные предприятия взимают со своих клиентов, а также сроки повышения ставок. (Дополнительную информацию см. В разделе «Каковы характеристики монополистического рынка?»)

Почему монополии незаконны?

Монополия характеризуется отсутствием конкуренции, что может привести к высоким затратам для потребителей, некачественным продуктам и услугам и коррупционному поведению.Компания, которая доминирует в бизнес-секторе или отрасли, может использовать это доминирование в своих интересах и за счет других. Он может создавать искусственный дефицит, фиксировать цены и обходить естественные законы спроса и предложения. Он может препятствовать новым участникам в этой области, различать и препятствовать экспериментам или разработке новых продуктов, в то время как публика, лишенная возможности использовать конкурента, находится в ее власти. Монополизированный рынок часто становится несправедливым, неравноправным и неэффективным.

По этой причине слияния и поглощения компаний одного бизнеса строго регулируются и исследуются.Фирмы обычно вынуждены продавать активы, если федеральные власти считают, что предлагаемое слияние или поглощение нарушит антимонопольное законодательство. Располагая активами, он позволяет конкурентам выходить на рынок с помощью этих активов, которые могут включать в себя машины и оборудование, а также клиентов.

Антимонопольное законодательство

Антимонопольные законы и правила вводятся в действие, чтобы препятствовать монополистическим операциям — защищать потребителей, запрещать методы, ограничивающие торговлю, и обеспечивать, чтобы рынок оставался открытым и конкурентоспособным.

В 1890 году Антимонопольный закон Шермана стал первым законом, принятым Конгрессом США для ограничения монополий. Антимонопольный закон Шермана получил решительную поддержку Конгресса, приняв Сенат 51 голосом против 1 и единогласно приняв Палату представителей 242 голосами против 0.

В 1914 году были приняты два дополнительных антимонопольных закона, призванных помочь защитить потребителей и предотвратить монополию. Антимонопольный закон Клейтона создал новые правила для слияний и корпоративных директоров, а также перечислил конкретные примеры действий, которые нарушили бы Закон Шермана.Закон о Федеральной торговой комиссии создал Федеральную торговую комиссию (FTC), которая устанавливает стандарты деловой практики и обеспечивает соблюдение двух антимонопольных законов, вместе с Антимонопольным отделом Министерства юстиции США.

Эти законы призваны сохранить конкуренцию и позволить небольшим компаниям выйти на рынок, а не просто подавить сильные компании.

Разрушение монополий

Антимонопольный закон Шермана на протяжении многих лет использовался для разделения крупных компаний, включая Standard Oil Company и American Tobacco Company.

В 1994 году правительство США обвинило Microsoft в том, что она использует свою значительную долю на рынке операционных систем для ПК для предотвращения конкуренции и сохранения монополии. В жалобе, поданной 15 июля 1994 г., говорилось, что «Соединенные Штаты Америки, действуя под руководством Генерального прокурора Соединенных Штатов, возбуждают этот гражданский иск, чтобы предотвратить и удержать ответчик Microsoft Corporation от использования исключающих и антиконкурентных заключает контракты на продажу своего программного обеспечения операционной системы для персональных компьютеров.По этим контрактам Microsoft незаконно сохранила свою монополию на операционные системы для персональных компьютеров и ведет необоснованно ограниченную торговлю ».

В 1998 году федеральный окружной судья постановил, что Microsoft должна быть разделена на две технологические компании, но позже это решение было отменено по апелляции вышестоящим судом. Спорный результат заключался в том, что, несмотря на некоторые изменения, Microsoft была свободна поддерживать свою операционную систему, разработку приложений и маркетинговые методы.Взаимодействие с другими людьми

Самым заметным распадом монополии в истории США стал распад AT&T. После того, как гигантская телекоммуникационная компания в течение десятилетий имела возможность контролировать национальную телефонную связь в качестве монополии, поддерживаемой государством, она оказалась перед лицом антимонопольного законодательства. В 1982 году, после восьмилетнего судебного разбирательства, AT&T пришлось продать 22 местных биржевых сервисных компании, и с тех пор она была вынуждена несколько раз распродать активы или разделить единицы.

Как и почему компании становятся монополистами

Investopedia определяет монополию как «ситуацию, в которой одна компания или группа владеют всем или почти всем рынком определенного типа продукта или услуги.«Без какой-либо значимой конкуренции монополии обычно довольно прибыльны. В то время как компании постоянно пытаются увеличить долю рынка, добиться истинного статуса монополии непросто.

Как и почему компании становятся монополиями?

Ключевые выводы

  • Компания-монополист — это компания, которая существует на рынке практически без конкуренции и поэтому может устанавливать свои собственные условия и цены при взаимодействии с потребителями, что делает их очень прибыльными.
  • Хотя к монополиям относятся неодобрительно и вызывают подозрения с юридической точки зрения, существует несколько путей, которыми компания может воспользоваться, чтобы монополизировать свою отрасль или сектор.
  • Использование прав интеллектуальной собственности, покупка у конкурентов или накопление дефицитных ресурсов, среди прочего, являются способами монополизации рынка.

Как создать монополию

Есть много способов создать монополию, и большинство из них полагаются на ту или иную помощь со стороны государства. Возможно, самый простой способ стать монополистом — это предоставить компании исключительные права на предоставление товаров или услуг со стороны государства. Британская Ост-Индская компания, которой британское правительство предоставило исключительные права на импорт товаров в Великобританию из Индии в 1600 году, может быть одной из самых известных монополий, созданных таким образом.На пике своего могущества фирма была фактическим правителем Индии с правом взимать налоги и руководить вооруженными силами.

Точно так же национализация (процесс, посредством которого правительство само берет под свой контроль бизнес или отрасль) является еще одним способом создания монополии. Доставка почты и образование детей — две услуги, которые были национализированы во многих странах. Коммунистические страны часто доводят национализацию до крайности, когда правительство контролирует почти все средства производства.

Авторские права и патенты — это еще один способ использования государственной помощи для создания монополии или почти монополии. Поскольку у правительства есть законы о защите интеллектуальной собственности, создателям этой собственности предоставляется монопольная власть над такими вещами, как идеи, концепции, дизайн, сюжетные линии, песни или даже короткие мелодии. Хороший пример этого — мир технологий, где авторские права Microsoft Corp (MSFT) на программное обеспечение Windows фактически предоставили фирме монополию на то, что составило революционно новый способ навигации и управления своими действиями на экране для пользователей компьютеров.

Доступ к ограниченному ресурсу — еще один способ создать монополию. Это путь, по которому идет Standard Oil под руководством Джона Д. Рокфеллера. Благодаря безжалостной и безжалостной деловой практике Рокфеллер взял под контроль более 90% нефтепроводов и нефтеперерабатывающих заводов в Соединенных Штатах. Хотя правительство в конце концов разрушило монополию, на это потребовалось несколько попыток и почти 20 лет. Chevron Corporation (CVX), Exxon Mobil Corp. (XOM) и ConocoPhillips Co. (COP) — это все унаследованные компании, возникшие в результате распада этой монополии. De Beers Consolidated Mines Limited также использовала доступ к ограниченному ресурсу — алмазам — для создания монополии.

Слияния и поглощения — еще один способ создать монополию или почти монополию даже при отсутствии ограниченного ресурса. В таких случаях эффект масштаба создает экономическую эффективность, которая позволяет компаниям снижать цены до уровня, при котором конкуренты просто не могут выжить.

История U.С. Монополии

Почему создаются монополии

Хотя правительства обычно пытаются предотвратить монополии, в определенных ситуациях они сами поощряют или даже создают монополии. Во многих случаях созданные государством монополии призваны привести к экономии за счет масштаба, которая приносит пользу потребителям за счет снижения затрат. Коммунальные предприятия, которые поставляют воду, природный газ или электричество, являются примерами предприятий, созданных для получения выгоды от эффекта масштаба. Представьте себе, например, затраты для потребителей, если каждой из 10 конкурирующих компаний водоснабжения придется выкопать местные улицы, чтобы прокладывать собственные водопроводы к каждому дому в городе.Та же логика верна и для газовых труб, и для электросетей.

В других случаях, например, с государственной политикой, регулирующей авторские права и патенты, правительства стремятся поощрять инновации. Если бы изобретатели не имели защиты своих изобретений, все их время, усилия и деньги, потраченные на написание книг, запись песен и проведение исследований и разработок для создания новых лекарств для борьбы с болезнями, были бы потрачены впустую, когда другая компания, крадущая идею, сможет создать конкурирующий продукт по более низкой цене.

Обратная сторона монополий

В то время как монополии хороши для компаний, которые пользуются преимуществами эксклюзивного рынка без конкуренции, они часто не так хороши для потребителей, покупающих их продукты. Потребители, совершающие покупки у монополистов, часто обнаруживают, что платят неоправданно высокие цены за товары низкого качества. Кроме того, обслуживание клиентов, связанное с монополиями, часто оставляет желать лучшего. Например, если водопроводная компания в вашем районе предоставляет плохие услуги, это не значит, что у вас нет возможности использовать другого поставщика, который поможет вам принять душ и вымыть посуду.По этим причинам правительства часто предпочитают, чтобы у потребителей был выбор из множества поставщиков, когда это практически возможно.

Однако монополия может быть не менее проблематичной и для потенциальных владельцев бизнеса, потому что неспособность конкурировать с монополией может сделать невозможным открытие нового бизнеса. Это извечная проблема, которая остается актуальной и сегодня, о чем свидетельствует судебное решение о блокировании слияния Sysco Corp (SYY) и US Foods Inc. на том основании, что объединение двух крупнейших дистрибьюторов продуктов питания в стране будет создать такую ​​большую и мощную организацию, что задушит конкуренцию.Предлагаемое слияние Kraft Foods (KRFT) и H.G. Heinz (HNZ) вызвало аналогичные опасения, хотя в конечном итоге слияние было разрешено.

Итог

В то время как монополии, создаваемые правительством или государственной политикой, часто предназначены для защиты потребителей и инновационных компаний, монополии, создаваемые частными предприятиями, призваны устранить конкуренцию и максимизировать прибыль. Если одна компания полностью контролирует продукт или услугу, эта компания может взимать любую цену, какую пожелает.Потребители, которые не хотят или не могут заплатить цену, не получают продукт. По причинам как хорошим, так и плохим, желание и условия, создающие монополию, будут продолжать существовать. Соответственно, борьба за их надлежащее регулирование, чтобы дать потребителям определенную степень выбора, а конкурирующий бизнес — возможность функционировать, также будет частью общей ситуации на десятилетия вперед.

Существуют ли монополии в 2019 году?

Какая компания или бренд в первую очередь приходит в голову, когда вы читаете этот список: 1) онлайн-видео 2) мобильные телефоны 3) платформы для просмотра фильмов / телепрограмм 4) онлайн-поисковые системы 5) социальные сети 6) компьютеры и 7) интернет-магазины.Если бы вы сказали: YouTube, Apple / Samsung, Netflix, Google, Facebook / Instagram, Microsoft и Amazon, вы бы согласились с ответами большинства людей, которым я читал этот список. Хотя знакомство не обязательно является признаком монополии, многие из перечисленных выше компаний обладают другими отличительными чертами монополий.

Монополия — это когда в секторе или отрасли доминирует одна корпорация, фирма или организация. [1] Характеристики корпорации-монополиста включают: (1) деятельность в отрасли или рынке с высокими барьерами для входа, (2) возможность быть единственным продавцом в этой отрасли или на рынке, (3) определять цену на свои продукты / услуги и / или (4) участие в ценовой дискриминации.[2] FTC считает, что компания имеет монополию, когда она (1) необоснованно ограничивает конкуренцию за счет своей рыночной власти и (2) заняла лидирующее положение на рынке благодаря ненадлежащему поведению. [3] Компания, у которой просто лучший продукт, хороший менеджмент или удачное время, не считается ненадлежащим поведением. [4] Кроме того, если компания может оправдать свое поведение таким образом, чтобы это было выгодно потребителю, то суды могут счесть правомерным использование фирмой кажущейся несоразмерной рыночной власти [5].

Известным делом, в котором суды определили компанию-монополиста, является United States v.Microsoft . Суды сочли, что Microsoft обладает монополией на основе практики компании, лежащей в основе ее разработки и использования операционных систем на своих компьютерах. [6] Корпорация Майкрософт сознательно усложнила для своих клиентов использование в своих продуктах ПО сторонних производителей [7]. Это ограничение торговли усугублялось практикой Microsoft по предоставлению бесплатных лицензий на использование своих продуктов, что затрудняло конкуренцию другим разработчикам программного обеспечения [8]. В конце концов Microsoft разрешила дело, согласившись изменить свое поведение и разрешив конкурентам разрабатывать конкурирующее программное обеспечение.[9] Состоялась обстоятельная дискуссия о том, имеют ли технологические компании, такие как упомянутые выше, монополии на своих рынках. [10] Это обсуждение отвлекло внимание общественности от других фирм, имеющих монополии за пределами технологического сектора. Этот пост будет посвящен еще двум компаниям, у которых также есть монополии: Monsanto и Consolidated Edison («ConEd»).

Monsanto — американская агрохимическая и сельскохозяйственная биотехнологическая компания, которая превратилась в крупного производителя ГМО-культур.[11] Их основной генетически модифицированной культурой была кукуруза. [12] Большинство потребителей не знают, что кукуруза используется практически во всем, начиная от продуктов питания, шин, батареек и зубной пасты. ГМО-кукуруза Monsanto была способна противостоять любым известным гербицидам. Однако то, что дало Monsanto монополию, — это патенты на их ядра. Патент не позволял фермерам повторно использовать семена прошлой весны и заставлял их покупать новую партию семян каждый год. Благодаря этому патенту и рыночной силе компании никакие другие ГМО-компании в Америке не смогли конкурировать.Другая проблема заключается в том, что фермеры, использующие семена без ГМО, часто теряют урожай из-за гербицидов, предназначенных для использования на соседних фермах, использующих семена ГМО. Это создало стимул для фермеров покупать семена исключительно у Monsanto, поскольку патент не позволял другим компаниям предлагать семена, устойчивые к гербицидам [13].

В конце 2016 года Monsanto была куплена Bayer, другой компанией, которая, возможно, владеет монополией, за 66 миллиардов долларов. В начале-середине 2018 года сделка была одобрена Европейским союзом и США.[14] Bayer — немецкая транснациональная фармацевтическая компания, одна из крупнейших в отрасли. [15] Слияние этих двух монолитов свидетельствует о тенденции к формированию более сильных монополий в ближайшие годы. По оценкам, после этого слияния 61% мирового производства семян и пестицидов находится в руках трех компаний; две другие компании — это DowDuPont и ChemChina. [16]

ConEd — одна из крупнейших энергетических компаний США и практически единственная энергетическая компания в столичном районе Нью-Йорка.[17] Тремя крупнейшими конкурентами ConEd являются FirstEnergy, Eversource и PSEG. [18] В Нью-Йорке есть много энергетических компаний, которые носят другое название, но все еще управляются ConEd; например, Great Eastern Energy. [19] ConEd соответствует характеристикам монополии, поскольку действует на рынке с высокими барьерами в качестве виртуального единственного продавца.

Monsanto и ConEd являются примерами компаний-монополистов и указывают на роль монополий в современной экономике. Monsanto показывает опасность, позволяющую компании работать с полным контролем над ценами на ее продукты.Однако ConEd показывает, как монополия может существовать на благо общества в строго регулируемой форме, чтобы гарантировать, что фирма не будет незаконно использовать свое положение на рынке. Существуют ли в 2019 году монополии, ускользнувшие от наказания судов и Федеральной торговой комиссии? Абсолютно. Являются ли монополии плохой вещью — решать потребителю и начинающим конкурентам.


[1] Монополия, Investopedia, https://www.investopedia.com/terms/m/monopoly.asp (последнее посещение 21 февраля 2019 г.).

[2] Идентификатор .

[3] Определение монополизации , Фед. Trade Comm’n, https://www.ftc.gov/tips-advice/competition-guidance/guide-antitrust-laws/single-firm-conduct/monopolization-defined (последнее посещение 21 февраля 2019 г.).

[4] Идентификатор .

[5] Идентификатор .

[6] США против Microsoft Corp . , 346 Приложение США. Д. С. 330, 253 F.3d 34 (2001).

[7] Идентификатор .

[8] Идентификатор .

[9] Идентификатор .

[10] Вы решаете: стоит ли беспокоиться о монополиях? , C. of Agric. и Life Sci. Новости, https://cals.ncsu.edu/news/you-decide-should-we-worry-about-monopolies/ (последнее посещение: 9 марта 2019 г.).

[11] Food, Inc. (2008).

[12] Ид.

[13] Ид.

[14] Байер, Википедия, https://en.wikipedia.org/wiki/Bayer (последнее посещение 21 февраля 2019 г.).

[15] Идентификатор .

[16] Артур Неслен, Две огромные компании намерены объединиться. Вот почему вам должно быть не все равно. , Huffington Post, https://www.huffingtonpost.com/entry/monsanto-bayer-merge_us_5afeef96e4b07309e0578b5e (последнее посещение 21 февраля 2019 г.).

[17] Николь Гелинас, Monopoly Power , N.Y. Times (2006), https://www.nytimes.com/2006/07/30/opinion/nyregionopinions/30CIgelinas.html (последнее посещение 9 марта 2019 г.).

[18] Con Edison, Owler, https: //www.owler.com / company / conedison (последнее посещение — 21 февраля 2019 г.).

[19] Переключение вашего поставщика энергии , Great Eastern Energy, https://www.greateasternenergy.com/switch/con-edison-switch/ (последнее посещение 21 февраля 2019 г.).

Монополии: определение, плюсы, минусы, влияние

Монополия — это бизнес, который является единственным поставщиком товара или услуги, что дает ему огромное конкурентное преимущество перед любой другой компанией, которая пытается предоставить аналогичный продукт или услугу.

Некоторые компании становятся монополистами в результате вертикальной интеграции. Они контролируют всю цепочку поставок, от производства до розничной торговли. Другие используют горизонтальную интеграцию. Они скупают конкурентов, пока не останутся одни.

Некоторые, например коммунальные предприятия, пользуются государственными постановлениями, которые предоставляют им рынок. Правительства делают это для обеспечения производства и доставки электроэнергии, потому что они не могут терпеть сбоев, которые могут возникнуть из-за свободных рыночных сил.

4 причины, по которым они плохи для экономики

Монополии ограничивают свободную торговлю и не позволяют рынку устанавливать цены.Это создает следующие четыре неблагоприятных эффекта:

  1. Фиксированная цена: Поскольку монополии являются поставщиками-одиночками, они могут устанавливать любую цену по своему усмотрению. Это называется фиксацией цен. Они могут делать это независимо от спроса, потому что знают, что у потребителей нет выбора. Это особенно верно в условиях неэластичного спроса на товары и услуги. Вот когда людям не хватает гибкости. Например, бензин. Некоторые водители могут переключиться на общественный транспорт или велосипеды, но большинство — нет.
  2. Снижение качества продукции: Монополии могут не только повышать цены, но и поставлять продукцию более низкого качества. Это произошло в некоторых городских кварталах, где продуктовые магазины знают, что у бедных жителей мало альтернатив.
  3. Утрата инноваций: Монополии теряют стимул к инновациям или предоставлению «новых и улучшенных» продуктов. Исследование, проведенное в 2017 году Национальным бюро экономических исследований, показало, что с 2000 года американские предприятия инвестировали меньше, чем ожидалось, из-за снижения конкуренции.Так было с кабельными компаниями до тех пор, пока спутниковые антенны и онлайн-сервисы потокового вещания не подорвали их позиции на рынке.
  4. Инфляция: Монополии создают инфляцию. Поскольку они могут устанавливать любые цены, которые они хотят, они увеличивают затраты для потребителей. Это называется инфляцией издержек. Хорошим примером того, как это работает, является Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК). В 13 странах-экспортерах нефти, входящих в ОПЕК, сосредоточено почти 80% мировых доказанных запасов нефти.

Когда монополия хороша

Иногда необходима монополия.Это гарантирует последовательную доставку продукта или услуги с очень высокими первоначальными затратами. Примером могут служить предприятия электроснабжения и водоснабжения. Строительство новых электростанций или плотин обходится очень дорого, поэтому с экономической точки зрения имеет смысл позволить монополиям контролировать цены для оплаты этих затрат.

Федеральные и местные органы власти регулируют эти отрасли для защиты потребителей. Компаниям разрешено устанавливать цены для возмещения своих затрат и получения разумной прибыли.

Соучредитель PayPal Питер Тиль пропагандирует преимущества творческой монополии.Это компания, которая «настолько хороша в своем деле, что ни одна другая фирма не может предложить близкую замену». Он утверждает, что они предоставляют покупателям больший выбор, «добавляя в мир совершенно новые категории изобилия».

Он продолжает: «Все счастливые компании разные: каждая зарабатывает монополию, решая уникальную проблему. Все несостоятельные компании одинаковы: им не удалось избежать конкуренции». Он предлагает предпринимателям сосредоточиться на вопросе: «Какую ценную компанию никто не строит?»

Монополии в США

Монополии в Соединенных Штатах не являются незаконными, но Антимонопольный закон Шермана не позволяет им использовать свою власть для получения преимуществ.Конгресс принял его в 1890 году, когда монополии были трестами. Группа компаний создаст доверительное управление, чтобы устанавливать цены на достаточно низком уровне, чтобы вытеснить конкурентов из бизнеса. Получив монополию на рынке, они поднимут цены, чтобы вернуть себе прибыль.

Самым известным трестом была Standard Oil Company. Джон Д. Рокфеллер владел всеми нефтеперерабатывающими заводами в Огайо в 1890-х гг. Его монополия позволяла ему контролировать цены на нефть. Он запугивал железнодорожные компании, чтобы те взимали с него меньшую плату за транспортировку.Когда Огайо пригрозил судебным иском, чтобы вывести его из бизнеса, он переехал в Нью-Джерси.

В 1998 году Окружной суд США постановил, что Microsoft является незаконной монополией. Она имела контролирующее положение в качестве операционной системы для персональных компьютеров и использовала это для запугивания поставщика, производителя микросхем Intel. Это также вынудило производителей компьютеров отказываться от передовых технологий. Правительство обязало Microsoft обмениваться информацией о своей операционной системе, что позволило конкурентам разрабатывать инновационные продукты с использованием платформы Windows.

Но подрывные технологии сделали больше для подрыва монополии Microsoft, чем действия правительства. Люди переходят на мобильные устройства, такие как планшеты и смартфоны, и операционная система Microsoft для этих устройств не пользуется популярностью на рынке.

Сегодня Google практически монополист на рынке интернет-поиска; люди используют его для 90% всех поисков.

  1. Когда компания имеет исключительные права на продукт, его цены, распространение и рынок, она является монополистом на этот продукт.
  2. Существование монополии зависит от характера ее бизнеса. Часто бывает так:
  3. Требуется значительная экономия на масштабе.
  4. Требуется огромный капитал.
  5. Предлагает продукт без замены.
  6. Предлагает правительственный мандат, гарантирующий его единоличное существование.
  7. Может обладать, но не всегда, технологическим превосходством и ресурсами контроля.
  8. Преимущество монополий — это гарантированные постоянные поставки товара, который слишком дорог для обеспечения на конкурентном рынке.Электроэнергетическая компания — хороший пример необходимой монополии.
  9. Недостатки монополии:
  10. Привилегии по установлению цен, которые позволяют диктовать цены независимо от спроса.
  11. Поставка некачественного товара.
  12. Низкий стимул к инновациям в продуктах.
  13. Возможное создание инфляции издержек.

12 самых известных монополий всех времен

В этой статье мы собираемся перечислить 12 самых известных монополий всех времен .Нажмите, чтобы перейти вперед и перейти к 5 Самым известным монополиям всех времен .

Долгое время предпринимательство не считалось жизнеспособным вариантом для подавляющего большинства людей в мире. Только представители высшего класса могли подумать о том, чтобы заняться бизнесом самостоятельно, в то время как средний класс и низший класс работали на 9–5 рабочих местах, а затем отправлялись домой к своим семьям. Однако в настоящее время все больше и больше людей устают от обычной офисной работы, и легко понять, почему.По крайней мере, когда вы находитесь на государственной службе, например, полицейский или врач, вы на самом деле меняете ситуацию и помогаете улучшить мир, а также улучшить жизнь людей. Но когда вы просто выполняете обычную работу для корпорации, все, что вы делаете, это получаете домой скудную зарплату и фактически помогаете корпорации зарабатывать все деньги, поэтому многие люди гораздо больше заинтересованы в открытии своего бизнеса.

Когда вы начинаете свой бизнес, вам нужны инвестиции людей.Даже эта часть становится намного проще благодаря финансирующим веб-сайтам, которые позволяют вам запрашивать инвестиции людей в ваш продукт, а также улучшениям в условиях глобализации. И, конечно же, когда вы начинаете свой собственный бизнес, вы хотите, чтобы он рос, рос и становился огромным, принося вам неожиданные доходы по мере того, как ваша компания становится всемирно известной. Однако существует определенный порог, после которого компания не может продолжать расти не потому, что достигла своего пика, а потому, что она набирает слишком много власти и влияния и нарушает течение свободной экономики.

Я, конечно, говорю о создании монополии. Так что же такое монополия? Монополия возникает, когда только один продавец или предприятие занимается торговлей каким-либо конкретным товаром. Вы можете спросить, почему это проблема? В конце концов, если есть только одна крупная компания, то разве это не означает, что она достигла экономии за счет масштаба и действительно может продавать вам продукт дешевле и может в конечном итоге быть полностью выгодной для всех участников? Не совсем так.Видите ли, в монополии вообще нет конкуренции, и именно конкуренция заставляет каждого добиваться успеха и постоянно улучшать себя. Представьте, что вы были единственным сотрудником в своей компании, который мог выполнить определенную задачу, и не было бы вообще никаких доступных заменителей, что означало, что вы были незаменимы. Вы бы приложили те же усилия, что и в обычной среде, пытаясь добиться успеха и конкурировать с коллегами-профессионалами, или вы бы просто позвонили по работе и бездельничали, поскольку компания не может вам навредить.Последний вариант является гораздо более распространенным, и точно так же монополия не будет усердно работать и передать всю экономию вам. Фактически, из-за того, что нет других поставщиков и, следовательно, нет жизнеспособных заменителей, компания может взимать столько, сколько хочет, и вы будете обязаны заплатить эту сумму, и именно поэтому монополии являются серьезной проблемой. .

12 самых известных монополий всех времен

Kritchanut / Shutterstock.com

Вот почему по закону монополия определяется как субъект, обладающий значительной рыночной властью, что включает возможность взимать чрезвычайно высокие цены и предотвращать проникновение на рынок. конкурса.Компания не обязательно должна быть очень большой, хотя большинство из 12 самых известных монополий всех времен могут быть такими. Вместо этого компания может быть монополистом, даже если она не очень большая, но является единственным игроком в небольшой отрасли. Теперь может показаться антикапиталистическим ограничивать рост компании, но на самом деле этот шаг прокапиталистический, гарантируя, что у каждого есть шанс войти в отрасль, хотя да, этот шаг был в основном направлен на защиту благосостояния. граждан и всем скептикам, это действительно хороший ход! На самом деле, это отличный ход.Представьте себе, что существует всего одна фармацевтическая компания, производящая все основные лекарства в мире. Он нужен вам, чтобы выжить, и тем не менее компания могла взимать любую цену, которую она хотела, и, возможно, быстро разорила вас. Или, если бы была всего одна автомобильная компания, которая отказалась включать средства безопасности и продавала автомобиль ниже среднего по чрезвычайно высоким ценам. Опять же, вы были бы бессильны, особенно если бы вы жили в стране с небольшой инфраструктурой общественного транспорта. Или даже если нефтяная компания была монополией, а это реальный пример, о котором вы узнаете больше в величайших монополиях всех времен.

Монополии существовали на протяжении всей истории, хотя некоторые из них получили гораздо большую известность, чем другие. Фактически, если одна компания приобретает другую компанию, даже эта сделка имеет отдельные законы, гарантирующие, что приобретение не приведет к созданию монополии, и такие сделки по приобретению могут быть отменены соответствующими регулирующими органами для обеспечения справедливого и свободного рынка. останки. Даже сейчас, когда такие законы намного строже, чем раньше, раздаются крики о том, что некоторые компании фактически являются монополистами и обладают слишком большой властью.Эти компании включают Apple (NASDAQ: AAPL) из-за своего магазина приложений, Google (NASDAQ: GOOG) из-за доминирования в поиске, Microsoft (NASDAQ: MSFT) из-за своей операционной системы два десятилетия назад и даже AT&T (NYSE: T), который сам является потомком одной из самых известных монополий в истории. Тем не менее, технологические компании подвергаются большей критике, поскольку их влияние совершенно беспрецедентно, и велись разговоры о взломе таких компаний, как Facebook (NASDAQ: FB) и Amazon, чтобы гарантировать, что их доминирование не сохранится.Теперь, когда Джо Байден стал новым президентом Соединенных Штатов, а демократы получили контроль как над палатой представителей, так и над сенатом, похоже, что скоро для этих компаний наступит день расплаты. Но пока, тогда давайте углубимся в монополии, которые достигли славы и дурной славы одновременно, начиная с номера 12:

12. Соляная комиссия

Мы начнем с самой старой организации в нашем списке, для которой мы должны вернуться еще более 1200 лет в Китае.Комиссия по соли была организацией, созданной государством, имевшим монополию на торговлю солью в стране. Целью организации был сбор налогов с торговли солью, и, что забавно, только в 2014 году было объявлено об отмене монополии на торговлю солью со стороны государства.

11. Thurn and Taxis Mail

Частная компания управляла почтовой службой еще в 1800-х годах и имела монополию на почтовые услуги. Доминирование компании прекратилось после победы Пруссии, после чего она передала свои активы Пруссии.

Самая высокооплачиваемая подработка для студентов колледжей

Pixabay / Public Domain

10. Компания Гудзонова залива

Компания является канадской монополией на торговлю мехом в Канаде. Компания пользовалась этой монополией до конца 1849 года, когда ее власть окончательно ослабла, и ей пришлось отказаться от части рыночной доли, которой она пользовалась в течение последних двух столетий.

Лучшая биография Tinder для высоких парней

Роман Стецык / Shutterstock.com

9. Luxottica (ESLOF)

Ей принадлежат почти все крупные бренды очков, о которых вы слышали, включая Ray-Ban, Oakley, Sears и многие другие, и ее обвиняли в монопольном ценообразовании на свои премиальные бренды.

Киселев Андрей Валерьевич / Shutterstock.com

8. Голландская Ост-Индская компания

Компания была основана в 17 веке для торговли с Индией и имела монополию на голландскую торговлю пряностями, которая была невероятно прибыльной. Компания печально известна тем, что использует свою власть как монополию для получения большего количества денег и влияния, а также использует насилие, рабство и колониализм в качестве тактики для продолжения роста.

Наталия Назарова / Shutterstock.com

7. Pan Am Airways

Pan Am существовала с 1927 по 1991 год как крупнейшая американская авиакомпания и, как говорят, была монополистом в США, где она также была ее неофициальной перевозчик флага. Ее основная претензия на монополию исходила от ее международных маршрутов, где не было конкуренции с авиакомпанией.

15 стран с самыми строгими в мире таможнями, пограничным контролем и безопасностью аэропортов

Джират Тепаракса / Shutterstock.com

6. De Beers

De Beers — одна из самых противоречивых компаний среди крупнейших монополий всех времен, и это о чем-то говорит. Компании 133 года, и она работает в 35 странах по всему, что связано с алмазами, включая их добычу, розничную торговлю, торговлю, разведку и производство. У нее есть рудники в Южной Африке, Намибии, Ботсване, Канаде и Австралии, и она контролирует около 85% от общего объема торговли алмазами в мире с момента создания до начала 21-го числа, что делает ее сквозной монополией.Несмотря на то, что конкуренция сломила железную хватку компании, ее доля на рынке все еще составляет 30%.

Продолжайте читать 5 самых известных монополий всех времен . Предлагаемые статьи:

Раскрытие: Нет позиции. 12 самых известных монополий всех времен изначально опубликовано на Insider Monkey

Проблема монополии и антимонопольного законодательства Америки, объясненная вашим счетом за Интернет

Летом 2017 года я решил, что пора надеть штаны для больших девочек и попытаться поговорить со своим интернет-провайдером о моем счете.В течение последних нескольких месяцев он постепенно набирал обороты без объяснения причин — не говоря уже об улучшении обслуживания — и я хотел знать, в чем дело. Когда я позвонил в службу поддержки компании, женщина по телефону знала кое-что, чего я не знал: у меня действительно не было других вариантов обслуживания в моем районе. Так что нет, мой счет не будет уменьшен.

Спустя более двух лет я все еще злюсь на это. И да, это могло показаться мелочью. Но это ежемесячное раздражение говорит о более широкой тенденции, о которой все американцы должны знать и о которых сердиться.Отрасль за отраслью, сектор за сектором, электроэнергетика и доля рынка были консолидированы в руках горстки игроков.

В последнее время вы, вероятно, слышали много жалоб на размер и масштабы крупных технологических компаний: Facebook, Google, Amazon и Apple. Но конкуренция не хватает через многочисленных отраслях промышленности, в том числе авиакомпаний, телекоммуникации, лампочками, похоронных шкатулок, больниц, матрацы, детское питание, сельское хозяйство, конфеты, шоколад, пиво, порно, и даже черлидинг, просто назвать несколько примеров.Если вы посмотрите, монополии и олигополии (то есть вместо одной доминирующей компании их несколько) повсюду. Это системная особенность экономики.

Если вы посмотрите, монополии и олигополии повсюду. Это системная особенность экономики.

Мало кто отрицает, что с 1970-х годов подход к антимонопольному регулированию в Соединенных Штатах привел к тому, что в экономике доминирует меньшее количество крупных игроков. Действующие игроки — компании, которые уже существуют — увеличивают свою долю на рынке и становятся более стабильными, и им становится все труднее и труднее конкурировать.Это повлияло на потребителей, сообщества, конкурентов и работников по-разному.

Сторонники невмешательства, мышления свободного рынка в последние десятилетия скажут, что рынки в основном выработались сами собой — если организация вырастет достаточно большой, чтобы стать мегакорпорацией, она заслуживает своего статуса, и лишь горстка игроков в данного места достаточно, чтобы держать цены на низком уровне и все были довольны. Однако растущая группа громких критиков самых разных политических взглядов все чаще предупреждает, что мы зашли слишком далеко.Рост и успех на высшем уровне часто не приводят к успеху для всех, и есть аргумент, что сильная антимонопольная политика и другие меры, сдерживающие концентрацию, в сочетании с государственными инвестициями, нацеленными на технологии создания рабочих мест, могут стимулировать перераспределение и потенциально поднять экономику для большего количества людей в целом.

Если две фармацевтические компании производят лекарство, защищенное патентом, а затем одновременно повышают цены, что это означает для пациентов? Когда две компании, производящие сотовые телефоны, говорят об эффективности своего слияния, что это означает для их сотрудников и как долго на самом деле длится их последующее обещание не повышать цены для потребителей? И, честно говоря, не было бы намного проще удалить Facebook, если бы существовала другая, не менее привлекательная платформа для социальных сетей, помимо принадлежащего Facebook Instagram?

Мы должны спросить правительство и корпоративную Америку, как мы сюда попали.Вместо этого мы просто продолжаем передавать наши деньги.

Серьезно, сердитесь на свой счет за интернет

В 2019 году экономист из Нью-Йоркского университета Томас Филиппон глубоко погрузился в концентрацию рынка и монополии в книге Великий разворот: как Америка отказалась от свободных рынков . И одна из его точек соприкосновения с книгой — Интернет. Глядя на данные, он обнаружил, что Соединенные Штаты отстают от других развитых стран по проникновению широкополосной связи и что цены значительно выше.В 2017 году среднемесячная стоимость широкополосного доступа в Америке составляла 66,17 долларов США; во Франции — 38,10 доллара, в Германии — 35,71 доллара, а в Южной Корее — 29,90 доллара. Как это случилось? По его мнению, во многом это связано с конкуренцией, а точнее с ее отсутствием.

В определенной степени телекоммуникационные компании и провайдеры интернет-услуг представляют собой своего рода естественную монополию, а это означает, что высокие затраты на инфраструктуру и другие препятствия для выхода на рынок дают ранним участникам значительное преимущество. Установка кабельной системы стоит денег, потому что вам придется рыть улицы, подходить к зданиям и т. Д., и как только одна компания делает это, не остается большого стимула делать это снова и снова. Вдобавок ко всему, телекоммуникационные компании платили сверхнизкие сборы — возможно, достаточные для создания студии открытого доступа — за подключение городов и поселков, по сути, в обмен на получение монополии.

Но именно здесь может вмешаться правительство, регулируя сеть или вынуждая компанию, которая ее построила, сдавать ее части в аренду конкурентам. Как отмечает Филиппон, именно это и произошло во Франции: действующий оператор связи был вынужден сдать в аренду «последнюю милю» своей сети — по сути, последний отрезок кабеля, идущий до вашего дома или многоквартирного дома, — и, следовательно, позволить конкурентам при этом также обращаясь к покупателям.

В 2017 году среднемесячная стоимость широкополосного доступа в Америке составляла 66,17 долларов США; во Франции — 38,10 доллара, а в Южной Корее — 29,90 доллара

Однако в США лишь несколько крупных компаний, часто без дублирования, контролируют большую часть телекоммуникационной отрасли, что приводит к высоким ценам и неравномерному подключению. В 2018 году профессор права из Гарварда Сьюзан Кроуфорд изучила случай Нью-Йорка в статье для Wired. Город должен был стать «моделью высокоскоростного интернета в большом городе», объяснила она, после того, как тогдашний мэр Майк Блумберг заключил сделку с Verizon об установке оптоволоконной службы FiOS в жилых домах в 2008 году, положив конец тому, что тогда было Time Местная монополия Warner Cable.В 2015 году в четверти жилых кварталов Нью-Йорка по-прежнему не было FiOS, а каждый пятый житель Нью-Йорка по-прежнему не имел доступа в Интернет дома.

«Сегодня Нью-Йорк мог бы оказаться в совершенно другом положении, если бы эти официальные лица Bloomberg потребовали создания городской оптоволоконной сети. Создание нейтральной, неосвещенной сети «последней мили», которая достигает каждого здания в городе, как уличная сеть, позволило бы городу обеспечить оптоволоконный доступ для всех », — написал Кроуфорд.

Вместо этого несколько штатов (но не Нью-Йорк) заблокировали муниципальную широкополосную связь, чтобы города не могли предоставлять альтернативы местным организациям и конкурировать с ними.Это пример лоббирования в лучшем виде, с тем чтобы могущественные корпорации могли не подпускать конкурентов и взимать плату, сколько захотят.

И дело не только в Интернете. Филиппон обнаружил подобные явления в тарифах на мобильные телефоны, ценах на авиабилеты и во многих других областях из-за отсутствия конкуренции. В интервью New York Times он подсчитал, что корпоративная консолидация обходится американским домохозяйствам дополнительно в 5000 долларов в год.

«В общих чертах, за последние 20 лет в США мы видим, что прибыли традиционных операторов становятся более стабильными, потому что они менее проблемны, их доля на рынке стала больше и стабильнее, и в то же время мы видим многое. лоббирования со стороны традиционных операторов, в частности, чтобы получить одобрение их слияний или защитить их арендную плату », — сказал мне Филиппон.

Действующие компании научились сдерживать конкурентов — и им это позволили

Предполагается, что правительство должно использовать антимонопольное законодательство, чтобы обеспечить конкуренцию и не дать компаниям стать настолько большими, что они вытеснят всех остальных. По сути, антимонопольное законодательство призвано предотвратить антиконкурентные монополии. В последние десятилетия в США регулирующие органы, правоохранительные органы и суды стали более мягко относиться к антимонопольному законодательству, что привело к большему количеству слияний или росту компаний до такой степени, что соперникам трудно оставаться в игре.

«У нас в основном была целая правовая база до 1970-х годов, которая была посвящена защите нашего бизнеса от концентрированного капитала, и поэтому производителям было разрешено сотрудничать множеством различных способов через союзы, кооперативы или различные ассоциации, и они получили помощь в виде кредитов, поддержки, патентов, авторских прав и т. д. », — сказал Мэтт Столлер, директор по исследованиям American Economic Liberties Project, организации, нацеленной на борьбу с корпоративной властью, и автора книги Goliath: The 100-Year Война между монопольной властью и демократией .«Все это было направлено на защиту производителя от капиталистов, и мы просто изменили эти предположения».

По сути, преобладала точка зрения, что рынок в целом может сам о себе позаботиться, и правительству не нужно применять такой практический подход. И со временем это привело к постепенной концентрации.

Например, традиционное экономическое мышление состоит в том, что если прибыль в определенной отрасли становится очень высокой, для новых игроков становится привлекательным выход на рынок, и эти сверхприбыли теряются.Но со временем это становится все менее и менее актуальным в Соединенных Штатах. «Иногда это правда, вы даже можете часто утверждать, что это правда, но это не всегда правда — и если вы не будете осторожны, вы можете оказаться в ситуации, когда это больше не правда, и это именно то, где мы находимся сегодня», — сказал Филиппон.

У действующих компаний есть множество механизмов, затрудняющих доступ конкурентов, и они используют различные тактики, чтобы не допустить их — хищническое ценообразование, патенты, контракты и т. Д.

Amazon смогла выкупить конкурента, снизив цены до тех пор, пока компания не была вынуждена продать. Рик Т. Уилкинг / Getty Images

В 2016 году Лина Хан, ныне советник подкомитета Палаты представителей по антимонопольному законодательству, написала влиятельный документ по антимонопольным вопросам, связанным с Amazon. В нем она использовала пример Amazon и Quidsi, компании электронной коммерции, которая управляла Diapers.com. Amazon пыталась купить Quidsi в 2009 году, а после отказа основателей Amazon снизила цены на подгузники и другие детские товары и запустила новую услугу Amazon Mom. Quidsi не успевал — у Amazon есть ресурсы, чтобы снизить цены и получить удар, чтобы конкурировать, а у Quidsi нет.И поэтому в 2010 году он был продан Amazon. Регуляторы посмотрели на то, что произошло, но не стали возбуждать дело против Amazon, а Amazon позже отменила скидки и вернулась к прежним ценам. Снижая цены, она фактически вытеснила Quidsi.

Varsity Brands, принадлежащая частной инвестиционной компании Bain Capital, имеет монополию на индустрию поддержки. Столлер недавно изложил тактику, которую использует для достижения своей позиции и ее сохранения. Компании удалось вертикально интегрировать несколько уровней индустрии поддержки, от соревнований до одежды, и поглотить больших и малых конкурентов.Его конкурентам не разрешается демонстрировать свою одежду на мероприятиях Университета, и он предлагает тренажерным залам контракты, которые дают им денежную скидку, если они отправляют чирлидеров на его соревнования и заставляют их покупать его оборудование. Она подала иск о нарушении авторских прав на свою униформу в Верховный суд. В сериале Netflix 2020 года Cheer показана монополия Университета, и последствия этого очевидны: чтобы смотреть соревнования по черлидингу, люди должны платить за конкретное приложение Университета. Их больше не показывают на ESPN.

«Университетская школа использует прекрасные аспекты черлидинга для получения невероятных доходов, которые приносят им только пользу», — сказала Кимберли Арчи, основательница Национального фонда поддержки здоровья.

Amazon отказалась комментировать эту историю, а Varsity Brands не ответила на запрос о комментариях к этой истории.

Это еще не все, чтобы сказать, что антиконкурентное поведение всегда разрешено, а слияния иногда не блокируются. В феврале Федеральная торговая комиссия подала в суд, чтобы заблокировать компанию Edgewell, занимающуюся личной гигиеной, от приобретения стартапа Harry’s по производству бритв.Министерство юстиции также проверило практику Live Nation после ее слияния с Ticketmaster в 2010 году и заявило, что объединенная компания подтолкнула заведения к использованию Ticketmaster по сравнению с другими компаниями по продаже билетов.

Речь идет о ценах, но это еще не все.

Большая часть опасений по поводу корпоративной концентрации сводится к тому, что она может привести к росту цен. Чем меньше вариантов, тем меньше у потребителей мест для совершения покупок и тем меньше давления будет поддерживать низкие цены.

Антимонопольные органы и регулирующие органы при рассмотрении потенциального слияния или поглощения или при рассмотрении вопроса о том, ведет ли компания антиконкурентное поведение, должны применять стандарт благосостояния потребителей. В принципе, для компании нормально быть действительно большой, если это не причиняет вреда потребителю. Эта концепция была впервые представлена ​​консервативным судьей Робертом Борком в 1978 году, и с тех пор она во многом определяет антимонопольную политику США. Постановления судов с течением времени стали более снисходительными в антимонопольных делах, делая практику, которая когда-то была незаконной, законной.И Министерство юстиции и Федеральная торговая комиссия, два федеральных регулятора, наиболее вовлеченных в антимонопольные вопросы, также стали более слабыми.

По сути, для компании нормально быть действительно большой, если это не причиняет вреда потребителю

В первую очередь, стандарт благосостояния потребителей напрямую повлиял на то, платят ли они более высокие цены. Но в большинстве случаев цены все равно растут.

Иногда, как показывает книга Филиппон, рост цен постепенный. С меньшим количеством игроков в пространстве некому соперничать, чтобы заставить их отступить.Или конкуренты будут повышать цены одновременно — например, в фармацевтической промышленности цены на конкурирующие лекарства иногда повышаются одновременно. Когда компании объединяются, они часто утверждают, что «эффективность» — объединенные цепочки поставок, общие ресурсы или увольнения сотрудников, которые могут привести к увольнениям — улучшат положение потребителей и снизят затраты, но если с ними некому будет конкурировать может произойти обратное. В отчете New York Times за 2018 год было обнаружено, что слияние больниц в большинстве случаев приводит к повышению цен на госпитализацию.

Но помимо потребительского ценообразования, защитники антимонопольного законодательства отмечают, что есть и другие факторы, которые следует учитывать. Корпоративная концентрация означает, что компаниям приходится меньше конкурировать за работников, что может привести к снижению заработной платы. Монополии и олигополии также могут нанести вред поставщикам — если Amazon станет достаточно большим и мощным, он сможет контролировать, какие грузоотправители, такие как FedEx и UPS, могут взимать с него плату.

Потребители также теряют возможность голосовать кошельком и глазами — в основном, сказать, что мне не нравится, что производит компания, сколько она взимает или как она себя ведет, и уйти куда-нибудь еще.Просто посмотрите на Facebook. «Как только они добились монополии, они сказали:« Забудьте правила », и были правы. Каждый раз, когда их ловили на обмане, ничего не происходило, потому что идти было некуда », — сказал Филиппон.

Amazon действительно снижает цены, а услуги Facebook бесплатны для потребителей, но это не означает, что их доминирование является хорошим. Все больше и больше исследований связывают концентрацию с более высокими ценами для потребителей, более низкой заработной платой для рабочих и другими событиями, которых вы не ожидаете увидеть в конкурентной экономике.

Так же, как переход к монополизации был постепенным, усиление конкуренции может занять много времени

Нет единого средства для увеличения конкуренции в экономике США, и даже от сектора к сектору, это действительно сложно. Одно дело — призвать Instagram отделиться от Facebook, но никто не согласен с тем, как исправить практически что-либо в американской системе здравоохранения.

Хорошо, что антимонопольное законодательство получает больше эфирного времени, а политики, пресса и общественность уделяют больше внимания корпоративной концентрации и ее последствиям.В последнее время основное внимание уделяется технологическим гигантам: регулирующие органы и законодатели на уровне штатов и федеральном уровне запускают расследования и проводят слушания. Сенаторы Элизабет Уоррен и Берни Сандерс выступили против влиятельных корпораций в предвыборной кампании, а справа сенатор-республиканец Джош Хоули предпринял крестовый поход против больших технологий.

Но чтобы что-то изменилось, потребуется гораздо больше, чем общественное давление. Во-первых, часто трудно понять, насколько монополизирована экономика.Десятки брендов могут быть объединены под одной крышей, и многие люди даже не осознают этого. Но, как я отмечал в 2018 году, монополии действительно везде:

Например, четыре компании контролируют 97 процентов сектора сухих кормов для кошек: Nestlé, J.M. Smucker, Supermarket Brand и Mars. Согласно отчету, Nestlé владеет 57-процентной долей в отрасли, владея такими брендами, как Purina, Fancy Feast, Felix и Friskies.

Altria, Reynolds American и Imperial занимают 92% рынка сигаретной и табачной промышленности.На долю Anheuser-Busch InBev, MillerCoors и Constellation приходится 75 процентов пивоваренной промышленности. На Хилленбранд и Мэтьюз приходится 76 процентов производства гробов и шкатулок.

Эксперты и защитники выдвинули ряд идей по восстановлению здоровой конкуренции в экономике и возрождению регулирующих органов. Некоторые из них повлекут за собой новые законы и рамки, что, учитывая текущее положение дел в Вашингтоне, кажется маловероятным — Конгресс с трудом может согласиться финансировать правительство, не говоря уже о том, чтобы провести коренную перестройку работы экономики США.Но это было в прошлом, и совсем недавно, в 20 веке. «То, что произошло в рамках Нового курса, было систематической атакой на все аспекты старого порядка, и старый порядок был в некоторой степени похож на то, что мы имеем сейчас», — отметил Столлер.

Но даже без всеобъемлющего законодательства регуляторы, правоохранительные органы и суды могут многое сделать в соответствии с существующим законодательством. Федеральная торговая комиссия и Министерство юстиции могут более активно проверять слияния и деятельность компаний, а судьи могут заключать сделки. После того, как FTC одобрила приобретение фармацевтической компанией Bristol-Myers Squibb другого производителя лекарств Celgene в ноябре прошлого года, комиссар от Демократической партии Рохит Чопра в своем несогласии предупредил об опасностях регулирующих органов, игнорирующих очевидные риски и вместо этого придерживаясь статус-кво.«Когда сторожевые псы завязывают глаза или не могут развиваться вместе с рынком, миллионы американских семей могут пострадать от последствий», — написал он.

Итак, вернемся к моему счету за интернет, с которого все началось: летом 2018 года я переехал в квартиру и радостно позвонил своему интернет-провайдеру, чтобы отменить услугу. Человек на другом конце провода спросил, куда я иду; Я сказал им, что это тот же район, другой район. Разве вы не знаете — та скидка, которая была у меня изначально, та, которая исчезла по мере того, как мой счет постепенно рос, теперь каким-то образом снова стала доступна.Оказывается, в моем новом доме было несколько вариантов.

Подпишитесь на рассылку новостей о товарах. Дважды в неделю мы будем присылать вам лучшие истории о товарах, в которых рассказывается, что мы покупаем, почему мы это покупаем и почему это важно.

вокс-метка

Подпишитесь на Новостная рассылка Товары

Получайте нашу рассылку по электронной почте два раза в неделю.

Понимание того, как монополии влияют на рынки

Что такое монополия?

Монополия — это рынок с одним продавцом (называемым монополистом), но со многими покупателями.На абсолютно конкурентном рынке, который состоит из большого числа как продавцов, так и покупателей, ни один покупатель или продавец не может влиять на цену товара. В отличие от продавцов на совершенно конкурентном рынке, монополист осуществляет существенный контроль над рыночной ценой Формула потребительского излишка Потребительский излишек — это экономическая мера для расчета выгоды (т. Е. Излишка) того, что потребители готовы платить за товар или товар.

Количество, продаваемое монополистом, обычно меньше, чем количество, которое было бы продано в фирме с совершенно конкурентной конкуренцией, а цена, взимаемая монополистом, обычно больше, чем цена, которую установила бы совершенно конкурентная фирма. фирма.В то время как фирма с совершенной конкуренцией — это «покупатель цены», монополист — «производитель цены». Монополия похожа на монопсонию, то есть рынок с множеством продавцов, но только с одним покупателем.

Понимание монополии

Монополист может поднять цену на продукт, не беспокоясь о действиях конкурентов. На абсолютно конкурентном рынке, если фирма поднимает цену на свою продукцию, она обычно теряет долю рынка, поскольку покупатели переходят к другим продавцам. Ключом к пониманию концепции монополии является понимание этого простого утверждения: монополист является маркетмейкером и контролирует количество товара / продукта, доступного на рынке.

Однако в действительности максимизирующий прибыль монополист не может просто назначать любую цену, которую он хочет. Рассмотрим следующий пример: Компания ABC владеет монополией на рынке деревянных столов и может взимать любую цену, какую пожелает. Тем не менее, компания ABC понимает, что если бы она взимала 10 000 долларов за деревянный стол, никто не стал бы их покупать, и компании пришлось бы закрыться. Это потому, что потребители будут заменять деревянные столы другими товарами, такими как железные или пластиковые столы.

Таким образом, Компания ABC установит такую ​​цену, которая позволит ей получить максимально возможную прибыль.Для этого монополист должен сначала определить характеристики рыночного спроса.

Понимание решения монополиста

905 45 6 6
Количество (Q) Цена Общий доход (TR) Средний доход (AR) Предельный доход (MR) Маржинальный доход (MR)
TR / Q
1 10 10 10 10
2 9 905 905 905 905 905 905 905 905 905 905 905 905 8 24 8 6
4 7 28 7 4
5 6 5 30 5 0
7 4 28 4 -2

9 0005

Рассмотрим следующий пример.Компания ABC — единственный продавец деревянных столов в маленьком городке. В таблице выше показана кривая спроса, с которой сталкивается компания ABC, а также доход, который она может получить от продажи деревянных столов.

Первые два столбца показывают кривую спроса, с которой сталкивается монополист. Если монополист поставляет на рынок только один деревянный стол, он может продать этот стол за 10 долларов. Если монополист производит и поставляет на рынок два деревянных стола и хочет продать оба, он должен снизить цену до 9 долларов. Точно так же, если монополист производит и поставляет три деревянных стола, он должен снизить цену до 8 долларов, чтобы продать их все.

В третьем столбце показан общий доход, который монополист может заработать, продав различное количество деревянных столов. Пятая колонка показывает предельный доход монополиста. Это дополнительный доход, получаемый монополистом, когда он увеличивает количество, продаваемое на рынке, на одну единицу.

Для монополиста предельный доход всегда меньше или равен цене товара. Это происходит потому, что монополист является единственным продавцом на рынке и, таким образом, сталкивается с кривой рыночного спроса, имеющей наклон вниз.Например, если компания ABC увеличит производство и поставку с трех деревянных столов до четырех деревянных столов, ее общий доход увеличится всего на 4 доллара, даже если она взимает 7 долларов за деревянный стол.

Затраты, которые несет монополист, зависят от характера производственного процесса. Рассмотрим пример монополиста, который хочет расширить производство. Товар, производимый монополистом, требует для своего производства большого количества квалифицированной рабочей силы, а квалифицированной рабочей силы не хватает.

Таким образом, по мере того, как монополист увеличивает выпуск, он должен платить больше за квалифицированную рабочую силу (по мере того, как квалифицированная рабочая сила становится меньше, она требует более высокой цены).Это приводит к тому, что монополист сталкивается с восходящей кривой предельных издержек, как показано ниже.

Монополист производит такое количество товара, которое отражает точку равновесия предельного дохода и предельных затрат. Формула предельных затрат Формула предельных затрат представляет собой дополнительные затраты, понесенные при производстве дополнительных единиц товара или услуги. Предельные затраты — это изменение общих затрат на производство при увеличении производства на одну единицу. Цена, взимаемая монополистом, зависит от кривой рыночного спроса.

Источник: Принципы экономики Н. Грегора Мэнкью

Измерение монопольной власти — индекс Лернера

Обычный показатель монопольной власти на рынке обеспечивается индексом Лернера.

L: Индекс Лернера

P: Цена товара

MC: Маржинальная стоимость товара

4 CFI, официальный поставщик

9000 Глобальный аналитик финансового моделирования и оценки (FMVA) ® Сертификация FMVA® Присоединяйтесь к более чем 850 000 студентов, которые работают в таких компаниях, как Amazon, J.П. Морган и программа сертификации Ferrari, призванная помочь любому стать финансовым аналитиком мирового уровня. Чтобы продолжить обучение и продвинуться по карьерной лестнице, воспользуйтесь следующими бесплатными ресурсами CFI:

  • Рыночная экономика Рыночная экономика Рыночная экономика определяется как система, в которой производство товаров и услуг регулируется в соответствии с меняющимися желаниями и возможностями
  • Командная экономика Командная экономика Наиболее экономичная активность в странах по всему миру существует в диапазоне от чистой рыночной экономики до экстремально властных
  • Закон предложения Закон предложения Закон предложения является основным принципом в экономике, который утверждает, что, если все остальное является постоянным, рост в цене товара
  • Неэластичный спрос Неэластичный спрос Неэластичный спрос — это когда спрос покупателя не меняется так сильно, как меняется цена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.