Что грозит россии в ближайшее время: насколько еще хватит «путинской стабильности» :: Мнение :: РБК

Содержание

Что ждёт Россию в ближайшем будущем? Составьте свой прогноз

С одной стороны, точно не совсем понятно, что дальше будет с коронавирусом. С другой — есть политические риски, которые тоже могут повлиять на положение тех или иных форм бизнеса. 

«Например, недавно были приняты поправки к закону о просвещении: это один из примеров избыточного и к тому же без нужды политизированного регулирования, которое демонстрируют российские органы власти. Принимаемый закон отбрасывает общество на десятилетия назад. Избыточное регулирование продолжит распространяться на интернет и онлайн-услуги. Но есть и хорошая новость: как бы интернет ни регулировали, нельзя совсем оградиться от всего мира. Даже у Китая не получается», — уверена Маргарита Завадская. 

Она предполагает, что изоляционистский курс российского правительства останется тем же: власть страхует свои политические риски, которые часто к повседневной жизни россиян, особенно тех, которые не занимаются какой-то активной деятельностью, отношения не имеют.  

«Мир власти будет всё дальше от обычных людей и предпринимателей. Если и введут какие-то дополнительные внешнеполитические санкции, то они будут нацелены не на людей из малого бизнеса, а на представителей российских политических кругов. В ответ на санкции российское правительство может принимать решения, страхующие риски крупного и близкого к государству бизнеса, но малое предпринимательство это вряд ли затронет», — считает Завадская.

А вот консультант по развитию территорий и футуролог Артём Желтов предрекает обществу фрустрацию — независимо от того, как будут развиваться события дальше и что будет происходить с экономикой. 

«Дело вот в чём: массовая культура долго готовила нас к глобальным катастрофам, когда с упоением рассказывала нам об эпидемиях зомби, мегакатаклизмах и прочих ужасах. Но у медиакатастроф есть две важные особенности — они всегда мегадраматичны и происходят «где-то далеко и не с нами», щекочут нервы, но лично не затрагивают. Пандемия ковида формально не подошла ни к одному из этих критериев. Она одновременно была не столь драматична, как смертоносные эпидемии из кино и сериалов, и одновременно затронула всех и каждого: отсидеться в сторонке никому не удалось», — говорит Желтов. 

Он уверен: в этом смысле текущий кризис, с одной стороны, не создал достаточных масштабов трагедии, а с другой — коснулся всех. 

«Поэтому при любом сценарии выхода из кризиса рядом неизбежно будут идти разные формы фрустрации. Либо из-за того, что катастрофа случилась и — сюрприз — ликвидация последствий событий подобного масштаба займёт серьёзное время. Либо потому, что всё недостаточно драматично и во фрустрированном организме обывателя не хватает адреналина».

Блог Александра Алтуняна — Катастрофа – вот, что обещают России в ближайшем будущем и либералы, и патриоты, и негодяи

Я заметил, что в последнее время у большинства симпатичных мне экспертов, публицистов и просто хороших людей заметно поднялся уровень пессимизма. Никто уже не верит в то, что возможны какие-то положительные изменения в стране. Рассуждают, примерно, так: 

 

«Путин идет на новые два срока. Ходорковский и другие политзаключенные будут сидеть. Коррупция нарастает. Последние деньги, оставшиеся в стране, продолжают тратить в нарастающем темпе. Принимаются все новые и новые мегапроекты  с миллиардными бюджетами. Еще недавно власть говорила: не хотим строить, потому что разворуют. Но в какой-то момент, примерно, два-три года назад до них дошло: надо тратить, пока не поздно; пусть воруют, зато будут лояльны. Уже не борцы с коррупцией и солдатские матери, сама армейская прокуратура говорит о миллиардных откатах при армейских заказах. Коррупция поглощает все.

 

 Проблемные регионы, Кавказ, заливают деньгами. Америка тоже, между прочим, пыталась залить Ирак и Афганистан денежным дождем. Деньги ушли в песок. Крови и потерь от этого не стало меньше. Больше стало только долларовых миллионеров. А наша страна, тем временем, медленно, но верно идет к гибели, к развалу. Население не доверяет центральной и местной власти, не  способно к модернизации, а власть не хочет стать проводником реальной модернизации, удовлетворяясь тратой миллиардов на потемкинские деревни. Сейчас потратят, т.е. растащат, все накопленные миллиарды, выкачают нефть и газ, и… свалят, предварительно устроив в стране беспорядки и спровоцировав хаос. А из хаоса каждая из составных частей России будет уже выходить самостоятельно».

 

 Все это правильно, все верно. Не учтена только одна деталь: страна состоит из людей. Страна может развалиться, люди никуда не денутся. И эти люди не хотят умирать. Очень медленно, по чуть-чуть, люди приспосабливаются к действительности, понимают, что происходит, не верят начальству, не доверяют институтам власти и поддержания порядка.

 

 Между прочим, любопытная деталь. Либеральная интеллигенция, проникнувшись предчувствием гибели и развала страны, в своем искренно катастрофическом мироощущении транслирует установки очень схожие с катастрофическими установками, транслируемыми официальным пропагандистским аппаратом. Угрозы только, согласно официальной пропаганде, несколько иные: страна на грани гибели! вокруг враги! везде бардак! нас хотят расчленить и съесть! а нефть выкачать и т.д.

 

Я сам грешен, до сих пор считаю, что страна на грани развала. Но проблема ведь не в этом. Развалится страна, или не развалится, модернизировать или не модернизировать – все это так далеко от простого вопроса: Какое решение примет завтра судья Распопов в Вельском райсуде? И почему сегодня по всей Москве вдруг начали менять асфальт?

Модернизация по-путински, по-новорусски – это абрамовичу (имя нарицательное) дают кредит на пару миллиардов под 0,5%, он покупает миллион навигаторов системы Глонасс, их развешивают коровам на рога, а пастух дядя Ваня сидит на пригорке и следит за перемещением коров в своем лаптопе. Т.е. должен сидеть. Он и сидит, но только без лаптопа, потому что, кто же ему даст этот лаптоп? Лаптоп будут держать в кабинете у местного главы администрации. (Не в обиду армейским будет сказано, но сегодня, 30 августа, прошла информация, что для десантных частей будут закуплены эти самые навигаторы Глонасс, чтобы офицеры могли наблюдать за перемещением своих орлов.)

Нам не модернизация нужна, по-медведевски, по-китайски или по-японски, а обычная работа, простое желание сделать жизнь немного лучше, удобнее, чище, комфортнее. Чтобы пастух Ваня починил свое крыльцо, сменил проводку у себя в избе, чтобы навигаторы Глонасс покупались за свои деньги теми, кому они нужны. А рассуждения на тему, почему же этот пастух Иван не чинит свое крыльцо, пьет каждый Божий день и ненавидит соседа с машиной, и какие ценностями он при этом руководствуется, и что страна погибнет, если пастух Иван не будет в онлайне видеть своих коров на экране монитора – все от лукавого.

Добро еще власть пытается понять, как им лучше и точнее настроить пропагандистскую машину, но нам-то самим, людям доброй воли, зачем забивать себе голову никому не нужными «исследованиями» и очередными попытками «спасти страну», транслируя ей «положительные модерные» ценности? Ну, и что из того, что, с точки зрения западной цивилизации, мы выглядим «традиционалистскими» эскапистами и т.д.? Что, из-за этого нам уже не нужно ездить в Европу, любить хорошие машины, стремиться дать детям хорошее образование? Неужели этот «традиционализм» помешает пастуху Ване когда-нибудь все-таки починить крыльцо, его жене отвоевать у начальства газификацию, а его детям заинтересоваться компьютерами?

Катастрофизм, тем более, глобальный или национально-шовинистический — все это так глупо и примитивно. Эта страна пережила Сталина, пережила монголов, Ивана, пережила Петра. И вот теперь пришел маленький подполковник, и что, вы хотите сказать, что ему суждено поставить точку? Съесть страну и уничтожить ее лучших людей? Да слишком много чести для этого человека. Никуда страна не исчезнет, не исчезнет народ. Не для того этот народ жил столько столетий, не для того писали и творили его гении, чтобы пришел некто, похожий на нынешнего премьера, и похоронил страну. Разворовать, жизни людям поломать, или даже забрать жизнь у конкретных хороших людей, – да, на это они способны, а страну похоронить – нет, шалишь.

Речь не о том, что нет таких угроз, которые могут привести Россию к катастрофе. Есть, и их много. Но все, повторяю, все эти катастрофы, в том числе и природные, преодолеваются путем работы, нудной, кропотливой ежедневной работы, часто очень далекой от того, что понимают под красивыми словами «модернизация» и «спасение страны».

Всегда есть вероятность, что та или иная страна может погибнуть. Она очень маленькая эта вероятность, но она есть. Но что именно послужит определяющим моментом, какие именно угрозы фатальны, определить не может никто. Речь не о том, что всеобщая коррупция, повальное воровство, ложь и цензура не могут стать причиной разрушения страны. Конечно, могут. Я о другом. Я о том, что многие хорошие люди заняты нудным делом по доказыванию, что «без модернизации страна погибнет», что «коррупция разрушила страну», что в России господствуют «традиционалистские представления о власти». Я о предложенных президенту мерах по борьбе с коррупцией, по модернизации и пропаганде модерных ценностей.

Как может система, которая существует только благодаря коррупции, начать с ней бороться? Предложения, которые получает Медведев, всякие законодательные акты и прочие комиссии – все это, опять же, благоглупости. Не будет высшая власть с коррупцией бороться. Очки втирать – пожалуйста, а бороться — нет.

Бороться с ней могут, и уже борются, и будут бороться простые, обычные люди, в число которых могут попасть, хотя это и маловероятно, и крупные чиновники. Именно обычные люди своим честным трудом, пользуясь теми маленькими ручейками информации, которые до нас доходят, будут постепенно менять климат в стране. Это уже есть, и этот процесс будет нарастать. Так будет обязательно. Можно запугать одного судью Распопова, можно запугать многих судей, но нельзя уничтожить во всех судьях желания поступать по совести. Это желание природно и сидит во всех, уничтожить его нельзя. Можно купить одного известного журналиста, можно купить многих, но всех купить нельзя.

Общество – это самоизлечивающийся организм. Для того, чтобы не прекратился процесс самооздоровления нужно всего ничего: немного правдивой информации, возможности, пусть и ограниченной, публичности. Ну, и конечно, время. Сегодня у нас есть источники информации (а вот вопрос о наличии времени остается открытым). Сегодня журналисты и все заинтересованные знают не только правду власти и правду газеты «Твой день», но и правду Ходорковского, правду Чириковой, правду газеты «Коммерсант» и «Новой газеты», той же МК, правду сотен и тысяч блогеров. И эти интересующиеся информацией будут центрами распространения «нормальности».

Речь не о том, чтобы, получив правдивую информацию о разгоне демонстрации московским ОМОНом, геройским образом бросаться на представителей власти и физически бороться с «преступным режимом». Речь о том, чтобы перестать рассматривать себя как жертву «преступного режима», вынужденную быть или «героем-борцом», или обывателем-приспособленцем, пытающимся выжить.

Нужно привыкнуть к тому, что быть честным – это нормально. Это не героизм. За это не надо ждать поощрений и наград, это в порядке вещей, это в натуре человека. Судья Распопов, как и судья Данилкин, не геройский поступок должны были совершать, не «входить в историю», как почему-то очень многие призывали их сделать, имея в виду, что Ходорковского и Лебедева надо оправдать (выпустить по УДО).

Данилкин и Распопов могли остаться нормальными простыми профессиональными людьми, которые ложатся спать с чистой совестью, которые с чистой совестью просыпаются и делают свои маленькие и большие повседневные дела. Они могли просто остаться обычными судьями, творящими правосудие в меру своих способностей и понимания. Не героями, портреты которых вынесет либеральная оппозиция на следующий митинг в Москве или Питере, а скромными, делающими свое дело на своем месте судьями. Но они предпочли именно войти в историю и на всю свою дальнейшую жизнь остаться морально ущербными людьми, совершившими уголовное преступление. (Самое малое обвинение – сознательное причинение вреда здоровью – ст. 112 УК, ч.2, при отягчающих обстоятельствах: организованной группой; двум и более лицам.)

Ребята, нам надо понять, что в определенных обстоятельствах отказаться от судейской пенсии – это не героизм, это нормальный поступок для обычного среднестатистического судьи. Наталья Васильева, помощник судьи, смогла это понять.

Предугадать, что послужит непосредственным спусковым механизмом возможного развала страны не сможет ни один из современных «экспертов». Так же, как ни один из серьезных людей в 1916 году не смог бы назвать среди самых опасных врагов империи немецкие деньги, Ульянова, Троцкого, Сталина и Ко. А ведь уже и спасти ничего было нельзя, ничего бы не помогло, кроме одного: честной работы. Но и тогда, не спасать монархию надо было, мимоходом обделывая свои делишки, чем занималась придворная камарилья, а честно работать.

Вот, собственно, и все. Выводы простые: нам дана в руки прекрасная страна, огромная, богатая, разнообразно интересная. Мы пока не знаем, что с этим богатством делать и как им лучше распорядиться. Да, собственно, мы пока не знаем, и что нам делать с самими собой. Власть делает все возможное (в том числе, изучая нас и наш духовный мир и ценностные ориентации), чтобы мы и дальше не знали. Гибель народа, страны, языка на повестке дня не стоят.

Стоим пока мы сами в состоянии прострации и смотрим, как деловые люди выносят из нашего дома утварь, вывозят хлеб из амбаров, выводят скот, размечают и нарезают нашу землю, и все время обещают нас спасти и о нас позаботиться. Ну, постояли, и будет. Пора и в ум прийти. Не в смысле того, чтобы перебить «деловых людей», а просто, чтобы выйти из состояния изумления, а то ведь так не долго и окачуриться с голоду. Ведь нам надо жить, надо есть и пить, а для этого надо хлеб сеять и коров доить. А чтобы хлеб сеять, земля нужна и далее по списку.

 

Аналитики рассказали, что ждет Россию после новых санкций от США — Газета.Ru

В рейтинговом агентстве Moody’s заявили, что новые американские санкции против российского госдолга могут повлиять на долгосрочную стратегию министерства финансов РФ, однако в будущем с негативным эффектом от введенных ограничений Москве удастся справиться. Об этом сообщает РБК.

По словам экспертов, санкции в дальнейшем будут еще больше ограничивать власть в выборе вариантов бюджетной политики. На сегодняшний день серьезных проблем от данных ограничений нет, так как у РФ существуют финансовые резервы, а также у государства низкая потребность в заимствованиях.

Аналитики спрогнозировали несколько сценариев развития событий в ответ на американские действия. Минфин может перейти на выпуск облигаций федерального займа (ОФЗ) с более короткими сроками обращения, а также начать активнее использовать бюджетные остатки. В свою очередь Банк России может предоставить дополнительную ликвидность банковской системе для смягчения шока от санкций, говорится в документе.

Отмечается, что для России гораздо неприятнее и опаснее расширение ограничений в отношении госдолга. Так как это может заставить Минфин отказаться от наращивания заимствований. Кроме того, это небезопасно в отношении планов правительства по улучшению уровня жизни населения.

Ранее пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков ответил на вопрос журналистов в ходе пресс-конференции будет ли ответ российской стороны на американские санкции болезненным.

15 апреля президент США Джо Байден подписал указ о введении санкций в отношении России. Санкции введены против 16 организаций и 16 физлиц, якобы связанных с приписываемым РФ вмешательством в американские выборы. США также высылают 10 российских дипломатов.

После этого российский МИД вызвал посла США в стране Джона Салливана и объявил ему, что в ближайшее время Москва представит серию ответных мер на введенные Вашингтоном санкции.

«Ситуация может выйти из-под контроля» США ввели новые санкции против России. Чем грозит миру конфликт двух сверхдержав?: Политика: Мир: Lenta.ru

Растущая напряженность между Москвой и Вашингтоном в последние недели заставила многих вспомнить времена холодной войны и испугаться повторения Карибского кризиса 1962 года. И вот американский лидер Джо Байден позвонил российскому президенту Владимиру Путину и предложил провести личную встречу. Казалось бы, кризис миновал, и стороны сделали шаг в сторону если не мира, то хотя бы перемирия. Однако новые санкции США, высылка российских дипломатов из Вашингтона и очередная порция обвинений вновь смешали все карты. «Лента.ру» разобралась, состоится ли в таких условиях саммит президентов, удастся ли США и России спасти отношения и какую роль во всей этой истории играет украинский фактор.

Взаимодействие России с новой администрацией США началось, в общем-то, с положительной ноты. Сторонам удалось оперативно договориться о продлении ключевого соглашения о контроле за вооружениями — Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), а глава МИД России Сергей Лавров даже обсудил со своим американским коллегой Энтони Блинкеном возможное сотрудничество стран в области вакцин против коронавируса.

Все пошло под откос после нашумевшего интервью Байдена телеканалу ABC News, в котором он пригрозил России «расплатой» и резко высказался в адрес Путина. Реакция Москвы на подобные заявления не заставила себя ждать и даже оказалась в чем-то беспрецедентной: посла России в США Анатолия Антонова срочно вызвали в Россию для консультаций. Последующие недели Москва и Вашингтон продолжили обмениваться взаимными обвинениями, и все чаще стали звучать опасения, что страны столкнулись с одним из глубочайших кризисов в отношениях за всю историю.

Телефонный разговор Байдена и Путина 13 апреля подарил надежду на выход из пике. Американский лидер сам позвонил российскому коллеге, чтобы обсудить двусторонние отношения и международную повестку, и даже предложил провести личную встречу в третьей стране. На новости о возможном саммите российского и американского лидера положительно отреагировали рынки, а Австрия, Финляндия, Чехия и Швейцария даже вызвались принять его на своей территории.

Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

Но вот, новый поворот — спустя всего два дня после беседы Байден вводит новые и масштабные антироссийские санкции. В санкционные списки попали более 30 российских физлиц и организаций, которых обвинили во «вмешательстве в выборы». США также вышлют 10 дипломатов, которых Вашингтон подозревает в сотрудничестве с разведслужбами России. Под рестрикциями оказались и участники строительства Керченского моста, крымские чиновники и даже следственный изолятор в Симферополе.

Материалы по теме

16:24 — 15 апреля

19:15 — 13 апреля

Более того, новые санкции запрещают американским компаниям напрямую приобретать российские долговые обязательства, выпущенные Центробанком, Фондом национального благосостояния и Минфином. Белый дом также обвинил Службу внешней разведки России в причастности к широкомасштабной кампании кибершпионажа с использованием программного обеспечения фирмы SolarWinds.

Сам Байден рассказал, что мог бы пойти на еще более жесткие меры в отношении России, но не стал. «Соединенные Штаты не хотят запускать цикл эскалации и конфронтации с Россией. Мы хотим стабильных, предсказуемых отношений», — подчеркнул американский лидер. Но тут же добавил: если того потребуют обстоятельства, то в Вашингтоне готовы к введению новых санкций против Москвы.

Эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) и журналист Алексей Наумов обращает внимание на «иранизацию» санкций против России: если раньше в черный список могли попасть только предприятия, работающие в технологическом или оборонном секторе, то теперь, как и в случае с Ираном, это может произойти с абсолютно любыми российскими компаниями. По мнению Наумова, это может привести к тому, что иностранный бизнес будет «чураться» российских компаний из-за страха попасть под санкции США. «Это игра вдолгую, «токсинизация» российской экономики», — подмечает он.

Москва пока еще не решила, как именно отреагировать на санкции Вашингтона, но в МИД предупредили: ответ не заставит себя ждать и будет жестким. В администрации Байдена парировали готовностью «ответить на ответ» Москвы новыми санкциями, но тут же оговорились: в интересах обеих стран все же сойти с пути эскалации

При этом новые санкции ставят под вопрос возможность встречи между российским и американским лидерами. Еще на стадии предположений СМИ о возможных санкциях в Кремле предупреждали: подобный шаг явно не поспособствует проведению встречи двух президентов. В Белом доме, напротив, считают, что провести саммит в ближайшие месяцы теперь «жизненно важно», а предложение Байдена называют действительным.

Очередность действий Байдена может озадачить: зачем говорить о готовности наладить отношения с Россией и предлагать Путину встретиться, а потом вводить санкции, которые неизбежно Москву разозлят? Впрочем, все гораздо логичнее, чем может показаться на первый взгляд. Программный директор РСМД Иван Тимофеев считает, что такой шаг призван продемонстрировать американской аудитории, что предложение о встрече не уступка, и что Байден выходит на саммит с Путиным с позиции силы.

Фото: Andrew Harnik / Reuters

Бывший дипломат и профессор Католического университета Америки Майкл Киммейдж тоже не видит никаких противоречий. Новые санкции полностью укладываются в риторику Байдена и никак не исключают готовность к взаимодействию по ограниченному спектру тем. Киммейдж рассказал «Ленте.ру», что США фактически пытаются «усидеть на двух стульях» одновременно: активно противостоят России по важным для себя вопросам, но оставляют пространство для дипломатии и взаимодействии в тех сферах, где Вашингтону это на руку.

Санкции показывают, что в первую очередь на повестке стоит противостояние с Россией и убежденность администрации Байдена в том, что нужно что-то делать с Россией, как-то «наказать» ее и противостоять действиям российского правительства. А диалог и взаимодействие с Москвой уже вторичны: получится — замечательно, нет — так нет

Майкл Киммейдж

профессор Католического университета Америки и бывший дипломат

Итальянский политолог, председатель аналитического центра Vision & Global Trends Тиберио Грациани считает, что последние санкции США свидетельствуют о неутихающей гибридной войне с Россией, а предложение встречи было лишь «неуклюжей попыткой» перехватить инициативу в отношениях с Россией. «Высылкой российских дипломатов Байден недвусмысленно говорит союзникам Вашингтона: остерегайтесь кремлевской дипломатии и дипломатических каналов и следуйте нашему примеру», — заявил он «Ленте.ру».

По мнению эксперта, в ближайшие недели Байден попытается использовать антироссийскую повестку для укрепления отношений с европейскими партнерами и усиления роли НАТО. «Не думаю, что в ближайшее время состоится саммит [американского и российского лидеров]. И уж тем более не считаю, что США изменят свой подход к России», — отметил Грациани.

Встреча двух лидеров, даже если она состоится, будет непростой. Для ее успеха президентам надо будет постараться выслушать друг друга и достичь прогресса по тем вопросам, где интересы их стран совпадают, отмечает Том Сауэр, профессор международной политики в бельгийском Университете Антверпена.

Встреча Байдена и Путина в Москве в 2011 году

Фото: Alexander Natruskin / Reuters

К счастью, такие сферы есть и их немало: контроль над вооружениями, нераспространение ядерного оружия, ядерная сделка с Ираном, ситуация в Афганистане, борьба с терроризмом и изменение климата. Так, Байден даже пригласил Путина на климатический саммит, который пройдет в онлайн-формате в конце апреля. «Если они смогут добиться прогресса по одному или нескольким из этих вопросов, то может появиться пространство для переговоров по другим насущным проблемам», — рассказал Сауэр «Ленте.ру».

При этом контроль над вооружениями, пожалуй, самый многообещающий трек для возможных переговоров. В нем заинтересована новая администрация США, о чем красноречиво свидетельствует тот факт, что продление СНВ-3 стало одним из первых шагов Байдена на посту президента. Этого желает и Москва, о чем она неоднократно сообщала на самых разных уровнях.

Не исключено, что потенциальная встреча двух лидеров может заложить фундамент для нового соглашения в области контроля над вооружениями, считает Сауэр

Однако прорывов от возможного саммита президентов России и США ждать не приходится: накопившиеся противоречия и недоверие слишком велики. «Кажется весьма маловероятным, что у Владимира Путина и Джо Байдена получится преодолеть это недоверие всего за одну встречу», — считает Киммейдж.

Санкции, к которым в Москве, в общем-то, за последние годы уже привыкли, далеко не единственное препятствие на пути к саммиту. К срыву встречи может привести дальнейшее обострение конфликта в Донбассе.

Ситуация на юго-востоке Украины накалилась в конце марта. Киев, самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики заявили об учащении обстрелов, разведывательных действий и перемещений военной техники в районе линии соприкосновения.

Материалы по теме

00:00 — 22 марта

00:02 — 10 апреля

Позже Украина обвинила Россию в наращивании военного присутствия в регионе: в Минобороны считают, что Москва сосредоточила на границе регулярные армейские части и активизировала тренировки ополчения. В ответ на это в Кремле заявили, что российская армия перемещается по своей территории «в тех направлениях, в которых считает нужным», а также призвали Киев «отойти от воинствующей тематики» и прекратить провокации.

Хотя конфликт в Донбассе невыгоден как Украине, так и России, полностью его исключить нельзя, отмечает Сауэр. «Если все действительно пойдет под откос, то есть вероятность, что этим летом никакого двустороннего саммита [между Путиным и Байденом] не будет», — подчеркнул эксперт.

При этом не исключено, что при таком сценарии США не останутся в стороне от конфликта. Еще в середине марта глава Американского университета в Москве и глава организации «Русский дом» в Вашингтоне Эдуард Лозанский заявил в беседе с «Лентой.ру», что «нарастание напряженности на украинском направлении может привести к тому, чего все мы так опасаемся — прямому военному столкновению России, США и НАТО с непредсказуемыми последствиями».

В самой Москве озвучивают не менее тревожный сценарий. Так, секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев предупредил: Украина может начать военные действия против Крыма, устроив с помощью США провокации с гибелью своих солдат и потерей техники.

Канадские военные на учениях НАТО в Латвии

Фото: Ints Kalnins / Reuters

Опасения подпитывало решение США направить два эсминца в Черное море. Корабли должны были войти в черноморскую акваторию 15 апреля, однако накануне стало известно, что эсминцы сменили курс. В Пентагоне решение объяснили нежеланием ухудшать ситуацию в отношениях между Россией и Украиной и стремлением «избежать эскалации ситуации без особой необходимости». Байден также рассказал, что настроен ответственно к выстраиванию отношений с Россией и стремится к деэскалации.

Тем не менее, по мнению Киммейджа, ядерным державам США и России нужно создать механизм, который позволил бы как-то контролировать растущее между ними напряжение.

Потому что очевидно, что в определенный момент эскалация может выйти из-под контроля. Это может произойти на Украине, это может произойти в Белоруссии, с меньшей вероятностью это может случиться в Сирии или где-то на Ближнем Востоке

Майкл Киммейдж

Сравнить текущую ситуацию с обстановкой в 1962-м, когда разразился Карибский кризис, было бы не совсем корректным: все же мир слишком сильно изменился со времен холодной войны. Однако это не делает последние события менее тревожными.

Взаимная высылка дипломатов, сворачивание переговоров и окончательный переход от «партнеров» к «противникам» лишь усугубят и без того напряженную ситуацию: чем меньше Москва и Вашингтон говорят друг с другом, тем выше риск недопонимания. В такой обстановке один неверный жест, незначительный военный инцидент и даже элементарный человеческий фактор могут обернуться катастрофой, которая уж точно не в интересах обеих стран. Единственный способ ее предотвратить — позабыть о противоречиях и сесть за стол переговоров, но с каждым новым витком эскалации пространства для подобного жеста доброй воли остается все меньше и меньше.

Глобальная экономика восстанавливается, но в основном за счет бурного роста в Китае и США

Во-первых, в США и в Китае уже этом году ожидается бурный рост ВВП, а вот развивающиеся страны еще не скоро вернутся к допандемийным показателям. Для многих государств с развивающейся экономикой пандемия и связанный с ней кризис еще далеки от завершения: вакцинация там продвигается вяло, а финансовые проблемы обостряются. В целом после сокращения глобальной экономики в 2020 году на 3,6 процента в текущем ожидается рост в 5,4 процента. Это больше, чем экономисты ООН предсказывали в январе. 

Во-вторых, в первую очередь страдают самые уязвимые слои населения. Карантинные меры, призванные остановить распространение коронавирусной инфекции, привели к большим потерям на рынке труда, особенно в сфере услуг, где занято много женщин. Пострадали также те, кто работает неформально, то есть не имеет трудовых контрактов – в случае потери заработка эти люди не получают социальной помощи, а зачастую – и доступа к медицинскому обслуживанию.  Во многих странах Африки и Латинской Америки экономика вернется к допандемийным показателям не ранее 2022-2023 гг. 

В-третьих, глобальная торговля восстанавливается быстрыми темпами, особенно в Азии: из-за спроса на электронику и медицинские средства защиты объемы торговли товарами уже превысили допандемийные показатели. Рынок услуг пока отстает – это связано с ограничениями на международные поездки. 

Объем экспорта резко увеличился для экономик Азии, а вот в странах Африки, Западной Азии и Содружества независимых государств (СНГ) этот показатель не растет. 

В-четвертых, кризис, связанный с пандемией COVID-19, усугубил положение женщин и девочек – эти группы населения более других пострадали от потерь на рынках труда, увеличился экономический гендерный разрыв.  
Возросшая домашняя нагрузка вынудила многих жительниц планеты бросить учебу и работу вне дома. Многие девочки и девушки еще не скоро возобновят образование, а иные и вовсе не вернутся в классы. Это значит, что гендерный разрыв в образовании, уровне дохода и распределении ресурсов будет только расти. 

В-пятых, авторы доклада рекомендуют правительствам принять меры, которые позволят сгладить последствия кризиса для наиболее пострадавших групп населения. В частности, предлагается разрабатывать политику с учетом роста гендерного неравенства. 

Эксперты ООН напоминают, что на протяжении всего времени с начала пандемии женщины оставались в стороне от процесса принятия решений, и рекомендуют изменить такое положение вещей. Экономисты убеждены в том, что, помогая женщинам и девочкам преодолеть экономические трудности, можно ускорить восстановление, а также добиться того, что оно будет более инклюзивным и устойчивым. 

Страны постсоветского пространства 

В странах СНГ и Грузии в конце прошлого года и в начале текущего отмечалось некоторое оживление экономической активности. Пусть скромный, но рост обусловлен восстановлением цен на сырье, отмечают экономисты ООН. Несмотря на третью волну пандемии, многим государствам региона удалось избежать повторного введения полномасштабного режима ограничений. 

Рост ВВП в СНГ и Грузии, по оценкам, составит в этом году 3,3 процента. Столько же экономики региона прибавят в следующем году. В России рост составит 3 процента, тем не менее на экономической ситуации могут негативно сказаться возможные дополнительные санкции и «фискальный консерватизм» правительства. Перспективы украинской экономики во многом зависят от получения траншей Международного валютного фонда, отмечается в докладе.

Несмотря на то, что передвижение между Россией и Центральной Азией постепенно восстанавливается, для мигрантов стоимость поездок слишком высока, поэтому люди не могут ехать на заработки, а поток денежных переводов в ближайшее время вряд ли достигнет допандемийного уровня. 

Вакцинация в странах региона, за исключением Российской Федерации, идет медленными темпами, что также оказывает негативное влияние на процесс выхода из кризиса.  При этом рост стоимости продовольствия и сырьевых товаров усилил риск инфляции: в ряде государств региона происходит девальвация национальной валюты, в связи с чем центробанки начали повышать учетную ставку.   
 

Будущее России: противоречивые сценарии на 2020-2050 гг. | Россия | ИноСМИ

Прогнозы, касающиеся будущего России, звучат очень противоречиво. Это интересный факт, которому следует уделить самое пристальное внимание. С одной стороны, есть сценарии, которые рисуют гипотетический распад Российской Федерации, как предвидел это доклад ЦРУ 2004 года, с другой, эту страну причисляют к группе восходящих государств (БРИК), как делает это выдающийся экономист Джеффри Сакс (Jeffrey Sachs). 

 

По очевидным причинам размышления о геополитической ситуации Польши и Центральной Европы невозможны без учета развития ситуации в России и политики Москвы, поэтому нам есть над чем задуматься. 

 

Подоплека пессимистических прогнозов вполне прозрачна: на первом месте чаще всего упоминают демографические данные. Внимание обращается не только на уменьшение населения (1993 год — 148,6 миллиона, 2010 — 141,9), существенным фактором является также стремительное старение, низкая ожидаемая продолжительность жизни и ухудшающееся состояние здоровья граждан. Немаловажен и территориально-демографический аспект: фактическое вымирание территорий на восток от Урала и процентный рост в популяции численности нерусского населения — в первую очередь мусульман. 

 

Второй повод для пессимистических прогнозов связан с сырьевым характером российской экономики. Сырьевые запасы России кажутся огромными, однако ее экспорт опирается преимущественно на продаже нефти и газа. Нефти при сегодняшнем уровне добычи хватит лишь на 17 лет, при этом себестоимость разработки газа продолжает расти, а соответствующая инфраструктура требует все больших расходов. 

 

Еще одним фактором может послужить глобальное развитие новых технологий в энергетической отрасли (солнечная энергетика и т.п.), а также добыча газа из горючих сланцев. Такое развитие лишило бы Москву огромных политических преимуществ, на которых сейчас пытается играть Путин. 

 

Наконец, среди негативных для будущего России факторов называется низкий модернизационный потенциал. Демографические процессы уменьшают численность рабочей силы, с этим опосредованно связано и снижение уровня образования. При этом не видно предпосылок к появлению в обозримом будущем такого руководства, которое было бы готово к проведению более глубоких реформ. Следует, однако, упомянуть, что некоторые наблюдатели считают правление Путина относительно реформаторским и полагают, что оно может в перспективе двух-трех десятилетий вернуть России имперскую позицию. Кроме того нужно обратить внимание на соотношение показателей российской экономики с показателями ЕС, США и Китая. ВВП ЕС и США составляет около 14 триллионов долларов, Китая — 10, тогда как РФ всего около двух триллионов долларов. Это наименее динамичная экономика среди стран БРИК, имеющая несравнимо меньшие перспективы развития, чем экономика Китая, Индии или Бразилии. […]

 

Территориальный распад Российской Федерации

 

Россия в результате усиливающихся трудностей с управлением огромной территорией и отсутствия необходимых средств на инвестиции начинает постепенно отказываться от своего колониального наследия к востоку от Урала и на Кавказе. Усиливается миграция русского населения с зауральских территорий в исконные регионы. В России начинается интенсивное обсуждение темы русской идентичности, в котором доминирует мнение о необходимости создания российского национального государства по западному образцу. Сторонники такого подхода вели бы полемику как с приверженцами имперской концепции, так и с членами крайне националистических объединений. Выразители идеи национального российского государства смогли бы парадоксальным образом апеллировать к тому, что если страна не избавится от «колоний», Москва из-за мигрантов превратится в мультикультурную метрополию, лишенную русского духа.

 

Из-за экономических проблем и стремления зауральских регионов к независимости процесс ускоряется. Способствовать его развитию могут также противоречивые, непоследовательные и недостаточно смелые реформы, связанные с попыткой децентрализации страны. В определенный момент второй половины 2020-х в Москве могло бы взять верх мнение, что желание удержать настолько огромную территорию приносит больше вреда, чем пользы. Около 2050 года Россия, будучи национальным государством с 70-миллионным населением, подает запрос на вступление в ЕС. 

 

Российская Федерация попадает под влияние Китая, который становится гарантом ее интегральной целостности

 

Сценарий развивается независимо от претензий Пекина на историческую территорию Маньчжурии. Китайские инвестиции активизируются, а экспорт российских нефти и газа перенаправляется преимущественно в Китай. Внутри России нарастает и поддерживается националистическая риторика, направленная против мусульман и отчасти против Запада, все более популярным становится образ российской евразийской цивилизации (например, в духе концепций историка Гумилева). Российские националисты не замечают растущей зависимости от Пекина и, считая данный союз направленным против Америки и Европы, подчеркивают его вклад в восстановление сильной позиции Москвы в отношениях с Западом. Звучит идея, что союз с Китаем может защитить от опасности, идущей с юга, — ислама. 

 

Миф о евразийской державе затмит в воображении националистов слабые стороны собственной страны. Подобное положение дел было бы благоприятно для Китая, поскольку его элитам не угрожали бы разговоры о демократизации. Одновременно Запад лишился бы рычагов политического влияния на огромной российской территории, что гарантировало бы Пекину значительные геополитические выгоды. 

 

Россия значительно ослабевает, но ее поддерживают все крупные мировые игроки, так как они не хотят, чтобы она попала под влияние их соперников

 

При данном сценарии Москва ловко пытается удержать шаткое равновесие. Американцы опасаются, что она попадет под влияние Пекина, а тот, что возникший российский политический вакуум займут ЕС и США. Одновременно все боятся неизвестности: как будет развиваться процесс гипотетического распада РФ. Интегральная целостность России будет восприниматься в качестве фактора, стабилизирующего мировую политику. Москва воспользуется ситуацией и усилит свое влияние в Белоруссии и на Украине, а также активизирует энергетический шантаж ЕС, в первую очередь технологически отсталых стран Центральной Европы. Одновременно Кремль будет балансировать на острие ножа, потому что он не сможет вернуть себе равноправную позицию в отношениях с Евросоюзом. Интересы российской политики могли бы в определенной степени быть реализованы лишь в контактах с небольшими партнерами (т.е. некоторыми государствами Центральной Европы), особенно теми, кто зависит от России в энергетическом плане. Представляется, что евразийский сценарий (который, однако, не учитывает растущего влияния Китая) близок планам Путина. 

 

Благодаря высоким ценам на нефть и газ Россия обретает прежнюю имперскую позицию

 

Этот сценарий, как кажется, лежит в русле нынешней политики Кремля, а его воплощение в жизнь будет тем более вероятно, чем в большей степени будет ослаблена позиция США и ЕС. […] Москва, избавившись от давления Запада, могла бы завязать сотрудничество с Китаем в Центральной Азии и укрепить контакты в группе БРИК. При таком развитии событий следовало бы ожидать, что Москва будет стремиться восстановить свое влияние в Восточной (Кавказ, Украина, Белоруссия, Молдавия) и даже частично Центральной Европе. Данный сценарий может быть связан с определенными модернизационными инициативами. В связи с увеличением числа граждан не титульной национальности станут актуальными идеи общероссийской государственности при подавлении проявлений великорусского шовинизма. Москва начнет усиленно заботиться о сибирской экономике, направляя все излишки от экспорта на инвестиции в данном регионе. 

 

Попытки воплощения этого сценария в жизнь уже заметны, а он сам сходен с вышеупомянутой концепцией евразийской сверхдержавы. 

 

Москва проводит модернизацию, сохраняя на глобальной сцене нынешнюю позицию державы второго сорта

 

Модернизация проводится на основе сотрудничества с Западом, который помогает России и склоняет ее на свою сторону (с другой стороны находится остающийся сильным Китай). Российские элиты приходят к выводу, что идеи вроде ШОС могут лишь способствовать росту зависимости России от Пекина. Кремль начинает проводить постепенные, но систематичные демократические реформы, впуская на свою территорию, в особенности за Урал, все больше западных инвесторов. ЕС сотрудничает с Москвой не только по экономическим, но и по геополитическим соображениям (блокирование китайского влияния). Больше всего от этих отношений выиграют крупные инвесторы из Германии и Франции, которых будет поддерживать руководство их стран. Москва, осознавая свое политическое значение, не станет, однако, отказываться от реализации своих интересов и продолжит выстраивание сферы влияния, в которую будет втянута Центральная и Восточная Европа. 

 

Постепенный, но мирный распад РФ

 

Если процесс ослабления России будет происходить постепенно, Москва может начать утрачивать контроль над своими территориями. Это явление нашло определенное проявление под конец правления Бориса Ельцина. Отдельные регионы, осознав собственные, расходящиеся с Москвой интересы, будут становиться все самостоятельнее и начнут формирование собственной идентичности, базируясь при этом на коренном населении (например, в Якутии) или развивая новое самосознание, например русских-сибиряков. Подобный сценарий сложно представить без хотя бы частичной демократизации властных структур. Демократические выборы в определенном варианте могут даже спровоцировать подобное развитие событий. Следует, однако, подчеркнуть, что в конце 90-х годов одновременно с укреплением центральной власти данные процессы в России были приостановлены.

 

Распад РФ приводит к «балканизации» огромной территории и вызывает глобальное напряжение в мировой политике 

 

Ход событий в случае реализации такого сценария наиболее непредсказуем. Возможен он в том смысле, что настолько огромная территория с таким количеством природных богатств не может оставаться без управления, при этом кажется маловероятным, что в случае ускоренного процесса распада Федерации местные (то есть не этнически русские) элиты смогут взять ситуацию в отдельных регионах под полный контроль. Этот вызывающий беспокойство сценарий может сопровождаться ростом конфликтности в Азии и войнами на этом континенте. 

 

Данные сценарии не являются взаимоисключающими, и может случиться так, что один будет перетекать в другой. Сценарий шаткого равновесия может превратиться в «Москву, проводящую модернизацию» или в зависимость от Китая, а, возможно, и в вариант создания национального государства. Больше всего он напоминает нынешнюю обстановку, хотя и многие наблюдатели, и российские элиты не согласны с тем, что это равновесие настолько шатко. В свою очередь угроза зависимости Москвы от Пекина не воспринимается сейчас как реальная. 

 

Другие соображения, которые напрашиваются при рассмотрении данных сценариев, касаются временной дистанции. Макрофакторы (демография, человеческий капитал) указывают, скорее, на пессимистические для РФ перспективы, но даже если они воплотятся в жизнь, это не означает, что в кратко- и среднесрочной перспективе Москва не успеет одержать серьезных политических побед. Россия остается мощной страной, и центральная власть, даже утрачивая свою силу, сможет с успехом реализовывать самые разнообразные проекты, включая возвращение влияния на некоторой ограниченной территории. 

 

Эти размышления имеют большое значение для польского политического планирования. Варшава может лишь в минимальной (если не сказать нулевой) степени влиять на действия Москвы в стратегических сферах и формировать польско-российские отношения в русле собственных замыслов. Россия в зависимости от своих намерений способна «улучшать» или «ухудшать» эти контакты, манипулируя ими по собственному разумению. Занятая Польшей выжидательная и в определенной мере пассивная позиция кажется в данном случае самой верной, что, конечно, не исключает каких-либо действий и инициатив польской стороны, и, тем более экономического сотрудничества в самых разных сферах. Важно лишь, чтобы все это не перерождалось в чрезмерную активность и пустые иллюзии. Если мы хотим вести более энергичную политику в сфере восточного соседства, в наших интересах поддерживать хотя бы иллюзию благоприятных взаимных отношений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Прогнозы экспертов о нарастании напряжения на российско-украинской границе 7 апреля 2021 г. — Власть — Новости Санкт-Петербурга

Мятежный Донбасс напоминает о себе не сам. С обеих сторон ДНР и ЛНР наблюдается стягивание военных. Дипломаты ведущих мировых стран упрекают Россию в провокациях. Россия отвечает тем же. Главная причина роста напряжения — невыясненные отношения обновлённого Вашингтона и Кремля, а также падающий рейтинг президента Владимира Зеленского, заявил в интервью директор старейшего российского частного аналитического центра, изучающего военные вопросы, — Центра анализа стратегий и технологий, член РСМД, Руслан Пухов.

— Руслан Николаевич, официальные власти России делают вид, что ничего особенного с передислокацией российских военных подразделений к границе с Украиной не происходит. Тем не менее поток информации о переброске танков, гаубиц и прочей техники на запад пополняется постоянно. Что на самом деле происходит?

— Причина усиления российской военной группировки на границе с Украиной очевидна — это резко возросшая за последнее время агрессивность Украины по отношению к ДНР и ЛНР. Украина фактически в одностороннем порядке вышла из принятого в прошлом году соглашения о прекращении огня, резко увеличила интенсивность обстрелов, началось активное сосредоточение украинских войск на линии соприкосновения. Но еще очевиднее агрессивная украинская риторика на самом высоком уровне — постоянно заявляется о неприемлемости для Украины Минских соглашений и о готовности решить вопрос военной силой. Главнокомандующий вооруженными силами Украины генерал Хомчак постоянно дает интервью украинским СМИ, в которых заявляет о готовности силой завоевать ДНР и ЛНР.

Поскольку Россия является фактически гарантом и ДНР, и ЛНР, и Минских соглашений в целом, то она вынуждена адекватно реагировать на военные приготовления Украины. Но поскольку по очевидным причинам Россия не может объявить свои гарантии прямо, то она вынуждена скрывать и умалчивать соответствующие военные мероприятия со своей стороны.

Фактически же со стороны России производится концентрация значительной группировки войск, чтобы в случае украинского нападения на ДНР и ЛНР произвести эффективную масштабную контрнаступательную операцию для полного разгрома украинской военной группировки, как минимум в Донбассе, а скорее всего, и на всем Левобережье Украины.

— Шойгу сегодня заявил, что это всё учения и проверки, их всего за апрель будет 4 048. Эта ситуация насколько уникальна?

— Эта ситуация не уникальна, поскольку в 2014–2016 годах российская военная группировка на границе с Украиной поддерживалась по ротации непрерывно, с периодическим усилением в случае обострений. В конце августа 2014 года ввод ограниченной группировки (восемь батальонных тактических групп) позволил осуществить разгром наступавших украинских войск и вынудил Украину к прекращению наступательных действий против ДНР и ЛНР и к подписанию Минских соглашений. В начале 2015 года ввод совсем небольшого контингента позволил устроить украинским силам котел в Дебальцево и вынудил Украину окончательно принять Минские соглашения. Сейчас ситуация снова возвращается к ситуации 2014–2015 годов, поскольку Украина открыто взяла курс на окончательное торпедирование Минских соглашений и на попытку военного реванша.

— Дмитрий Песков заявил 5 апреля: «Российская армия передвигается на российской территории в тех направлениях, в которых считает нужным, в том виде, в котором считает нужным. Для обеспечения надежной безопасности нашей страны. Это не должно ни у кого вызывать ни малейшей обеспокоенности. Россия не представляет угрозу ни для одной страны мира». То есть переход войск через государственную границу РФ исключён?

— Песков заявляет о переброске войск по российской территории. Никакого «исключения ввода войск» на территорию Украины в его словах нет.

Если оценивать вероятность украинского наступления на ДНР и ЛНР, то, действительно, полномасштабное наступление с целью «окончательного решения вопроса» маловероятно — поскольку на это наверняка последует масштабный военный ответ российской стороны. Но вот вероятность локальных наступлений украинских сил с целью захвата тех или иных позиций или населенных пунктов — весьма высока. Такие наступления могут быть преподнесены украинскому обществу как «победы», и в то же время они минимизируют вероятность русского вмешательства.

— В Госдуме депутаты от «Единой России» шумели 6 апреля. Говорят, что президент Зеленский уже «переплюнул» Порошенко в вопросах нарушения прав жителей ДНР и ЛНР и обострения отношений с РФ. К чему же тогда нас готовит парламент нашей страны, рассказывая про похороны детей в закрытых гробах?

— Парламент страны, естественно, готовит нас к возможности масштабного военного вмешательства на Украине, что разумно со стороны парламента.

— У нас в прошлый раз пропаганда шумела про убийства детей накануне широкомасштабных военных действий 2014–2015 годов…

— Ну, украинцам самим проще всего сделать так, чтобы не подавать повода «пропаганде» и никого не убивать. Это Украина начала нынешнюю эскалацию и несет за нее полную ответственность.

— Кому сейчас выгодна разморозка войны с переходом границ и линий соприкосновения?

— Разморозка выгодна, естественно, именно Украине, поэтому украинские власти ее и затеяли. Собственно, подход Украины после 2015 года всегда сводился, в общем-то, к одному — к полному саботажу Минских договоренностей и к выжиданию момента, когда эти договоренности можно будет полностью ревизовать. Естественно, что основой такой ревизии может стать только создание соответствующей ситуации де-факто, то есть взятие военного реванша за 2014 год и военный разгром и оккупация пророссийских республик. К другому сценарию и к какому-либо мирному решению Украина никогда и не готовилась.

— Что изменилось к весне 2021 года?

— Теперь, как можно судить, Киев увидел «окно возможностей» для реализации желаемого для себя сценария, что связано, прежде всего, с приходом к власти в США администрации президента Джо Байдена — давнего и самого высокопоставленного куратора «украинских дел» в Вашингтоне. Видимо, украинская сторона полагает, что увеличение вовлеченности США усилит американское давление на Россию и гарантирует от русского военного вмешательства в случае украинского наступления на Донбассе.

Более этого, обострением ситуации в Донбассе Киев надеется попытаться вынудить новую администрацию США к более тесному вовлечению на украинской стороне. Возможно, этот фактор вообще является главным в нынешнем кризисе, поскольку Украина объективно заинтересована в интернационализации конфликта, а вовлечение США в качестве «стороны урегулирования» (а фактически союзника) является вообще голубой мечтой Киева. Так что не исключено, что будет предпринята попытка разыграть достаточно примитивную комбинацию — обострение конфликта, а затем обращение к США за «посредничеством», что позволит Киеву похоронить неудобный для него «Нормандский формат» переговоров по ненавистным Минским соглашениям.

К обострению на Донбассе нынешнее украинское руководство подталкивает и внутриполитическая обстановка. Внутренние дела у президента Зеленского идут весьма неважно, его бестолковая администрация находится в состоянии постоянного хаоса, а Украина содрогается в тисках обострения пандемии коронавируса, борьба с которой украинскими властями была с самого начала организована неэффективно. По последним опросам, рейтинг пропрезидентской партии скатился уже на третье место. В попытках удержать свои политические позиции Зеленский дает все более националистический крен. В этих условиях Киеву срочно нужны хоть какие-то победы, равно и как желательно разжигание «патриотизма». Война здесь — хороший повод, тем более что ментально Зеленский вообще склонен к известному авантюризму. Наконец, перед глазами — произведший большое впечатление на украинских политиков успешный осенний военный поход Азербайджана в Нагорном Карабахе.

Все это в сумме и стало причиной нынешнего киевского агрессивного курса на обострение на Донбассе.

— При каких условиях Киев может повторить успех Баку в Нагорном Карабахе?

— Киев может повторить его только при условии полного и демонстративного невмешательства России, то есть «слива» российской стороной ДНР и ЛНР. Чего, конечно же, не будет, хотя бы потому, что нынешнее статус-кво на Донбассе эффективно блокирует все пронатовские устремления Украины и закрывает для нее путь в НАТО. Поэтому у России нет никакого стимула «сливать» этот конфликт — зачем, чтобы завтра получить американские войска и ракеты в 500 километрах от Москвы?

— В МИД РФ в ответ упрекнули США в «провокациях на юго-востоке Украины». «В Вашингтоне должны быть озабочены последствиями этой скоординированной политики», — заявил 6 апреля замглавы МИД Рябков. Следом Сергей Лавров призвал Запад требовать от Украины выполнения Минских соглашений. «К огромному сожалению, пока действия и реакция наших западных коллег на наращивание военной инфраструктуры и на переброску войск к линии соприкосновения на Донбассе разочаровывают», — сказал глава МИД РФ. Зачем Западу слушать Рябкова и Лаврова?

— Бесспорно, что сейчас Украина — это зона конфликта между Россией и США и что реальное урегулирование украинского конфликта и самого статуса Украины возможно только как часть общего урегулирования отношений между РФ и США. Поскольку такое общее урегулирование в обозримом будущем невозможно в принципе (прежде всего ввиду позиции США — у которых отсутствует реальная модель интеграции России в западное сообщество, да и в общем-то нет заинтересованности в такой интеграции вообще), то и разрешение украинского кризиса в обозримом будущем невозможно. Зачем Западу слушать Лаврова и Рябкова? Ну, хотя бы потому, что и от них зависит, поедут русские танки по Украине или нет.

— Владимир Зеленский заявил, что «НАТО — это единственный путь к окончанию войны в Донбассе». На встрече с генсеком НАТО заявил. Вы как видите пределы солидарности альянса с Киевом?

— Вопрос НАТО — он вообще ключевой в украинском кризисе, поскольку совершенно очевидно, что Москва не допустит присоединения Украины к НАТО, и действия Путина в 2014 году (присоединение Крыма и поддержка восстания на Донбассе) были вызваны во многом стремлением создать рычаги для недопущения вхождения. Эффективные нейтрализация и неприсоединение Украины должны стать одним из ключевых и обязательных элементов любого урегулирования украинского кризиса, без этого само урегулирование будет невозможно в принципе. Поэтому нынешняя риторика Зеленского о присоединении к НАТО сама по себе является одним из открытых действий Киева по эскалации кризиса. Это красная тряпка, которой Зеленский открыто и нагло дразнит Москву. С возможными соответствующими последствиями — но, как уже было сказано, Киев является сейчас главным поджигателем и бенефициаром обострения.

— Рост напряжения с использованием армий между Киевом и Москвой как связан с противоречиями Кремля и властей ЕС? Вы видите фактор скорой достройки «Северного потока — 2»?

— Роль ЕС в украинском кризисе очень второстепенна, поскольку ЕС импотентен и значимым фактором международной политики не является. Поэтому Кремль мало обращает внимания на роль ЕС тут. «Северный поток — 2», скорее всего, будет достроен, но не будет полноценно введен в строй в обозримом будущем, а это, в свою очередь, лишит Москву еще одного повода к сдержанности в украинском вопросе.

— Сегодня вероятность начала новой войны вы бы как оценили?

— Вероятность начала большой войны и русской масштабной интервенции на Украину пока низкая, но тут многое зависит от позиции США, — мы, в общем, не знаем, сдерживают ли они Зеленского за кулисами или наоборот, подстрекают. Ну, или ведут себя так, что украинская сторона может это воспринимать как подстрекательство и обещание карт-бланша — как воспринял американское поведение Саакашвили летом 2008 года.

В свою очередь эксперт из Киева, руководитель Стратегической группы «София» Андрей Ермолаев считает, что «скоротечные и катастрофичные по последствиям военные действия» сейчас имеют вероятность до 50%.

— Андрей Васильевич, на ваш взгляд — в чём причины нынешнего обострения вокруг Донбасса? Конфликту в этом году семь лет, но такого вала сообщений о передислокациях военных с обеих сторон не было давно.

— События 2021 года вокруг и на Донбассе могут стать решающими как для судьбы самого региона, так и для будущего украино-российских отношений. Еще в 2018 году, в контексте очередного переизбрания Путина на пост президента РФ, была довольно распространенной точка зрения о возможности прекращения конфликта в связи с якобы готовностью российского президента к компромиссам «Донбасс в обмен на Крым». В частности, о вероятности «косовского сценария» для Донбасса писал влиятельный американский журнал TIME и другие. Такие трактовки и ожидания изменений вписывались в общую картину взаимоотношений РФ и США времен Трампа и стремления РФ с максимальной выгодой использовать ситуацию в связи со строительством «Северного потока», ожидания нового равновесия и уже ощутимой усталости от тупика в войне на Донбассе, который «ссорит всех со всеми». В какой-то степени и приход Зеленского на пост президента Украины с обещаниями новых подходов к проблеме войны и мира подкреплял такие ожидания. События второй половины 2019 года, символом которых стала встреча нормандской четверки в Париже, также выглядела как логичный шаг к этому самому компромиссу: выход из горячей фазы, новые подходы к реализации Минских соглашений и даже — возможные выборы на Донбассе уже осенью 2020 года. Так, во всяком случае, заявлял Зеленский, комментируя итоги переговорного цикла 2019 года. Но. Даже несмотря на перемирие летом 2020-го, переговорный процесс забуксовал. Уступки в вопросах безопасности и выборов (проблема так называемой «формулы Штайнмайера» — «граница — после выборов»), возможно, и были приемлемы для Киева, как и для Берлина с Парижем, но не встретили поддержки у других западных партнеров Украины — Великобритании и США. Более того, можно предположить, что сам допуск большого компромисса с РФ по вопросу Донбасса представлялся невыгодным, потому что открывал путь к постепенному потеплению отношений ЕС и РФ со всеми вытекающими.

Осень 2020-го стала своеобразным поворотом. Украина выступает с инициативой «Крымской платформы», которая, по существу, противопоставляется Минским переговорам. Крым снова — в фокусе внимания политиков и дипломатов. Представители украинского МИДа говорят о возможном «объединении кейсов по Крыму и Донбассу» — то есть объединение конфликтных территориальных вопросов в одну проблему территориальной агрессии РФ против Украины. О выборах на Донбассе вообще уже речи нет. Более того, в ряде районов, прилегающих к зоне конфликтов, также выборы в местные органы самоуправления не проводятся под предлогом безопасности. Минский переговорный процесс начинает буксовать на этапе обсуждения «планов реализации Минских соглашений». В этот же период времени Зеленский получает серьезную поддержку от Великобритании (включая контракты на постройку военных судов) и Турции (включая договоренности о сотрудничестве в сфере ОПК). Великобритания как подписант Будапештских соглашений стала самым активным дипломатическим и идеологическим актором в украинской публичной и непубличной политике, пока США переживали конфликтный выборный период (президентские выборы). Собственно, в этот период и проявилась самостоятельная линия американо-британского альянса (БритАмерика) в отношении Украины и украино-российского конфликта, отличная от более компромиссной европейской.

К весне 2021 года украинская власть форсировала целый ряд новых решений и инициатив, которые свидетельствовали об отказе от компромиссов и промежуточных формул. В частности, проект законодательства о «переходном периоде» о Донбассе, Стратегию военной безопасности Украины. Эта позиция получила поддержку Великобритании и США и — длительную паузу от лидеров ЕС.

Ответом РФ и сепаратистских республик еще в феврале 2021 года стал Форум «Русский Донбасс» в Донецке, где была опубличена доктрина «Русский Донбасс» и заявлено о том, что так называемые ЛНР и ДНР будут утверждаться как «новые национальные русские государства», которые в будущем станут частью «русского мира», что можно интерпретировать как союзнические отношения с другими «русскими национальными государствами». Таким образом, в вопросе войны и мира сложилась патовая ситуация. Линия на развитие «новых национальных русских государств ЛНР — ДНР» никак не пересекается с линией на «освобождение территорий и восстановление Донецкой и Луганской областей».

РФ оказалась в сложном положении: утверждение ЛНР и ДНР как новых русских государств потребует какого-то признания уже летом 2021 года. В это же время будет завершаться строительство газопровода «Северный поток — 2», и эти два события желательно пройти без срывов. Оба этих процесса требуют гарантий и защиты. Тем более что в сентябре — выборы в Госдуму, в которых будут участвовать и избиратели на Донбассе, получившие паспорта граждан России. Их уже более полумиллиона, и эта цифра динамично растет. Украина, в свою очередь, стремится не допустить окончательного погружения Донбасса в «русский мир» — ни политически, ни территориально.

К середине весны эта борьба достигла пика. Разворачивание под разными предлогами вооруженных сил вокруг Донбасса, демонстрация силы, громкие заявления и сепаратные переговоры с разными сторонами-интересантами только усилили напряжение. Тема «второй войны на Донбассе» стала сейчас топ-темой.

— Что может произойти в итоге?

Украина: демонстративная игра мускулами и публичная бескомпромиссная позиция по Донбассу сопровождаются активными поисками срочной финансовой и материальной помощи (оружие, вакцина). Призрак войны уже позволил украинскому руководству форсировать просьбы о ПДЧ (план действий по членству. — Прим. ред.) в НАТО, заручиться особыми союзническими гарантиями с США, Великобританией, Турцией, получить новые коридоры возможностей со странами Ближнего Востока, где сильно влияние британской и американской дипломатии. То есть определенные цели уже достигнуты. Дальнейшая тактика «бряцания оружием», вероятнее всего, будет связана с поддержкой образа угрозы с Востока. Но все это уже не будет иметь никакого отношения собственно к реинтеграции, «возврату Донбасса» и пр. Тем более что секретарь украинского СНБО Данилов вообще предлагает исключить слово «Донбасс» из политического дискурса как вредный «пророссийский нарратив». Призрак войны стал действенным инструментом шантажа и получения дополнительных преференций в условиях реального экономического кризиса, роста социального напряжения, провала антиэпидемической политики и вакцинации населения. И даже, возможно, — получение ПДЧ по вступлению в НАТО.

Стоит также учитывать, что общественные настроения «установления мира» все больше склоняются к варианту прекращения боевых действий, но все меньше предполагают возвращение Донбасса. 7 лет — большой срок, травма войны и потерь, страх войны все больше склоняют украинцев к варианту «остановить безумие». Но прощать или договариваться готовы немногие. Еще в довоенный период среди киевской элиты распространенными были мнения, что Донбасс — это регион сложный, пророссийский, который часто становится источником появления сильной и богатой элиты (особенно яркий пример — президентство Януковича). Поэтому готовность по возможности размежеваться, а то по случаю и избавиться от Донбасса у части киевских элит была всегда. Война, как ни жестоко это прозвучит, дала радикально настроенным победителям 2014 года уникальный шанс распрощаться с Донбассом, а заодно и со своими главными политическими и бизнес-конкурентами. Настроения создать свою удобную и управляемую Малую Украину были уже тогда, несмотря на всю патриотическую риторику про «ни пяди земли». Не исключено, что после поражения «партии войны» Порошенко и неудач молодой команды Зеленского, которые просто не справились с ситуацией в стране и не знают, как вести самостоятельную большую игру, подталкивают их к негласным простым решениям: таки расстаться с Донбассом, даже ценой напряжения и новых конфликтов, и ограничиться проектом Малой Украины, как это уже пытался реализовать Порошенко.

РФ: Крым на Донбасс по «косовскому сценарию» в 2019–2020 годах разменять не удалось. Возможно, потому что БритАмерику не устраивает потепление отношений РФ и ЕС. Но альтернативная линия — на прирастание землями и союзниками, на защиту «русского мира» и укрепление отношений с «новыми русскими национальными государствами» — неплохое приобретение накануне думских выборов. Еще в начале 2021 года, на фоне взаимных обвинений в пробуксовке работы минской ТКГ, российский президент заявил о том, что Донбасс без помощи и поддержки не оставят. После форума «Русский Донбасс» в Донецке начала без особой конспирации явно усиливаться концентрация ВС РФ под предлогом очередных военных учений. Российские политики и эксперты на официальных ТВ-каналах не скрывают воинственных настроений «защитить новых соотечественников» и публично грозят ответным ударом со стороны РФ в случае наступательных действий ВСУ. Российская власть и околовластная медиатусовка понимают, что обострение только на руку идее «воссоединения» с соотечественниками на Донбассе. Другими словами, чем острее ситуация на Донбассе — тем вероятнее вариант «второго Крыма», со всеми его символическими и материальными дивидендами для РФ, тем более если в этом варианте можно обвинять воинственную Украину.

БритАмерика, т. е. Великобритания и США: Новая горячая фаза конфликта на Донбассе или даже «холодное обострение» — выгодная история, позволяющая закрепить за Украиной символический статус «форпоста Запада», новой границы Запада против Евразии. Любые компромиссы Украины с РФ по поводу переходных периодов, «заморозок» и пауз несут в себе угрозу восстановления в украинской политике сторонников умеренной, балансирующей политики. А это, в свою очередь, существенно усиливает европейские «примиренческие настроения», укрепляет франко-германскую линию на поддержание партнерских отношений с РФ. Так что «немного войны», вовлечение Украины в НАТО через «стратегическое партнерство» и укрепление прозападных настроений молодой правящей украинской элиты — важный, даже стратегический бонус в конкуренции за настроения и устремления всей Европы, а заодно и надежный инструмент сдерживания России.

ЕС, т. е. франко-германский дуэт прежде всего: Пожалуй, самое сложное и невыгодное положение в связи с обострением ситуации на Донбассе — франко-германский альянс проигрывает игру за Украину. Несмотря на декларативные европейские устремления, Украина все больше зависит от конъюнктуры интересов БритАмериканского альянса. Все попытки продвинуть компромиссные планы по Донбассу (в том числе «кластерный подход» и формулу Штайнмайера) не увенчались успехом, и прежде всего потому, что не восприняты на самой Украине. Новое обострение несет в себе угрозы ответных действий, в первую очередь — в адрес РФ, а это может означать, что придется соглашаться на санкционные меры против проекта «Северный поток — 2», ограничивать и без того скудный экспорт, распространять ограничения на высокотехнологический импорт и т. д. И даже — замораживание отношений между РФ и ЕС, о чем откровенно намекнул министр иностранных дел РФ Лавров. ЕС сталкивается здесь с иезуитской политикой «сдерживания развития» со стороны своих евроатлантических партнеров-конкурентов США и Великобритании, которые уже вернулись к старой и однажды отвергнутой идее единой евроатлантической зоны свободной торговли (далеко не самая популярная идея среди европейских элит). Так что Украина действительно сыграла роль «чеки для Европы», только не буквально в военном, а скорее в геоэкономическом и историческом измерениях. Видимо, до последнего ЕС будет искать способ усадить Украину и РФ за стол переговоров, даже если для этого придется проводить еженедельные скайп-конференции в формате «4–1».

Донбасс: О выборе Донбасса говорить не приходится. Политические режимы так называемых ДНР и ЛНР (народными их назвать и правда сложно) субординированы и зависимы от политики и интересов Кремля, экономика — «на капельнице» ограниченной торговли с РФ и финансовой помощи, а граждане самопровозглашенных республик оказались в уникальном «гибридном» гражданском пространстве, с паспортами Украины, ДНР, ЛНР, РФ, иногда — в ассортименте. Режимы ухватились за шанс стать «новыми русскими государствами» и не заинтересованы теперь в каких-либо реинтеграциях. Реверс возможен только в случае изменения позиции Кремля, что в сложившейся ситуации маловероятно. Так что и режимам ДНР и ЛНР выгодно обострение. Оно открывает им дорогу в «русский мир», независимо от судьбы, мнения и самочувствия населения.

Трагедия ситуации состоит в том, что многомиллионный Донбасс, расколотый войной, так и не смог обрести собственный голос. Старая элита предала и продала своих земляков. Новая элита — скорее, обслуживающий персонал соседнего государства. Политическая жизнь в регионе практически замерла, граждане живут в условиях ограниченных свобод, угрозы репрессий. Причем со всех сторон. Переселенцы пока так и не смогли организовать сильные общественно-политические структуры, способные выразить интересы людей «снизу». Во всяком случае пока. Такие проекты, как Социальная Инициатива «Донбас-Донбасс», в форме ассоциации общественных организаций, выступающий за «диалог снизу» и за новую гражданскую дипломатию мира, делают только первые шаги. И в не самых благоприятных условиях. Но очевидно одно: «Русский Донбасс», как и «деоккупация территорий» — это еще не окончательные ответы. Нужен поиск «третьего пути» для Донбасса, который еще предстоит найти и сформулировать.

— Как на ситуацию влияет падение рейтинга президента Владимира Зеленского? Он действительно падает?

— Уровень поддержки и доверия к Зеленскому действительно подсел. Но нужно учитывать ряд моментов. Знаменитые «73 процента» во втором туре — это показатель на выборах, в то время как социологические показатели соотносимы со всем населением страны. Так что уровень доверия в 20–25% — это достаточно много, если экстраполировать эти данные на возможные выборы. Зеленский остается политиком номер один, сохраняя при этом влияние на все регионы страны. Его ближайшие конкуренты — Порошенко и Бойко — крайне ограничены в возможностях роста. В отличие от Зеленского, они так и не избавились от реноме «региональных лидеров», Порошенко воспринимается как лидер национал-патриотического Запада Украины, Бойко — русскоговорящего промышленного Востока. Но этого критически мало для успеха. К тому же оба конкурента Зеленского ассоциируются со «старой элитой», на которой много старых грехов.

Зеленский использовал довольно опасные приемы власти для укрепления реноме: сомнительные с точки зрения Конституции и законов решения СНБО по введению санкций против граждан Украины. И если информационно-идеологическая сторона решений — явно популистская и воспринимается как проявление силы и решительности президента, то возможные правовые и политические последствия этих решений (блокирование активов, закрытие телеканалов, избирательные санкции против контрабандистов и пр.) могут как бумеранг ударить по самому президенту. А значит, Зеленский загнал себя в ловушку популистских решений: чтобы сохранить успех — нужно продолжать, не останавливаясь. Война с политическими противниками и олигархами может загнать Зеленского в большую «внутреннюю войну» уже к осени 2021 года, конфликты и кризис власти на Украине выглядят вполне вероятными уже в ближайшее время.

— Зеленский заявил, что «НАТО — это единственный путь к окончанию войны в Донбассе». Как на Украине понимают эти слова и относятся к ним?

— Нужно учитывать, что аннексия Крыма и война на Донбассе, сопровождавшиеся агрессивной российской пропагандой, серьезно повлияли на старые стереотипы и настроения людей. Даже самые дружественные украинцы, считавшие дружбу с Россией естественным состоянием, часто испытывают оскорбление и даже унижение от того, что слышат и читают об Украине. Информационная война нанесла мощнейший удар по общественной психологии и умонастроениям. Россия остается для многих близкой страной, но перестает быть другом. И поэтому подросло число тех, кто видит в Западе (Евросоюз, НАТО — как некие «образы коллективного Запада») нового партнера и помощника. Но важно также учитывать, что на Украине очень болезненно переживается ощущение и самовосприятие «слабости» и «несамостоятельности». Тема «внешнего управления» и «агентов влияния извне» стала очень распространена, в том числе на бытовом уровне. Так что небольшой, на считаные проценты, крен в сторону прозападных симпатий балансируется желанием и настроениями стать по-настоящему независимыми и самостоятельными. И последнее, возможно, станет крепкой общественной основой для новых идей и новых идеологий. И если партнерство и помощь НАТО могут восприниматься благосклонно и нейтрально, то членство остается конфликтной темой, тем более что для многих украинцев членство в военно-политическом альянсе воспринимается и как угроза новых конфликтов, кризисов.

— Какова роль новой администрации США в нарастании напряжённости сегодня? Ни для кого не секрет, что Украина гораздо ближе Байдену, чем его предшественнику.

— С Байденом украинская власть связывала большие надежды на поддержку, помощь и внимание. Но до последнего времени эти выгоды были неочевидны. Информация о переговорах дипломатов и подаче в медиа была скудной и противоречивой. А тема звонка из Вашингтона превратилась в украинских медиа в сатирическую. Но даже телефонный разговор Зеленского с Байденом в первых числах апреля мало что проявил. Куда заметнее активность и связь политики украинской власти с Великобританией. Свидетельство тому и последняя встреча Зеленского с премьером Джонсоном. Тем не менее вполне явной стала связь американской и британской политики в отношении Украины, которая явно не связана и не скоординирована с ЕС и ее лидерами. И не только в вопросах войны и мира. Финансовая и военная помощь, помощь в вакцинации (договор с компанией Pfizer, который возник после разговора Зеленского с Байденом), дипломатические коридоры для Украины в богатые страны Ближнего Востока — все это свидетельствует о высокой скоординированности действий и даже о треугольнике БритАмерика — Украина.

— Лидеры ЕС сегодня — на ролях молчаливых наблюдателей. Насколько активна поддержка Киева Брюсселем и Берлином сейчас?

— Брюссель до настоящего времен не имеет внятной стратегии в отношении Украины. На Украине критикуют соглашения о свободной торговле с ЕС, которая не принесла особых дивидендов украинской экономике, зато выгодна европейским производителям и инвесторам. Франко-германский дуэт, который пытался реализовать европейский интерес в вопросах войны и мира на Донбассе, не смог реализовать политику нового компромисса. Брюссель и франко-германский дуэт не заинтересованы в новом расколе и «санитарном кордоне» в Центральной и Восточной Европе между ЕС и РФ, Евразией в целом. Но пока они стратегически проигрывают БритАмерике и вынуждены держать паузу, чтобы не допустить нового витка похолодания и не сорвать те проекты, которые еще связывают Европу с Россией, — «Северный поток — 2» прежде всего. Но в случае обострения ситуации, вероятнее всего, Брюссель поддержит «коллективную позицию» Запада против РФ, но по-прежнему будет медлить с европейской перспективой Украины. Возможно, потому что разочаровывается в способности Украины сохранить стабильность и целостность страны в среднесрочной перспективе.

— События на Кавказе, когда замороженный конфликт был внезапно выигран одной из сторон, могут быть сценарием для Донбасса?

— Сценарий какого-либо блицкрига следует исключить. Прежде всего потому, что он невозможен ни с какой стороны, но еще и потому, что много внешних акторов могут вмешаться в ситуацию — и буквально как участники, и как стороны влияния. Блицкриг — это бикфордов шнур более масштабных европейских и глобальных кризисов. А потому не имеет смысла рассчитывать блицкриги как использование чьего-то опыта, как некую «локальность». Для Донбасса это может стать первым пунктом начала больших войн, и это требует другого анализа и расчетов.

Для Украины блицкриг катастрофичен в любом из вариантов: если начнет Украина — последует вмешательство РФ и обернется расколом всей Украины, если начнет РФ вместе с сепаратистами — это может обернуться полноценной войной в масштабе всего европейского театра действий.

— Вопрос неслучаен. 10 апреля Зеленского ждут в Турции. Эрдоган — едва ли не самый частый внешний собеседник президента Украины. Что Анкара уже дала и может ещё дать Киеву?

— Анкара имеет свой интерес — усиление влияния в Черноморском регионе, укрепление позиций на юге Черноморья, усиление своего «северного фланга». К тому же в рамках доктрины «Великого Турана» Турция получила исторический шанс разыграть крымско-татарскую карту и в перспективе побороться за Крым как за территорию крымско-татарского государства. Крымские татары как коренной народ Крыма также понимают, какой шанс дает им история в связи с аннексией и началом большой борьбы за Крым. Сейчас видна и связь линии Турции с линией Великобритании. Поэтому для Украины Турция — это союзник с собственным умыслом.

Турция готова участвовать в вооружении Украины. Например, поставки беспилотников «Байрактар», при этом Анкара получает доступ и к технологиям украинского ВПК.

— Вообще насколько велики поставки оружия на Украину сегодня? Обыватель знает про американские «джевелины» и попытки стран ЕС продавать Киеву ненужные гаубицы с истребителями.

— Помощь — в пределах разумной целесообразности. ПТУРсы, катера прибрежной охраны, беспилотники, средства разведки, бронированный транспорт — это, конечно, не «оружие победы». Украину вооружают так и в таких объемах, чтобы ей по-прежнему нужна была помощь, а вмешательство — желаемым и даже необходимым.

— Несколько сотен тысяч паспортов РФ для жителей неподконтрольных районов востока Украины — сдерживающий фактор?

— На Украине к этому еще не относятся с должной серьезностью. Возможно, потому что и среди политических и бизнес-элит два и три паспорта — это неудивительный факт. Ситуация скорее всего изменится уже осенью 2021 года, когда украинская власть воочию увидит, сколько граждан Украины на Донбассе примут участие в российских выборах. Если, конечно, к этому времени не произойдет трагичных событий на фронте, которые сделают возможным вмешательство ВС России под предлогом «защиты соотечественников».

— Какие моменты, разогревающие ситуацию, не учитывают наблюдатели в РФ?

— Во-первых, не учитывается тот факт, что политическая оппозиция, пользовавшаяся особым доверием и поддержкой Кремля (Виктор Медведчук, «Оппозиционная платформа — За жизнь») и эксплуатировавшая тему мира на Донбассе, за последние два года превратилась в глазах большинства политиков, экспертов и избирателей в «русскую партию». Стратегия этой силы оказалась примитивной, вызывающей и в итоге — провальной. Потому и санкции, принятые СНБО против представителей этой силы, не вызвали серьезного резонанса. Вместе с тем монополия на тему мира сыграла злую шутку с другими политиками и политическими силами, которые оказались на обочине политического процесса. В итоге украинская политика приобрела выраженные бело-черные тона, которые во многом повлияли на риторику и поведение провластной команды (окружение Зеленского, партия «Слуга народа»). Патриотизм превратился в своеобразную политическую религию, постулаты которой практически не подвергаются сомнению. Критики такой политики оказываются в идеологическом капкане — либо «агент влияния», либо «симпатик русской партии». Умеренные политические силы в результате потеряли маневр и влияние.

Во-вторых, из дискурса был полностью исключен гражданский и гуманитарный диалог. Люди слышали только пропагандистов и политиков. Гражданская дипломатия с участием людей с высоким общественным и моральным авторитетом была нивелирована. По сути, блокированный сверху (и со стороны РФ, и со стороны Украины) гражданский диалог очень сильно повлиял на представления общества о возможности и целесообразности мирного процесса, компромиссов, взаимоприемлемых правил.

В-третьих, информационная война и агрессивная пропаганда российских СМИ часто «выходит за пределы». Поведение медиагероев, их риторика и оценка в адрес Украины, украинской политики в целом часто оскорбительны и уничижительны. И это серьезно влияет на умонастроения даже самых умеренных украинцев. РФ в медиа выглядит и звучит как страна-агрессор, страна-угроза.

В-четвертых, Россия и раньше не была для украинцев образцом для подражания. Несмотря на рекламу технических, военных и прочих достижений, многие украинцы знают реальное положение дел в российской глубинке, уровень доходов и реальные настроения. И эта информация не только и даже не столько из СМИ, а от многочисленных остарбайтеров. С другой стороны, массовый выезд украинцев на заработок в страны Европы позволяет сравнивать и сопоставлять. Средний украинец (активный возраст) знает Европу лучше, чем средний россиянин. Молодое поколение вообще не страдает ностальгией и не испытывает никакого «особого» чувства к россиянам, потому что в большинстве своем не было в России, зато неплохо знает европейский Запад. А в условиях войны, в том числе информационной, симпатии к соседям на Западе намного сильнее, чем к соседям на Северо-Востоке.

И последнее. И до войны отношения Украины и России все больше приобретали прагматичный меркантильный характер: торговля, работа. Напрочь отсутствовал какой-либо внятный «образ будущего» — какими могут быть отношения через 10, 20 и 50 лет. В условиях войны будущее вообще исчезло как возможно общее. Либо «сами», либо — «бегство в Европу». Это связано с другой, более сложной проблемой — исчезновением так называемого постсоветского пространства — как общего социального пространства жизни, которое оказалось намного живучей бывшего советского государства. Но это совсем другая тема.

— Сегодня вероятность начала новой войны вы бы как оценили?

— Война как сознательный акт, как продуманная и подготовленная операция — маловероятна. Скорее, речь может идти о попытках локальных управляемых конфликтов, которые можно использовать как инструмент шантажа и давления, как может представляться прожектерам. Но именно поэтому считаю угрозой неуправляемый ход развития событий — как результат провальной спецоперации либо провокации «третьих сил» (а их достаточно в этом конфликте), следствием чего могут быть скоротечные и катастрофичные по последствиям военные действия (вероятность — до 50%). В такой «случайной каше событий» выгодополучателями могут быть и РФ (война позволяет окончательно оформить Донбасс в «русский»), и, как ни парадоксально, Украина — такой конфликт позволит заручиться дополнительной поддержкой и помощью, а заодно и объяснить, почему с Донбассом легче распрощаться, чем за него воевать. Но главное — такая вспышка с последствиями превратит возникший украино-российский раскол в исторический разлом, и это будет надолго… Украина же будет ограничена рамками Малой Украины, с рисками новых внутренних напряжений и локализаций как на западе, так и на юго-востоке.

Самое трагичное: война на Донбассе была и остается войной политических режимов, которые так и не осознали своей ответственности за судьбу людей. А точнее сказать, проявили полную безответственность. И люди вынуждены за это расплачиваться жизнями и личными трагедиями.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Россия — главная военная угроза родине США, заявил генерал ВВС

К-560 Северодвинск в 2018 году. Фото МО РФ

Россия с ее набором труднообнаруживаемых крылатых ракет и передовых подводных лодок представляет сегодня основную военную угрозу для родины Америки, заявил во вторник командующий Северным командованием США.

«Они разработали возможности, которых не было 20 лет назад … крылатые ракеты с очень малым радиолокационным поперечным сечением [и] подводные лодки наравне с нашими подводными лодками», — генерал ВВС США.- сказал Глен Ван Херк.

Выступая на онлайн-форуме Центра стратегических и международных исследований, он описал принципиальное различие между угрозами крылатых ракет и угрозами баллистических ракет. Крылатые ракеты «могут быть запущены с нескольких платформ, от возможностей запуска с воздуха до возможностей запуска с моря и возможностей запуска с подводных лодок до контейнера на коммерческом судне. Есть несколько способов сделать это ».

Он добавил, что современные крылатые ракеты в арсенале России обладают достаточной дальностью, чтобы поразить Соединенные Штаты при запуске с территории России.

Ван Херк сказал, что ракетная угроза сочетается с инвестициями Москвы в кибер-космический потенциал, направленный на расширение своего военного и политического влияния. Намерение Кремля состоит в том, чтобы «создать для себя сдерживание, разрушить нашу волю и отсрочить или снизить нашу способность продвигаться вперед», — сказал он.

Для России эти достижения не только на чертеже; они проводятся как на Атлантическом, так и на Тихоокеанском побережьях. В прошлом году «после окончания холодной войны у нас было больше вторжений в наши опознавательные зоны ПВО», и вторгшиеся самолеты задерживались на несколько часов.

В конце лета 2020 года Ван Херк сказал: «Они взяли большую часть своего Тихоокеанского флота и эксплуатировали его прямо в… нашей экономической зоне отчуждения прямо у Аляски». В то время российская подводная лодка всплыла «посреди группы рыболовецких судов и фактически выпустила оттуда ракету».

ВанХерк сказал, что акция «безусловно была направлена ​​на то, чтобы продемонстрировать США и другим их влияние», особенно в Арктике.

Россия приняла председательство в Арктическом совете в мае.«Россия сильно зависит от экономики Арктики. Они получают от региона от 20 до 25 процентов своего ВВП », — сказал Ван Херк. «Так что, безусловно, они кровно заинтересованы в том, чтобы влиять и иметь власть в Арктике». С этой целью русские восстановили и модернизировали военные объекты на крайнем севере.

F-22 Raptor, назначенный на объединенную базу Элмендорф-Ричардсон, перехватил российский Ту-95 Bear 9 июня 2020 г. Фото ВВС США

Глядя на Северный морской путь, добавил Ван Херк, Россия «разрабатывает политику, согласно которой они хотят, чтобы военнослужащие [присутствовали] во время транзита людей … на их судах, что является нарушением международных законов и норм.… Они пытаются изменить такие вещи ».

В условиях потепления климата Северный морской путь приобрел новое значение как водный путь, который можно использовать для судоходства между Азией и Европой. Россия утверждает, что маршрут пролегает по ее территории.

Об угрозе со стороны Китая он сказал, что кибер- и космический потенциал Пекина «наравне с Россией, но они развивают… кинетические возможности, такие как подводные лодки и бомбардировщики, чтобы делать то же самое». Москва делает то же самое со своими передовыми крылатыми ракетами. .Он недавно засвидетельствовал, что Китай может иметь эти возможности в течение следующего десятилетия.

«Таким образом, у нас будет постоянная непосредственная угроза у каждого побережья, и я бы сказал, что все векторы будут 24/7/365», даже если «вы не учитываете ядерную угрозу межконтинентальных баллистических ракет».

Что касается Северной Кореи, то ее новая ракета КН-28 имеет «гораздо большие возможности, и общее количество ракет имеет тенденцию к увеличению. Next Generation Interceptor… будет держать нас на успешном пути защиты Родины. Ракета была представлена ​​на военном параде прошлой осенью.

ВанХерк сказал, что команда ищет новые технологии, такие как постоянные возможности инфракрасного излучения, чтобы повысить осведомленность о предметной области. «Любые новые системы, которые мы создаем, должны уметь обнаруживать не только бомбардировщики, но и крылатые ракеты», в том числе и очень маленькие, — добавил он.

Он провел различие между работой NORTHCOM над передовыми системами, такими как загоризонтные радары и глобальные общедоменные датчики, и работой служб над совместным общедоменным управлением и контролем.

«Я стремлюсь к превосходству в принятии решений.… Я просто хочу убедиться, что у правильного лица, принимающего решения, — на нужном уровне, в нужное время — есть информация ». Он подчеркнул, что не пытается передать эту информацию какому-либо кораблю или взводу.

«Я пытаюсь взять информацию, которую вы видите, и поделиться ею на оперативном и стратегическом уровнях, чтобы создать варианты сдерживания и деэскалации, а при необходимости — варианты поражения».

Связанные

Россия отводит войска, но не угрожает Украине

Новость о том, что российские войска оставят позади тяжелые машины, размещенные у границы с Украиной, подчеркивает, что Украина, Европа и их союзники должны сосредоточить внимание на угрозе России.Им следует подумать о том, какой долгосрочный ответ требуется для обеспечения их безопасности против метода нападения, сочетающего в себе использование военной мускулатуры с дезинформацией и другим некинетическим оружием. Хотя Кремль объявил, что на этот раз он прекращает военное давление, его более широкая кампания будет продолжена.

Военный путь Москвы «пропитан обманом». Он прикрывает свои агрессивные намерения мирной риторикой. Кремль исследует различные виды оружия, продвигаясь вперед там, где нет сопротивления, и отступая там, где есть.Москва придерживается своего подхода ниже порога войны, как ее обычно понимают, и использует двусмысленность, «чтобы усложнить или подорвать процессы принятия решений», тем самым затрудняя военный или дипломатический ответ, как мы видели в последние несколько недель. Что наиболее важно, метод Москвы разработан, чтобы избежать ожесточенной конфронтации с Западом и добиться победы за счет ограниченного использования военной силы в сочетании с некинетическими средствами. В конфликте с Украиной инструменты России для этой кампании включают подписание соглашений о прекращении огня, которые она затем неоднократно нарушает, и Минского протокола 2014 года, который вселяет ложные надежды на мирное разрешение конфликта.

Кремль стремится достичь в Украине четырех целей: вызвать у украинцев сомнения в способности правительства их защитить; ослабить общественную поддержку президента Владимира Зеленского; сдерживать западных партнеров Украины; и создать хаос к стратегическому преимуществу России.

Во время наращивания войск на границе Кремль произвел новые раунды дезинформации. Московская пропаганда смехотворно утверждала, что Киев готовит вторжение на оккупированный Россией Донбасс.В нем сравнивалось положение этнических русскоязычных в регионе с положением жертв резни в Боснии в Сребренице в 1995 году, когда сербскими войсками были убиты тысячи мужчин-мусульман. Российские СМИ также публиковали вводящие в заблуждение сообщения, в которых утверждалось, что Соединенные Штаты полностью контролируют действия Киева и что киевское правительство — пудель Вашингтона. Эти нарративы усиливают давние темы дезинформации, которые Кремль выдвинул в ответ на украинское продемократическое восстание в 2014 году, которое бросило вызов влиянию там России.Они провозглашают, что Украина является марионеткой Запада, что в стране шла «гражданская война», что пророссийские боевики на востоке были «сепаратистами», а Украина была либо фашистской и яростно антисемитской, либо несостоявшимся государством.

Информационные операции — лишь одно из нескольких не кинетических видов оружия, которые использует Кремль. Он проводит кибератаки, вооружает историю, утверждая, что Украина не «настоящая» страна, а всего лишь ответвление России, и эксплуатирует экономическую взаимозависимость двух стран.

Уязвимости Украины

Коррупция и слабые институты Украины дают Кремлю множество возможностей для вреда. Коррумпированные олигархи с хорошими связями манипулируют кадровыми назначениями, работой и результатами судебных, прокурорских и правоохранительных органов. Судебная система относится к числу государственных институтов, которым украинцы меньше всего доверяют из-за широко распространенного восприятия коррупции и политического влияния. Эти обязательства служат интересам элит на Украине, связанных с Россией, а значит, и самой России.И они подрывают демократическую стабильность и легитимность.

Усилия Москвы увенчались успехом. Общественное отношение и поведение, лежащие в основе устойчивости нации, трудно измерить в военное время, но есть тревожные признаки воздействия злонамеренных действий России, особенно на украинцев, живущих в контролируемых Россией секторах юго-востока Украины. Когда два украинских аналитических центра опросили 800 респондентов из этих частей Донбасса (поскольку эти люди посетили территорию, контролируемую правительством в 2019 году), опрос показал, что они выражают тревогу (53 процента), безнадежность (41 процент), растерянность (34 процента), страх ( 33%) о своем будущем.Среди опрошенных об источниках информации 49% ссылались на российские телеканалы и 23% на СМИ в оккупированных регионах.

Международное внимание в последнее время должным образом сосредоточено на том, как противодействовать наращиванию военной мощи России. Украина и ее союзники затупили этот проспект. Но угроза не отступает. Ключевая территория конфликта останется в сознании, в когнитивном пространстве ключевых групп населения (внутреннего и международного) и ключевых лиц, принимающих решения, а не только среди вооруженных сил или даже в физическом пространстве.Угроза дальнейшей военной эскалации формирует это поле битвы.

Даже приветствуя сокращение численности российских войск, мы должны помнить, что угроза выживанию Украины — это не только военное вторжение и оккупация. Это также накопленный психологический эффект на население и руководство, а также усталость Запада в результате усилий Кремля по дестабилизации страны. Хотя Россия по-прежнему намерена преобладать на Украине, она не полагается в первую очередь на военное завоевание, хотя военная мощь остается важной частью ее плана.Хотя Кремль, возможно, на этот раз моргнул перед лицом украинской решимости и эффективной западной дипломатии, если его многомерная стратегия потерпит неудачу, сила останется вариантом. Только если мы поймем инструменты и сценарии, которые могут привести к поражению Украины, мы сможем разработать эффективную межсекторальную оборону, в которой нуждается страна.

Изменение климата изменит Россию

13 января 2021 г.

Когда американские политики обдумывают траекторию развития России, они, как правило, сосредотачиваются на лидерстве и долголетии президента Владимира Путина и природе его режима, на растущих авторитарных тенденциях Кремля внутри страны и на отравлении оппозиционных деятелей. Ядерный арсенал России и киберпотенциал или проекция мощи России за рубежом, от вмешательства в выборы до военного вмешательства на Украине и в Сирии.Изменение климата редко попадает в шорт-лист. Тем не менее, именно изменение климата, как и любой политический деятель или политический курс, окажет сильнейшее влияние на стратегическое будущее России, изменив ее политику, экономику и общество на десятилетия вперед.

Россия нагревается в 2,5 раза быстрее, чем остальной мир. В 2020 году регионы по всей России испытали самые высокие температуры за всю историю наблюдений, что привело к лесным пожарам, которые выгорели на площади размером с Грецию и выбросили в атмосферу на треть больше углекислого газа, чем в 2019 году (российские леса составляют пятую часть всего мира).Внезапные наводнения в Сибири уничтожили целые деревни и вынудили покинуть свои дома тысячи жителей. В 2020 году снежный покров был на рекордно низком уровне, а ледяной покров Арктики сократился до второго самого низкого уровня за более чем 40 лет.

Вечная мерзлота, покрывающая почти две трети территории России, быстро тает. Более драматические циклы замерзания-оттаивания в недрах разрушают городскую инфраструктуру в российских арктических городах, в которых проживает более 2 миллионов человек, и представляют растущий риск для 200000 километров нефте- и газопроводов России, не говоря уже о тысячах миль автомобильных и железных дорог. линии, соединяющие одни из самых широких рек России.Из-за таяния вечной мерзлоты недавно был опрокинут резервуар для хранения дизельного топлива недалеко от арктического города Норильск, в результате чего 21000 тонн дизельного топлива вылилось в реку Амбарную и окружающие ее недра. Это было связано со вспышками сибирской язвы и открытием огромных метановых кратеров. При нынешних темпах оттаивания — около 1 градуса Цельсия за десятилетие — слой вечной мерзлоты в России перестанет полностью замерзать через три десятилетия. Это может привести к потенциально катастрофическому одноразовому выбросу углерода в атмосферу, который больше не будет проблемой только для России.Согласно одному исследованию, сокращение приповерхностной вечной мерзлоты на 30–99 процентов приведет к выбросу дополнительных 10–240 миллиардов тонн углерода и метана в атмосферу и потенциально поставит земной шар «на грань» к 2100 году. Россия уже четвертая — крупнейший производитель парниковых газов, на долю которого приходится 4,6 процента всех мировых выбросов. Его выбросы на душу населения являются одними из самых высоких в мире — на 53 процента выше, чем в Китае, и на 79 процентов выше, чем в Европейском союзе.

Ожидается, что резкие изменения в погодных условиях в мире, ускоренные потеплением арктических вод и уменьшением ледниковой шапки, увеличат засухи в богатых южных сельскохозяйственных регионах России, включая Ставрополь и Ростов.Это может создать риски для продовольственной безопасности и поставить под угрозу основной экспорт из России: пшеницу. Хотя изменение климата приведет к расширению пахотных земель в России в ее северных широтах, верхний слой почвы на севере, как правило, тоньше и более кислый, чем в наиболее продуктивных южных регионах России, и не может компенсировать его потери. Фактически, в 2017 году площадь пахотных земель сократилась более чем наполовину и составила всего 120 000 акров. В июне этого года региональные власти в Стравополе, одном из крупнейших пшеничных регионов России, прогнозировали заметное 40-процентное снижение урожая пшеницы в 2020 году в результате засухи.Это также имеет глобальные последствия: Россия является ключевым звеном глобальных пищевых цепочек, на нее приходится 20 процентов мирового экспорта пшеницы, поэтому климатические нарушения для сельскохозяйственного производства в России будут иметь серьезные последствия, выходящие далеко за пределы границ России и бюджетной казны. По мере того как сельское хозяйство смещается на север, ученые обеспокоены тем, что выращивание богатых углеродом почв создаст отдельную петлю углеродной обратной связи и ускорит глобальное потепление.

Экономика изменения климата в России

Угроза для экономики России от изменения климата двоякая.По данным Счетной палаты России, учащение засух, наводнений, лесных пожаров, вечной мерзлоты и болезней может снизить ВВП на 3 процента ежегодно в следующем десятилетии. По словам заместителя министра по развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Крутикова, к 2050 году только ущерб, нанесенный зданиям и инфраструктуре, может обойтись России в 9 триллионов рублей (99 миллиардов долларов).

Между тем чрезмерная зависимость России от добычи углеводородов представляет собой очевидную уязвимость по мере того, как мир смещается в сторону низкоуглеродных источников энергии и углеродной нейтральности.Природный газ и сжиженный природный газ в Арктике могут стать для России мостом в будущее с более низким уровнем выбросов углерода, но ожидается, что к середине века мировой спрос на газ резко упадет. Федеральная политика России, направленная сверху вниз, решительно отдает предпочтение управляемым государством промышленным нефтегазовым гигантам. Хотя Россия обладает огромным потенциалом в качестве источника возобновляемой энергии, доля возобновляемых источников энергии в структуре энергетики России ничтожна — менее 0,1 процента для ветровой, солнечной и геотермальной энергии, и нет четких планов относительно значительных инвестиций в их рост.В текущих стратегических документах также не предусматривается значительный рост ядерной и гидроэнергетики, на долю которых в настоящее время приходится 36 процентов электроэнергии в России, но в соответствии с текущими планами к 2050 году она вырастет только до 43 процентов (чтобы ограничить глобальное потепление до 1,5 градусов Цельсия, возобновляемые источники энергии должны учитывать для 70-85 процентов мировой электроэнергии к 2050 году.)

Как реагирует правительство России?

Российская климатическая политика на федеральном и региональном уровнях находится на стадии зарождения, и ей мешает тонко растянутый бюджет.Необходимость реагировать на большее количество экологических бедствий с меньшими затратами становится все более серьезной проблемой между региональными правительствами и Москвой. Ожидаемое усиление экстремальных погодных явлений и деградация инфраструктуры требует упреждающего планирования и значительных долгосрочных инвестиций в модернизацию инфраструктуры и повышение устойчивости, управление лесным хозяйством и другие адаптивные меры, но региональные правительства хронически испытывают нехватку ресурсов и имеют большие долги (некоторые регионы начали обанкротиться).Снижение международного спроса на углеводороды приведет к дальнейшему сокращению федерального бюджета, так же как материальные издержки изменения климата начнут параболический рост. Этому сокращающемуся бюджету способствуют хроническая коррупция и бесхозяйственность в управлении государственной службой — проблемы, которые, в отличие от изменения климата, находятся в политическом центре и в умах россиян. Вся эта динамика питает публичную игру между региональной политической элитой, бизнесом и федеральными властями в том, кто несет финансовую и моральную ответственность за преодоление последствий изменения климата.

Сам Путин высказал неоднозначную информацию о глобальном потеплении, впервые признав только в октябре 2019 года, что глобальное потепление было результатом деятельности человека, но всего через месяц он поставил под сомнение перспективы глобального перехода к возобновляемым источникам энергии, заявив, что «Когда продвигаются идеи сокращения производства энергии до нуля или использования только солнечной или ветровой энергии, я думаю, что человечество снова может оказаться в пещерах просто потому, что оно ничего не потребляет».

Хотя хор чиновников все больше выражает озабоченность экономическими последствиями меняющегося климата для России, преобладает мнение о пассивной отставке или ошибочном оптимизме.Некоторые официальные лица признают реальность изменения климата, но утверждают, что Россия не в силах решить эту проблему, и поэтому Россия должна извлекать доход из своих богатых углеводородных ресурсов, пока сохраняется глобальный спрос. Другие считают, что Россия получит экономическую выгоду от более высоких температур за счет увеличения пахотных земель и более широкого использования Северного морского пути для коммерческого судоходства — ставка, которая делает опасные предположения о способности России заменить экспорт энергоносителей сельским хозяйством и предполагает, что пока -не доказанный устойчивый коммерческий интерес к арктическому морскому маршруту.

Эта двойственная политика воплощена в подходе России к Парижскому соглашению по климату. Россия подписала соглашение в 2019 году, явно осознавая угрозу, но поскольку в качестве ориентира использовался 1990 год, год, когда страна все еще была частью Советского Союза и выбрасывала почти 2,4 миллиарда тонн углерода, Россия может эффективно увеличить его выбросы в течение следующего десятилетия и все еще будут достигнуты 30-процентные цели по сокращению. Согласно стратегическому документу Министерства экономического развития, опубликованному в марте 2020 года, выбросы в России должны вырасти в течение следующего десятилетия.

Законодательство, введенное в 2019 году в рамках ратификации Россией Парижского соглашения, должно было вводить квоты на выбросы и ценообразование на выбросы углерода, но лоббистские усилия влиятельного Российского союза промышленников и предпринимателей значительно размыли законопроект, что привело к более слабым положениям по отчетности о выбросах и устранению национальной системы торговли квотами на выбросы углерода и штрафов для загрязнителей.

Как реагирует российское общество?

Окружающая среда — первоочередная задача россиян.Согласно опросу, проведенному в январе 2020 года независимым Левада-центром, деградация окружающей среды была названа самой большой угрозой для человечества в двадцать первом веке (48 процентов), за ней следуют международный терроризм (42 процента) и войны (37 процентов). Из всех экологических проблем России респонденты считали загрязнение воздуха наиболее важным за год, который установил новые рекорды опасного качества воздуха в России, отчасти из-за лесных пожаров и промышленного загрязнения.

Тем не менее, непосредственность местных экологических проблем в России — от загрязнения воздуха до практики обращения с отходами и лесных пожаров — не вылилась в более широкие опасения по поводу глобального потепления или активных действий по изменению государственной политики.Опрос Ipsos, проведенный в апреле 2020 года, показал, что только 13 процентов россиян считают климат самой важной экологической проблемой, стоящей перед их страной, — намного ниже среднемирового показателя (37 процентов). Россияне также были относительно менее обеспокоены будущими источниками энергии и выбором и имели самый низкий общий уровень поддержки действий правительства по борьбе с изменением климата. Одним из факторов, способствующих этому кажущемуся противоречию, вероятно, является сужение гражданского пространства России. Введение законов об «иностранных агентах» привело к потере экологических неправительственных организаций (НПО) в России и заглушило голоса, бьющие тревогу в связи с глобальным потеплением.Общественная поддержка экологических НПО в последние годы снизилась, несмотря на то, что все большее число россиян готовы протестовать против местных экологических проблем.

Экономические реалии тоже вносят свой вклад. Годы вялого экономического роста, двойного шока, вызванного COVID-19 и низких цен на нефть, а также скупого подхода к налогово-бюджетному стимулированию снизили благосостояние среднего россиянина. Кремль уделяет первоочередное внимание ускорению экономики за счет усиления своей углеводородной и промышленной модели. Для многих россиян, которые просто выживают в финансовом отношении, такие проблемы, как рост цен, безработица и неравенство, вытесняют озабоченность по поводу изменения климата.

Несмотря на более репрессивный политический климат, в последние годы наблюдается всплеск протестов, связанных с окружающей средой. В апреле 2019 года тысячи людей вышли в Арктический регион Архангельска, чтобы выразить протест против строительства новой свалки для отходов от аэростатов в Москве. Тем летом более 2000 человек собрались в уральском Екатеринбурге, чтобы протестовать против строительства церкви в одной из немногих оставшихся зеленых насаждений города. Совсем недавно в Башкортостане, на Южном Урале России, вспыхнули протесты против планов местной компании по добыче редкого известнякового холма, который местные жители считают священным.

В целом ландшафт экологической активности в России более подвижен и децентрализован, чем на Западе, где неформальные протестные группы возникают вокруг конкретных местных проблем, а затем исчезают. Но хотя протесты носят локальный характер, не случайно, что арктические, сибирские и дальневосточные регионы России, где будут сконцентрированы воздействия изменения климата, также несут основную тяжесть хронической экономической отсталости. Важно отметить, что эти же регионы традиционно более независимо настроены политически и менее поддерживают инициативы, поддерживаемые Кремлем.

В Россию идут изменения извне

Хотя многие российские официальные лица будут продолжать подчеркивать экономические возможности изменения климата и преуменьшать его последствия для России, они все больше обеспокоены радикальными изменениями, которые вносятся в климатическую политику основных экспортных рынков, особенно Европейского Союза, с его амбициозными планами. для Нового зеленого курса и цели по обеспечению углеродной нейтральности к 2050 году. План ЕС по введению налога на регулирование углеродных границ, который в базовом сценарии обойдется российским экспортерам в 33 миллиарда евро к 2030 году, вынудил российские компании столкнуться с реальностью глобальной переход к низкоуглеродному развитию и рост стоимости их выбросов.Между тем Китай пообещал обеспечить нейтральный уровень выбросов углерода к 2060 году. Новая экономическая реальность набирает обороты: в декабре 2020 года заместитель министра финансов Владимир Колычев признал, что мировой пик спроса на нефть, возможно, миновал, и указал, что его министерство готовится к расширенному сокращению бюджета. доходы (примерно треть доходов федерального бюджета приходится на реализацию нефти и газа).

Российское энергетическое и промышленное лобби остается влиятельным голосом против квот на выбросы углерода и является основной причиной застоя внутренней климатической политики, но все большее число российских компаний, включая некоторых производителей углеводородов, таких как Новатэк, и все более известные международные компании, такие как Лукойл, опережая усилия правительства по сокращению выбросов и решению проблем устойчивого развития.Их подтолкнули международные финансовые институты и растущие требования инвесторов к экологическим, социальным и управленческим показателям (ESG). Некоторые из крупнейших компаний России вкладывают большие средства в повышение своего рейтинга устойчивости, поскольку низкие оценки наносят ущерб другим. Полюс, крупнейший производитель золота в России, и Новатэк были повышены в рейтинге ESG на «А» в 2020 году, опередив многих компаний-аналогов в отрасли.

Изменение уже поступило

Изменение климата будет и дальше побуждать к изменениям в России, независимо от того, признают ли ее лидеры эту проблему или нет.Наиболее немедленный и значительный толчок к изменениям в России будет исходить извне, поскольку основные экспортные рынки энергоресурсов ускоряют свою экологическую политику. Это представляет собой реальную угрозу экономической модели экспорта углеводородов и полезных ископаемых России, которая усугубляется годами слабого внутреннего роста и глобальной экономики, подавляемой пандемией. Но изменения также происходят изнутри, поскольку связанные с климатом экологические бедствия требуют тяжелого труда, а ограниченные государственные ресурсы не в состоянии справиться с растущей частотой и масштабами разрушения инфраструктуры, лесных пожаров, местного загрязнения и других связанных с климатом проблем, подпитывающих протесты и увеличивающихся. напряженность в отношениях между губернаторами регионов и Москвой.Российская Арктика, в частности, станет примером того, как взаимосвязаны изменение климата, региональная политическая динамика и экономические амбиции России, поскольку бизнесмены, региональные чиновники и федеральные министры, включая ключевых членов ближайшего окружения Кремля, борются за развитие государства. ресурсов, но отложить ответственность за финансирование аварийного восстановления и устойчивости к изменению климата. Наши исследования и анализ должны определить, как изменение климата и климатическая политика — как внутренняя, так и внешняя — будут формировать будущее России, и как в ближайшем будущем Кремль и его экономика, основанная на экспорте ископаемого топлива, отреагируют — или не будут — реагировать.

Сайрус Ньюлин — младший научный сотрудник Программы по Европе, России и Евразии в Центре стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне, округ Колумбия. Хизер А. Конли — старший вице-президент по Европе, Евразии и Арктике и директор Программы CSIS для Европы, России и Евразии.

Комментарий подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным, освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики.Его исследования являются беспристрастными и непатентованными. CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в этой публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

© 2021 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Разведка США предупреждает Китай и Россию о намерении подорвать влияние Вашингтона | Голос Америки

ВАШИНГТОН — Глобальная пандемия коронавируса мало что помешала противникам, особенно Китаю, нацелиться на Соединенные Штаты и получить прибыль за счет страны, согласно недавно обнародованному U.Оценка интеллекта С.

Управление директора национальной разведки (ODNI) опубликовало рассекреченный 27-страничный отчет во вторник, за день до того, как высшие должностные лица американской разведки должны были дать показания перед законодателями о наиболее серьезных угрозах в предстоящем году.

Пекин, говорится в отчете, «продолжит свои общегосударственные усилия по распространению влияния Китая, ослаблению влияния Соединенных Штатов, вбиванию клинков между Вашингтоном и его союзниками и партнерами, а также по внедрению новых международных норм, благоприятствующих авторитарной китайской системе. .«

Анализ, представляющий выводы всех 18 спецслужб США, далее предупреждает, что китайское руководство рассматривает усиление конкуренции с Вашингтоном как часть «эпохального геополитического сдвига» и готово использовать все более агрессивные стратегии, чтобы одержать верх.

НОВИНКА: Основные угрозы для США в порядке их появления в новой ежегодной оценке угроз американской разведки:

1. # Китай
2. # Россия
3. # Иран
4. # Северная Корея
5.Транснациональные проблемы, такие как #ClimateChange # COVID19 # Кибер, преступность, # миграция и # терроризм

— Джефф Селдин (@jseldin) 13 апреля 2021 г.

Эта агрессивность, по словам официальных лиц, включает погоню за дополнительными военными объектами по всему миру и соглашениями о доступе, «чтобы повысить его способность проецировать мощь».

Это также связано с растущим арсеналом.

«Китай создает более крупные и все более мощные ракетно-ядерные силы, которые будут более живучими, разнообразными и находящимися в более высокой боевой готовности», — говорится в отчете ODNI, предупреждая, что Пекин пытается гарантировать, что он сможет ответить на ядерную атаку ядерными ракетами своей страны. собственный.

Китай быстро сокращает разрыв с военными США, заявили законодатели

Адмирал США, назначенный главой Индо-Тихоокеанского командования, заявляет, что мир и процветание будут зависеть от того, как Вашингтон отреагирует на Китай на Тихоокеанском театре военных действий

Американские аналитики разведки также ожидают, что Китай обеспечит присутствие в космосе — с космической станцией, работающей на низкой околоземной орбите в ближайшие три года — и останется угрозой в киберпространстве, где он продемонстрировал способность вызывать «локализованные, временные сбои в работе критически важной инфраструктуры в Соединенных Штатах.«

Тем не менее, аналитики американской разведки считают, что у Вашингтона и Пекина будут шансы на совместную работу.

«Однако китайские лидеры, вероятно, будут искать тактические возможности для снижения напряженности в отношениях с Вашингтоном, когда такие возможности соответствуют их интересам», — говорится в отчете ODNI.

Публичная оценка, требуемая в настоящее время по закону, является первой с 2019 года, когда тогдашний президент Дональд Трамп критиковал своих сотрудников разведки в социальных сетях за «пассивность и наивность» их оценок Ирана, Северной Кореи и террористической группировки «Исламское государство». .Попытки законодателей обеспечить оценку общественной угрозы в 2020 году не увенчались успехом.

Смена действующего руководства разведывательного сообщества США произошла в связи с тем, что комитеты Конгресса по разведке и @ODNIgov уже +1 месяц ведут переговоры о том, когда лидеры разведки проведут свой ежегодный публичный # всемирный брифинг об угрозах https://t.co/lXv8cGpi3k

— Джефф Селдин (@jseldin) 20 февраля 2020 г.

Тем не менее, новая оценка перекликается с темами, которые сотрудники разведки США озвучивали в других общественных местах, предупреждая, что помимо Китая, США.С. столкнется с серьезными вызовами со стороны России, Ирана и Северной Кореи.

Россия

Аналитики прогнозируют, что Россия по-прежнему настроена на подрыв американского влияния, а также на разделение и ослабление западных союзов в рамках схватки с США.

«Российские официальные лица давно считают, что Соединенные Штаты проводят свои собственные« кампании влияния », чтобы подорвать Россию, ослабить президента Владимира Путина и установить дружественные Западу режимы в государствах бывшего Советского Союза и в других странах», — говорится в отчете. .

«Россия стремится к соглашению с Соединенными Штатами относительно взаимного невмешательства во внутренние дела обеих стран и признания США заявленной Россией сферы влияния на большей части бывшего Советского Союза», — добавили в нем.

Хотя последнее может привести к тому, что Москва предложит сотрудничество с Соединенными Штатами, сотрудники спецслужб не видят причин полагать, что Кремль откажется от любой из своих наиболее гнусных действий, будь то расширение границ в киберпространстве, дестабилизация Украины или устранение диссиденты.

НОВИНКА: в отчете американской разведки говорится, что # Федеральная служба безопасности (ФСБ) России «пыталась убить активиста оппозиции Алексея # Навального внутри России в 2020 году с помощью химического агента четвертого поколения» pic.twitter.com/wxyRcWOreO

— Джефф Селдин ( @jseldin) 13 апреля 2021 г.

Сохраняются опасения по поводу военной доблести Москвы.

«В обозримом будущем Россия останется крупнейшим и наиболее мощным соперником США в области ОМУ», — говорится в отчете ODNI.

Иран

Аналитики американской разведки видят мало признаков того, что Иран будет стремиться изменить курс, считая себя «вовлеченным в борьбу» с Вашингтоном за сферу влияния Тегерана на Ближнем Востоке и за его пределами. А недавнее выступление президента США Джо Байдена в попытке активизировать ядерную сделку, также известную как Совместный всеобъемлющий план действий, вряд ли повлияет на руководство Ирана.

«Мы ожидаем, что Иран пойдет на риск, который может вызвать эскалацию напряженности и угрожать У.С. и союзные интересы «, — предупреждают аналитики американской разведки.

«# Готовность Ирана проводить атаки, вероятно, будет зависеть от его восприятия готовности #UnitedStates к ответным действиям, его способности проводить атаки, не вызывая прямого конфликта, и перспективы поставить под угрозу возможное ослабление санкций США» согласно @ODNIgov

— Джефф Селдин (@jseldin) 13 апреля 2021 г.

Что касается ядерной программы Тегерана, то американская разведка полагает, что Иран «в настоящее время не предпринимает ключевых мероприятий по разработке ядерного оружия, которые, по нашему мнению, были бы необходимы для производства ядерного устройства», хотя аналитики заявили, что он возобновил некоторые виды ядерной деятельности, запрещенные в соответствии с условиями ядерная сделка.

Спецслужбы США также ожидают, что Иран по-прежнему будет создавать проблемы в Ираке, пытаясь установить постоянное военное присутствие в Сирии и играя все стороны конфликта в Афганистане, так что он будет хорошо позиционирован независимо от того, кто в конечном итоге победит.

Тегеран, скорее всего, продолжит использовать свои растущие кибер-возможности, в том числе возможность запускать атаки на критически важную инфраструктуру, говорится в отчете.

Северная Корея

У Ирана, вероятно, будет компания, когда дело доходит до риска.

Оценка угроз США предупреждает, что Северная Корея также демонстрирует признаки того, что она сделает больше, чем традиционное бряцание оружием, чтобы привлечь внимание.

«Ким Чен Ын может предпринять ряд агрессивных и потенциально дестабилизирующих действий, чтобы изменить региональную среду безопасности и вбить клин между США и их союзниками», — говорится в отчете ODNI, предупреждая, что Пхеньян «в обозримом будущем станет угрозой ОМУ. будущее.»

Действия # ДПРК могут включать «возобновление испытаний ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет (МБР)» согласно @ODNIgov

— Джефф Селдин (@jseldin) 13 апреля 2021 г.

Терроризм

Когда-то считался величайшей угрозой для США.С., терроризм, предупреждают представители разведки, неуклонно опережает проблемы, возникающие в результате соперничества великих держав между США, Китаем и Россией, а также угроз в киберпространстве.

Но, несмотря на потери руководства, разведка предупреждает, что «Исламское государство» (ИГ) и «Аль-Каиду» нельзя недооценивать.

Обе террористические группы «остаются величайшей суннитской террористической угрозой для интересов США за рубежом», — говорится в отчете. «Они также стремятся проводить атаки внутри Соединенных Штатов, хотя У.Давление С. и союзников по борьбе с терроризмом в значительной степени снизило их возможности ».

Представители разведки предупреждают, что тем временем ИГ остается «способным вести продолжительные повстанческие действия» в Ираке и Сирии, сохраняя при этом свои глобальные устремления.

Defeat IS Coalition беспокоится о возрождении

Министры, которые встретились практически во вторник, «обратили внимание» на рост активности Исламского государства в Ираке и Сирии

«Аль-Каида», терпя, по словам аналитиков разведки, «серьезные потери» за последние несколько лет, также продемонстрировала стойкость, особенно в Африке.

Террористические угрозы по всей Африке «не деградируют»

В новом отчете генерального инспектора Министерства обороны США содержится предупреждение о продолжающемся росте деятельности «Аль-Каиды» и «Исламского государства», поскольку военные чиновники США сталкиваются с сокращением присутствия в ключевых регионах

Представители разведки также заявили, что в некоторых частях Европы риск со стороны сторонников превосходства белой расы превосходит опасность, исходящую от ИГ и «Аль-Каиды».

«Австралия, Германия, Норвегия и Великобритания считают белых воинствующих экстремистов по расовым или этническим мотивам, включая неонацистские группы, самой быстрорастущей террористической угрозой», — говорится в отчете.

Разведывательные агентства предупреждают, что самая смертельная угроза для США исходит от местных жителей

Несекретная оценка, опубликованная в среду, предупреждает, что некоторые агрессивные экстремисты в семье «почти наверняка» будут совершать новые — возможно даже смертельные — насилие к концу года

Изменение климата

Аналитики разведки предупреждают, что изменение климата может спровоцировать серьезные потрясения в следующем году.

«Экологическая деградация и изменение климата будут продолжать подпитывать вспышки болезней, угрожать продовольственной и водной безопасности и усугублять политическую нестабильность и гуманитарные кризисы», — говорится в отчете.

«В этом году мы увидим возрастающий потенциал всплеска миграции населения Центральной Америки, который страдает от экономических последствий пандемии COVID-19 и экстремальных погодных условий, включая многочисленные ураганы в 2020 году и несколько лет повторяющихся засух и штормов, «он сказал.

Почему отношения США и России такие сложные?

Отношения Соединенных Штатов с Россией сегодня наихудшие с 1985 года. Вмешательство Москвы в U.С. Президентские выборы и, судя по всему, продолжающиеся попытки повлиять на избирательную кампанию 2020 года сделали Россию токсичной внутренней проблемой, чего не было с 1950-х годов. Аннексия Крыма и развязывание продолжающейся войны на юго-востоке Украины, а также поддержка сирийского Башара Асада в его жестокой гражданской войне и Николаса Мадуро из Венесуэлы усилили напряженность в отношениях с Соединенными Штатами. Президент Трамп вступил в должность с твердым намерением улучшить отношения с Россией. Но остальная исполнительная власть и У.Южный Конгресс проводил жесткую политику в отношении России, вводя множество санкций и высылая дипломатов. Стратегия национальной безопасности США объявляет Россию и Китай двумя главными угрозами национальной безопасности США. В лучшие времена отношения между США и Россией представляли собой смесь сотрудничества и конкуренции, но сегодня они в значительной степени носят враждебный характер.

Тем не менее, как две ядерные сверхдержавы мира, Россия и Соединенные Штаты несут уникальную ответственность за поддержание мира и противодействие распространению ядерного, биологического и химического оружия по всему миру.Более того, существуют глобальные проблемы, такие как терроризм, изменение климата, регулирование Арктики и борьба с пандемией COVID-19, которые требуют совместной работы. Задача состоит в том, чтобы найти приемлемый баланс между сотрудничеством и конкуренцией и разделить отношения более эффективным способом, чем в настоящее время.

  • Отношения Соединенных Штатов с Россией сегодня наихудшие с 1985 года.

  • При Путине Россия стала централизованным авторитарным государством и вернулась в качестве глобального игрока, конкурирующего с Соединенными Штатами. Штаты за влияние.

  • Сегодняшние глобальные вызовы требуют от России и США поиска правильного баланса между сотрудничеством и конкуренцией.

Как мы оказались там, где находимся сегодня?

После распада СССР многие в Соединенных Штатах полагали, что, сбросив оковы советского коммунизма, русские захотят присоединиться к Западу и стать больше похожими на американцев и европейцев.США направили советников по политическим и экономическим вопросам для работы с должностными лицами и людьми в зарождающемся частном секторе, чтобы продвигать демократию и рынки. Но оказалось, что столетия русской и советской истории дали уникальное и четкое представление о месте России в мире и о том, какую форму правления она должна иметь. 1990-е годы, когда Россия была более плюралистическим обществом, чем сегодня, теперь вспоминаются как время хаоса, обогатившего немногих и разорившего многих, в течение которого Россия была «унижена» тем, что вынуждена была согласиться с повесткой дня, в значительной степени продиктованной Соединенными Штатами. Состояния.Законные интересы России, как следует из этого повествования, игнорировались Соединенными Штатами. Это включает право России на сферу влияния в постсоветских государствах, а это означает, что они не должны стремиться присоединиться к НАТО или Европейскому союзу. Сегодня Россия определяет периметр своей безопасности не как границы Российской Федерации, а как границы бывшего Советского Союза. Он требует, чтобы США и Европа признали это. Пока Вашингтон отказывается принять эту предпосылку и настаивает на праве соседей России выбирать свою внешнеполитическую ориентацию.

При президенте Владимире Путине Россия стала централизованным авторитарным государством и вернулась в качестве глобального игрока, конкурирующего с Соединенными Штатами за влияние. Хотя она слабее США как в экономическом, так и в военном отношении, у нее есть возможность вмешиваться по всему миру и мешать интересам США. У Вашингтона и Москвы принципиально разные представления о том, как будут выглядеть продуктивные отношения.

В новейшей истории было два периода, когда сотрудничество между U.С. и Россия хорошо зарекомендовали себя: сразу после 11 сентября, когда Россия помогала Соединенным Штатам на первом этапе войны в Афганистане, предоставляя информацию, которую она собрала в ходе десятилетней войны там; и в период 2008–2012 годов, в период «перезагрузки» между президентами Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым, когда Москва и Вашингтон сотрудничали по контролю над вооружениями, Афганистану, Ирану и ряду других вопросов.

Отношения начали портиться, когда Путин вернулся в Кремль в 2012 году, убежденный, что Хиллари Клинтон стояла за демонстрантами, протестовавшими против его возвращения к власти.В следующем году Путин предоставил политическое убежище Эдварду Сноудену, недовольному подрядчику АНБ, который украл миллионы секретных документов и сбежал в Россию через Гонконг. Он отклонил просьбу президента Обамы о его возвращении. Затем Обама отменил запланированный саммит с Путиным.

Действия России в 2014 году нанесли еще один серьезный удар по отношениям. После нескольких месяцев народных протестов пророссийский президент Украины Виктор Янукович бежал в Россию и был заменен прозападным правительством.Вскоре после этого российские войска вторглись, чтобы оккупировать и аннексировать Крымский полуостров, который был частью Украины с 1954 года, тем самым нарушив условия Будапештского меморандума 1994 года, в котором Россия, США, Украина и Великобритания обязались соблюдать отстаивать территориальную целостность Украины. В течение следующих нескольких месяцев поддерживаемые Россией сепаратисты и российские войска без знаков различия вторглись, чтобы оккупировать районы Донбасса на юго-востоке Украины, вытеснив законные местные власти.С весны 2014 года Россия и Украина ведут войну на Донбассе, в которой погибли 14 тысяч человек. В ответ на это нарушение суверенитета Соединенные Штаты ввели санкции в отношении российских лиц, близких к Путину, и в отношении способности России получить доступ к финансовым рынкам.

Вступление России в сирийскую гражданскую войну в 2015 году в поддержку Башара Асада также создало напряженность в отношениях с США, которые поддерживали группы, выступавшие против Асада. С тех пор Вашингтон и Москва были вынуждены прекратить свои воздушные операции в Сирии, чтобы предотвратить непредвиденные столкновения.После частичного ухода США из Сирии российские войска заняли бывшие базы США и поддержали жестокое нападение Асада на провинцию Идлиб, в результате которого появился миллион беженцев.

Решающим серьезным ударом по американо-российским отношениям стало кибервмешательство России в президентскую избирательную кампанию в США в 2016 году. Как указано в отчете Мюллера за 2019 год, фабрика троллей в Санкт-Петербурге круглосуточно работала, чтобы использовать социальные сети для обострения политической поляризации, существовавшей в США.Южное общество, ставят под сомнение американцев в легитимности собственной демократии и используют эти платформы, чтобы отдать предпочтение Дональду Трампу, а не Хиллари Клинтон. Россия также пыталась проникнуть в избирательные машины некоторых государств, что увеличивало вероятность того, что она может попытаться изменить исход будущих выборов. Вмешательство в выборы через социальные сети продолжается и в избирательном цикле 2020 года.

Какие самые насущные проблемы должна решить следующая администрация?

Самый неотложный вопрос — это судьба нового Договора о СНВ по стратегическим наступательным вооружениям, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года.Это последняя версия Договора об ограничении стратегических вооружений, подписанного президентом Ричардом Никсоном в Москве в 1972 году. Эти договоры на протяжении 50 лет устанавливают ограничения на количество боеголовок и средств доставки, которые может иметь каждая сторона, и позволяют -проверка на месте для обеспечения соответствия. Новый договор СНВ может быть продлен еще на 5 лет как есть, пока обе стороны будут вести переговоры о том, что должен включать в себя будущий договор, который учитывает модернизацию ядерного оружия и рост киберпотенциалов.Администрация Трампа настаивала на том, чтобы любой новый договор включал ядерный арсенал Китая, но Пекин возражал, утверждая, что его ядерный арсенал намного меньше, чем у Соединенных Штатов или России, которые в совокупности обладают 90% мирового ядерного оружия. И США, и Россия вышли из Договора о ракетах средней и меньшей дальности 1987 года, так что единственным оставшимся элементом структуры контроля над вооружениями является новый договор СНВ. Если его не продлить, то к 2021 году ничто не ограничивает ядерные арсеналы США.С. и Россия, с серьезными последствиями как для распространения ядерного оружия, так и для дорогостоящей гонки вооружений в будущем.

Разрешение конфликта на Украине останется очень сложным. Хотя Соединенные Штаты не входят в «нормандский формат» — Германия, Франция, Россия и Украина, — который стремится положить конец войне, они все же должны играть важную роль в мирных переговорах и в поддержке Украины. Ему необходимо возобновить более активную роль.

Все более тесные отношения России с Китаем представляют собой постоянную проблему для Соединенных Штатов.Хотя Вашингтон мало что может сделать, чтобы отвлечь Москву от Пекина, ему не следует проводить политику, сближающую две страны, такую ​​как торговая война с Китаем и множество санкций против России.

Санкции против России отрицательно сказались на экономике России, но они не побудили Россию ни смягчить свои действия на Украине, ни уменьшить свое кибервмешательство внутри Соединенных Штатов. Более того, санкции, такие как санкции в отношении газопровода Nord Stream 2 из России в Германию, негативно повлияли на U.С. союзники, но оказали лишь ограниченное влияние на саму Россию. Трубопровод задерживается, но почти наверняка будет достроен. Санкции, введенные Конгрессом, — это грубый карательный инструмент, у которого мало стимулов, чтобы побудить Россию пересмотреть свою политику. Их следует пересмотреть с точки зрения их эффективности как инструмента воздействия на поведение России.

Пандемия COVID-19 может предоставить Соединенным Штатам возможность возобновить взаимодействие с Россией, сотрудничая в борьбе с этой болезнью.Но развитие более продуктивных отношений с Россией останется серьезной проблемой для Соединенных Штатов. Вашингтон и Москва по-разному понимают движущие силы мировой политики. Россия стремится создать «пост-западный» мир, в котором Соединенные Штаты являются одним из нескольких великих игроков и больше не могут доминировать на международной арене. Он добивается признания США своего права на сферу влияния. До сих пор ни одна администрация США после распада Советского Союза не желала принять эту предпосылку.

Копать глубже

Путинский мир

13 марта в центре внешней политики Брукингса побывала Анджела Стент, директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований; профессор государственной и дипломатической службы Джорджтаунского университета; и старший научный сотрудник, не проживающий в Брукинге, за обсуждение, вдохновленное ее новой книгой «Мир Путина: Россия против Запада и с остальными». В […]

Россия и Китай: ось ревизионистов?

Отношения между Китаем и Россией с 2014 года становятся все более прочным и прагматичным стратегическим партнерством, отчасти потому, что Соединенные Штаты проводят политику, которая сблизила две страны.

Мой разговор с генералом Марком Милли

2 декабря Брукингс принимал генерала армии США Марка Милли, 20-го председателя Объединенного комитета начальников штабов — самого высокопоставленного военного офицера страны. То, что он сказал о том, как рассматривать проблемные отношения Америки с Россией и Китаем, было важным и полезным поправкой для тех, кто был одет в форму и без нее, кто считал, что однажды мы движемся к ожесточенной конфронтации с одной или обеими из этих недружественных держав.

Во-первых, немного контекста. Предшественник Милли, генерал морской пехоты Джозеф Данфорд, заявил Конгрессу во время слушаний по подтверждению правопорядка в 2015 году, что Россия стала главной угрозой для национальной безопасности США. Спустя год после того, как Россия захватила Крым, атаковала восточную Украину с помощью тайных агентов и приготовилась сорвать собственные выборы в Америке, эта оценка некоторых поразила, но оказалась правдой. Медовый месяц с Москвой после окончания холодной войны закончился, особенно когда Владимир Путин снова устроился в Кремле, где он может оставаться до 2035 года.В течение четверти века, с тех пор как закончилась холодная война, американская оборонная политика была сосредоточена на таких государствах-изгоях, как Ирак при Саддаме Хусейне и Северная Корея. Больше не надо. Последняя оборонная политика администрации Обамы под руководством министра обороны Эша Картера перешла на концепцию «третьего противодействия», чтобы усилить обычное военное сдерживание других великих держав.

В администрации Трампа Стратегия национальной безопасности и Стратегия национальной обороны сосредоточены как на России, так и на Китае. К концу своего четырехлетнего пребывания в должности Данфорд предупреждал, что Китай скоро станет нашей главной угрозой.Сам Милли назвал Китай нашей «угрожающей угрозой» в своем интервью со мной.

Большинство из этих разработок имело смысл. Но теперь у нас проблема. Многие в Пентагоне и за его пределами сейчас рассматривают Россию и Китай не просто как конкурентов, а как вероятных будущих врагов. Некоторые верят в реалистическую школу международных отношений, которая не ожидает прогресса в межгосударственном поведении с течением времени и считает конфликт между великими державами нормой. Другие наблюдали за вредом, нанесенным Россией и Китаем в Восточной Европе, на Ближнем Востоке, в западной части Тихого океана — и здесь, у себя дома — и по понятным причинам встревожились.Опасность состоит в том, что вместе мы могли бы развить своего рода национальное групповое мышление — возможно, мало чем отличающееся от того, которое способствовало вторжению в Ирак в 2003 году или войне во Вьетнаме. Это может привести к тому, что Соединенные Штаты выйдут за рамки надлежащего уровня бдительности и готовности и, возможно, отреагируют на будущий кризис. Подумайте о Первой мировой войне, когда конфликт возник в результате небольшого кризиса, который разразился из-за недоверия и потому, что военные построили военные планы, которые предполагали — а в некоторых случаях даже требовали — быстрой эскалации после начала боевых действий.

Именно здесь уместны спокойные и отрезвляющие комментарии Милли. Они не отражали беззаботность или небрежность в отношении текущего положения дел с Россией, Китаем и Западом. Но они излучали некоторое спокойствие, о котором нам всем хорошо бы помнить. Милли ожидает, что отношения останутся сложными и сложными. Но он не ожидает войны и не считает войну приемлемым исходом.

В частности, когда я спросил его о состоянии так называемого соперничества великих держав с Россией и Китаем, председатель сказал в ответ следующее:

«Мы хотим оставаться в конкурентной борьбе великих держав.У вас будет соревнование между великими державами. Такова природа мира, верно. Вернитесь на пять-десять тысяч лет назад в истории человечества. Великие державы будут соревноваться друг с другом в самых разных пространствах. Так что ничего страшного. В этом нет ничего плохого. Но убедитесь, что это остается соревнованием между великими державами и не перерастает в конфликт между великими державами или войну между великими державами ».

Пока все хорошо. Но потом Милли действительно поехал домой:

«В первой половине прошлого века, с 1914 по 1945 год, у нас были две мировые войны.А между 1914 и 1945 годами 150 миллионов человек были убиты во время войны … Огромное количество крови и разрушений, и мы все еще явно чувствуем последствия Первой и Второй мировых войн. И подумать о войне великих держав — это просто невероятно. А теперь, если вы думаете о войне великих держав с ядерным оружием, это похоже на то, боже мой, вы должны убедиться, что этого не произойдет ».

Это так легко забыть, если представить себе «ограниченный» конфликт против Китая, который начинается из-за какого-нибудь необитаемого острова в Тихом океане, или вспыхнувший конфликт с Россией из-за какого-нибудь приграничного города с одной из стран Балтии, такой как Эстония или Латвия.Определенный элемент американского военного и стратегического мышления считает, что мы должны суметь контролировать такие взрывы до того, как они начнут обостряться. История предупреждает, что это не обязательно так.

Конечно, в соответствии со старой поговоркой о том, что если вы хотите сохранить мир, вы должны подготовиться к войне, Милли затем отметил ряд важных способов, которыми Соединенные Штаты должны действовать, чтобы снизить риски конфликта посредством сдерживания: поддержать американские вооруженные силы. возможностей, укреплять союзы, продолжать участвовать во всем мире (но, возможно, сокращать наше военное присутствие в некоторых местах, сказал он), сохранить U.С. Экономика сильная, проект решительный. Все это нелегко; Ничто в комментариях Милли нельзя было истолковать как вялость или чрезмерную уверенность в том, что они подразумевали для политики.

Но не заблуждайтесь, в мышлении Милли есть и миролюбивая сторона. Следует отметить, что Соединенные Штаты (мои слова, а не его) ведут множество войн — за мои более чем 30 лет в Вашингтоне, округ Колумбия, они включают конфликты в Панаме, Ираке, Сомали, Боснии, Косово, Афганистане, снова в Ираке. , не говоря уже о многочисленных меньших контртеррористических операциях от Пакистана до Сирии, от Сомали до Ливии и за ее пределами.Сообщение Милли состоит в том, что планирование конфликта против России или Китая не похоже на эти другие случаи. Дело не только в том, что они были бы сложнее и сложнее. Скорее, это войны, которые нельзя вести, где мерилом успеха является не военная победа, а сдерживание и, если война все же произойдет, быстрая деэскалация и прекращение конфликта.

По мере того, как администрация Байдена приходит к власти и думает о своих собственных стратегиях национальной безопасности и обороны, этот совет Милли следует изучить и прислушаться.Прошедшее событие

Разговор с председателем Объединенного комитета начальников штабов генералом Марком А. Милли

Только онлайн

Россия предупреждает Великобританию, что в следующий раз будет бомбить корабли

  • Россия предупреждает Великобританию о конфронтации военно-морских сил
  • Рааб: Россия «предсказуемо неточна»
  • Британия заявляет, что всегда будет защищать права на мореплавание
  • Россия говорит, что Лондон сеет неприкрытую ложь

ЛОНДОН, 24 июня (Рейтер). В четверг Россия предупредила Великобританию, что она будет бомбить британские военно-морские корабли в Черном море, если британский флот продолжит провокационные действия у берегов аннексированного Россией Крыма.

Россия вызвала британского посла в Москву для формального дипломатического выговора после того, как военный корабль нарушил то, что Кремль называет его территориальными водами, но которые Великобритания и большая часть мира считают, что они принадлежат Украине.

Великобритания заявила, что Россия дает неточную информацию об инциденте. В нем говорится, что не было произведено никаких предупредительных выстрелов и не было сброшено никаких бомб на пути к эсминцу Королевского флота Defender.

В Москве Россия вызвала посла Дебору Броннерт для выговора за «опасные» действия Великобритании в Черном море, в то время как официальный представитель министерства иностранных дел Мария Захарова обвинила Лондон в «неприкрытой лжи».

«Мы можем апеллировать к здравому смыслу, требовать уважения к международному праву, а если это не сработает, мы можем бомбить», — заявил российским информационным агентствам заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков.

Рябков, ссылаясь на московскую версию событий, в которой российский самолет бомбил путь британского эсминца, сказал, что в будущем бомбы будут отправляться «не только на его пути, но и в цель».

Черное море, которое Россия использует для проецирования своей силы в Средиземном море, на протяжении веков было горячей точкой между Россией и ее конкурентами, такими как Турция, Франция, Великобритания и США.

Россия захватила и аннексировала полуостров Крым у Украины в 2014 году и считает районы вокруг его побережья российскими водами. Западные страны считают Крым частью Украины и отвергают претензии России на море вокруг него.

Премьер-министр Борис Джонсон заявил, что британский военный корабль, следовавший из украинского порта Одесса в грузинский порт Батуми, действовал в соответствии с законом и находился в международных водах.

«Это украинские воды, и было совершенно правильно использовать их для перехода из пункта А в пункт Б», — сказал Джонсон.Министр обороны Великобритании Бен Уоллес обвинил российских пилотов в проведении небезопасных маневров самолетов на высоте 500 футов (152 м) над военным кораблем.

Эсминец Type 45 британского ВМФ HMS Defender пришвартован в черноморском порту Одесса, Украина, 18 июня 2021 года. REUTERS / Сергей Смоленцев

Подробнее

«Королевский флот всегда будет придерживаться международного права и не признает незаконное вмешательство в мирный проход «, — сказал Уоллес.

Согласно международному морскому праву мирный проход позволяет судну проходить через территориальные воды другого государства, если это не влияет на его безопасность.

Великобритания оспорила российскую версию событий, а министр иностранных дел Доминик Рааб назвал ее «предсказуемо неточной».

СПОР НА ЧЕРНОМ МОРЕ

Во время войны 2008 года с Грузией Россия ощетинилась против боевых кораблей США, действующих в Черном море, и в апреле Соединенные Штаты отменили размещение двух военных кораблей в этом районе.

Связи между Лондоном и Москвой были заморожены с момента отравления в 2018 году разработанным Советским Союзом нервно-паралитическим веществом, известным как Новичок, бывшего двойного агента Сергея Скрипаля, крота, который предал сотни российских агентов иностранной шпионской службе Великобритании МИ-6.

Британский эсминец посетил на этой неделе украинский порт Одесса, где было подписано соглашение с Великобританией об оказании помощи в модернизации украинского флота.

Россия заявила, что отважилась углубиться в российские воды на 3 км (2 мили) в районе мыса Фиолент, ориентира на южном побережье Крыма, недалеко от порта Севастополь, штаб-квартиры Черноморского флота ВМФ России.

Британская BBC опубликовала кадры с корабля, на которых российская береговая охрана предупреждает, что он будет стрелять, если британский корабль не изменит курс.

«Если ты не изменишь курс, я буду стрелять», — сказал британскому кораблю русский голос с сильным акцентом по-английски. BBC сообщила, что были произведены выстрелы и что около 20 российских самолетов «жужжали» британский корабль.

Британия заявила, что выстрелы были частью учений российской артиллерийской стрельбы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.