Банкротство мфо последствия для вкладчиков: можно ли заработать на инвестициях в микрозаймы :: Финансы :: РБК

Содержание

Финансовая грамотность | 6.2.2. Вклады в потребительские кооперативы и микрофинансовые организации

Ми­кро­фи­нан­со­вые ор­га­ни­за­ции (МФО) и кре­дит­ные по­тре­би­тель­ские коо­пе­ра­ти­вы (КПК), как и банки, име­ют пра­во при­вле­кать сред­ства гра­ждан. Од­на­ко у вло­же­ний в эти фи­нан­со­вые инсти­ту­ты есть не­ко­то­рые осо­бен­но­сти.

По за­ко­ну «О ми­кро­фи­нан­со­вой де­я­тель­но­сти и ми­кро­фи­нан­со­вых ор­га­ни­за­ци­ях» ми­ни­маль­ная сум­ма вкла­да в МФО для фи­зи­че­ских лиц - 1,5 млн ру­блей. Не все ми­кро­фи­нан­со­вые ор­га­ни­за­ции при­ни­ма­ют сред­ства от на­се­ле­ния. Од­на­ко те, кто при­ни­ма­ет, пла­тят до­ста­точ­но вы­со­кий про­цент (12–20% го­до­вых в 2020 го­ду).

Так­же плюс ин­ве­сти­ро­ва­ния в ми­кро­фи­нан­со­вую ор­га­ни­за­цию - про­сто­та оформ­ле­ния сдел­ки, в от­личие от банковско­го де­по­зи­та. В большинстве слу­ча­ев до­го­вор мо­жет быть за­клю­чен по теле­фо­ну или он­лайн, а до­ку­мен­ты на под­пись бу­дут вы­сла­ны кли­ен­ту ку­рье­ром.

Од­на­ко ин­ве­сти­ции в ми­кро­фи­нан­со­вые ор­га­ни­за­ции не стра­хуют­ся си­сте­мой стра­хо­ва­ния вкла­дов, поэто­му в слу­чае банкрот­ства ми­кро­фи­нан­со­вой ор­га­ни­за­ции ве­ли­ка ве­ро­ят­ность пол­но­стью по­те­рять свои сред­ства. Та­ким об­разом, ин­ве­сти­ция в ми­кро­фи­нан­со­вую ор­га­ни­за­цию - до­ста­точ­но рис­ко­ван­ное ме­ро­при­я­тие, да­же не­смот­ря на то что все та­кие фи­нан­со­вые инсти­ту­ты про­хо­дят про­верку Банка Рос­сии перед по­лу­че­ни­ем ста­ту­са ми­кро­фи­нан­со­вой ор­га­ни­за­ции.

До­ход по вкла­ду в МФО в обя­за­тель­ном по­ряд­ке об­ла­га­ет­ся НДФЛ в раз­ме­ре 13 %, не­за­ви­си­мо от уров­ня про­цент­ной став­ки.

Если вы при­ня­ли ре­ше­ние вло­жить свои сред­ства в МФО, сто­ит вы­би­рать ор­га­ни­за­ции со зна­чи­тель­ным уров­нем соб­ствен­ных средств и сро­ком при­сут­ствия на рын­ке. Хо­ро­шим зна­ком бу­дет на­личие кре­дит­но­го рейтин­га од­но­го из рос­сий­ских рейтин­го­вых агентств. Пе­ред оформ­ле­ни­ем вкла­да вни­ма­тель­но про­чи­тайте до­го­вор и про­верь­те МФО в реестре на сайте Банка Рос­сии.

Не сто­ит вкла­ды­вать в МФО подуш­ку без­опас­но­сти или единствен­ные сбе­ре­же­ния - для сбе­ре­же­ний та­ко­го ти­па фи­нан­со­вый риск МФО не­при­ем­лем.

Bene­fit Fin­ance

Кре­дит­ный по­тре­би­тель­ский коо­пе­ра­тив (КПК) – груп­па гра­ждан (или юри­ди­че­ских лиц), ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся фи­нан­со­вой вза­и­мо­по­мо­щью своим чле­нам. Та­кая груп­па мо­жет быть об­разо­ва­на по про­фес­сио­наль­но­му, тер­ри­то­ри­аль­но­му или лю­бо­му дру­го­му при­зна­ку. Ме­ха­низм ра­бо­ты кре­дит­но­го коо­пе­ра­ти­ва на­по­ми­на­ет кас­су вза­и­мо­по­мо­щи – коо­пе­ра­тив при­вле­кает сред­ства вклад­чи­ков (чле­нов коо­пе­ра­ти­ва) и из этих де­нег предо­став­ляет зай­мы чле­нам коо­пе­ра­ти­ва.

Став­ки по вкла­дам в кре­дит­ном коо­пе­ра­ти­ве то­же, как пра­ви­ло, вы­ше банковских, оформ­ле­ние вкла­да тре­бу­ет ми­ни­маль­но­го па­ке­та до­ку­мен­тов. Ана­ло­гич­но с ми­кро­фи­нан­со­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми, вкла­ды в кре­дит­ный коо­пе­ра­тив не стра­хуют­ся си­сте­мой стра­хо­ва­ния вкла­дов.

В от­личие от МФО, в кре­дит­ный коо­пе­ра­тив мож­но вло­жить и не­большую сум­му, необя­за­тель­но иметь 1,5 млн ру­блей.

Как пра­ви­ло, все участ­ни­ки КПК долж­ны быть зна­ко­мы друг дру­гу: если вас зо­вут раз­ме­стить сред­ства в коо­пе­ра­ти­ве на ра­бо­те, в клу­бе, ре­ли­ги­оз­ной ор­га­ни­за­ции - это нор­маль­но. Агрес­сив­ная рекла­ма и при­вле­че­ние по­сто­ронних долж­ны вы­зы­вать подо­зре­ние.

Вопросы и ответы | Банк России

Отзыв лицензии не означает освобождение заемщиков банков от обязанности исполнять своевременно и в полном объеме, в соответствии с условиями ранее заключенных договоров, свои обязательства перед кредитной организацией.

 В период после дня отзыва лицензии на осуществление банковских операций и до дня вступления в силу решения арбитражного суда о признании кредитной организации несостоятельной (банкротом) или о ее ликвидации кредитная организация имеет право взыскивать и получать задолженность, в том числе по ранее выданным кредитам. В последующем, после признания судом кредитной организации несостоятельной (банкротом) или принятия решения о ее ликвидации, взыскание задолженности осуществляется конкурсным управляющим (ликвидатором), который обязан предъявить к лицам, имеющим задолженность перед кредитной организацией, требование о ее взыскании.

 При этом основания требовать от заемщика досрочного погашения кредитов в случае, если это не предусмотрено договором, отсутствуют. Вопрос досрочного погашения задолженности может быть решен исключительно по согласованию сторон.

 Денежные средства в погашение ссудной задолженности в период деятельности временной администрации, назначенной после отзыва у кредитной организации лицензии, могут вноситься заемщиками как в наличной форме в кассы подразделений банка, расположенные по адресам, указанным временной администрацией на официальном сайте кредитной организации, либо в безналичной форме путем перечисления денежных средств по банковским реквизитам, размещенным на том же сайте.

 Кроме того, порядок погашения задолженности можно уточнить у представителей временной администрации.

 В ходе конкурсного производства или ликвидации банка при погашении заемщиками ссудной задолженности также применяется как наличная, так и безналичная форма расчетов. Однако в данном случае необходимо учитывать, что не все ликвидируемые кредитные организации располагают технической возможностью для применения кассовой формы расчетов. В связи с этим информацию о реквизитах и способах погашения кредитов заемщиками банка можно получить у конкурсного управляющего (ликвидатора) кредитной организации.

 В случае если конкурсным управляющим (ликвидатором) кредитной организации является государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», информация о реквизитах и формах погашения кредитов также размещаетсяна сайте агентства.

Последствия получения займов в микрофинансовых организациях

В настоящее время все чаще стали появляться и получать широкий отклик у населения предложения финансовых организаций о представлении микрозаймов по одному только паспорту. Объявления о возможности взять в кредит небольшую сумму расклеиваются на улице, в транспорте, а листовки с таким же содержанием раздают на улице и раскладывают по почтовым ящикам. Кишит такими объявлениями и интернет. Нашим соотечественникам стали все чаще предлагать деньги в долг, а нужны ли такие финансовые решения?

Кредитные организации выдают ссуды на определенный срок, под фиксированный процент, с указанием последствий не возврата долга.

Что будет если не платить займы в МФО?

Каждая микрофинансовая организация прописывает условия пользовательского соглашения клиента, оформляя микрозайм, он автоматически соглашается с ними. В зависимости от формы оказания услуг краткосрочные или долгосрочные займы онлайн, условия могут разниться, но что касается последствий не возврата долга, они весьма схожи.

Процентная ставка продолжает начисляться согласно тарифу кредитора. Микрофинансовые организации в России работаю в диапазоне 0,4-3% в день.

По истечению срока займа, начисляется штраф за просрочку, в размере равному значению, которое указано в договорных обязательствах. Согласно постановлению Центрального Банка Российской Федерации штраф за просрочку платежа от суммы кредита (займа) взимается согласно договорным обязательствам заёмщика и кредитора.

Ухудшение кредитной истории заёмщика. Все финансовые организации, работающие в рамках закона, обязаны передавать сведения об исполнение кредитных обязательств клиентов в БЮРО. В случае не возврата займа в МФО, при следующей подаче отчета сведения о клиенте будут изменены, репутация заемщика будет испорчена. Данные в БЮРО кредитных историй хранятся на протяжении 15 лет.

Это первая стадия последствий для клиента, не вернувшего деньги в срок, которая происходит автоматически. Банкам и МФО нет дела до ваших личных проблем, услуга кредитования была оказана, деньги нужно вернуть, на основании договора, который был заключен добровольно.

Последствия невозврата займа стадия № 2

Специалисты по взысканию просроченных задолженностей микрофинансовых организаций работают по стандартам международного и российского кодекса этики. Телефонные звонки, e-mail рассылка, СМС-уведомления осуществляются в рабочее время с 10:00 до 19:00. Сотрудники по взысканию вежливо напоминают о дате погашения долга, оповещают о возможных штрафных санкциях.

В случае невыполнения договорных обязательств, может быть начат процесс взыскания долга либо передача права на взыскания долга, может быть передано третьим лицам. Заимодавец вправе передать долг в коллекторские агентства. Коллекторы работают по принципу оказания давления, кредитная организация за их действия ответственности не несет.

Если не возвращать займ, финансовое учреждение подает иск в суд. Взыскание долга происходит через Федеральную Службу Судебных Приставов с описанием имущества на сумму по решению суда.

Неустойка, штрафы, пени, начисляемы по задолженности, указываются в пользовательском соглашении каждого кредитора, которые вступают в действие с первого дня нарушения сроков возврата микрозайма.

В случае невозможности платить по счетам стоит обратиться за рефинансированием долгов. Все проблемные ситуации заёмщика негативно сказываются на его положении. Кредитная репутация – лицо заёмщика, в соответствии с Федеральным законом от 30.12.2004 г. № 218-ФЗ «О кредитных историях» МФО передают сведения в БЮРО об исполнение заёмщиком условий договора.

Будьте предельно внимательны! Не думайте, что если деньги выдаются быстро, то можно не знакомиться с кредитным договором. Его в любом случае следует внимательно изучить. После прочтения вы, как минимум, будете иметь четкое представление о сроках возврата, сумме переплаты, возможных штрафных санкциях, а как максимум – избежите неприятных сюрпризов.

Реально оценивайте свои возможности! Лучше вообще не брать микрокредит, чем попадать в разряд неплательщиков.

Рамки для регулирующих мер

COVID-19 BRIEFING: Insights for Inclusive Finance

Рамки для выявления и оценки ответных мер на кризис должны учитывать особые характеристики микрофинансирования. Это требует подхода, чуткого по отношению к уязвимым клиентам, адаптированного к конкретным рискам микрофинансовых услуг и открытого для общения и консультаций с представителями отрасли. Это приводит к вопросу о том, как регулирующие органы должны реагировать.Обзор текущей практики в ряде стран показывает, что существует шесть ключевых шагов, которые необходимо предпринять на уровне регулирования и политики.


Кризис COVID-19 (коронавирус) ставит под угрозу здоровье и экономические перспективы во всем мире. Перспективы особенно отрезвляют для наиболее уязвимых групп населения в развивающихся странах. Неформальные рабочие, фермеры и микропредприниматели испытывают серьезный финансовый стресс, вызванный мерами социального дистанцирования и изоляции, принятыми для сдерживания вспышки.Хотя бедные люди устойчивы, многие из них зависят от микрофинансовых услуг, включая основные сберегательные счета, небольшие ссуды и денежные переводы. Микрофинансовые услуги предоставляют клиентам некоторую гибкость, чтобы справиться с чрезвычайными ситуациями, когда системы социальной защиты, финансируемые государством, не работают.

Поставщики микрофинансирования (МФУ) - микрофинансовые организации и другие регулируемые поставщики от банков до неправительственных организаций (НПО) - сталкиваются с угрозами собственному существованию. Снижение доходности их клиентов угрожает подорвать сильную культуру выплаты займов, от которой зависит микрофинансирование.Между тем МФУ пересматривают сроки выдачи кредитов - добровольно или по приказу властей. Многие оказались в тисках, из-за того, что выплаты клиентов иссякают, а текущие операционные расходы истощают резервы. Таким образом, их способность выполнять свои собственные долговые обязательства и потребности в ликвидности ставится под сомнение.

Как должны реагировать регулирующие органы?

Регулирующие органы и лица, определяющие политику, принимают важные решения в решении проблем микрофинансирования во время кризиса COVID-19. В то время как главная забота CGAP заключается в домохозяйствах с низкими доходами и их средствах к существованию, в этом документе основное внимание уделяется МФУ, конкретно регулируемым МФУ (см. Вставку 1).Хотя мы не рекомендуем конкретные меры, мы представляем основу для выявления и оценки кризисных ответных мер. Эти ответы неизбежно будут очень специфичными для разных контекстов. Кроме того, регулирующие органы иногда плохо разбираются в микрофинансовом секторе или знакомы только с несколькими крупнейшими МФУ. Эти факторы служат аргументом в пользу диалога между политиками и представителями сектора, такими как микрофинансовые ассоциации, при выработке мер реагирования на кризис.

КОРОБКА 1.Какие МФУ рассматриваются в этом документе?

В этом документе рассматриваются нормативные вопросы, связанные с регулируемыми МФУ. Эта категория обязательно исключает широкий круг организаций в нерегулируемой сфере, включая НПО, которые не подчиняются финансовым властям, и небольшие неформальные группы, такие как вращающиеся сберегательные и кредитные клубы. Обратите внимание, что таким нерегулируемым МФУ часто разрешалось работать в отсутствие финансовой нормативной базы, как это имеет место в Восточной Африке и Индии.Кроме того, нерегулируемые МФУ НПО предоставили значительную долю микрофинансирования в некоторых странах, включая Ливан. (Кооперативы и государственные банки также не рассматриваются в этом документе.) a

Тем не менее, наша целевая группа МФУ неоднородна. Сюда входят организации, работающие под разными названиями, в том числе те, которые могут не относить себя к «микрофинансовому сектору». Все эти МФУ сосредоточены на предоставлении небольших услуг, таких как небольшие, в основном краткосрочные ссуды.Некоторые предоставляют депозиты и обслуживают в основном или исключительно клиентов с низкими доходами, а также микро- и малые предприятия, в основном в неформальном секторе. Для определения нашей целевой группы мы разработали следующую типологию МФУ: b

Депозитные МФУ

  • Коммерческие / универсальные банки, осуществляющие крупные микрофинансовые операции
  • Специализированные микрофинансовые банки (специальный банковский уровень с ограниченным объемом / объемом операций)
  • Депозитные микрофинансовые организации (в соответствии с законом о микрофинансовых организациях или небанковских организациях)
  • Депозитные НПО

МФУ только в кредит

  • Небанковские финансовые учреждения (в соответствии с законодательством о банках, микрофинансировании или компаниях)
  • НПО, если они регулируются финансовым органом

Некоторые из этих организаций являются небольшими некоммерческими организациями, а другие - крупными коммерческими предприятиями, поддерживаемыми международными инвесторами.Их услуги, в зависимости от их лицензионного статуса, могут включать сберегательные, кредитные, страховые и денежные переводы. Рынок МФУ пересекается не только с банками, но и с поставщиками платежных услуг, такими как эмитенты электронных денег, мобильные кредиторы и финансовые технологии.

Хотя в данном документе основное внимание уделяется регулируемым МФУ в аналитических целях, это не означает, что не следует игнорировать нерегулируемых поставщиков. Последние могут сыграть важную роль в повышении устойчивости бедных слоев населения и ускорении процесса восстановления.На них могут повлиять политические меры, пусть даже косвенно.

a Членские организации (кредитные кооперативы, кредитные союзы, строительные общества) обладают особенностями, которые здесь не описаны. См. Nair and Kloeppinger-Todd (2007). Государственные банки часто используются правительствами в качестве средства реагирования на кризисы и не подвержены таким же рискам ликвидности и платежеспособности, как частные МФУ, что делает их особенным случаем.
b См. Типологию поставщиков микрофинансирования CGAP.


Обзор текущей практики в ряде стран предлагает шесть ключевых шагов на уровне регулирования и политики. 1 Их следует понимать как точки принятия решений при реагировании на кризис, а не как политические предписания (см. Рисунок 1). Конкретные меры и последовательность в разных странах будут различаться. Шаги следующие:

  • Обеспечение безопасной работы МФУ.
  • Предоставить помощь клиентам микрофинансирования.
  • Сделать дополнительную ликвидность доступной для МФУ.
  • Отложить некритические процессы надзора.
  • Реструктуризация или ликвидация проблемных МФУ.
  • Подумайте о проблемах восстановления, уравновешивая срочные меры по спасению с долгосрочными ценностями, такими как правовая определенность, регулирование с учетом рисков и устойчивость.

При реагировании на кризис необходимо учитывать особые характеристики микрофинансирования. Это требует подхода, чуткого по отношению к уязвимым клиентам, адаптированного к конкретным рискам микрофинансовых услуг и открытого для общения и консультаций с представителями отрасли.Кроме того, меры, направленные на обычные банки, не всегда подходят для МФУ. Одно из ключевых различий между банками и МФУ заключается в том, что большинство банков полагаются на кредитование, основанное на активах, тогда как МФУ в первую очередь зависят от тесных отношений с каждым заемщиком и стимулов клиентов к погашению, чтобы получить доступ к будущим займам.

Большинство МФУ не являются системно важными по определению центральных банков (то есть с точки зрения баланса), но во многих случаях они критически важны для большой и уязвимой клиентской базы.Таким образом, отказы МФУ могут иметь серьезные последствия. Более того, секторы микрофинансирования развили потенциал и связи с нефинансовыми областями, такими как здравоохранение, что будет иметь важное значение для выхода из кризиса. Их знание местной экономики делает их потенциально важными каналами для выплат помощи, таких как переводы от правительства к человеку (G2P). Более того, их сервисные связи с неформальным сектором вряд ли будут поддерживаться обычными банковскими учреждениями.

РИСУНОК 1.Путь от кризиса к выздоровлению

Разрешить МФУ оставаться открытыми при безопасной работе

Первым приоритетом в условиях кризиса является сдерживание - максимально возможное снижение вредного воздействия на клиентов и МФУ. Людям нужен доступ к своим сбережениям, а предприятия, которые остаются открытыми, ищут постоянного финансирования. Потребности клиентов микрофинансирования могут усилиться во время кризиса по мере потери дохода, возникновения чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения и развития стратегий выживания. Это говорит о том, что МФУ, особенно те, которые принимают депозиты, должны, насколько это возможно, поддерживать минимальный уровень операций при соблюдении протоколов безопасности.

Регулирующие органы и лица, определяющие политику, должны решить, должны ли МФУ оставаться открытыми, и если да, то как можно безопасно продолжить (возможно, с сокращением) операций. Правительства определили определенные финансовые услуги, такие как банковские отделения, платежи и денежные переводы, как необходимые. Это позволяет провайдерам открыть свои двери. Тогда возникает вопрос, насколько широко следует определять основные услуги: какие типы финансовых учреждений (например, МФУ, а также коммерческие банки) охватываются? Какие типы точек обслуживания (например,g., отдельные агенты, а также филиалы) покрываются? Например, в Мексике исключения из карантина конкретно относятся к третьим сторонам, включая агентов. Гражданским властям и финансовым регулирующим органам может потребоваться совместная работа, чтобы найти ответы на вопросы такого типа.

Ожидается, что

МФУ будут (или могут получить приказ) соблюдать меры общественного здравоохранения для защиты персонала и клиентов, особенно в местах, где часты личные встречи. Меры общественного здравоохранения могут включать использование масок, социальное дистанцирование, ротацию персонала (включая сокращенные смены) и усиление зависимости от пунктов обслуживания агентов и цифровых каналов.Такие меры предосторожности для здоровья представляют собой проблему для многих МФУ, поскольку их модели с высокой степенью взаимодействия зависят от регулярного личного взаимодействия с клиентами. Фиксированные часы также могут быть проблемой. Однако экстренные меры часто позволяют поставщикам гибко устанавливать сокращенные или дифференцированные часы работы в соответствии с местными кризисными условиями. Примеры можно найти в Хорватии, Египте, Иордании и Руанде.

Некоторые страны отреагировали на кризис облегчением доступа к цифровым услугам - в некоторых случаях навсегда.Эти меры включают следующее:

  • Упрощение надлежащей проверки клиентов для определенных счетов . Например, Бразилия, Египет, Украина и Великобритания упростили комплексную проверку клиентов. В Перу финансовые учреждения теперь могут открывать счета, массово или индивидуально, для бенефициаров G2P, не требуя от них подписания контракта.
  • Снижение комиссии. Например, сборы в Кении, Мьянме, Руанде и Уганде отменены или уменьшены. Отказ от комиссии или ее снижение приносит пользу клиентам, но сокращает потоки доходов для поставщиков платежей.
  • Повышение лимитов транзакций. Например, Египет, Перу и Руанда увеличили лимиты транзакций и / или баланса для определенных счетов. В Нигерии клиринг чеков изначально был остановлен, чтобы подтолкнуть переход к цифровому формату, но позже это решение было отменено.

В свете этих типов ответов, возможно, удастся создать уже существующую цифровую экосистему для расширения удаленных услуг в краткосрочной перспективе. Гораздо сложнее запускать новые системы и фреймворки в ответ на кризис COVID-19.Если существуют цифровые механизмы для удаленного открытия счетов и других услуг, их можно продвигать среди микрофинансовых клиентов и расширять их использование. В некоторых странах во время кризиса количество загрузок мобильных финансовых приложений увеличилось на 30 и более процентов (Fu and Mishra 2020). Это, в свою очередь, позволяет МФУ распределять помощь в кризисных ситуациях путем массового открытия счетов, обработки переводов G2P и более широкого использования мобильных кошельков и агентов для погашения кредитов и выплат. Кроме того, регулирующие органы могут пожелать ослабить некоторые операционные ограничения, налагаемые на агентов, или предоставить им стимулы для работы в сельских районах (Hernandez and Kim 2020, McGuinness 2020).

Приоритет помощи клиентам микрофинансирования

Поскольку меры изоляции и дистанцирования подрывают средства к существованию, вопрос о помощи клиентской базе МФУ становится насущным. Многие домохозяйства уже исчерпали свои резервы, а некоторые продали скот или другое имущество за наличные деньги. Между тем правительства сталкиваются с настоятельными требованиями к действиям, но должны учитывать, какие ответные меры соответствуют контексту и минимизируют вредные последствия в долгосрочной перспективе. Эффективные меры по оказанию помощи ограничены по времени и направлены там, где воздействие и риски наиболее высоки, например, лица, потерявшие работу, или предприятия, которые закрылись из-за блокировки.Варианты в основном делятся на две группы: фискальные и регулирующие.

Финансовые меры позволяют выделить ресурсы или сократить расходы, чтобы клиенты MFP и уязвимые группы в целом могли справиться с кризисом. Эти меры могут включать экстренную продовольственную поддержку или денежные переводы домохозяйствам с низкими доходами или безработным, частичную выплату заработной платы, налоговые льготы, прямое кредитование и гранты микро- и малым предприятиям. Например, налоговые льготы и скидки доступны в Бразилии, Индонезии и Нигерии, а ссуды и гранты доступны в Перу, Южной Африке и на Филиппинах.(Правительственные гарантии также имеют значение, но в качестве этих целевых кредиторов они рассматриваются далее в этом документе.) Налоговые льготы обычно принимаются высокопоставленными политиками, хотя их можно согласовывать с финансовыми органами, а также, возможно, с международными инвесторами и донорами агентства.

Нормативные меры могут иметь несколько форм. Во-первых, регулирование может сыграть роль в облегчении налогово-бюджетной помощи клиентам микрофинансирования. Например, может существовать положение - или может потребоваться его изменение - разрешающее МФУ распределять фонды для оказания чрезвычайной помощи.Необходима инфраструктура, позволяющая производить выплаты через филиалы, агентов или мобильные кошельки. Некоторые потенциальные выгоды вытекают из участия МФУ в таких переводах. Это может побудить МФУ открывать новые учетные записи для получателей G2P, позволить МФУ сохранить персонал и сохранить отношения с клиентами, а также помочь МФУ защитить свои активы в ожидании восстановления.

В ответ на кризис несколько регулирующих органов предприняли шаги, которые изменили правила, такие как пруденциальные стандарты и графики погашения, а также финансовое положение и стимулы участников.Они считаются чрезвычайными мерами, то есть действиями, которые выходят за пределы обычного диапазона усмотрения регулирующего органа, и могут потребовать специального рассмотрения из-за повышенного риска.

Погашение кредита может быть приостановлено. Это не всегда зависит от действий регулирующего органа. Многие МФУ просто предложили клиентам послабление на несколько месяцев в виде моратория на погашение или «отпуска по ссуде», при котором выплаты не являются обязательными. В других случаях регулирующие органы вмешивались, чтобы разрешить поставщикам предлагать мораторий или требовать предоставления моратория по запросу, или даже обязать мораторий повсеместно.Например, в Тунисе МФУ должны были утверждать запросы на изменение сроков ссуды. Нигерия ввела мораторий на все кредиты МФП, включая кредиты МФП от центрального банка. Вьетнам требовал от банков отменять, сокращать или задерживать выплату процентов.

Мораторий часто составляет от 30 до 90 дней, а иногда и дольше, и может включать корректировки в кредитной отчетности и классификации ссуд. Регулирующие органы иногда указывали, что желающим клиентам должно быть разрешено погашение во время моратория. Регулирующие органы также отменили или запретили комиссии, такие как банковские сборы, за реструктуризацию кредитов в условиях кризиса.Примеры этого можно найти в Кении, Мексике и Уганде.

Каждый вид послаблений требует компромиссов. . Какими бы полезными ни были меры по оказанию помощи заемщикам, они рискуют ослабить платежную дисциплину и скрыть истинное финансовое положение портфелей МФУ. Фискальные меры, возможно, в целом вызывают наименьшие искажения, но они зависят от распределения финансирования, которое находится вне контроля финансовых регуляторов.

В случае нормативных мер риск причинения вреда можно до некоторой степени снизить путем тщательного проектирования. 2 Например, в Бразилии, Мексике и Перу мораторий может применяться только к тем кредитным счетам, которые являются текущими на установленную дату отсечения, например дату, связанную с началом вспышки COVID-19. Это помогает снизить риск поддержки должников, которые, возможно, никогда не будут в состоянии произвести выплаты, в результате чего у MFP останутся недействующие активы.

Обязательный мораторий может создать противоположную проблему: помешать клиентам, которые могут вернуть деньги, сделать это. Это может нарушить финансовое управление клиентов, увеличить их процентные расходы и наложить ненужное бремя на МФУ.Поэтому некоторые правила моратория, например, в Уганде, прямо разрешают добровольные выплаты или требуют согласия заемщика на любую реструктуризацию.

Соответствующий фактор проектирования - это учет ссуд, отсроченных по мораторию, с бухгалтерской и пруденциальной точки зрения. Многие регулирующие органы решили, что связанную с кризисом реструктуризацию не следует рассматривать как рефинансируемую или перепрограммированную для целей кредитной отчетности, классификации и создания резервов. Мораторий замораживает статус ссуд (количество дней просрочки) на дату истечения срока действия моратория, 3 , что защищает клиентов от давления с краткосрочными выплатами и списаний.Примеры этого включают меры, принятые в Бразилии, Мексике, Перу, России и Уганде.

Однако возникает риск, если особый порядок учета реструктурированных ссуд не раскрывается вместе с любыми корректировками пруденциальных стандартов. Это может скрыть истинную кредитоспособность клиентов и, в свою очередь, финансовое положение МФУ и их кредитных портфелей. Это может затруднить возобновление обычных кредитных операций во время восстановления, ослабить безопасные и надежные методы управления рисками в отрасли и, таким образом, подорвать доверие к надзорному органу. 4 Надзорным органам, а также МФУ и инвесторам необходимо иметь четкое представление обо всех кредитах, на которые распространяется реструктуризация или мораторий. Некоторые регулирующие органы борются с риском прозрачности путем принятия специальных мер по отслеживанию. Например, в Перу был создан новый внебалансовый субсчет «Перепрограммированный кредит - чрезвычайное санитарное положение», чтобы поставщики могли отслеживать ссуды, на которые пошла отсрочка (т. Е. Неисполнение). В Мексике и Уганде МФУ обязаны регулярно отчитываться перед своими надзорными органами обо всех кредитах, которые были реструктурированы или на которые распространяется мораторий.

Повышение доступа провайдера к ликвидности

По мере того как из-за блокирования операций происходит сбой, надвигается нехватка ликвидности. Многие МФУ зависят от интерактивного взаимодействия с клиентами, которое сильно ограничивается социальным дистанцированием и ограниченным временем работы. Если они не предназначены для оказания основных услуг, МФУ могут быть вынуждены закрыть свои двери. Сбор ссуд может быть приостановлен в соответствии с мораторием (добровольным или иным), в то время как новое кредитование замедляется, что еще больше ограничивает доход. В то же время МФУ изо всех сил пытаются удержать персонал, обслужить задолженность и покрыть снятие сбережений.Коммерческие банки, сталкивающиеся с аналогичным давлением, могут сокращать или сокращать кредитные линии для МФУ. Некоторые правительства, такие как Индия и Пакистан, заставляли работодателей не увольнять сотрудников, в то время как другие, такие как Нигерия, запрещали им это делать.

Ситуация может стать нестабильной, особенно там, где традиционное микрофинансирование с необеспеченным групповым кредитованием является нормой. Признаки того, что у поставщика могут возникнуть проблемы с удовлетворением потребности в наличных деньгах для снятия средств, могут спровоцировать бегство по депозитам, как в прошлые кризисы.С другой стороны баланса, если кризис угрожает выдачей новых ссуд клиентам, которые выплатили ранее ссуды, ключевой стимул к погашению, а именно право на получение последующих ссуд, может быть подорван, и, таким образом, будет потеряна критически необходимая прибыль .

Короче говоря, у МФУ может быстро возникнуть нехватка ликвидности. Это беспокойство наиболее часто высказывается заинтересованными сторонами микрофинансирования (включая международных доноров и инвесторов) в связи с кризисом COVID-19. Последствия нехватки ликвидности могут нанести серьезный ущерб: микропредприятия и малые предприятия не могут удовлетворить свои потребности в кредитах, цепочки создания стоимости испытывают стресс, потенциальная нехватка продуктов питания и других базовых вещей и, как следствие, неудачи в восстановлении.

Как сделать больше ликвидности для МФУ? И здесь подходы принимают две основные формы: фискальные меры и вмешательство регулирующего органа.

Фискальные опционы могут быть более или менее прямыми. Прямая поддержка - поддержка, нацеленная на сами МФУ - может включать рекапитализацию, налоговые льготы, переводы или ссуды для покрытия операционных расходов и кредитные гарантии. Несколько стран, включая Аргентину, Бразилию, Индию, Пакистан и Южную Африку, разработали схемы гарантий, к которым МФУ могут получить доступ для кредитования микро- и малых предприятий.

Доступ к ликвидности центрального банка может быть предоставлен небанковским организациям, особенно МФУ, которые необычайно важны с точки зрения количества клиентов, сбережений и присутствия в бедных и отдаленных общинах. Например, центральный банк Уганды предлагает кредиты организациям второго уровня под залог депозитов в коммерческих банках. Другие примеры включают Нигерию и Пакистан. Центральный банк Перу облегчил доступ к окну обратной покупки для дисконтированных краткосрочных кредитов, снизив минимальный рейтинг риска для участвующих финансовых учреждений и минимальный размер кредитов, которые они могут использовать в качестве обеспечения.

Однако услуги центрального банка обычно открыты только для крупных учреждений, в основном для коммерческих банков. 5 Помимо размера или важности для финансовой доступности, для направления средств в МФУ могут использоваться другие критерии. К ним относятся предкризисные результаты провайдеров и их доступ к поддержке со стороны хорошо обеспеченных акционеров, таких как международные инвесторы.

Контроль со стороны финансовых органов имеет решающее значение при работе с ликвидностью. Это особенно верно, когда МФУ участвуют в доставке помощи клиентам.Существует риск того, что спрос со стороны получателя на операции по обналичиванию может превысить доступную ликвидность. Это говорит о том, что необходимо тщательное отслеживание на уровне МФУ, а также их филиалов и агентов для определения и планирования выплат по оказанию помощи - будь то денежная помощь нуждающимся клиентам или переводы ликвидности поставщикам. В свою очередь, цифровые системы и возможности подключения важны для своевременного мониторинга.

В отличие от прямой поддержки, косвенные методы нацелены на ликвидность организаций, которые предоставляют кредиты МФУ.Это включает предоставление коммерческим банкам срочных кредитных линий и кредитных гарантий. Эти виды гарантий являются косвенными, поскольку они нацелены не на МФУ, а на их кредиторов. Например, в Аргентине, Бразилии, Индии, Пакистане и Южной Африке существуют схемы кредитных гарантий, которые могут использоваться для кредитования МФУ. Однако такое косвенное облегчение иногда сдерживается отсутствием у банков стимулов для использования кредитных линий или гарантий для предоставления кредитов МФУ. 6 Международные доноры и инвесторы также играют важную роль в предоставлении средств или гарантий в таких ситуациях.

Нормативно-правовые меры также могут применяться либо непосредственно к МФУ (особенно депозитным вкладчикам), либо косвенно воздействовать на них, ориентируя коммерческие банки и других кредиторов на МФУ. Варианты выбора совпадают с теми, которые обсуждались ранее. Меры, принятые во время кризиса, включают следующее:

  • Разрешить МФУ продолжать сбор ссуд, если это возможно в условиях блокировки.
  • Временно запретить МФУ производить выплату дивидендов, обратный выкуп акций и премиальные выплаты - за исключением случаев, когда это необходимо - непосредственному персоналу.Это было сделано, например, в Бразилии, Мексике, Шри-Ланке и Уганде.
  • Снижение требований к залоговому обеспечению (например, гарантийный депозит) и резервов для микрокредитов, а также уменьшение активов, взвешенных с учетом риска, для кредитов микро-, малым и средним предприятиям (ММСП). Например, на Филиппинах разрешено распределение резервов на пять лет в индивидуальном порядке. Пакистан снизил требования к залоговому обеспечению для более крупных кредитов и поощрял беззалоговые ссуды до 5 миллионов рупий. Центральный банк Бразилии сократил активы, взвешенные с учетом риска, по отношению к кредитным рискам для ММСП со 100 до 85 процентов.
  • Ослабьте некоторые пруденциальные нормы, такие как коэффициенты достаточности капитала, резервные требования, коэффициенты ликвидности, коэффициенты левериджа и минимальный оплаченный капитал. Менее жесткие коэффициенты левериджа используются, например, в Бразилии, Индии, Кении, Филиппинах и Шри-Ланке. Что касается оплаченного капитала, центральный банк Нигерии отложил на один год крайний срок, в течение которого микрофинансовые банки должны соблюдать более высокие минимальные требования к капиталу. Центральный банк Бразилии снизил минимальный необходимый капитал для небольших несистемно регулируемых организаций (депозитных и кредитных организаций).
  • Упрощение ограничений на иностранные инвестиции; позволяют МФУ расширять источники финансирования. Например, Центральный банк Бразилии либерализовал выдачу срочных вкладов. 7

Что касается мер, нацеленных на кредиторов МФУ, ключевой вопрос заключается в том, разрешено ли банкам - и хотят ли они - реструктурировать свои ссуды МФУ8. требуется применять специальные правила классификации, отчетности и резервирования в соответствии с правилами чрезвычайной ситуации.Ссуды МФУ, которые квалифицируются как малые и средние предприятия, также могут выиграть от более низкого веса риска для целей регулятивного капитала. Кроме того, меры, обычно принимаемые для облегчения банковской ликвидности, такие как высвобождение буферов капитала и сокращение резервных требований, могут охватывать микрофинансовые банки или могут позволить коммерческим банкам предоставлять кредиты МФУ. Например, Бразилия ввела несколько из этих мер, нацеленных на банки и небанковские организации.

Правильный подход к взвешиванию

Чрезвычайные меры предполагают компромисс. Там, где регулирующий орган требует или позволяет коммерческим банкам реструктурировать ссуды МФУ, регулирующий орган может способствовать развитию микрофинансового сектора, что не является традиционной функцией регулирования / надзора. Такая снисходительность или поощрение обычно считается функцией не регулирования, а общей политики (и покрывается за счет государственного бюджета).

Но сейчас не нормальные времена. Центральные банки и регулирующие органы в развивающихся странах принимают экстраординарные меры для преодоления кризиса.Это включает объявление или разрешение моратория и реструктуризацию в соответствии со специальными правилами, расширение доступа к ликвидности и временную корректировку отдельных пруденциальных правил, чтобы ослабить давление на МФУ, а также на их кредиторов и клиентов. Некоторые регулирующие органы признают, что МФУ играют важную роль в поддержке уязвимых клиентов и содействии их выходу из этого кризиса - и рассматривают это как часть своей миссии по обеспечению того, чтобы микрофинансовый сектор мог выполнять эту роль. Например, центральный банк Пакистана предупредил банки, что он будет проверять, как они распоряжаются своими кредитами, предоставленными МФУ.

Как уже упоминалось, чрезвычайные правила реструктуризации кредитов могут вступать в противоречие с необходимостью обеспечения прозрачности, надежного управления рисками и эффективного мониторинга портфелей. Риски могут возрасти, если реструктуризация ссуд и замораживание переклассификации и резервирования сочетаются с ослаблением пруденциальных требований в таких областях, как капитал, ликвидность и отчетность. В этой ситуации МФУ может продолжать нести убытки, которые затем окажут давление на его капитал. Если одновременно затронуты несколько МФУ, как это имеет место во многих странах, надзорным органам может быть трудно узнать, какие учреждения могут выдержать продолжающийся спад, а какие находятся на пути к банкротству.Надзорным органам и кредиторам необходимо отслеживать непогашенные ссуды, чтобы противодействовать этому эффекту и поддерживать точную картину финансового состояния.

Противоречие между облегчением и прозрачностью также влияет на инвесторов. В качестве антикризисной меры несколько стран отложили внедрение стандартов финансовой отчетности, которые применяются к определенным МФУ и имеют отношение к сообществу инвесторов. Наиболее важным из них является МСФО (IFRS) 9 о признании ожидаемых кредитных убытков (Toronto Center 2020, 6–7).

Несколько ключевых проектных факторов помогают определить, будут ли меры реагирования на кризис должным образом уравновешивать риски и приносить ожидаемые выгоды. Опять же, очень важно, чтобы шаги были привязаны ко времени и были тщательно нацелены, в то же время тщательно отслеживая и контролируя со стороны руководителей и МФУ. Простое стресс-тестирование могло бы помочь надзорным органам понять, какие фирмы больше всего подвержены ухудшению кредитоспособности в связи с кризисом, и могло бы предоставить готовые критерии для сравнительного анализа МФУ.Частое стресс-тестирование также является ключевым инструментом финансового менеджмента для МФУ. Это позволяет принимать решения о реализации планов на случай непредвиденных обстоятельств ликвидности или поиске новых вливаний капитала.

Кризис COVID-19 требует незамедлительных действий, и некоторые виды помощи, такие как прямые фискальные меры, могут иметь более быстрые последствия, чем другие, такие как ослабление коэффициентов достаточности капитала. Расширенный доступ к финансированию может стать менее эффективным, если на его создание уйдет слишком много времени, что превратит краткосрочный кризис ликвидности в долгосрочную угрозу платежеспособности.Но мера ликвидности может быть неуместной или неэффективной, если угроза платежеспособности носит структурный характер, а не исключительно из-за кризиса.

Последовательность также представляется важной. Если будет принят мораторий на погашение ссуд клиентами МФП или изданы особые правила реструктуризации, властям следует рассмотреть возможность согласования этого с аналогичными мерами, применимыми к кредиторам МФП. В противном случае МФУ, скорее всего, столкнутся с нехваткой денежных средств. Последовательное отношение к МФУ и их кредиторам не всегда было правилом во время кризиса COVID-19.Например, МФУ в Индии, многие из которых имели слабое докризисное финансовое положение, изо всех сил пытались приостановить действие своих банковских кредитов. В Уганде, хотя мораторий не был объявлен, регулятор микрофинансирования рекомендовал МФУ обращаться к своим банкам-кредиторам для обеспечения продления (Moses 2020).

Критерии доступа к определенным формам помощи ликвидности, таким как кредиты центрального банка, требуют пристального внимания. Они должны быть достаточно узкими, чтобы (i) исключить организации с сомнительной платежеспособностью до кризиса или жизнеспособностью после вмешательства, 9 , в то время как (ii) они направляют ресурсы в МФУ, которые имеют солидные финансовые показатели и большую клиентскую базу с низкими доходами.Не все МФУ должны соответствовать требованиям.

Еще одно важное соображение заключается в том, можно ли разработать меры реагирования для стимулирования или «привлечения» частного капитала. Основным шагом здесь может быть обеспечение того, чтобы новому траншу финансирования, например, от международного инвестора, был предоставлен высокий приоритет в свете предыдущих долгов, с точки зрения обеспечения защиты от дефолта или неплатежеспособности. Достаточно ли этого для поддержки даже самых сильных МФУ или тех, которые оказывают наибольшее влияние с точки зрения интеграции, в значительной степени зависит от контекста.В некоторых случаях ответные меры на кризис будут в большей степени полагаться на государственные гарантии.

Правительства развивающихся стран могут сыграть продуктивную роль в обсуждениях с участием МФП и международных инвесторов. Помимо обеспечения справедливого применения мер по отношению к отечественным и иностранным спонсорам, правительство могло бы выступать за вливание ликвидности инвесторами при решении связанных вопросов, таких как валютный риск и регулирование инвестиций. В некоторых странах эта динамика может быть обратной, когда инвесторы, близкие к микрофинансовому сектору, вмешиваются, чтобы поддержать МФУ в обсуждениях с правительством.

Сократить или отложить некритические процессы надзора

В поисках дополнительных способов ослабить давление на поставщиков власти сократили или отложили некоторые надзорные процессы. Это означает определение шагов, которые являются обременительными, но не важными - или, по крайней мере, не критичными по времени - для МФУ или руководителей. Например, некоторые надзорные органы отложили несрочные запланированные мероприятия, такие как плановые проверки или запланированная публикация и внедрение новых правил. Неосновная отчетность, такая как отчетность по корпоративному управлению, также была временно сокращена или отложена.В некоторых случаях сроки были продлены или штрафы отменены за несвоевременную подачу. 10

Регулирующие органы должны соблюдать баланс и отличать важное от несущественного. Своевременное представление данных об исполнении ссуд и качестве портфеля, включая данные для отслеживания реструктурированных ссуд, имеет важное значение. Информация и процессы, связанные с лицензированием, также могут иметь важное значение, поскольку от них зависит целостность сектора; однако отсрочка рассмотрения заявок может быть способом экономии надзорных ресурсов во время кризиса.

План реструктуризации или закрытия проблемных МФУ

Кризис COVID-19 сместит одни МФУ и поставит другие на грань отказа. Лица, определяющие политику, и регулирующие органы должны работать с другими заинтересованными сторонами, чтобы подготовить планы и процедуры для стабилизации сектора.

Первоначальным приоритетом является обеспечение наличия необходимых механизмов мониторинга и отчетности для обнаружения угроз на раннем этапе . Процедуры быстрой реструктуризации или ликвидации также важны, особенно в свете возможности быстрого освобождения микрофинансовых портфелей и использования депозитов (Bull and Ogden 2020).Надзорные органы должны иметь возможность выполнять стресс-тесты для оценки устойчивости основных МФУ с большой клиентской базой и выявления потенциальных последствий сбоев. Координация с фондом страхования депозитов и / или органом по урегулированию несостоятельности будет важна для планирования в связи с кризисом. (Однако следует отметить, что фонды страхования депозитов и урегулирования несостоятельности недоступны для многих МФУ в развивающихся странах.)

Если МФУ попадает в беду, руководители могут сыграть конструктивную роль в поиске рыночных решений.Это может включать выявление потенциальных покупателей неисправных МФУ или кредитных портфелей и ведение переговоров с ними. Там, где страхование вкладов отсутствует, необходимо найти альтернативы для защиты мелких вкладчиков. Консолидация может быть неизбежной в микрофинансовых секторах некоторых стран. Международные инвесторы и спонсоры должны быть частью решения и справедливо нести расходы на урегулирование.

Если рекапитализация или слияние невозможно или нежелательно, проблемное MFP должно перейти к процессу разрешения проблем, который распределяет неэффективные активы между эффективными пользователями и избегает неоправданной помощи.Режимы банкротства и реструктуризации финансовых учреждений обычно разрабатываются с учетом интересов банков и крупных компаний. Кроме того, многие МФУ зарегистрированы как НПО, что затрудняет владение акциями и, следовательно, производство по делу о несостоятельности. 11 Однако последующее давление рынка может помешать социальной миссии МФУ и их инвесторов.

Во время прошлых кризисов, таких как финансовый кризис 2008 года, добровольное урегулирование споров, а не формальное производство по делу о несостоятельности, было основным методом решения проблем несостоятельных МФУ.В рамках добровольной тренировки заинтересованные стороны, в том числе те, кто имеет доли собственности, такие как инвестиционные фонды и финансовые институты развития, соглашаются с процессом (Либерман и ДиЛео 2020, 1). Успешные тренировки зависят от быстрых действий и структур стимулов, которые максимизируют давление со стороны сверстников для сотрудничества и против безбилетничества (Либерман и ДиЛео (2020, 4). 12

Забегая вперед к восстановлению и реконструкции

Незамедлительные шаги по смягчению кризиса должны сопровождаться некоторым дальновидным видением.Это балансирующий акт. Во-первых, чрезвычайные меры должны гарантировать, что микрофинансовые услуги будут по-прежнему доступны, а помощь будет эффективно адресована уязвимым клиентам. Во-вторых, кризисные меры должны позволить микрофинансовому сектору играть центральную роль в среднесрочном восстановлении экономики. Это означает помощь жизнеспособным и ответственным МФУ выжить и сохранить доверие своих клиентов. Это также означает усиление стимула МФУ к возобновлению кредитования по окончании блокировки, тем самым поощряя погашение непогашенных ссуд (многие из которых были реструктурированы).МФУ хорошо подходят для этого, потому что их клиенты из числа микро- и малых предприятий, как правило, очень устойчивы и быстро открываются снова и ищут новый капитал. Таков был опыт, например, сети BRAC во время кризиса Эболы (Chakma et al., 2017). В-третьих, это необходимость облегчить упорядоченную консолидацию или выход из институтов, которые не могут поддерживать себя, в том числе тех, которые вошли в кризис уже скомпрометированными.

Баланс необходим для того, чтобы меры по оказанию помощи были эффективными, а также согласованными с хорошо управляемым сектором и надежным регулированием в долгосрочной перспективе.Это означает нацеливание на экстренную поддержку, чтобы МФУ, выходящие из кризиса, могли быстро соблюдать обычно действующие правила (до / после кризиса). Пакеты услуг по оказанию помощи идут наперекосяк, когда политики упускают из виду необходимость дисциплины при реагировании на хроническую слабость финансовых институтов. Часто это происходит из-за того, что популистские призывы преобладают над разумной политикой. Результатом являются дорогостоящие, искажающие субсидии, которые продлевают жизнь «зомби» организаций, неспособных ни выжить без внешней поддержки, ни найти устойчивый путь вперед.Чтобы избежать этой ловушки и обеспечить надежную и целенаправленную помощь, необходимо применять следующие принципы: 13

  • Для бедных. Акцент на защите мелких вкладов и заемщиков
  • Ясно и предсказуемо. Сроки, установленные законом, четкая сфера действия и применение, стратегия выхода
  • Широкий охват. Покрытие всех регулируемых МФУ, возможность индивидуального применения
  • Сохранять культуру управления рисками .Оценить риск отказа от нормативных требований, включая «гонку ко дну»
  • Контроль и разрешение. Активный мониторинг и коммуникация, упорядоченная реструктуризация, консолидация или ликвидация нежизнеспособных / неплатежеспособных МФУ

Заглядывая в будущее, можно сказать, что сектор должен выйти за рамки усовершенствования пакета помощи. Заинтересованные стороны могут и должны воспользоваться возможностью для лучшего восстановления. Речь идет не только об устранении слабых мест, выявленных кризисом, но и об использовании потенциала для перехода к более высокому уровню эффективности.Сбои и возможности, которые необходимо устранить, касаются не только сектора микрофинансирования, но и всей финансовой системы в целом, такие как фрагментация нормативно-правовой базы, отсутствие или неадекватность схем гарантирования вкладов и пробелы в платежных системах.

Одним из способов продвижения вперед является защита системы от кризисов. Для МФУ это может включать укрепление структур обеспечения непрерывности бизнеса и, возможно, создание общесекторального фонда для оказания помощи при стихийных бедствиях или чрезвычайной ликвидности. Создание основы для защиты мелких вкладчиков, пострадавших от институциональных сбоев в будущем, также важно, как и соответствующий режим банкротства.

Кризис COVID-19 показывает, что расширение удаленных операций должно быть в повестке дня. Это может включать ускорение перехода к оцифровке интерфейсных сервисов и внутренних операций, когда МФУ будут шире использовать мобильные сервисы и изучить возможности подключения к цифровым платформам. Расширение роли агентов также будет важным. Сами МФУ могут выступать в качестве агентов для банков, поставщиков цифрового финансирования и программ социальных трансфертов. Эти переходные процессы уже происходят во всем мире, причем масштабы и темпы различаются в зависимости от страны.Во многих случаях необходимо будет сделать больший акцент на поощрении удаленных операций, улучшении цифровой совместимости и расширении доступа к денежным переводам.

Еще один следующий шаг для МФУ - расширить свои предложения услуг и потоки доходов. Кризис демонстрирует, насколько хрупка ресурсная база многих подобных институтов. Правительство и микрофинансовое сообщество могли бы настаивать на более тесном партнерстве МФУ с банками и финансовыми технологиями, связях с поставщиками мобильных денег и денежных переводов, а также альтернативными инструментами финансирования, такими как оптовый кредит и субординированный долг.В этом отношении также оправдан больший упор в политике на сбережения, поскольку это повышает устойчивость в условиях кризиса.

Наконец, необходимо укрепить регулирующую структуру в нескольких областях. Защита потребителей стала серьезной проблемой во время кризиса. Мошенничество и злоупотребления со стороны кредиторов подчеркивают необходимость более строгих норм, а также систем разрешения жалоб и поддержки клиентов, особенно удаленными средствами. Лица, определяющие политику, и регулирующие органы иногда не могли должным образом информировать клиентов о мерах борьбы с кризисом.Это может привести к недостаточной осведомленности, недопониманию и искаженной реализации.

Кризис выявил фрагментацию нормативно-правовой базы: (i) несогласованность в отдельных областях регулирования для банков и небанковских организаций и (ii) ограниченный охват регулирующих органов. Последнее может создать ситуации, когда несколько крупных МФУ соответствуют нормативным критериям, в то время как многие нелицензированные и неконтролируемые МФУ принимают депозиты. Частью решения может быть переход к функциональной, поэтапной структуре многоуровневого регулирования.Многоуровневое регулирование может потребоваться для удовлетворения общей потребности в соразмерной, основанной на риске нормативно-правовой базе и системе надзора для МФУ в соответствии с четко установленными руководящими указаниями. 14 Другие компоненты включают регулярное общение и консультации с представителями отрасли, а также хорошо продуманные инструменты и высококачественные данные, которые позволяют осуществлять упреждающий мониторинг поставщиков.

1 Этот документ посвящен ответным мерам регулирующих органов и затрагивает более широкие меры политики.Он основан на кабинетных исследованиях и интервью со страновыми экспертами, в основном сосредоточенными на Кот-д’Ивуаре, Египте, Гане, Индии, Иордании, Кении, Кыргызстане, Ливане, Мексике, Пакистане, Перу, России, Сенегале, Тунисе и Уганде.
2 Дейкман и Саломао Гарсия (2020) предлагают руководящие принципы для разработки мер помощи заемщикам с целью снижения их рисков.
3 По данным Банка международных расчетов, периоды моратория на платежи в связи с кризисом (нормативные или добровольные) могут быть исключены банками из подсчета дней просрочки.В отношении перенесенных платежей следует оценить вероятность того, что заемщик не выполнит свои кредитные обязательства. Принятие моратория или аналогичной помощи не должно автоматически приводить к отнесению ссуды к категории безнадежных. См. Borio and Restoy (2020).
4 Dijkman and Salomão Garcia (2020) рекомендуют не вносить изменения в классификацию активов как антикризисную меру.
5 Более того, доступ к этому источнику ликвидности не является чисто «фискальным», поскольку он зависит от независимой власти центральных банков в отношении макропруденциальной политики.
6 Новая операция репо в Индии (TLTRO 2.0) требует от банков направлять половину новых средств небанковским финансовым компаниям, включая МФУ, которые обслуживают миллионы людей (Dasgupta 2020). Однако банки проявили небольшой интерес (Palepu 2020).
7 См. «Сохранение нормального функционирования финансовой системы и экономики Бразилии», Центральный банк Бразилии, https://www.bcb.gov.br/en/about/covid-19-measures.
8 Положения моратория, применимые к банкам, например, в Индии, Малави и Вьетнаме, могут применяться к МФУ как заемщикам.Непоследовательность возникает - и может вызвать проблему с ликвидностью - если МФУ не подпадают под действие моратория или если банк решит не вводить дискреционный мораторий.
9 См. Обсуждение показателей ликвидности и платежеспособности в работе Розаса и Мендельсона (2020).
10 Например, Европейское банковское управление продлило сроки отчетности, за исключением «данных, считающихся приоритетными», а финансовые регуляторы Индонезии смягчили определенные требования и сроки отчетности.Перу продлило сроки подачи определенных отчетов. Филиппины воздерживаются от наказания банков, в том числе сельских банков, которые задерживают представление отчетов надзорного органа или о недостатках нормативных резервов при условии одобрения центральным банком.
11 См. Lauer (2008). Даже после преобразования НПО в компанию владение исходной НПО может продолжать создавать проблемы.
12 Меморандум о взаимопонимании, принятый микрофинансовыми инвесторами, обеспечивает основу для облегчения этих тренировок, но без должного учета социальной значимости МФУ.
13 Эти проекты принципов были разработаны CGAP. Для сравнения, Банк международных расчетов издал следующие основные принципы: поддерживать экономическую активность, сохранять здоровье финансовой системы и избегать подрыва долгосрочного доверия к финансовой политике (Borio and Restoy 2020).
14 См. Christen, Lauer, Lyman, and Rosenberg (2012) и два руководящих документа Базельского комитета по применению Основных принципов эффективного банковского надзора к МФУ, BIS (2010) и BIS (2016).

Для просмотра полного списка литературы, пожалуйста, см. PDF .

Ведущий автор этого брифинга - Патрик Мигер. Историческое исследование было проведено группой CGAP, в которую входили Дениз Диас, Хуан Карлос Изагирре, Стивен Расмуссен, Мэтью Сурсуриан и Стефан Шташен. Мы благодарим читателей предыдущих проектов, которые предоставили полезные комментарии и предложения, в частности Валерию Саломао Гарсия из Всемирного банка. Выраженные взгляды принадлежат исключительно команде CGAP.


Фотография с веб-сайта Хибы Зишан, 2016 CGAP Photo Contest

(PDF) Что приводит к банкротству коммерческих микрофинансовых организаций в Гане?

Что приводит к банкротству коммерческих микрофинансовых организаций в Гане?

2 | Стр.

Долгосрочное решение «проблемы» субсидий в микрофинансовом секторе было найдено в идее

преобразовать микрофинансирование в частную коммерческую бизнес-модель (Bateman, 2013; 2012;

). 2010).Под руководством USAID и Всемирного банка и таких сторонников, как Мария Отеро и Элизабет Райн

,

с такими, как Маргарита Робинсон

, обеспечивающими необходимую интеллектуальную поддержку, проект микрофинансирования

вскоре стал коммерциализированным

в начале 1990-х гг. Банк Грамин.

Весь проект коммерциализации микрофинансирования был основан на перемещении его из сильно зависимого от доноров -

сектора субсидируемых операций в тот, в котором МФО станут конкурентоспособными, регулируемыми,

финансово самодостаточными и прибыльными (Дачева, 2009; Чаритоненко & Rahman, 2002; Hattel &

Halpern, 2002).Таким образом, модель микрофинансирования «новой волны» была отмечена конкуренцией, регулированием и прибыльностью

. Идея заключалась в том, чтобы открыть путь к большему доступу к средствам; переместить источник капитала для

микрофинансирования из нестабильной области доноров в область рынков капитала. Это увеличит охват на

за счет дополнительного финансирования и позволит МФО выполнить свою миссию, выражающуюся в достижении

бедных или предоставлении доступа к финансовым услугам тем, кто не участвует в обычной банковской системе (Hattel &

Halpern, 2002; Robinson, 2001; Райн, 1998).Как и ожидалось, как только микрофинансирование было либерализовано на

, количество микрофинансовых организаций увеличилось с замиранием сердца. Финансовые НПО преобразовали

в регулируемые учреждения

, коммерческие банки также начали сокращать масштабы своих операций с

до

, конкурируя с традиционными МФО, чтобы «обслуживать» бедных (Дачева, 2009; Бейтман, 2010; 2012; 2013).

Однако все чаще появляется тезис о том, что микрофинансирование не работает так, как говорят его сторонники (Karlan

& Zinman, 2011; Faraizi, Rahman & McAllister, 2011; Bateman, 2012; 2010; Consa & Paprockia, 2010;

Стюарт и др., 2010).Утверждение состоит в том, что исследования, доказывающие потенциал воздействия микрофинансирования, не используют строгие методологии и что предполагаемое положительное воздействие в некоторых случаях сводится к нулю

, а в других становится незначительным, когда данные и информация воспроизводятся или повторно анализируются в

. более строгим образом. В основном критики таких исследований спорят, используют анекдотические и другие вдохновляющие истории

(Roodman & Morduch, 2014; Duvedack et al, 2011).Сегодня основная нагрузка заключается в том, что микрофинансирование составляет

, на самом деле политика «против развития», способная запереть развивающиеся страны в «ловушке бедности»

Мария Отеро и Элизабет Райн работали в ведущей бостонской организации по защите интересов микрофинансирования ACCIÓN (см.

Отеро / Райн 1994). Отеро, бывший президент ACCIÓN, вошла в состав первой администрации президента США Барака Обамы

в качестве заместителя государственного секретаря по вопросам демократии и глобальным делам

Маргарита Робинсон работала в ныне несуществующем Гарвардском институте международного развития.Она является автором книги «Революция микрофинансирования

: устойчивое финансирование для бедных». Вашингтон, округ Колумбия,

Коммерциализация микрофинансирования означает «перемещение из сильно зависимого от доноров сектора субсидируемых

операций в тот, в котором МФО финансово самодостаточны и устойчивы и являются частью обычных (или официальных)

. финансовая система (Дачева, 2009: 6). Это применение коммерческих принципов к предоставлению финансовых услуг

бедным (Hattel.И Халперн, 2002: vii).

Это преобладающая модель, применяемая во всех регионах мира. Эта модель началась с BancoSol в 1992 году, и многие

других НПО пошли по этому пути, преобразовавшись в финансовые компании, банки или специализированные финансовые организации (см.

Hattel & Halpern, 2002).

Даунскейлинг - это ситуация, когда официальные финансовые учреждения (коммерческие банки) стремятся предоставлять услуги более бедным

клиентов

Когда оптовое финансирование идет плохо

Модель оптового финансирования является жизнеспособной основой бизнес-модели при определенных процентных ставках и условиях кредитного рынка.Однако он может стать менее прибыльным, если изменится форма или наклон кривой доходности. Если кредитные рынки закроются, это также может вызвать проблемы. Если оба условия меняются одновременно, будьте осторожны.

В этой статье будут описаны идеальные процентные ставки и кредитные рынки, необходимые для прибыльного использования оптового финансирования, кто использует оптовое финансирование, и исследуется, как разбивка долгосрочных предположений может навредить компаниям коммерческого финансирования и поставить их на грань банкротства.

Ключевые выводы

  • Оптовое финансирование - это модель финансирования с использованием различных коммерческих кредитных рынков, включая федеральные фонды и брокерские депозиты кредиторов.
  • Оптовое финансирование может расширить потребности финансовой фирмы за счет использования ее основных депозитов.
  • Хотя оптовое финансирование во многих случаях полезно, оно может быть дороже, чем традиционные маршруты, и сопряжено с уникальными рисками и соображениями.

Что такое оптовое финансирование?

Оптовое финансирование отличается от традиционного источника финансирования, который использовал бы коммерческий банк. Традиционно банки использовали основные депозиты до востребования в качестве источника средств, и они являются недорогим источником финансирования.Депозиты представляют собой обязательства для банков, и эти депозиты ссужаются и становятся активами, приносящими доход.

Оптовое финансирование - это универсальный термин, но в основном он относится к федеральным фондам, иностранным депозитам и депозитам через посредников. Некоторые также включают в определение заимствования на рынке государственного долга.

Кто использует оптовое финансирование?

Как традиционные банки, так и коммерческие финансовые компании могут быть пользователями оптового финансирования. Банки могут использовать оптовое финансирование в качестве альтернативы, но коммерческие финансовые компании особенно полагаются на этот источник финансирования.Оба регулируются по-разному и иногда конкурируют за один и тот же бизнес.

Коммерческие финансовые компании предоставляют исключительно бизнес-ссуды, в отличие от банков, которые предоставляют бизнес-ссуды и потребительские ссуды. Таким образом, основными клиентами являются предприятия малого и среднего бизнеса, которые получают займы у этих коммерческих финансовых компаний для приобретения инвентаря и оборудования. Коммерческие финансовые компании также предоставляют дополнительные услуги, такие как консалтинговые услуги и продажа дебиторской задолженности.

Коммерческие финансовые компании не являются банками и часто являются более дорогостоящим вариантом заимствования для владельца малого бизнеса.Это потому, что они менее консервативны, чем традиционные банки, и более склонны предоставлять более рискованные ссуды. Поскольку они не являются банками, они подлежат меньшему регулированию и могут брать на себя больший риск. Меньшее регулирование и больший риск могут быть обоюдоострым мечом во времена экономических потрясений.

Зачем нужно оптовое финансирование?

Если основные депозиты - такой дешевый источник финансирования, зачем кому-то использовать оптовое финансирование? Для банков оптовое финансирование представляет собой способ расширения или удовлетворения потребностей в финансировании.Иногда у банков могут возникнуть проблемы с привлечением новых депозитов. Возможно, процентные ставки настолько низкие, что клиенты не находят низкие ставки привлекательными.

Какой бы ни была причина, иногда банки обращаются к оптовому финансированию. Это может принимать разные формы, но популярным вариантом для банков является использование депозитов при посредничестве. Эти депозиты принимаются через брокера, который принимает деньги своих состоятельных клиентов и находит несколько разных банков, в которых они могут быть внесены, обычно для того, чтобы эти клиенты могли получить страховку FDIC (и, надеюсь, более привлекательную ставку).Если бы эти богатые клиенты поместили все свои деньги в один банк, их вклады могли бы превысить страховые лимиты FDIC. По сути, они делят свои денежные запасы между разными банками, поэтому все их вклады застрахованы от банкротства банка.

У коммерческих финансовых компаний нет базы вкладчиков, из которых они могли бы получать деньги. Следовательно, они должны иметь возможность использовать рынки государственного долга для капитализации. Эти средства ссужаются клиентам малого бизнеса по более высокой ставке.Глядя на эту бизнес-модель, становится очевидным, что для коммерческой финансовой компании было бы важно иметь наивысший возможный кредитный рейтинг, чтобы можно было получить самый низкий купон по выпущенному ими долгу.

Как оптовое финансирование может быть прибыльным

Положительный спред необходим для того, чтобы оптовое финансирование работало и приносило прибыль. Коммерческая финансовая компания может столкнуться с проблемами ликвидности, когда иссякают источники оптового финансирования или условия заимствования могут стать настолько обременительными, что становятся нерентабельными.Стоимость ваших средств должна быть ниже, чем доходность, которую вы зарабатываете по своим активам (займам). Любой другой сценарий невыгоден и не жизнеспособен.

Чтобы добиться положительного спреда, сначала необходимо иметь восходящую кривую доходности. Перевернутая кривая доходности - та, в которой краткосрочные ставки выше долгосрочных - невыгодна и приводит к проблемам для банков и коммерческих финансовых компаний. Плоская кривая доходности также является проблемой, потому что она не учитывает вышеупомянутый сценарий положительного спреда.

Поскольку форма кривой доходности изменяется в течение полного бизнес-цикла, можно увидеть ощутимое влияние на чистую прибыль банков и финансовых компаний. Когда кривая доходности идет вверх, прибыльность банковского и коммерческого финансирования хорошая. Когда он перевернут, страдает прибыльность. Когда он находится в промежуточном положении или выравнивается, прибыльность для банков приглушена. Для коммерческих финансовых компаний плоская кривая доходности может быть невыгодной, потому что источником финансирования являются не дешевые депозиты до востребования, к которым имеют доступ банки, а более дорогостоящие источники, такие как заимствования средств на рынках необеспеченного долга.

Неправильная среда для оптового финансирования

Использование оптового финансирования само по себе не обязательно плохо. При правильных условиях это дает банкам дополнительный источник финансирования для операций и дополнительные инвестиционные возможности. Компании коммерческого финансирования также могут быть прибыльными в течение многих лет и в течение нескольких бизнес-циклов, используя оптовое финансирование.

Но что происходит, когда наступает кредитный кризис, когда долговые рынки практически закрыты, или когда ставки по краткосрочным займам (представленные эталонной ставкой, такой как ставка по федеральным фондам или LIBOR) стремительно растут из-за неопределенности? Это токсичное сочетание, которое может поставить коммерческую финансовую компанию на грань банкротства и создать проблемы для банков.

Мы знаем, что основным источником фондирования банка являются депозиты физических лиц. Депозиты застрахованы FDIC и, как правило, носят долгосрочный характер. Банки также могут использовать оптовое финансирование, хотя этот источник финансирования короче. Это означает, что кран может закрыться очень быстро, если банк воспринимается как кредитный риск. Банковские регуляторы также могут запретить брокерские депозиты, если банк недостаточно капитализирован. Банк в этой ситуации балансирует на грани.

Итог

Коммерческим финансовым компаниям необходимо зарабатывать «спред».«В этом отношении они похожи на банки и получают выгоду от крутой кривой доходности. В отличие от банков, которые имеют большую базу вкладчиков, их предполагаемый кредитный риск является чрезвычайно важным фактором, влияющим на скорость, по которой они могут получить финансирование.

Если коммерческая финансовая компания рассматривается как ухудшающаяся и рискованная, не имеет значения, насколько крутой будет кривая доходности; им придется платить больше за финансирование, а это приведет к снижению рентабельности. Если они не смогут достаточно быстро разрешить кризис, возникнут и другие проблемы.Клиенты могут начать использовать кредитные линии, что еще больше скажется на ликвидности. Кроме того, чем дольше длится плохая пресса, тем больше клиентов из малого бизнеса они могут потерять, что приведет к дальнейшему снижению прибыльности.

Если обрушится экономическое цунами в форме стремительного роста краткосрочных ставок и кредитного кризиса, это может иметь разрушительные последствия для коммерческой финансовой компании - и даже вызвать в конечном итоге банкротство, если условия существуют в течение длительного периода.

Стратегический дефолт и «пробег заемщика»

Типичный уход из банка - это «бегство от кредиторов»; кредиторы и / или вкладчики забирают свои деньги, опасаясь банкротства банка, и тем самым оправдывают свои опасения.Но есть и другой вид ухода из банков - «бегство от заемщиков».

Стратегический дефолт возникает, когда платежеспособный заемщик решает не возвращать деньги. Если многие платежеспособные заемщики полагают, что их кредитор окажется в затруднительном положении из-за неплатежей других, они могут стратегически задержать платежи или даже объявить дефолт по своим кредитам, что приведет к самореализующемуся подтверждению своих убеждений. Другими словами, банки могут быть уязвимы к сбоям в координации со стороны активов своего баланса, что называется «бегством заемщиков».

До сих пор проблеме координации заемщиков уделялось мало эмпирического внимания. Однако заголовки в Wall Street Journal , такие как «Уходите прочь от своей ипотеки?» (Hagerty, 2009) или «Когда можно уйти из дома» (Arends, 2010) предполагают, что это серьезное явление, потенциально влияющее на стабильность банковской системы из-за ее способности усиливать нисходящие тенденции. Таким образом, необходимо тщательное понимание факторов, определяющих стратегические дефолты и нарушение координации со стороны заемщиков.

У этой проблемы есть прецедент. Нежелание заемщиков погашать свои ссуды в ситуации ожидаемого бедствия их кредитора и последующие модификации кредитного договора было определено как один из основных факторов, усугубивших мексиканский банковский кризис 1994 года (De Luna-Martinez 2000; Krueger and Tornell 1999 ).

Бонд и Рай (2009) обсуждают свидетельства бегства заемщиков, приводящего к банкротству микрофинансовых организаций, в то время как недавние данные свидетельствуют о том, что важным сектором, в котором банки могут стать жертвами бегства заемщиков во время кризиса, является ипотечный рынок (Feldstein 2008).Ипотечные кредиторы США часто воздерживаются от обращения взыскания и принудительного погашения из-за низких показателей возврата и длительных и дорогостоящих юридических процедур (FT 2011, Mayer et al 2011). Следовательно, у лиц с отрицательным капиталом есть сильный стимул к дефолту.

В соответствии с этой точкой зрения Коэн-Коул и Морс (2009) показывают, что заемщики, которые испытали небольшой финансовый шок, с большей вероятностью не выполнят дефолт по ипотечному долгу, чем по другим формам долга (, например, , кредитные карты), чтобы обеспечить доступ к ликвидности.

Сотни мелких кредиторов в США потерпели неудачу во время кризиса 2007-2010 годов (FDIC Bank Failures Report 2010), и Guiso et al (2011) приводят доказательства того, что примерно каждый третий дефолт был вызван стратегическим поведением платежеспособных заемщиков, в то время как (2009) утверждает, что тенденция к снижению цен на жилье во время кризиса субстандартного кредитования была усилена решением многих заемщиков отказаться от своих ипотечных обязательств.

В отличие от вкладчиков, изымающих свои собственные деньги, нарушение координации в результате стратегической задержки или невыполнения заемщиками платежей по ссуде связано с нарушением контракта.Следовательно, он будет ограничен ситуациями рассеянного финансового бедствия либо заемщиков, либо банков, либо обоих. В то же время наблюдать за забегами со стороны активов баланса банка сложнее из-за проблемы отличить подлинную несостоятельность от стратегического дефолта.

В недавнем исследовании (Trautmann and Vlahu 2011) мы использовали экспериментальные методы для выявления факторов, способствующих стратегическому дефолту и сбоям в координации. Мы изучаем влияние двух источников неопределенности - одного, связанного с правилами регулирования прозрачности и раскрытия информации, а другого - состояния экономики - на частоту стратегического дефолта.То есть мы проверяем, оказывает ли государственная политика по совершенствованию раскрытия информации различное влияние на стимулы к выплатам на разных этапах делового цикла и зависит ли влияние экономической среды от правил раскрытия информации.

Мы находим явные доказательства стратегического дефолта. Наши результаты показывают, что больше информации о фундаментальных показателях банков не всегда лучше. Когда полное раскрытие информации выявляет слабость банка, это увеличивает вероятность невыплаты по стратегическим обязательствам независимо от экономических условий. Точно так же платежеспособные заемщики стратегически чаще отказываются от обязательств во время экономических спадов, когда фундаментальные показатели других заемщиков более неопределенны, независимо от правил раскрытия информации.

Мы определяем поведенческие концепции, которые объясняют наблюдаемые вариации в выплатах.

  • Во-первых, мы утверждаем, что изменения в неуверенности заемщиков в отношении действий других заемщиков (и влияние этих действий на их выплаты) могут объяснить дефолт заемщиков. В частности, как раскрытие информации, так и неопределенность фундаментальных показателей заемщика приводят к большему количеству сбоев в координации. 1
  • Во-вторых, характеристики отдельных заемщиков, такие как решительное стремление избежать потерь, а также личный негативный опыт, оказывают сильное и надежное влияние на решения о выплате.

С одной стороны, заемщики, не склонные к убыткам, больше ценят имеющиеся у них наличные деньги, чем более высокий, но неопределенный будущий денежный результат, который зависит от выживания банка. Следовательно, они отдают предпочтение невозврату, что позволяет им избежать немедленных финансовых потерь, вызванных потенциальным банкротством банка. С другой стороны, люди, которые испытали дефолты в прошлом и последующие банкротства банков, более склонны к стратегическому дефолту. Роль (негативного) опыта была показана в различных условиях принятия финансовых решений (Hommes et al 2005, Malmendier and Nagel 2011), и наши результаты показывают, что он также повлияет на поведение заемщиков, которые время от времени теряли банковские отношения. кризиса.

Недавний финансовый кризис показал пределы рыночной дисциплины, и, следовательно, существует множество инициатив, которые способствуют большему раскрытию информации и прозрачности банками.

  • Сторонники таких инициатив утверждают, что дополнительная информация об основных принципах работы банка позволяет инвесторам лучше оценивать деятельность банка и улучшает рыночную дисциплину. 2
  • Противоположная точка зрения предполагает, что чрезмерное раскрытие информации об основных показателях банка может увеличить вероятность банкротства.

Наши результаты подтверждают последнее мнение, показывая, что заемщики могут не справиться с проблемами координации, если банки прозрачно слабы.

Раскрытие информации о слабых банках может быть вредным, потому что оно открывает стратегическую неопределенность в проблеме координации. Как это также наблюдалось в различных случаях во время текущего кризиса, после того, как слабость банка установлена, координация становится слишком сложной для участников рынка. Это будет особенно актуально в ситуациях слабой реальной экономики, когда значительная часть заемщиков потенциально находится в серьезном бедственном положении.

Важно понимать, что из-за роли, которую играют индивидуальные характеристики, нарушение координации может быть наиболее актуальным на кредитных рынках с небольшими индивидуальными заемщиками, которые не выбирают самостоятельно в соответствии со своим отношением к риску, таких как ипотечные рынки, розничные ссуды и т. Д. или микрофинансовое кредитование. Следовательно, эти рынки могут быть подвержены более серьезному стратегическому дефолту, чем те, в которых участвуют предпринимательские типы, например, рынки ссуд для малого бизнеса.

Набеги на отдельные банки со стороны заемщика или вкладчиков экономически вредны, но серьезную озабоченность вызывают системные кризисы.Неопределенность в отношении характера прогона может привести к заражению стабильных банков, что может спровоцировать крах всей системы или панику. Если один банк обанкротится, заемщики и держатели вкладов могут интерпретировать это событие как сигнал о существовании проблем с платежеспособностью во всем финансовом секторе и отреагировать, откладывая погашение своих кредитов или массовый вывод средств, соответственно. Прошлый опыт важен, потому что он может быть одним из факторов, влияющих на системный риск. Люди, которые пережили банкротства банков в прошлом или которые узнали о стратегическом дефолте других, с большей вероятностью прекратят выплаты, если услышат плохие новости о своем собственном кредиторе, предлагая новый канал для заразного обострения начала кризиса посредством наблюдения или слов рта.

Кроме того, наши результаты, основанные на опыте, предполагают некоторый диапазон улучшения благосостояния, не позволяя терпящим бедствие банкам терпеть неудачу. Широкомасштабное вмешательство центральных банков в качестве кредиторов последней инстанции во время недавних финансовых потрясений помогло большинству банков избежать банкротства, и это могло бы смягчить влияние негативного опыта и смягчить стратегический дефолт заемщиков.

Наше исследование показывает, что на кредитном рынке, как и на рынке депозитов, существует риск заражения.Следовательно, для регуляторной политики важно попытаться оценить и определить условия, при которых происходит заражение, и способы его предотвращения.

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не должны относиться к De Nederlandsche Bank (Центральный банк Нидерландов).

Арендс, Бретт (2010), «Когда можно уйти из дома», Wall Street Journal , 26 февраля.

Бонд, Филип и Ашок Рай (2009), «Бегство заемщика», Journal of Development Economics , 88 (2): 185-191

Коэн-Коул, Итан и Джонатан Морс (2009), «Ваш дом или ваша кредитная карта, что бы вы выбрали?», Рабочий документ, Университет Мэриленда.

Де Луна-Мартинес (2000), «Управление и разрешение банковских кризисов», Всемирный банк, США.

FDIC, Отчет FDIC Bank Failures (2010).

Фельдштейн, Мартин (2008), «Вводящая в заблуждение статистика роста дает ложное утешение», Financial Times , 7 мая.

Financial Times (2011), «Жилье в США: деньги за ключи», 27 марта.

Гуизо, Луиджи, Паола Сапиенца и Луиджи Зингалес (2011), «Детерминанты отношения к стратегическому дефолту по ипотеке», Рабочий документ Фамы-Миллера готовится к печати; Исследовательский доклад Chicago Booth N0.11-14.

Хагерти, Джеймс (2009 г.), «Уходить от своей ипотеки аморально?», Wall Street Journal , 17 декабря.

Hommes, Cars, Joep Sonnemans, Jan Tuinstra и Henk van de Velden (2005), «Согласование ожиданий в экспериментах по ценообразованию активов», Review of Financial Studies , 18: 955-980.

Халл, Джон К. (2009), «Кредитный кризис 2007 года: что пошло не так? Почему? Какие уроки можно извлечь? », Journal of Credit Risk , 5 (2).

Крюгер, Энн и Аарон Торнелл (1999), «Роль реструктуризации банков в восстановлении после кризисов: Мексика 1995-98», Рабочий документ NBER W7042.

Мальмендье, Ульрике и Стефан Нагель (2011), «Влияют ли макроэкономические опыты на принятие рисков?», Quarterly Journal of Economics , 126 (1): 373-416.

Майер, Кристофер, Эдвард Моррисон, Томаш Пискорски и Арпит Гупта (2011 г.), «Модификация ипотечного кредита и стратегический дефолт: свидетельства юридического урегулирования споров со всей страной», Рабочий документ NBER 17065.

Траутманн, С.Т. и Р.Е. Влаху (2011), «Стратегические дефолты по кредитам и координация: экспериментальный анализ», Рабочий документ DNB № 312.

Ван дер Крейсен, Карин, Якоб де Хаан, Давид-Ян Янсен и Роберт Мош (2010), «Знания и мнения о банковском надзоре: данные обследования голландских домашних хозяйств», Рабочий документ DNB № 275.


1 С точки зрения поведения, неопределенность в отношении фундаментальных показателей банка и заемщиков влияет на свойства доминирования риска в проблеме координации.

2 Также было показано, что люди, которые лучше осведомлены о банковском надзоре, демонстрируют более осторожное финансовое поведение (van der Cruijsen et al. 2010).

Делая зло, делая добро? Воровство и злоупотребления со стороны кредиторов на микрофинансовых рынках Уганды

Уганда применяет многоуровневый подход к регулированию и надзору за своими финансовыми учреждениями (Таблица 1). Банки и кредитные учреждения, такие как жилищные кредиторы, деятельность которых строго регулируется и контролируется Банком Уганды, занимают первые два уровня.Третий уровень, состоящий из так называемых микродепозитных организаций (ДИ), был создан в соответствии с законом 2003 года, призванным позволить крупнейшим микрофинансовым организациям подчиняться полному надзору в обмен на возможность принимать и ссужать депозиты от широкой общественности. Несмотря на большой энтузиазм по поводу этого закона, который, как многие думали, приведет к созданию крупного контролируемого сектора микрофинансирования, несколько МФО проявили заинтересованность в трансформации, необходимой для смены уровней; к 2005 году только четыре из них завершили процесс при средней стоимости одного миллиона долларов на одно учреждение. Footnote 21 Закон 2003 года, как отметил помощник уполномоченного по микрофинансированию в Министерстве финансов, «не сработал, как ожидалось». Сноска 22

Таблица 1 Финансовые учреждения по уровням регулирования a

Четвертый уровень структуры - это остаточная категория, которая включает все другие формы кредиторов, включая все МФО, которые не преобразовались в ДИ. Кредиторы уровня 4 формально неподконтрольны Банку Уганды - и для всех намерений и целей не подпадают под какое-либо эффективное государственное регулирование.Оставление нерегулируемых организаций четвертого уровня было преднамеренной попыткой правительства «регулировать то, что оно может контролировать» и «избежать чрезмерно обременительных правил», которые могут сдерживать рост микрофинансового сектора. Footnote 23 Хотя учреждения уровня 4 формально обязаны регистрироваться в правительстве, они могут делать это как ростовщики, компании, НПО или сберегательные и кредитные кооперативы (SACCO), каждая из которых подпадает под свою регулирующую сферу.На практике практически любой может стать «микрофинансовой организацией».

Усилия правительства по продвижению неограниченного выхода на рынок и конкуренции были чрезвычайно эффективными. В 2001 году некоторые аналитики подсчитали, что в Уганде самый конкурентоспособный микрофинансовый сектор в Африке; к 2006 году почти три четверти всех микрофинансовых организаций в стране заявили, что они находятся в прямой конкуренции, по крайней мере, с одним другим учреждением. Footnote 24 В том же году перепись МФО показала, что имеется чуть более 800 учреждений и 1200 точек (включая филиалы), предоставляющих небольшие ссуды, большинство из которых сосредоточено в городских и пригородных районах. Footnote 25

Первая перепись угандийских МФО, проведенная в 2006 году, проиллюстрировала, насколько мало правительство знало об этом секторе и как часто МФО входили и уходили с рынка. В то время как первоначальные оценки, основанные на данных регистрации, предполагали, что в стране действовало 3360 МФО уровня 4, агенты переписи, пересекающие страну с помощью устройств глобального позиционирования, обнаружили, что фактически действовали только 779 из этих организаций. Разрыв между количеством зарегистрированных и действующих организаций был особенно значительным в случае ссудно-сберегательных кооперативов (SACCO): почти половина из 1274 организаций, имеющих текущую регистрацию, больше не работали; из действующих, почти 20% были открыты в течение 1 года или меньше. Footnote 26 Аналогичная перепись, проведенная в 2010 году, показала, что 60% всех действующих учреждений в стране открылись за предыдущие 4 года. Footnote 27

В 2006 году модальная МФО в Уганде была небольшой, управляемой на местном уровне и управляемой относительно неопытным угандийским персоналом. У большинства из них было четыре или меньше сотрудников, и они выдавали менее 100 займов в год. Footnote 28 Почти две трети директоров этих организаций имели опыт работы в микрофинансировании менее 5 лет, и почти четверть сообщили, что у них было только среднее (или меньше) образование - цифра, которая практически не изменилась в 2010 году. Footnote 29 Более 90% кредитных специалистов сообщили, что они проработали в отрасли менее года. Подавляющее большинство этих учреждений вело свои счета вручную; у трех четвертей их счета проверялись директорами или не проверялись вообще; и 16% всех зарегистрированных МФО в стране вели бизнес вне дома директора. Footnote 30 В отличие от высоких показателей погашения, присущих международным микрофинансовым организациям, уровень просрочек среди этих местных организаций был высоким: организации уровня 4 сообщили, что они предоставили 354 000 кредитов в 2005 году, из которых 273 000 (77%) были непогашенными. Footnote 31

Множественное заимствование стало серьезной проблемой, и МФО Уганды искали новые способы защиты от дефолта. Footnote 32 Многие отказались от группового кредитования или свели его к минимуму, сосредоточившись вместо этого на предоставлении ссуд физическим лицам под залог движимого имущества, денег и титульной собственности. Начали преобладать индивидуальные займы: к 2006 году почти все МФО в Уганде предлагали индивидуальные займы, и более трети полагались исключительно на эту модель. Footnote 33 В том же году около 85% клиентов, взявших займы у МФО, сообщили, что у них были индивидуальные займы. Footnote 34

Практика использования денег в качестве залога создала ряд возможностей для совершения должностных преступлений. Депозиты, взятые в качестве обеспечения, не регулировались Банком Уганды до тех пор, пока они не приносили процентов и не использовались для выдачи ссуд. Эти депозиты обычно имели форму принудительных сбережений, требующих от заемщика депонировать процент от основной суммы в учреждении до получения ссуды. Если заемщик не погасит задолженность, то учреждение возместит себя из этих депонированных средств; если он выплатит, как оговорено, то он сможет снять деньги.К 2003 году более 80% заемщиков сообщили, что от них требовали внести такой депозит для обеспечения ссуды, и почти две трети МФО сообщили, что они обеспечили ссуды на этот вид сбережений. Footnote 35

Мошенничество и воровство со стороны угандийских МФО

Эти модели кредитования позволили организациям, работающим в качестве микрофинансовых организаций, участвовать в откровенном мошенничестве и воровстве, пользуясь гибкостью микрофинансового сектора и широко распространенной практикой принудительного воровства сбережений от заемщиков до исчезновения.В некоторых случаях организации, действующие как МФО, крали деньги у заемщиков, не выдавая никаких кредитов. Распространенность этого типа мошенничества подчеркивает способы, которыми микрофинансирование способствует оппортунизму кредиторов, в то время как трудности правительства в смягчении этих проблем демонстрируют некоторые уникальные проблемы, связанные с регулированием сектора, который так сильно связан с благотворительными амбициями.

Одним из примеров такого мошенничества является МФО с названием Уход за сиротами , Вдовы , и пожилые люди (COWE).Первоначально эта организация казалась ничем не примечательной НПО, работающей в сфере микрофинансирования и медицинского страхования уязвимых групп населения в нескольких сельских районах Уганды. Его модель казалась вполне стандартной: люди платили членские взносы, плату за регистрацию в программе здравоохранения и принудительный вклад сбережений на залоговый счет, открытый в учреждении, в ожидании получения ссуды. COWE была должным образом зарегистрирована в Регистрационном совете НПО Министерства внутренних дел в 2001 году, и ее сотрудники работали через местных чиновников и лидеров сообществ в каждом из районов, где у нее были офисы.К 2002 году местные газеты отмечали, что организация будет предоставлять микрофинансовые ссуды, которые «позволят бенефициарам заниматься производительной работой и сокращать бедность». Footnote 36

В апреле 2002 года широко распространялись утверждения о причастности директоров COWE к мошенничеству. Учреждение было обвинено в непредоставлении обещанных услуг и незаконном изъятии вкладов своих членов, а четыре руководителя организации были обвинены в хищении более 200 миллионов угандийских шиллингов (примерно 100 000 долларов США), в основном у бедных заемщиков. Footnote 37 Расследование показало, что COWE работала в 15 округах, хотя ей было разрешено работать только в трех. Совет угандийских НПО заморозил банковские счета директоров организации и приостановил действие ее лицензии. Тем не менее, директора COWE протестовали против того, что правление НПО действовало без слушания и что правление основывало свои действия на клеветнических и мстительных обвинениях, выдвинутых конкурирующими микрофинансовыми организациями и бывшим директором, которому было отказано в крупном ссуде. Footnote 38 COWE выиграла перерегистрацию в апелляции Высокого суда. Footnote 39

Менее чем через 6 месяцев после того, как COWE было разрешено возобновить свою деятельность, газеты снова начали жаловаться на мошенничество. Члены COWE в нескольких частях страны жаловались на то, что организация закрыла свои двери и забрала их вклады, но никогда не выдавала им ссуд. По оценкам официальных лиц, по всей стране было потеряно более пяти миллиардов угандийских шиллингов (2,7 миллиона долларов), причем более 700 миллионов шиллингов (примерно 390 тысяч долларов) было отобрано у вдов и сирот в одном районе. Footnote 40 Местная газета процитировала 75-летнюю вдову, которая жаловалась, что директора COWE должны «либо убить нас, либо вернуть наши деньги. Я продал всех своих шести свиней и отдал деньги должностным лицам COWE, которые пообещали дать мне большой ссуду и бесплатное медицинское обслуживание, но с тех пор я ничего не получил. Они закрыли все свои офисы ». Footnote 41

Несмотря на эти широко разрекламированные обвинения, COWE продолжала работать и обманывать клиентов в течение многих лет. В 2007 году, через 5 лет после того, как регистрация организации была приостановлена ​​и возобновлена, COWE обвинили в хищении нового транша заемщиков по всей стране.Когда появились эти новые обвинения, министр внутренних дел отметил, что «если организации зарегистрированы как НПО, их очень трудно преследовать». Footnote 42 Его министерство, как он утверждал, отменило регистрацию COWE, но организация просто без проблем перерегистрировалась в качестве кредитора четвертого уровня другого типа.

СМИ могут быть частично виноваты в том, что люди не смогли избежать COWE, даже после того, как они получили столько плохих отзывов в прессе. Еще в 2007 году крупнейшая газета страны (ранее подробно освещавшая различные обвинения в адрес организации) без дополнительных комментариев описывала организацию как «благотворительную организацию, поддерживающую сирот и пожилых людей». Footnote 43 Даже в 2008 году - после того, как директора организации были наконец арестованы и президент призвал их наказать, - та же самая газета сообщала об участии организации в несвязанном судебном процессе, описывая COWE как «НПО, которым небезразлично. для сирот и вдов », не говоря уже о выдвинутых против него обвинениях или обвинениях. Footnote 44

В интервью 2014 года директор Департамента небанковских финансовых учреждений Банка Уганды был уверен, что некоторые из людей, которые участвовали в COWE, продолжали обманывать уязвимых заемщиков. Footnote 45 Он с сожалением отметил, что его департамент не имел полномочий контролировать или расследовать деятельность кредиторов четвертого уровня, таких как COWE, а мог только применять ограничения, такие как принуждение нерегулируемых организаций к прекращению использования слова «банк» в своих названиях. Он пояснил, что когда жертвы мошенничества писали письма с жалобами в Банк Уганды, его офис был вынужден посоветовать им обратиться за помощью в суд.

Кризис в микрофинансировании Уганды

Хотя COWE был самым выдающимся случаем широко распространенной кражи, это был далеко не единственный случай, на который обратили внимание.В 2007 году COWE и несколько других МФО четвертого уровня, включая Dutch International и Together Everybody Achieves More (TEAM), были обвинены в хищении более 11 миллиардов шиллингов (примерно 6 миллионов долларов) у клиентов, большая часть из которых связана с кредитами. Footnote 46 Когда общественный страх и гнев достигли апогея, Банк Уганды выпустил заявление, в котором предостерегает заемщиков от размещения денег в неконтролируемых учреждениях: «Банк Англии не защитит никого, кто вкладывает деньги у человека, который не имеет вклады или кто способствует преступности и увековечиванию мошенничества в финансовом секторе Уганды.» Footnote 47

Несколько месяцев спустя полиция начала расследование МФО по всей стране. Были закрыты кредитные организации с такими названиями, как Development Scheme Microfinance Ltd., Организация поддержки развития микропредприятий, Key Business Microfinance и другие. Footnote 48 Газеты сообщали, что учреждения предоставили своим клиентам «беготню» и отказались предоставить им доступ к депозитам, которые они имели право снимать, в то время как другие клиенты жаловались, что в учетных записях учреждений занижены их депозиты. Footnote 49

Паника вызвала массовые акции против ряда кредитных организаций. В Кампале около 800 клиентов напали на крупную МФО, вынудив полицию вмешаться и обеспечить вооруженное сопровождение сотрудников учреждения. «Мы хотим вернуть наши деньги», - сказал один из собравшихся, - «эти люди продолжают подбрасывать нас, сдвигая даты, когда мы должны получить свои деньги, но даже Банк Уганды сделал заявление, в котором говорилось, что нелицензированные учреждения не были признаны их, так что это означает, что мы не можем вернуть свои деньги. Footnote 50 Слухи о том, что МФО расследовалась полицией, были отклонены главным исполнительным директором кредитора как «просто» результат «злого умысла наших конкурентов». Footnote 51

Банк Уганды отреагировал на кризис, повторив свой совет использовать только поднадзорные учреждения. В местной газете отмечалось, что ответ Банка «фактически означает, что сотни МФО, которые работают по всей стране, могут буквально исчезнуть вместе с деньгами вкладчиков, не беспокоясь о карательных мерах со стороны кого-либо. Footnote 52 Многие наблюдатели жаловались на недостаточность действий Банка. Под заголовком «Шарлатанские МФО могут ввергнуть экономику в хаос» главная независимая газета сделала передовую статью, что центральный банк «должен был пойти дальше простого предупреждения и потребовать закрытия нелицензированных микрофинансовых организаций». Footnote 53

Хотя немедленный кризис утих, общие проблемы мошенничества не исчезли. В газетах были сообщения о новых финансовых пирамидах, маскирующихся под МФО, с вопросами: «Как можно так быстро обмануть так много людей?» и отмечая, что одна из них «завоевала популярность, заявив о себе как о некоммерческой благотворительной организации», предназначенной для помощи маргинализированным и обездоленным группам общества.’” Сноска 54 Другой кредитор, открывшийся под названием Visa Finance, использовал рекламу по радио для привлечения клиентов, которые должны были уплатить ряд сборов за подачу заявления и внести 25% от суммы кредита, на который они подавали заявку. Хозяева этого заведения скрылись посреди ночи; Полицейскому расследованию препятствовал тот факт, что они использовали только свои имена в официальных документах и ​​выключили единственный мобильный телефон, который они предоставили для связи. Footnote 55 Несколько МФО были закрыты за мошенничество в 2009 году, в том числе одна, региональные офисы которой продолжали работать более месяца после закрытия офиса в Кампале. Footnote 56

Этому провалу надзора способствовали как логистика, так и политика. Банк Уганды не был уполномочен контролировать или регулировать деятельность микрофинансовых организаций, а местные власти и полиция не обеспечивали систематического контроля за тем, чтобы нерегулируемые МФО не нарушали закон.В результате мошенничество часто выявлялось только тогда, когда большое количество заемщиков начинало жаловаться местным СМИ - и даже в этом случае в большинстве случаев, похоже, мало что было сделано. Усилия по пресечению мошенничества также осложнялись одновременным расширением программы государственного кредитования, осуществляемой через SACCO. Чтобы воспользоваться этими деньгами, возникли новые учреждения, и количество SACCO в стране утроилось за 4 года. Footnote 57 Эти учреждения оставались полностью нерегулируемыми даже во время работы под эгидой правительства; Жалобы на мошенничество продолжались, и газеты периодически печатали статьи об аресте директоров SACCO. Footnote 58

Правительство уже давно работает над законодательством, которое обеспечит регулирование всех МФО уровня 4. До 2008 года законодатели предполагали, что новый закон будет специфичным для SACCO; Однако после кризиса они осознали, что такого рода целевое регулирование будет «неадекватным», поскольку оно оставит НПО, ростовщиков и других лиц за пределами регулируемой сферы. Footnote 59 К 2014 году он предлагал комбинацию регулирующих органов, которые управляли бы пруденциальным и непруденциальным регулированием всего сектора, используя доступ к кредитованию из фонда развития в качестве стимула для подчинения регулированию.Тем не менее, надзор за учреждениями четвертого уровня и даже разработка правил для них - это, как выразился один правительственный чиновник, «огромная задача». Footnote 60 Действительно, в начале 2015 года, почти через 7 лет после того, как правительство объявило, что оно работает над этой мерой, закон все еще не был представлен в законодательный орган.

Самоисключение заемщиков после кризиса

Невозможно узнать, сколько денег было украдено в результате мошенничества угандийскими МФО или количеством организаций.Нет систематических данных о кражах, жалобах или закрытии, а существующие газетные и полицейские отчеты тесно связаны с моментами повсеместной паники. Число непосредственно затронутых людей могло быть небольшим: в 2009 году менее одного процента респондентов сообщили, что они потеряли деньги в результате кражи или мошенничества со стороны сторонней стороны или члена комитета финансового учреждения. Footnote 61 В 2013 году 10% респондентов ответили утвердительно на вопрос: «Были ли вы когда-нибудь недовольны поставщиком финансовых услуг (например,g., из-за того, что с вами обошлись несправедливо, вы потеряли свои деньги)? » Footnote 62 Хотя из этого вопроса невозможно определить, сколько людей потеряли деньги и сколько из них чувствовали себя несправедливо обращенными или иным образом недовольными, общая доля недовольных клиентов остается небольшой.

Тем не менее, простые подсчеты суммы потерянных денег могут не отразить более широкие потери доверия к финансовому сектору в целом. Согласно этому стандарту - подрыв доверия к финансовым учреждениям - неправомерные действия со стороны нерегулируемых микрофинансовых организаций могли способствовать заметному негативному сдвигу в общественном восприятии этого сектора.В 2006 году, до того, как стало известно о должностных преступлениях в сфере микрофинансирования, 57% респондентов согласились с утверждением «Я доверяю формальным коммерческим банкам», а 45% сообщили, что доверяют SACCO (рис. 1). Семь лет спустя, в 2013 году, более трех четвертей респондентов заявили, что , а не , доверяют коммерческим банкам, и более 80% заявили, что не доверяют SACCO. Всего за 4 года, с 2009 по 2013 год, количество людей, сообщивших, что они доверяют коммерческим банкам, снизилось с более чем 50% до менее 25%. Сноска 63

Рис. 1

Доверие к банкам и SACCO, 2006–2013 гг. (Рассчитано по Finscope (2007; 2010; 2013))

Фактически, в 2013 году жители Уганды сообщили о сравнительно низком уровне доверия ко всем типам финансовых институтов (рис. 2). Возможно, неудивительно, что угандийцы могут с недоверием относиться к МФО, ростовщикам и SACCO в свете широко распространенных - и широко разрекламированных - правонарушений в этой по существу нерегулируемой части кредитного сектора.Действительно, заявления Банка Уганды во время кризиса были призваны укрепить доверие к регулируемым учреждениям и отвлечь заемщиков от нерегулируемых. Тем не менее, респонденты сообщают о подавляющем недоверии к каждой отдельной категории финансовых институтов, включая коммерческие банки и учреждения, принимающие микродепозитные вклады (MDI), оба из которых хорошо регулируются и хорошо контролируются. Если должностные преступления в секторе микрофинансирования действительно способствовали этим значительным изменениям в общественном мнении, то, возможно, доверие ко всему финансовому сектору Уганды пострадало от действий относительно небольшого числа мошенников.

Рис.2

Доверие к кредитным организациям, 2013 г. (рассчитано по Finscope (2013))

При такой интерпретации следует проявлять осторожность: среди прочего, существует задержка между наиболее серьезными сообщениями о должностных преступлениях и наиболее значительными изменениями в общественном мнении. Несмотря на то, что в период с 2006 по 2009 год, в разгар микрофинансового кризиса в Уганде, доверие к финансовым учреждениям изменилось относительно мало, между 2009 и 2013 годами произошел существенный сдвиг.Однако такое отставание можно объяснить тем фактом, что угандийцы - и особенно бедные и неграмотные - в значительной степени полагаются на молву (а не на репортажи из газет или радио) при оценке финансовых институтов. Footnote 64 Нет ничего невероятного в том, что после такого кризиса может потребоваться год или больше, чтобы слово распространилось, а угандийцы вынесли приговор.

Более того, характер изменения не обеспечивает убедительной поддержки нескольких правдоподобных альтернативных объяснений. Например, возможно, что глобальный финансовый кризис, который произошел примерно в тот же период, что и кризис микрофинансирования в Уганде, ускорил снижение доверия к банкам во всем мире.Можно также представить, что ужесточение кредита в результате глобального кризиса могло привести к потере доверия к местным учреждениям. Тем не менее, в любом случае нельзя ожидать, что все категории финансовых институтов потерпят одинаковую потерю доверия. Если бы этот сдвиг был результатом действий финансовых институтов в США и других странах, то можно было бы ожидать, что угандийцы увеличат (или, по крайней мере, не потеряют) уровень своего доверия к местным учреждениям, таким как ДИ и деревенские сбережения и ссуды.Кроме того, в этот период правительство Уганды активно кредитировало через SACCO. Таким образом, если кредитные ограничения или процентные ставки были движущей силой изменений, то мы могли бы ожидать, что SACCO пострадают намного меньше, чем другие учреждения, и, возможно, даже получат репутационную выгоду от своего доступа к государственному капиталу. Наконец, финансовый сектор Уганды, который пережил серию банкротств банков в конце 1990-х - начале 2000-х годов, довольно хорошо пережил мировой финансовый кризис. Действительно, обзор газет Уганды за этот период предлагает несколько объяснений такого сдвига в доверии, кроме злоупотреблений и дисфункции в секторе микрофинансирования.Скорее, местные новости подчеркивают, в какой степени наблюдатели и репортеры продолжают возвращаться к примерам злоупотреблений в связи с кризисом микрофинансирования, как сразу после кризиса, так и в более поздних репортажах о секторе. Footnote 65

Этот сдвиг не ограничивается отчетами о доверии к финансовым учреждениям: угандийцы, похоже, также изменили свое поведение в отношении займов. В период с 2006 по 2009 год доля респондентов, сообщивших о займах от «неформальных» кредиторов, в категорию которых здесь были включены все МФО, кроме SACCO, увеличилась с 25 до 32%. Footnote 66 Тем не менее, в следующие 4 года этот процент снизился до 18% - ниже, чем 7 лет назад (рис. 3). Это изменение в первую очередь не отражает сдвиг в сторону заимствования из других источников: хотя немного больше респондентов сообщили о заимствованиях у банков и кооперативов в период с 2009 по 2013 год, наибольший сдвиг - это увеличение числа респондентов, сообщивших, что они не берут займы из каких-либо источников. - «исключенные» из заимствования. Действительно, после заметного сокращения в 2009 году к 2013 году количество исключенных респондентов вернулось практически к уровню 2006 года.Угандийцы не только отказывались брать ссуды из неофициальных источников, включая МФО, но многие вообще не брали ссуд. Независимо от того, связана ли эта тенденция от неформального финансирования к изоляции с кризисом микрофинансирования, это определенно не та тенденция, которую сторонники микрофинансирования надеялись вызвать.

Рис. 3

Займы, заявленные самостоятельно, 2006–2013 гг. (Рассчитано по Finscope (2007; 2010; 2013))

В последние годы МФО Уганды перешли от принудительных сбережений к другим формам обеспечения.В 2003 г. 80% заемщиков сообщили, что для получения ссуды от них требовалось внести принудительный сберегательный депозит; 10 лет спустя меньшинство заемщиков сообщили, что они брали ссуды под залог чего-либо, кроме титулованной земли, движимого имущества или домашнего скота (Таблица 2). Footnote 67 МФО, не входящие в SACCO, меньше всего полагались на это «другое» нематериальное обеспечение, включая принудительные сбережения, назначение заработной платы, групповое кредитование или другие формы гарантий. Хотя этот сдвиг не удивителен, учитывая тенденцию к отказу от групповой ответственности и кризис, связанный с принудительными сбережениями, он угрожает подорвать многие цели микрофинансового движения.Если кто-то заинтересован в расширении доступа к кредитам, то тот факт, что почти 50% микрофинансовых ссуд, не связанных с SACCO, обеспечиваются какой-либо формой собственности на землю, вызывает разочарование. Рынок микрофинансирования Уганды становится все более изолированным по нескольким направлениям.

Таблица 2 Процент заемщиков, сообщивших, что они должны были предоставить каждую форму обеспечения, по типу учреждения, 2013 г. a

Наконец, отношение широкой общественности к заимствованиям подчеркивает проблемное состояние кредитного сектора Уганды.В 2013 году 79% респондентов согласились с утверждением «Я часто думаю, что хочу начать свой бизнес, но не могу получить достаточно денег», что, по-видимому, делает их потенциальными кандидатами на получение микрофинансовых ссуд. Тем не менее, среди группы, которая согласилась с этим утверждением, 61% также согласились с утверждением, что «заимствование - это рискованный бизнес», а 69% согласились с тем, что «я стараюсь избегать получения займов в максимально возможной степени». Footnote 68 Практически все те, кто сказал, что не могут получить достаточно денег для открытия собственного дела, согласились с обоими другими утверждениями.Спустя более чем десятилетие после того, как Уганда была провозглашена одним из наиболее конкурентоспособных и наименее обременительных секторов микрофинансирования в Африке, некоторые из тех самых людей, которые кажутся наиболее вероятными кандидатами на получение микрофинансовых ссуд, похоже, избегают их. После многих лет расширения прав и возможностей кредиторов в попытке смягчить проблемы нормирования кредита, ключевой задачей для микрофинансирования Уганды теперь может стать предоставление заемщикам возможности преодолеть уклонение от получения займов.

Тюремное заключение за долги в Иордании | HRW

«Тамер» - иорданский врач.Как врач в собственной частной клинике, он зарабатывал более 4000 долларов в месяц, что намного выше среднего дохода иорданца. Он был счастлив в браке, имел дочь, имел машину и дом. Типичная жизнь среднего класса в Иордании. Несколько лет назад Тамер заболел остеопорозом. Болезнь костей не позволяла ему работать, и в результате он не мог платить по автокредиту и ипотеке для своей клиники. Он использовал свои сбережения более двух десятилетий, чтобы попытаться покрыть часть платежей по кредиту, и уехал из Иордании, чтобы лечиться.

Год спустя Тамер узнал, что его кредиторы подали на него жалобу, и суд заочно приговорил его к месяцам тюремного заключения. Чтобы избежать тюрьмы, Тамер не вернулся в Иорданию. Он не разговаривал с дочерью полтора года, а в 2018 году его жена попросила развод, сославшись на финансовые проблемы.

История Тамера - это рассказ о десятках тысяч иорданцев, которые берут ссуды, а затем по независящим от них обстоятельствам не могут выплатить долг.По мере того, как экономика продолжает ухудшаться, а безработица растет, многим иорданцам приходится брать в долг все больше и больше денег, чтобы позволить себе продукты питания, жилье и другие базовые нужды. Многие, например, выставляют счета по банковским кредитным картам с высокими процентными ставками или берут ссуды на оплату обучения в школе. Многие люди, особенно с плохой кредитной историей или низкими доходами, также полагаются на нерегулируемых неформальных кредиторов в качестве источника денежных средств или просто имеют кучу неоплаченных счетов, таких как счета за коммунальные услуги, счета в продуктовых магазинах или медицинские счета, в результате чего они тонут в долгах.В отсутствие адекватной системы социальной защиты иорданцы обратились к заимствованиям, чтобы покрыть пробелы. В то время как люди во всем мире сталкиваются с такими проблемами, иорданцы сталкиваются с особенно тяжелыми последствиями: они могут быть заключены в тюрьму за неуплату.

Иордания - одна из немногих стран в мире, где до сих пор разрешено лишение свободы за долги. Невыплата даже небольших долгов - это преступление, влекущее за собой наказание в виде тюремного заключения на срок до 90 дней за каждый долг и до одного года за отклоненный чек; суды обычно приговаривают людей даже без проведения слушаний.Закон не делает исключений в связи с отсутствием дохода или другими факторами, которые препятствуют способности заемщика произвести выплаты, и долг остается даже после отбытия наказания. Более четверти миллиона иорданцев сталкиваются с жалобами на просрочку долгов, и около 2630 человек, около 16 процентов заключенных Иордании, были заключены в тюрьму за неуплату ссуд и возврат чеков в 2019 году.

Последние события сделали новую срочную необходимость реформирования драконовского отношения Иордании к людям, неспособным выплатить свои долги.Во-первых, ухудшающаяся экономическая ситуация в стране в сочетании с ее крайне неадекватной системой социальной защиты вынудили тысячи семей занимать деньги для оплаты еды, аренды, медицинских расходов и других предметов первой необходимости. К концу 2019 года средний коэффициент долга каждого домохозяйства составил 43 процента от дохода домохозяйства.

Экономический кризис, вызванный пандемией коронавируса, несомненно, ухудшил ситуацию.

Второй фактор - это нерегулируемые кредиты, допускающие злоупотребления.Простой вексель, купленный за несколько пиастров (менее доллара США) в магазине или написанный от руки, создает договор о ссуде, подлежащий исполнению в судах Иордании, который кредитор может превратить в ордер на арест без того, чтобы заемщик даже предстал перед судом . В то время как Центральный банк Иордании (CBJ) ограничивает процентные ставки на уровне 25 процентов, неформальные кредиторы не подпадают под этот лимит и взимают до 50 процентов.

Всемирный банк и другие финансовые учреждения вложили значительные средства в микрофинансирование в Иордании, отстаивая легкий доступ к деньгам как инструменту расширения экономических возможностей и сокращения бедности.Эти учреждения заявляют, что нацелены на женщин, потому что они являются экономически маргинализованной группой. Однако из-за несовершенного дизайна и реализации некоторые микрокредиты сделали женщин более уязвимыми для тюремного заключения за долги.

По мере роста числа микрофинансовых организаций все больше и больше людей, и в частности женщин, имели доступ к средствам, но отсутствие возможностей регулирования и надзора иногда приводило к злоупотреблениям, в том числе в некоторых микрофинансовых организациях. Те, кто получал ссуды, часто сталкивались с непомерно высокими ставками, из-за которых они не попали.Хотя некоторые из крупных микрофинансовых организаций взяли на себя обязательства по защите бенефициаров, большинство из них мало что делает для проверки заемщиков перед выдачей ссуд.

Более того, многие микрофинансовые организации не зарегистрированы и уклоняются от регулирования со стороны CBJ, что позволяет организациям взимать до 50 процентов процентов. Это вдвое превышает среднюю ставку во всем мире, согласно анализу почти 2000 микрофинансовых организаций в 109 странах, который также показал, что высокие процентные ставки являются основной причиной того, что микрофинансовые организации не работают в качестве инструментов борьбы с бедностью, и что с женщин взимаются в среднем более высокие ставки. чем мужчины.И хотя ссуды предназначены для запуска предпринимательских проектов, заемщики, как правило, несут личную ответственность, что лишает их возможности объявления о банкротстве, учитывая, что в Иордании нет эффективного закона о банкротстве.

В результате женщины особенно уязвимы к тюремному заключению за долги, что усугубляет гендерное неравенство, которое микрофинансирование призвано исправить. Согласно исследованию, проведенному в январе 2020 года Фондом Конрада Аденауэра, в Иордании около 9000 женщин разыскиваются за неуплату долгов, не превышающих 1400 долларов каждая.

Хотя некоторые случаи, задокументированные в этом отчете, касаются зарегистрированных и регулируемых микрофинансовых организаций, большинство случаев касается операций в неформальном финансовом секторе. Сюда входят любые финансовые операции, проводимые субъектами, не имеющими лицензии на финансовые учреждения CBJ или любым другим регулирующим органом и, соответственно, не подлежащими надзору, включая семьи, друзей, деловых партнеров, розничных торговцев, продающих в кредит, ростовщиков и ростовщиков.

Учитывая неформальный характер этих транзакций, трудно определить количество активных кредитов или общую сумму долга в неформальном финансовом секторе, равно как и количество лиц, которые не смогли выплатить долг.Судебный совет Иордании, высший судебный орган, отвечающий за надзор за судебной системой, указал, что в 2019 году по всей стране было рассмотрено 143000 судебных дел, связанных с финансовыми проблемами. Согласно исследованию, проведенному в 2020 году Экономическим и Социальным Советом Иордании, количество лиц, разыскиваемых за неуплату долга, выросло в десять раз всего за четыре года - с 4352 в 2015 году до 43 624 в 2019 году. В августе 2020 года официальное информационное агентство Иордании насчитало более 3000 уведомлений о разыскиваемых заемщиках, которые якобы не выплатили свои долги только в период с 30 июня по 23 июля.По оценкам Национальной благотворительной ассоциации реабилитации жителей исправительных учреждений (NCA), гуманитарной организации, которая оказывает финансовую поддержку, чтобы позволить заемщикам, не выполнившим свои обязательства, избежать тюремного заключения, существуют десятки тысяч таких неофициальных займов в зависимости от количества заявок. они получают в год. По оценкам юристов, оказывающих юридическую помощь нуждающимся заемщикам, которым грозит тюремное заключение, исчисляются десятки тысяч. Многие люди, не выполнившие свои долги, с которыми беседовала Хьюман Райтс Вотч, говорили, что десятки людей в их деревнях или общинах сталкивались с такими же проблемами.В нескольких случаях несколько членов одной и той же семьи имели задолженность и рисковали попасть в тюрьму.

Слабое регулирование, надзор и обеспечение соблюдения долговых инструментов объясняют широко распространенный характер этих кредитов, при этом наиболее проблемными являются наиболее распространенные долговые инструменты неформального кредитования - векселя.

В соответствии с законодательством Иордании любое физическое лицо, имеющее лицензию или не имеющее лицензии, может использовать вексель для ссуды - лист бумаги, на котором указывается сумма ссуды, дата погашения и проценты, а также подписи заемщика и кредитора.Шаблон для этих заметок можно найти практически в любом магазине канцелярских товаров страны. Эти примечания обычно считаются действительными в судах, и их трудно оспорить.

Простота заимствования с использованием векселя в Иордании сочетается с суровостью, с которой закон обращается с лицами, которые не могут выплатить свои долги. В соответствии со статьей 22 Закона о исполнительном производстве в Иордании кредиторы могут потребовать заключения заемщика в тюрьму, если он или она не сможет выплатить свой долг. Векселя представляют собой доказательственный инструмент в иорданских судах, а это означает, что судьи могут назначить тюремное заключение только на основании наличия векселя, даже не видя заемщика и не предоставляя ему возможности оспорить долг или обеспечить защиту, несмотря на наличие таких положений. в законе, подрывая права на надлежащую правовую процедуру.Практически во всех расследованных Хьюман Райтс Вотч случаях, приведших к лишению свободы, по просьбе кредиторов судьи предпочитали продолжать лишение свободы, несмотря на наличие альтернатив, таких как замораживание несущественных активов или удержание заработной платы.

По закону тюремное заключение не разрешает долг, и кредитор может потребовать продление тюремного заключения физического лица за тот же невыплаченный долг в следующем году. Если у человека есть четыре неоплаченных векселя, он может быть задержан на целый год.Если заемщик все еще не выплатил вексель (и), ему или ей может грозить дополнительное тюремное заключение за каждую вексель, что приводит к циклу тюремного заключения, который заканчивается только тогда, когда должник сможет доказать, что все долги были выплачены.

Большинство стран мира за пределами Ближнего Востока отменили тюремное заключение за долги не только потому, что оно является чрезвычайно суровым и нарушает международное право в области прав человека, но и потому, что оно не приводит к погашению. Вместо этого тюремное заключение за долги нацелено на тех, кто не в состоянии платить, и помогает создавать бесконечные долговые циклы.Тюремное заключение лишает человека возможности получать доход или находить средства для выплаты долга. Все заемщики, опрошенные для этого отчета, заявили, что у них не было денег для выплаты долгов, когда они были арестованы или обвинены, и что их заключение только ухудшило их положение. Многие говорили, что, чтобы избежать тюремного заключения, им приходилось продавать домашнюю мебель или брать дополнительные ссуды. Другие заявили, что просили своих родственников или друзей взять взаймы для выплаты ссуд, в результате чего они тоже оказались в долгах.

Тюремное заключение за долги или угрозы тюремного заключения также могут иметь изнурительное воздействие на широкий круг лиц, которых они затрагивают. Для глав домохозяйств тюремное заключение за невыплату ссуды повлияет на всю семью, оставив семьи без средств для обеспечения предметов первой необходимости и создав дополнительную социальную нагрузку как на них, так и на государство. Практически все опрошенные рассказали Хьюман Райтс Вотч, что из-за тюремного заключения или задолженностей они потеряли работу и потеряли способность обеспечивать свои семьи.В некоторых случаях люди покидали страну, чтобы не попасть в тюрьму, бросая своих жен и семьи, чтобы свести концы с концами.

Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), ратифицированный Иорданией, запрещает заключение в тюрьму человека за невыполнение договорных обязательств. Практика лишения свободы за долги также нарушает обязательства Иордании по международному праву по обеспечению того, чтобы граждане и жители могли достичь адекватного уровня жизни, который в соответствии с Международным пактом об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП) предполагает «достаточное питание, одежду. и жилья, а также к постоянному улучшению жилищных условий.«Хотя создание и принудительное исполнение долга не противоречит этому обязательству напрямую, данные показывают, что лишение свободы за долг имеет пагубные последствия для способности многих должников обеспечивать основные экономические и социальные потребности для себя или своих семей, такие как продукты питания, жилье и медицинское обслуживание. При определенных обстоятельствах может потребоваться легкий доступ к кредиту, однако ссуды не должны заменять государственные обязанности по обеспечению надлежащего уровня жизни для всех, в том числе путем обеспечения прожиточного минимума, социального обеспечения, базового дохода и т. Д. .

Отмена тюремного заключения за долги в Иордании - спорный вопрос. Кредиторы и их адвокаты утверждают, что без угрозы лишения свободы по долгам не было бы возможности вернуть ссуды. Но исследование Хьюман Райтс Вотч в Иордании показывает, что тюремное заключение за долги является одним из наименее эффективных способов возмещения долгов, особенно у малоимущих лиц, что отражено в значительном объеме глобальных исследований Всемирного банка и европейских финансовых институтов. Он также не решает лежащих в основе социально-экономических проблем, которые приводят к тому, что эти люди в первую очередь становятся должниками.Иордания не может гарантировать своим гражданам и жителям адекватный уровень жизни и не имеет функционирующей системы социального обеспечения.

Тюремное заключение за долги также увеличивает бремя, которое ложится на власти Иордании. Согласно исследованию Экономического и Социального Совета Иордании, проведенному в 2020 году, за каждого задержанного за неуплату долга или возвращенный чек правительство Иордании выплачивает 750 иорданских динаров (1057 долларов США) в месяц. В дополнение к тяжелым причинам тюремного заключения по долгам из-за переполненных тюрем и судов с ограниченными ресурсами, некоторые семьи, главы семей которых находятся в заключении, в конечном итоге полагаются на экономическую помощь, предоставляемую государством, которая часто бывает недостаточной и пронизанной пробелами.

Последовательные попытки правительства Иордании решить эту систематическую проблему были разрозненными и неэффективными. Вместо этого члены королевской семьи, гражданского общества и отдельные лица на протяжении многих лет предпринимали многочисленные инициативы по выплате долгов заключенных. В 2019 году король Абдалла лично оплатил долги 1500 заключенных в тюрьму женщин и обратился к иорданцам с просьбой собрать средства для покрытия долгов других лиц. Апелляция собрала почти 10 миллионов долларов. Это была одна из нескольких кампаний, которые активисты и заинтересованные родственники координировали почти ежегодно.Выплата долгов мужчин и женщин также составляет закят , благотворительный налог, который практикующие мусульмане обязаны платить ежегодно. Несмотря на это, сотрудник организации, которая выплачивает долги малообеспеченным заемщикам, признал, что это не решает корня проблемы: «Мы знаем, что это неустойчиво. Мы выплачиваем долг один раз, а на следующий день тот же человек взял другой ссуду, чтобы оплатить аренду или купить что-то для продажи ».

Почти все другие страны, за исключением Ближнего Востока, отменили тюремное заключение за долги.Некоторые внедрили процедуры индивидуального банкротства и программы реструктуризации долга, которые побуждают заемщиков работать более продуктивно и возвращать свои ссуды, снижая нагрузку на общество в целом. Такие схемы не являются картами освобождения от тюрьмы; суды уполномочены проводить различие между теми, кто не может платить, и теми, кто не желает платить, и соответственно относиться к тем, кто совершает мошенничество.

Иорданский экономический и социальный совет, связанный с правительством политический центр, рекомендовал в 2020 году провести исследование по вопросу о лишении свободы за долги, постепенное прекращение тюремного заключения за долги, начиная с продления срока уведомления о выплате с 15 дней до 3-5 лет и снижения первоначальный обязательный платеж в размере 15 процентов, как это было в соответствии с предыдущим иорданским законом о казни.Рабочая группа под эгидой Министерства юстиции в настоящее время рассматривает рекомендации и представит свои собственные рекомендации правительству и парламенту.

Иордании следует также отменить статью 22 Закона Иордании об исполнении бюджета, которая допускает заключение в тюрьму заемщиков, которые не выплачивают свои долги, и принять закон, позволяющий физическим лицам подавать декларацию о личной несостоятельности, когда они не могут выплатить долги в соответствии с международными нормами. лучшие практики.Судебный совет Иордании должен также проинструктировать судебные органы, участвующие в рассмотрении долговых требований, оценивать социально-экономический статус должников и их платежеспособность, а также работать с кредиторами и заемщиками над составлением плана погашения с учетом финансовых возможностей заемщика. Хотя закон теоретически это допускает, на практике судебные органы не видят и часто не инструктируют должника относительно наличия этой меры или любых других средств защиты. Доноры и международные финансовые учреждения должны предоставить Иордании техническую помощь в разработке процедур несостоятельности, которые позволят эффективно списать задолженность и дать заемщику возможность быть экономически продуктивным, включая критерии, которые требуют от соответствующих властей оценки способности человека выплатить задолженность.Те организации, которые финансируют учреждения микрофинансирования, должны гарантировать, что такие учреждения не будут добиваться тюремного заключения для лиц, которые не могут выплатить свои платежи, а также возможность следить за заемщиками, чтобы обеспечить планы погашения, которые отражают платежеспособность человека.

Отчет основан на интервью с 21 жителем Иордании в Иордании и за рубежом, пять из которых - женщины, которые не выплатили свои долги; а также интервью с тремя иорданскими юристами, имеющими опыт работы в иорданском законодательстве о банкротстве и несостоятельности; три эксперта по вопросам задолженности и микрофинансовой индустрии в Иордании; член гуманитарной организации, которая помогает людям расплачиваться с долгами; и два мировых финансовых эксперта по вопросам несостоятельности.

Отчет также основан на анализе иорданских законов, практики и политики. Он основан на общедоступных данных и отчетах о лишении свободы за долги, а также на имеющихся данных об экономических перспективах Иордании и грантах, предоставляемых крупными международными финансовыми учреждениями, включая Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Несмотря на то, что статистика по задолженности и активным кредитам от банковского и небанковского финансового секторов существует, существует значительный пробел в имеющейся информации о неформальных методах кредитования и о том, насколько они распространены.Хьюман Райтс Вотч запросила обновленные статистические данные у нескольких государственных органов и до сих пор не получила ответа, за исключением Министерства юстиции, которое заявило Хьюман Райтс Вотч, что не может предоставить эти статистические данные из-за трудностей с их электронным отслеживанием. На основе доступной статистики Судебного совета и неофициальных данных организаций и частных лиц, которые предоставляют финансовую и юридическую поддержку малообеспеченным людям, неспособным выплатить свой долг, похоже, что неформальная практика кредитования и последующая задолженность широко распространены - особенно в сообществах с более низким социально-экономическим фоны.

Все интервью проводились на арабском или английском языках. Хьюман Райтс Вотч разъяснила респондентам цель интервью и получила их согласие на использование информации, которую они предоставили в этом отчете.

В некоторых случаях, когда респонденты просили не называть их имени или когда мы полагали, что их имя может поставить под угрозу их безопасность или способность работать в Иордании, мы не называли их имен и не предоставляли идентифицирующую информацию.

4 февраля Хьюман Райтс Вотч написала тогдашнему министру юстиции Бассаму аль-Талхуни с выводами отчета и запросила информацию о количестве лиц, разыскиваемых и задержанных за неуплату долга; доступные альтернативы тюремному заключению за долги в законодательстве и на практике; рекомендации судьям по поиску этих альтернатив, а также то, предоставляет ли Министерство юстиции правовую поддержку тем, кто не в состоянии предоставить ее в таких случаях.Письмо и ответ полностью включены в Приложение 1, а части ответа отражены в соответствующих разделах отчета.

Иордания - одна из немногих стран в мире, где до сих пор разрешено лишение свободы за долги. Власти разыскивают более четверти миллиона иорданцев для задержания за неуплату долгов или выдачу чеков без кредита.

Число людей, взявших на себя долги, которые они не могут выплатить, связано с экономической ситуацией в Иордании.С момента своего создания в качестве независимого национального государства Иордания страдала от постоянных социально-экономических проблем. Экономический рост был медленным, и страна полагается на внешнее финансирование для поддержания своего бюджета, при этом государственный долг в настоящее время составляет 96,6 процента ВВП. По официальным оценкам, безработица в первой половине 2020 года составила 23 процента по сравнению с 19,1 процента в 2019 году, вероятно, из-за пандемии коронавируса.

Пандемия коронавируса ухудшила экономическое положение страны.Впервые за десятилетия Международный валютный фонд и Всемирный банк ожидают, что экономика Иордании сократится. Серия полномасштабных блокировок, введенных правительством, в сочетании со спадом спроса и доходов для большинства предприятий, привела к сокращению и закрытию предприятий и, как следствие, к потере рабочих мест и доходов. Поскольку более 1 миллиона человек из 10,1 миллиона населения Иордании жили за чертой бедности еще до пандемии, многие из них сейчас не в состоянии обеспечить себе еду, жилье, образование или другие права.

Правительство Иордании было получателем помощи и кредитов от других стран и международных финансовых институтов на сумму около 3,6 млрд долларов США в 2019 году. 26 марта 2020 года Международный валютный фонд утвердил четырехлетний заем в размере 1,3 млрд долларов США для «поддержки страны». программа экономических и финансовых реформ ». Многие из средств, предоставленных Иордании, имеют компоненты, нацеленные на расширение экономических прав и возможностей женщин и молодежи, а также на поддержку малых и средних предприятий, составляющих более 90 процентов иорданских предприятий, в том числе путем облегчения доступа к ним. кредиты.

Хотя Иордания рекламирует ряд инициатив, направленных на обеспечение сети социальной защиты иорданских граждан, таких как Национальный фонд помощи и Программа поденщиков, эти программы имеют серьезные пробелы и сталкиваются с проблемами, включая несправедливое распределение средств, трудности доступа более бедных семей к помощи и неадекватность существующих программ в борьбе с усугубляющейся бедностью. В ответ на рост социально-экономического стресса люди стали брать в долг деньги, чтобы покрыть серьезные пробелы.

Кредитование в Иордании осуществляется в формальном, полуформальном и неформальном финансовом секторах. Банки несут ответственность за большую часть кредитования, которое происходит в формальном секторе кредитования и строго регулируется Центральным банком Иордании (CBJ). В Иордании 25 лицензированных банков. По данным CBJ, к концу 2019 года общий долг регулируемых банковских и небанковских организаций составлял 11 243,8 млн иорданских динаров (около 15858,87 млн ​​долларов США). Полуофициальный финансовый сектор представляет собой общинные организации, которые предоставляют кредитные и финансовые учреждения, которые не позиционируют себя как микрофинансовые учреждения.Они не подлежат надзору или лицензированию CBJ, но контролируются Министерством промышленности и торговли и должны декларировать финансирование как одну из своих бизнес-целей.

Неформальный финансовый сектор включает любые финансовые операции, которые проводятся учреждениями или субъектами, которые не имеют лицензии CBJ или любого другого регулирующего органа в качестве финансовых учреждений, и, соответственно, не подпадают под какие-либо методы предварительного или последующего надзора или мониторинга со стороны каких-либо регулирующие органы.К ним относятся семьи, друзья, деловые партнеры, розничные торговцы, продающие в кредит (с процентами или без них), ростовщики и ростовщики (люди, которые ссужают деньги под очень высокие проценты и используют угрозы или насилие для взыскания долгов). Несмотря на то, что это не зарегистрировано и не регулируется, погашение ссуд неформальными финансовыми организациями осуществляется в судебном порядке, что может иметь серьезные последствия для заемщиков, нарушивших свои обязательства. Кроме того, учитывая нерегулируемый характер этих организаций, отсутствует информация о масштабах операций в этом секторе.

До недавнего времени микрофинансовые организации были в основном частью полуформального и неформального финансового секторов. Микрофинансирование началось в Иордании в начале 1990-х годов, но ускорилось в последнее десятилетие, следуя глобальной тенденции, которая отстаивала предоставление частным лицам, не имеющим доступа к кредитам через банки, с помощью небольших кредитов для открытия собственного бизнеса и проектов в качестве модели для «восходящего развития». , »И инструмент для расширения экономических прав и возможностей женщин. Спустя более двух десятилетий в Иордании насчитывается более 25 зарегистрированных микрофинансовых организаций, действующих во всех провинциях страны, в первую очередь нацеленных на женщин и лиц с низким социально-экономическим статусом в сельских районах, которые могут не иметь доступа к другим инструментам кредитования.Существует три типа зарегистрированных микрофинансовых организаций: некоммерческие организации, коммерческие организации, основанные в основном банками, и специализированные микрофинансовые организации ООН, такие как БАПОР. Есть также десятки незарегистрированных микрофинансовых организаций.

До середины 2000-х годов микрофинансовые организации находились в условиях раздробленного режима регулирования, который практически не обеспечивал защиты заемщиков. Как зарегистрированные организации, коммерческие микрофинансовые организации подпадали под надзор Министерства торговли и промышленности, но не было никаких конкретных правил, регулирующих практику микрокредитования.Микрофинансовые организации, которые были зарегистрированы в качестве дочерних банков, регулировались ЦБЖ, а некоммерческие МФО подпадали под юрисдикцию Министерства социального развития. В 2014 году правительство издало Постановление № 5 от 2015 года, которое унифицировало нормативную базу, предоставив ЦБЖ надзор за всеми зарегистрированными микрофинансовыми организациями. По данным 7iber, независимого СМИ, проводящего расследования, правила начали применяться только в 2018 году. В том же году CBJ также издал инструкции по защите потребителей в контексте микрофинансирования.Хотя инструкции диктуют необходимость ясности, тщательной проверки кредитоспособности и обеспечения того, чтобы клиенты не были чрезмерно обременены долгами, конкретных указаний очень мало.

Наконец, первое и единственное кредитное бюро Иордании. CRIF Jordan была основана в 2015 году и официально начала свою деятельность в 2016 году. В то время как банки обязаны присоединяться к кредитному бюро, небанковские кредитные услуги не могут этого сделать, и до начала 2019 года бюро не могло регулярно составлять отчеты о результатах, что затрудняло оценку кредитные рейтинги физических лиц и ввести черный список.

По мере того, как экономическая ситуация в Иордании продолжает ухудшаться из-за отсутствия функциональных сетей социальной защиты и роста стоимости жизни, все больше людей обращаются за кредитами для оплаты аренды, питания, здравоохранения или даже для вступления в брак.

Шесть опрошенных сказали исследователям, что изначально они брали ссуды, чтобы иметь возможность платить за аренду, школу, здравоохранение или другие предметы первой необходимости. Один мужчина взял ссуду на оплату обучения. Одна женщина, 60-летняя, проживающая за пределами Аммана, рассказала, как она попала в круговорот долгов, в результате чего против нее было подано 17 нерассмотренных жалоб после того, как ее семья подверглась наказанию jalwa , племенной практике, которая была исключена из иорданского законодательства в 1976, но власти все еще используют, чтобы заставить родственников кого-то, обвиняемого в убийстве, переехать в другое место, чтобы предотвратить нападения мести:

Мы потеряли все - наш дом, наших овец, все.Мы были в отчаянии, не могли платить за квартиру, покупать еду или что-нибудь еще. Затем одна из моих подруг познакомила меня со своей сестрой и ее мужем. Они кредиторы. Женщина одалживала мне деньги, а затем, когда приходило время платить, ее муж говорил: «Я заплачу своей жене от вашего имени», но подпишу за меня этот дополнительный документ [чистый вексель]. Они делали это несколько раз, пока я не оказался в таких долгах, пытаясь их вернуть.

Женщина, у которой есть ребенок с нарушением слуха, сказала, что она взяла ссуды, чтобы иметь возможность оплатить предметы первой необходимости после того, как ее египетский муж уехал в Египет, чтобы лечиться от сердечного приступа, потому что плата за медицинское обслуживание неиорданцев значительно выше. .Она сказала, что подала заявку на участие в нескольких национальных программах поддержки, включая Национальный фонд помощи и поддержку поденщиков, но получила отказ во всем. Она также взяла ссуду на оплату слухового аппарата дочери, поскольку правительство не оказало в этом помощи.

Одиннадцать из 21 опрошенного Хьюман Райтс Вотч неплатежеспособного заемщика оказались в долгу из-за экономических трудностей, которые привели к потере их бизнеса или регулярного дохода, что привело к невыплате кредитов, взятых на покупку автомобилей или домов.В четырех из 21 случая люди выписали чеки своим деловым партнерам на их личные счета в качестве обеспечения будущих финансовых обязательств, даже если на тот момент у них не было достаточных средств для покрытия суммы чека, или они брали ссуды, чтобы начать бизнес. проекты, которые потерпели неудачу, что привело к дефолту. Двое сообщили Хьюман Райтс Вотч, что они выплатили долги, хотя сделали это во внесудебном порядке. Они сказали, что не думали запрашивать запись о платеже, позволяющую их кредитору подать иск в суд, как если бы долг все еще оставался непогашенным.По словам одного юриста, специализирующегося на рассмотрении долговых дел, неофициальные кредиторы обычно не предоставляют квитанцию ​​или другое письменное свидетельство о погашении, а многие заемщики не запрашивают подтвержденную запись платежа, что делает это частой проблемой.

Все опрошенные Хьюман Райтс Вотч заемщики заявили, что не смогли выплатить долги из-за экономических трудностей. Одна женщина, взявшая пять займов в микрофинансовых организациях, обслуживающих женщин, рассказала Хьюман Райтс Вотч, что власти добиваются ее задержания после того, как она не выплатила платеж, потому что ее небольшой книжный магазин вообще не приносил никаких денег со времен пандемии коронавируса. начал.

Другой человек, у которого была птицефабрика, сказал, что замена кур после того, как они заболели, обошлась бы ему в четверть миллиона иорданских динаров (352 613 долларов). Ему пришлось закрыть свою ферму и уехать в Турцию после дефолта по кредитам.

За последние годы в Иордании выросли долги. По данным Центрального банка Иордании, к концу 2019 года общий долг регулируемых банковских и небанковских организаций составлял 11 243,8 миллиона динаров (15 858,87 миллиона долларов). Эти цифры относятся только к формальному и полуофициальному финансовому секторам, где Центральный банк или другие регулирующие органы, такие как Министерство торговли и промышленности, контролируют финансовые операции и могут их отслеживать.

В то время как четыре случая, задокументированные Хьюман Райтс Вотч, касаются зарегистрированных микрофинансовых организаций, которые регулируются, наиболее опасные операции происходят в неформальном финансовом секторе. Учитывая неформальный характер этих операций, ни один регулирующий орган не регистрирует количество активных займов или сумму долга, накопленного в неформальном финансовом секторе. По данным Tanmeyah, некоммерческой иорданской организации, занимающейся мониторингом микрофинансовых организаций, 71 процент опрошенных заемщиков в прошлом занимались неформальными заимствованиями.Наиболее распространенным долговым инструментом, используемым в практике неформального кредитования, являются векселя, за которыми следуют чеки.

Неформальное кредитование через векселя

Большая часть неформального кредитования в Иордании осуществляется посредством векселей (известных на арабском языке как compialet ). Использование векселей в Иордании широко распространено из-за простоты их выпуска. Шаблон можно найти в любом магазине канцелярских товаров и купить за 15 пиастров ($ 0.21), или человек может выписать его, если он подписан, датирован и помечен как таковой.

Согласно иорданскому законодательству, векселя представляют собой прямое доказательство наличия долга, и как таковые их достаточно для подачи жалоб, которые часто приводят к тюремному заключению для заемщиков.

Большинство - 16 из 21 дела, расследованного Хьюман Райтс Вотч, - касались векселей как основных долговых инструментов. Их выдавали частные лица, включая ближайших родственников и соседей, магазины мебели и мобильных телефонов, а также учреждения микрофинансирования.

Очевидно, что простое принятие в суде простых векселей в качестве доказательства наличия долга prima facie позволяло временами злоупотреблять этими инструментами, особенно в связи с отсутствием гарантий от злоупотребления ни законом, ни на практике.

В одном случае судья принял простой вексель только при наличии подписи, даже если имя, адрес и другая информация неверны. Другой юрист сказал, что у него было несколько клиентов, которые столкнулись с такими же трудностями.

В двух других случаях люди были заключены в тюрьму после подписания пустого векселя. Затем кредитор ввел сумму и дату, часто удваивая или даже утроив сумму ссуды и устанавливая дату урегулирования намного раньше, чем было согласовано, по словам юристов двух лиц. В других двух случаях лиц, которые не могли выплатить свои долги, попросили выступить в качестве поручителей или подписать векселя для людей, которых они не знали, по указанию кредитора вместо погашения.

По крайней мере, два человека подали жалобы на 17 векселей.

Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у человека, который занял у своего работодателя 13 000 динаров (18 335 долларов) на финансирование небольшого интернет-кафе, которое позволило бы ему содержать больного отца и продолжить образование. Он подписал вексель на эту сумму, но его работодатель позже сказал, что он недействителен, и заставил его подписать еще один на чуть большую сумму (15 000 динаров). Четыре года спустя работодатель представил в суд оба векселя и потребовал, чтобы мужчина выплатил общую сумму (28 000 динаров).Мужчина не смог выплатить полную сумму и был приговорен к 90 суткам лишения свободы. Чтобы избежать заключения, он сбежал в Турцию.

Микрофинансовые займы

В то время как неформальный сектор кредитования, по-видимому, лежит в основе феномена дефолтов и тюремного заключения, правила в формальном и полуформальном секторах также упрощают получение ссуд и невыполнение их обязательств. Даже если они зарегистрированы и регулируются, некоторые микрофинансовые организации, предоставляющие ссуды без особого надзора, способствовали тюремному заключению, способствуя созданию неприемлемого долга.

В то время как легкий доступ к кредитам может быть необходим в определенных обстоятельствах, ссуды и их погашение не должны выступать в качестве подмены обязательств государства по обеспечению адекватного уровня жизни для всех, в том числе путем обеспечения прожиточного минимума, социального обеспечения, базового дохода. , и в противном случае. Кроме того, долги и ссуды не должны быть неприемлемыми или подталкивать кого-либо к уровню жизни ниже адекватного. Это означает, что государство также обязано обеспечить, чтобы правила, касающиеся долга, обеспечивали доступность платежей и чтобы процентные ставки не были настолько высокими, чтобы повлиять на способность человека достичь адекватного уровня жизни.

В то время как CBJ пытался регулировать микрофинансовые организации, четыре эксперта, знакомые с проблемой в Иордании, рассказали Хьюман Райтс Вотч, что некоторые регулируемые и нерегулируемые микрофинансовые организации, которые утверждают, что способствуют расширению экономических прав и возможностей женщин, предоставляют ссуды под 25 процентов, иногда до 50 процентов. процентов, и не удалось оценить жизнеспособность кредитов.

Нормативный приказ № 5 от 2015 года является основным нормативным актом, регулирующим кредитование, и применяется ко всем зарегистрированным кредиторам.Он уполномочивает - но не требует - CBJ устанавливать минимальные и максимальные процентные ставки, решает проблемы конфликта интересов и наказывает учреждения, не соблюдающие стандарты. Это также требует от микрофинансовых организаций «справедливого отношения к клиентам». Еще более проблематично то, что, по мнению юристов, заемщиков, допустивших дефолт, и экспертов, большое количество микрофинансовых организаций не зарегистрировано и, таким образом, не подпадают под действие регулирующих органов. Хотя закон запрещает физическим лицам предоставлять микрофинансовые ссуды без регистрации, похоже, что не существует механизма принудительного исполнения или штрафов, связанных с нерегулируемыми ссудами.Более того, незарегистрированные кредиторы могут по-прежнему использовать суды для обеспечения соблюдения своих кредитных соглашений, включая заключение в тюрьму людей, которые не платят.

Проблема может усугубляться неприемлемо высокими процентными ставками. Для учреждений, которые регулируются CBJ, процентная ставка в настоящее время ограничена 25 процентами. Для нерегулируемых учреждений он может доходить до 50 процентов. В одном случае женщина взяла взаймы у одной микрофинансовой компании под 47% годовых. Это вкупе с штрафами за просрочку и частоту выплат превышало доход ее и ее мужа, что привело к невыполнению обязательств.

Количество микрофинансовых организаций, ориентированных на женщин, увеличилось в Иордании. По состоянию на середину 2020 года около 25 микрофинансовых организаций имели 466 394 активных заемщика, 68 процентов из которых составляли женщины.

Хьюман Райтс Вотч опросила четырех женщин и одного мужчину, которые брали ссуды в крупных регулируемых микрофинансовых организациях, которые либо ориентированы на женщин, либо имеют женщин в качестве своих основных клиентов. За исключением одного, все заявили, что брали ссуды на оплату аренды, покупку мебели или еду на стол.В трех случаях женщины сказали, что их мужья заставили их взять ссуду. Две женщины заявили, что исказили свои проекты в своих заявках и использовали деньги для оплаты аренды и покупки холодильника. Одна женщина объяснила:

Я взял ссуду, сказав, что у меня есть изделия ручной работы, которые я хочу продать. Я солгал, потому что мне были нужны деньги - наше положение так плохо. У нас нет воды, нет электричества, я еле держу крышу над головой. Люди думают, что я преувеличиваю, но это не так - приходите ко мне, и вы увидите.Мой муж уехал в Египет лечиться [от сердечного приступа], поэтому я взяла ссуду. У меня есть дочь с нарушением слуха, ей нужен слуховой аппарат, но он такой дорогой.

Оба они рассказали Хьюман Райтс Вотч, что пытались подать заявку на участие в государственных национальных программах, но им было отказано, несмотря на то, что они соответствовали критериям. Женщина, чей муж поденщик без работы во время Covid-19, объяснила:

Правительство нам совершенно не помогло. Обратился ко всему - поденщикам, хлебопашеству, в фонд пропитания.Вы называете это, я подал заявку на все это. Меня отвергли.

Несколько микрофинансовых организаций частично финансируются Всемирным банком и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) в рамках помощи, оказанной этими учреждениями Иордании для экономического роста и развития. Например, в 2018 году Tamweelcom получила грант в размере 10 миллионов долларов от Международной финансовой корпорации (IFC), дочерней компании группы Всемирного банка. В 2018 году Европейский банк развития предоставил четвертый заем Микрофонду для женщин (MFW) в размере 4 миллионов долларов.Международный валютный фонд (МВФ) также поддержал расширение доступа к микрофинансированию, что является элементом своих кредитных программ, включая механизм расширенного финансирования на 1,3 миллиарда долларов, одобренный в марте 2020 года. Хотя МВФ также призвал к «эффективному надзору и мониторингу микрофинансового сектора», его внимание к совершенствованию законодательства Иордании о несостоятельности ограничивалось коммерческим банкротством.

Хотя якобы целью микрозаймов является развитие предпринимательства, заемщики лишены одного из ключевых преимуществ, которые закон предоставляет владельцам бизнеса: возможность списать долги при одновременной защите личных активов путем объявления банкротства.Поскольку заемщики обычно берут ссуды от своего имени, даже если они используют деньги для инвестирования в бизнес, они не могут воспользоваться законом Иордании о корпоративной несостоятельности, а также нет закона, предусматривающего личную несостоятельность.

Одиннадцать из 21 неплатежеспособного заемщика, опрошенного Хьюман Райтс Вотч, были приговорены к тюремному заключению на срок от трех дней до 42 месяцев за неуплату долга. На всех остальных жалобы находятся на рассмотрении, и им грозит арест в любое время, и в результате большинство из них скрываются.

Физические лица могут быть лишены свободы за неуплату долга в соответствии с двумя разными законами. Статья 22 Иорданского Закона об исполнении судебных решений, которая регулирует порядок исполнения судами приговоров, связанных с долгами, позволяет кредиторам требовать от суда санкционирования задержания лица, не выполнившего свой долг, при условии, что они предоставят уведомление. Если долг основан на договорном обязательстве без ясности в отношении суммы, кредитор должен обратиться в гражданский суд (магистратский суд или суд первой инстанции) и предоставить доказательства неоплаченного долга и суммы.Как только суд определит сумму, кредитор может потребовать исполнения судебного решения в Исполнительном департаменте, отделе, находящемся в суде первой инстанции для каждой юрисдикции и уполномоченном обеспечивать исполнение решений в рамках этой юрисдикции.

Если заемщик подписал простой вексель, кредитор может обратиться непосредственно в Департамент судебного исполнения, поскольку вексель считается доказательством существующей задолженности.

Согласно Закону об исполнении, заемщик, который не выполняет свои обязательства, может быть лишен свободы на срок до 90 дней в год за каждый долг, если он не выплатит сумму в течение 15 дней с момента получения уведомления, которое может быть предоставлено посредством секретных уведомлений, напрямую связавшись с должник, или разместив уведомление по соседству с должником.По истечении срока уведомления должник должен выплатить 25 процентов от общей суммы, а остальную часть - частями. Если должник не явится в суд или не уплатит первоначальные 25 процентов или какой-либо из дополнительных взносов в течение периода уведомления, то суд может выдать ордер на его арест.

Невозможность вернуть деньги не является защитой от тюремного заключения в соответствии с Законом Иордании об исполнении наказаний, который предусматривает три доступных способа защиты:

1. Заемщик должен заявить, что сумма была частично или полностью выплачена или что долговая расписка была подделана, чтобы дело было прекращено.

2. Судья решает, что уведомление является недостаточным, и требует восстановить 15-дневный срок уведомления.

3. Заемщик может заявить, что они не присутствовали на протяжении всего процесса, и потребовать перезапуска процесса.

Тюремное заключение не устраняет задолженность, и кредитор может потребовать продление тюремного заключения физического лица за тот же невыплаченный долг даже после того, как они отбыли 90 дней в следующем году. Если у человека есть четыре неоплаченных векселя, он может быть задержан на целый год.Если заемщик все еще не выплатил вексель (и), ему или ей может грозить дополнительное тюремное заключение за каждую вексель, что приводит к циклу тюремного заключения, который заканчивается только тогда, когда должник сможет доказать, что все долги были выплачены. В пяти случаях, задокументированных Хьюман Райтс Вотч, отдельные лица либо подвергались тюремному заключению более одного раза, либо кредиторы подали на них несколько жалоб по той же задолженности.

Закон позволяет судьям рассматривать возможность отсрочки тюремного заключения, если человек болен.Три юриста рассказали Хьюман Райтс Вотч, что судьи также могут отсрочить заключение под стражу за разумную схему погашения, если должник выплатит первые 25 процентов долга, но судьи редко используют эту возможность, а многие заемщики даже не имеют необходимых 25 процентов.

Второй закон, согласно которому люди могут быть заключены в тюрьму за долги, - это статья 421 Уголовного кодекса Иордании, которая устанавливает уголовную ответственность за чеки, выписанные на недостаточность средств. Согласно этому закону, человек может быть лишен свободы на срок до одного года; после освобождения невыплата суммы безнадежного чека может привести к второму тюремному заключению сроком на 90 дней в соответствии с иорданским Законом об исполнении наказаний.Закон рассматривает выписку чека, не обеспеченного достаточными средствами, более сурово, чем другие виды просроченной задолженности, поскольку он считает это нарушением как «общественного права» на доверие к чекам, так и личного права лица, которому причитаются деньги. .

Согласно Уголовному кодексу, физическое лицо может быть лишено свободы на год за ненадлежащий чек. Должник может ходатайствовать перед судьей об объединении приговоров за несколько преступлений. Один человек, выписавший шесть чеков в качестве залога при торгах по проекту, который затем провалился, сказал, что это полностью зависит от усмотрения судьи.Он сказал, что он был приговорен к 42 месяцам заключения за шесть проверок, которые он выполнил, в то время как другой человек, выписавший 46 чеков без кредита, получил комбинированное наказание в один год.

Оба закона не требуют, чтобы судья проводил различие между лицами, которые умышленно отказываются выплатить свои долги, и теми, чьи социально-экономические обстоятельства не позволяют им сделать это. В Министерстве юстиции и юристы сообщили Хьюман Райтс Вотч, что судья может отложить приговор, запретить поездки или наложить арест на имущество, если сочтет это целесообразным.Хотя Минюст утверждал, что суды проводят расследование с должниками об их способности выплатить задолженность до вынесения им приговора к тюремному заключению, в десяти из одиннадцати расследованных Хьюман Райтс Вотч дел, приведших к тюремному заключению, судьи прибегали к тюремному заключению в качестве первого варианта и без учета другие средства правовой защиты по запросу кредиторов. Как сказал адвокат одного кредитора, что отражает неточную точку зрения кредиторов:

Существуют и другие варианты возмещения средств, но честно наложить запрет на поездки или попытаться идентифицировать имеющиеся у них активы намного, намного сложнее, чем посадить их в тюрьму.Так что самый простой способ получить деньги - посадить их в тюрьму.
Сам закон не требует, чтобы судьи требовали, чтобы кредитор или ее адвокат исчерпали другие альтернативы тюремному заключению, такие как конфискация активов, перед назначением тюремного заключения.

В отношении уголовных и гражданских правонарушений, не связанных с задолженностью, судьи имеют право устанавливать альтернативы лишению свободы. По иронии судьбы, в соответствии с тем же уголовным кодексом, который предусматривает тюремное заключение за отклоненный чек, судья может приговорить человека за мелкое правонарушение, отличное от отклоненных чеков, к общественным работам вместо тюремного заключения, если срок тюремного заключения, установленный законом, не превышает одного год.По данным Иорданского информационного агентства, по состоянию на 31 августа 2020 года этой возможностью воспользовались около 330 человек. В сентябре 2020 года тогдашний министр юстиции Бассам аль-Талхуни указал, что такие подходы имеют преимущества как для задержанных, так и для государства, поскольку они «сокращают расходы правительства на тюремное заключение и переполненность тюрем, а также смягчают негативное воздействие лишения свободы за счет тюремное заключение, позволяя человеку оставаться частью ткани общества и не ограничивать его способность обеспечивать себя, что действует как бремя для правительства, его семьи и иждивенцев.”

В 2018 году Иордания приняла закон о коммерческой несостоятельности, который, по мнению Всемирного банка, упростил урегулирование несостоятельности за счет введения процедуры реорганизации, позволяющей должникам инициировать процедуру реорганизации и повышающей выживаемость бизнеса во время производства по делу о несостоятельности. Закон о коммерческой несостоятельности также позволяет кредиторам использовать процедуры в соответствии с Законом об исполнительном производстве, которые включают тюремное заключение за долги, в качестве доказательства неспособности заемщика произвести платеж. После успешного объявления о коммерческой несостоятельности ни один кредитор не может предъявлять дальнейшие требования к заемщику.

В соответствии со статьей 375 Гражданского кодекса Иордании должник может считаться лично неплатежеспособным, если стоимость его или ее обязательств превышает стоимость его или ее активов. Однако юристы расходятся во мнениях относительно того, остается ли это положение применимым или оно было отменено законом о коммерческой несостоятельности, принятым в 2018 году. В любом случае, по словам двух юристов, на практике объявление несостоятельности остается очень сложным.

Обеспокоенность относительно надлежащей правовой процедуры

Поскольку простого векселя достаточно в качестве доказательства долга, судьи в первую очередь решают, назначать ли тюремное заключение исключительно на основании просьбы кредитора, даже не видя заемщика, или позволяя ей выступать в защиту, несмотря на то, что закон допускает это теоретически.Из 11 опрошенных Хьюман Райтс Вотч лиц, дела которых закончились в суде или тюремным заключением, 8 указали, что не смогли встретиться или поговорить с судьей, несмотря на многочисленные просьбы об этом. По словам одного человека,

Меня остановил на улице патруль милиции, они проверили мои документы и назвали мое имя, а затем сразу же отвезли меня в отдел исполнения наказаний. Я даже с судьей не встретился, а потом прямиком в тюрьму. Они [полицейские] отвезли меня в Джувейду [тюрьму], затем в Сувака [тюрьму], и я не видел судью.

Один человек рассказал Хьюман Райтс Вотч, что его арестовывали четыре раза, но только один раз видели судью. В этом случае он убедил судью отложить заключение на год, поскольку он смог предоставить отчет Министерства здравоохранения, в котором говорилось, что он имеет «постоянные психические и физические недостатки». Два других человека, которые были арестованы два и три раза соответственно, заявили, что их никогда не привлекали к судье.

Хотя закон позволяет обжаловать вексель в письменной форме, по словам юристов и лиц, которые не выплатили вексель, лица, разыскиваемые за неуплату, редко информируются о наличии такой защиты судьей или другими лицами, участвующими в процессе.

Частая неспособность заемщиков увидеться с судьей в сочетании с кажущимся безоговорочным принятием векселей в качестве доказательства означает, что они могут подвергаться злоупотреблениям со стороны кредиторов.

В двух случаях, расследованных Хьюман Райтс Вотч, люди утверждали, что они полностью выплатили долг, но не зарегистрировали погашение. По их словам, отсутствие бумажного следа и их неспособность объяснить судье позволило кредитору подать на них в суд, несмотря на то, что они выплатили свои долги.Один мужчина объяснил:

[Кредитор] сначала пожаловался на первый вексель. Я подал апелляцию и сказал, что заплатил большую часть суммы. Но наш закон в это не поверил, только на основании бумажной документации. Я привел свидетелей, и суд их отказал.

Согласно иорданскому закону о казнях, сотрудники полиции не могут входить в дом человека, чтобы арестовать кого-либо или обманом заставить его арестовать. Трое из опрошенных Хьюман Райтс Вотч заемщиков утверждали, что полиция задержала их незаконно.Один адвокат объяснил, что кредиторы и их адвокаты часто подкупают сотрудников правоохранительных органов, чтобы найти и арестовать человека, которому было предъявлено обвинение или вынесен приговор. В одном случае полиция провела обыск в доме заемщика в 1:30 10 августа 2019 г .:

Они отвезли меня в полицейский центр в аль-Хашими аль-Шамали, затем в Северный Амман, затем в суд, а затем в тюрьму. Была суббота - день перед праздником Курбан. Мы никогда не оставляли машину в суде. Нас было 42 человека в крохотном фургоне. Я пробыл в машине около четырех часов.

В другом случае женщина, которая вместе с мужем владела магазином канцелярских товаров, позвонила в полицию, чтобы сообщить о взломе ее магазина. В то время у нее было несколько долговых претензий. Она сказала, что полиция пришла к ней домой и сказала, что она должна спуститься в участок, чтобы подать заявление о проблеме с безопасностью:

Обещали, что ничего не сделают. Я сказал им, что меня разыскивают за неуплату, и они пообещали, что ничего не произойдет. Я позвонила своему мужу и сказала, чтобы он пошел со мной.Они отвезли нас в Южный Центр в Ирбиде. Там они передумали и сказали нам, что мы должны подписать заявление о том, что они нашли меня на улице и заподозрили меня, а когда они назвали мое имя, оказалось, что меня разыскивают, и забрали меня. Я отказался. Я сказал им, что не подпишу его, потому что этого не было. Они сказали, что вы попадете в беду, или мы посадим вас в тюрьму. Отвели в камеру.

В третьем случае полицейские, представившиеся представителями благотворительной организации, организовали встречу с человеком, который не выплатил свои долги, и арестовали его.Во втором инциденте с участием того же человека они отключили электричество, чтобы заставить его выйти, и арестовали его. Два юриста также заявили, что кредиторы часто указывают неправильные адреса заемщиков при подаче жалобы, в результате чего 15-дневное уведомление отправляется на адрес неправильный адрес.

Юристы заявили, что непропорционально сильное воздействие на людей из низкого социально-экономического положения усугубляется их недостаточной финансовой и юридической грамотностью, а также их неспособностью получить юридическую консультацию из-за финансовых ограничений.По словам одного юриста, для найма адвоката требуется не менее 250 JD только на гонорары агентства. Заемщики предпочитают использовать эти суммы для прямой выплаты в счет долга, особенно если сумма долга ниже 1000 иорданских динаров. В случае сумм, превышающих 1000 иорданских динаров, представительство адвоката становится обязательным в соответствии с законом, но заемщик обязан сам нести расходы.

По словам юристов, не понимая процедур, люди часто не знают, что они могут оспаривать векселя или ошибочно предоставлять уведомление, или что они могут показать, что у них есть другие активы для погашения долга.в отведенные 15 дней. В некоторых случаях урегулирование производится вне суда, не отражая урегулирование в протоколе суда, что позволяет кредитору снова подать иск.

4 февраля Хьюман Райтс Вотч направила тогдашнему министру юстиции Бассаму аль-Талхуни результаты отчета и запросила информацию о количестве лиц, разыскиваемых и задержанных за неуплату долга; доступные альтернативы тюремному заключению за долги в законодательстве и на практике; рекомендации судьям по поиску этих альтернатив, а также то, предоставляет ли министерство юстиции правовую помощь тем, кто не в состоянии предоставить ее в таких случаях.

Министерство юстиции ответило, указав, что тюремное заключение за долги по закону не является наказанием за преступление, а, скорее, методом принуждения должников к выплате. В нем также утверждалось, что суды проводят расследование с должниками, прежде чем приговорить их к тюремному заключению, относительно их способности платить. Он сказал, что не может предоставить статистику из-за трудностей с электронным отслеживанием таких случаев. Наконец, он указал, что по закону существуют альтернативы тюремному заключению, в том числе запреты на поездки, замораживание активов и урегулирование в зависимости от возможностей должника.Наконец, Министерство юстиции заявило, что, несмотря на то, что Иордания ратифицировала МПГПП в 2006 году и опубликовала его в «Официальном вестнике», он не был рассмотрен парламентом и, следовательно, не применим к Конституции.

Ухудшение уровня жизни

Тюремное заключение или угроза тюремного заключения за долги изнуряют людей, в том числе тех, кто может рассчитывать на поддержку заключенного, особенно для людей из низкого социально-экономического положения.

Что касается главы семьи, то невыплата долгов, если она усугубляется тюремным заключением, часто оставляет всю семью без средств для обеспечения предметов первой необходимости и создает дополнительную социальную нагрузку как на них, так и на государство.

Девятнадцать из опрошенных сказали Хьюман Райтс Вотч, что в результате заключения или задолженности они потеряли работу и потеряли возможность обеспечивать свои семьи. В семи случаях мужчины покинули страну, чтобы избежать тюремного заключения, бросив своих жен и семьи, чтобы свести концы с концами.

28-летний мужчина, уехавший в Турцию после того, как суд приговорил его за неуплату векселя, описал последствия для своей семьи:

Мой отец болен, наш дом снят, и я был единственным человеком, который мог содержать мою семью.Я умолял [кредитора] уладить дело. Я сказал ему, что возьму ссуду в 1000 иорданских динаров, дам ему и рассчитаюсь. Он отказался; он сказал, что хочет наличными в размере 5 000 JD, а его адвокат - еще 3 000 JD. Я не мог получить эти суммы, поэтому сбежал в Турцию. Теперь моя семья полагается на Национальный фонд помощи, чтобы помочь с арендой, и мои дяди стараются давать им 50 иорданских динаров в месяц ».

Продавец сообщил Хьюман Райтс Вотч, что из-за ухудшения экономического положения Иордании он не мог рассчитаться с поставщиками.Он сказал, что кредиторы подали на него как минимум три жалобы и дважды сажали в тюрьму за неуплату долгов. Он потерял работу и не выходил из дома с тех пор, как были поданы новые жалобы, чтобы избежать повторного ареста. Не имея возможности обеспечить свою жену и детей, он полагается на семью жены в удовлетворении их основных потребностей.

Инженер-электрик попал в тюрьму на три месяца и 20 дней за две жалобы на него после того, как владелец дома, над которым он работал, отказался возместить оставшиеся расходы по проекту, который инженер уже взял ссуды для оплаты в продвигать.Он сообщил Хьюман Райтс Вотч, что был освобожден после оплаты счетов, но не может найти работу по специальности. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что прибегал к покупке мелких вещей и их продаже перед мечетью, чтобы выплатить рассрочку по оставшимся кредитам и свести концы с концами, но он едва ли может это сделать.

Цикл долга

Чтобы избежать тюремного заключения, по словам нескольких человек, они продали предметы первой необходимости, чтобы выплатить 25-процентный взнос, требуемый по закону, чтобы избежать тюремного заключения, или взяли дополнительный долг для выплаты первоначального кредита.Один мужчина, дважды арестованный перед побегом в Турцию, рассказал Хьюман Райтс Вотч:

В последний раз меня арестовывали, я был в больнице [навещал отца], потому что состояние здоровья моего отца было очень плохим. Они приехали в больницу и арестовали меня там. Теперь мой отец скончался. Меня посадили на семь дней. Моей семье пришлось продать мою машину, которая стоила 11 000 JD за 5 000 JD, чтобы вытащить меня из тюрьмы. После этого я уехал и приехал в Турцию ».

Другие брали взаймы у родственников или заставляли своих жен и сестер брать ссуды для погашения долга или для освобождения их из тюрьмы, потому что, по их словам, женщинам было легче получать ссуды.Это привело к дополнительным жалобам на их родственников. В одном случае сотрудник организации, которая поддерживает лиц, допустивших дефолт по своим долгам, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что организация помогла погасить долги девяти человек из одной семьи после того, как члены семьи выступили поручителями друг за друга, сняв ссуды для погашения первоначальной ссуды, чтобы избежать тюремного заключения.

В двух других случаях мужчина вынудил свою жену взять микрозаймы и продать свои золотые украшения, чтобы погасить свои существующие ссуды, чтобы избежать дефолта, как это сделал парикмахер, который попросил свою жену подать заявку на ссуду для погашения частями по векселю обратите внимание, он взял в аренду свой салон.В обоих случаях женщины не выполнили свои обязательства по кредитам, накопив дополнительные долги, и суды подали на них жалобы.

Молодой человек пообещал своему кредитору, работодателю, взять еще одну ссуду для погашения существующей задолженности, но его кредитор подал жалобу, прежде чем он смог это сделать.

Правительство Иордании не предоставляет юридическую помощь, за исключением уголовных дел, в которых преступление наказуемо смертной казнью или пожизненным заключением.

Стигма

Одиннадцать из опрошенных лиц, оставшихся в Иордании, сообщили Хьюман Райтс Вотч, что из-за приказа об их заключении они не могли свободно передвигаться по стране.Девять описали стигму, связанную с тюремным заключением. Одна женщина, которая была осуждена и ожидала приговора, описала свое тяжелое положение:

Из-за угрозы задержания по долгу я не могу двинуться с места. Я не могла пошевелиться, мне так страшно, что мы даже не можем думать о детях, хотя женаты семь лет.
Я инженер. Представьте, что будет с моими родителями, как люди будут смотреть на меня? Я не вор. Я не поедал права людей. Просто у меня было слишком много финансовых обязательств, а экономическая ситуация в стране ужасающая.

Мужчина, проработавший 13 лет в иорданской армии, сказал Хьюман Райтс Вотч, что ушел в отставку после того, как не выполнил обязательств по ссуде у коллеги-офицера, чтобы не опозорить себя:

Я подал в отставку по собственному желанию, потому что не хотел, чтобы мои 13 лет в вооруженных силах были запятнаны этим. У меня была хорошая репутация, и после этого меня будут называть только мошенником ».

Сейчас он пытается восстановиться в армии в надежде, что заработная плата, которую он будет получать, поможет ему выплатить непогашенный долг.

Третий мужчина отказался назвать свое полное имя исследователю Хьюман Райтс Вотч из опасения, что его узнают в Иордании: «Я из известной иорданской семьи, но я не хочу позорить свою страну или свой народ. . »

Мужчина из Иордании, находящийся сейчас в Египте, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что его дети подвергались жестокому обращению в школе, потому что он был заключен в тюрьму за неуплату имеющегося долга. Другой человек, получивший диплом в области финансов, но попавший в долги и объявивший дефолт, сказал, что никогда не сможет работать в финансовом учреждении:

Я окончил [хорошую школу] по специальности «финансы», но какой банк меня возьмет? Какая моя вина? Я бы ни за что не стал заниматься чем-то вроде этого.Я должен был получить работу, выйти замуж и начать жизнь, а я ничего не могу сделать.

Бегство из Иордании

Чтобы избежать тюремного заключения и окружающего его клейма, тысячи должников иорданцев бежали из страны в Турцию, Кипр, Египет и другие страны. Хьюман Райтс Вотч поговорила с семью людьми, которые в настоящее время находятся за границей по этой причине. Трое заявили Хьюман Райтс Вотч, что из-за финансовых претензий к ним в Иордании они не могут обновить свои паспорта, что привело к разлучению семей, потере работы и законного вида на жительство.19 января 2021 года правительство Иордании приняло решение о внесении поправок в правовое положение и отмене требования о разрешении службы общей разведки перед продлением паспортов. Однако неясно, как это решение было реализовано, и Департамент паспортного контроля указал, что «все равно потребуется одобрение министра внутренних дел перед продлением».

Один человек, находящийся в настоящее время в Турции, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что из-за отказа посольства Иордании продлить паспорт ему и его семье, он не смог продлить вид на жительство и зарегистрировать своих детей в школе:

Две мои дочери, одной 13 и другой 16, находятся со мной в Турции, но они не ходят в школу уже два года, потому что у нас нет действующего вида на жительство, и мы не можем его продлить.Моя жена и двое других детей [5 и 7 лет] находятся в Газе. Я не видел их с 2016 года, и это меня разрывает. Я даже не могу с ними разговаривать, потому что я не присылаю им денег или чего-то подобного.

В другом случае у врача из Иордании развился тяжелый случай остеопороза, который привел к частичному параличу. В результате он был не в состоянии работать и платить взносы по кредиту на свою машину или клинику, а также не выплачивал свои долги. Он уехал из Иордании на лечение в 2016 году и не вернулся в Иорданию:

У меня была вполне нормальная жизнь.Я был женат и очень регулярно работал. У меня была пара машин, и я мог вносить первоначальные взносы и рассрочку. У меня была клиника - я зарабатывал 3 000–4 000 JD [4 235–5 647 долларов] в месяц. У меня остеопороз в области бедра, и это повлияло на мою способность ходить. Я начал пользоваться инвалидной коляской. Я не мог работать и не мог погашать ссуды. Я использовал свои сбережения, чтобы попытаться покрыть расходы.
Потом я уехал на лечение. Год спустя я узнал, что против меня были жалобы [на долги], и что приговор был вынесен заочно.Я никогда не был даже в полицейском участке и все еще был очень болен, поэтому не вернулся в Иорданию. Я не хотел попасть в тюрьму.
Моя семья вернулась [в Иорданию], но я не вернулся. Мое состояние улучшилось, и я начал работать в стране, в которой нахожусь, чтобы вернуть деньги. Поскольку я лечился, у меня были дополнительные долги. Я все расплачивался, но срок действия моего паспорта истекал, и я не мог его продлить, потому что в Иордании против меня находилась финансовая жалоба. Мой работодатель в Египте отказался продлить мой контракт, и я потерял работу.Теперь я вернулся к дефолту.

Он сказал Хьюман Райтс Вотч, что сейчас находится в Турции, но рискует быть депортированным, потому что срок действия его паспорта истек в январе 2020 года. Он не разговаривал со своей дочерью полтора года, а его жена попросила развод в 2018 году. , ссылаясь на финансовые вопросы.

Гендерные последствия тюремного заключения за долги

Программы микрофинансового кредитования, ориентированные на женщин, часто основываются на предположении, что микрозаймы являются одними из наиболее эффективных способов «расширения экономических прав и возможностей женщин».Хотя это могло быть так, исследование Human Rights Watch в Иордании показывает, что в некоторых случаях взыскание ссуд приводило к тюремному заключению или угрозе тюремного заключения женщин за долги.

Гендерные последствия тюремного заключения за долги нельзя недооценивать. Исследование, проведенное в 2019 году иорданской организацией по оказанию юридической помощи Arab Renaissance for Democracy and Development (ARDD), показало, что задолженность является одним из наиболее серьезных факторов, препятствующих расширению экономических прав и возможностей женщин. Согласно исследованию Фонда Конрада Аденауэра, около 9000 женщин разыскиваются за неуплату долгов, которые в каждом случае не превышают 1400 долларов.Хьюман Райтс Вотч опросила пять женщин, получивших ссуды от микрофинансовых организаций, ориентированных на женщин.

В некоторых случаях родственники-мужчины принуждали женщин брать ссуды. Юрист рассказал Хьюман Райтс Вотч, что одному из его клиентов сын угрожал убить ее, если она не подаст заявку на один из этих микрозаймов. Вскоре после этого женщина подала заявку на получение трех микрозаймов и не смогла выплатить их вовремя, что привело к многочисленным жалобам на нее.

В других случаях женщины становились гарантами своих мужей или сыновей.В неформальных долговых процессах становление поручителем часто означает, что женщина подписывает вексель на сумму, которая может более чем вдвое превышать сумму первоначальной ссуды, в обмен на обещание кредитора отказаться от иска против сына или мужа. , либо предоставить дополнительную ссуду. Две женщины, опрошенные Хьюман Райтс Вотч, указали, что их мужья вынуждали их обращаться за ссудой на оплату предметов первой необходимости. Хьюман Райтс Вотч взяла интервью у одного человека, который сказал, что заставлял жену, мать и сестру брать от его имени ссуды на медицинские расходы.Он сказал, что все трое находятся в розыске из-за их неспособности вернуть деньги. В четырех случаях женщины, взявшие ссуды в микрофинансовых компаниях, рассказали Хьюман Райтс Вотч о дефолте из-за отсутствия постоянного дохода и высоких процентных ставок. Они сказали, что им позвонили из микрофинансовых компаний и сообщили, что они подали на них жалобы и что их отправят в тюрьму.

Сторонники тюремного заключения за долги в Иордании утверждают, что это единственный эффективный способ заставить людей выплатить свои долги и защитить права кредиторов.

Сравнительный анализ других стран говорит о другом. Иордания остается одной из немногих стран, которые сажают в тюрьму людей за неуплату долгов. Большинство стран за пределами Ближнего Востока отменили эту практику в 19 веке, широко признав ее неэффективность в качестве механизма взыскания долгов. Согласно исследованию Всемирного банка, проведенному в 2017 году, «даже тюрьма должника не является надежным методом принуждения должников к выплате, и трагическая ирония заключения в тюрьму должников с целью побудить их работать, чтобы платить кредиторам, должна быть очевидна.От тюремного заключения за долги отказались во многих сферах… это было совершенно неэффективно для обеспечения выплат кредиторам ».

Ни один из заемщиков, опрошенных Хьюман Райтс Вотч, не смог выплатить всю сумму после заключения или угрозы тюремного заключения. Некоторые из тех, кто мог рассчитаться, продавали мебель, машины, дома или занимали у родственников, чтобы иметь возможность выплатить долги. Остальные бежали из страны. По словам одного человека, заключенного в тюрьму за неуплаченный долг,

«Как вы думаете, если бы у меня были деньги, я бы провел день в тюрьме? Нет.Что осталось заставить меня заплатить? Повесить меня за ноги и избить? Если вы посадили меня в тюрьму один, два или три раза, сообщение должно быть ясным. Я не могу заплатить ».

Неэффективность тюремного заключения за долги усугубляется тем фактом, что в Иордании долг остается после исполнения приговора, что усугубляет цикл, когда неимущие остаются неспособными выплатить долг и рискуют повторным тюремным заключением. Это отличается от других стран, где заемщик, находящийся в заключении, может отработать свой долг в тюрьме или чье тюремное заключение рассматривается вместо выплаты долга.

Учитывая, что Иордания уделяет особое внимание развитию малого и среднего бизнеса и предпринимательства как ключевой опоре в своей стратегии улучшения экономических перспектив, парадоксально, что страна продолжает сажать людей в тюрьмы за неуплату долгов. Международные стандарты гласят, что закон должен обеспечить путь к финансовому оздоровлению и начать все с нуля для индивидуальных предпринимателей-неудачников. . Однако практика заключения в тюрьму начинающих предпринимателей за неуплату долга не только сразу же делает этих людей непродуктивными, но и создает сдерживающий эффект.

Страны, отменившие тюремное заключение за долги, такие как Бахрейн, Турция и Германия, заменили его более эффективными механизмами взыскания долга, включая законы о банкротстве, обязательную оценку кредитоспособности и планы погашения, разработанные для обеспечения возврата денег в конечном итоге. В рамках этих изменений правительства также создали схемы занятости для неимущих слоев населения для выплаты своих долгов.

Дания, например, уполномочила суды аннулировать или списывать безнадежные долги и разрабатывать разумные предложения по оплате.Решение не представляло собой полное и немедленное списание безнадежной задолженности, но было обусловлено тем, что заемщики продемонстрировали, что они «готовы и желают работать для достижения» возможности списания. Он установил строгие требования к въезду, чтобы выявить «безнадежно задолжавших» лиц и отличить их от тех, кто не желает платить. Затем суд назначает нейтрального посредника, который может оценить ситуацию заемщика и помочь ей в разработке плана выплат для реалистичной части долга и периода лет, в течение которого она должна быть выплачена на основе прогнозируемого располагаемого дохода, обычно пять лет.Затем посредник создает конкретный банковский счет для заемщика, на который физическое лицо размещает располагаемый доход, а кредиторам разрешается доступ к нему на основе списка приоритетов для снятия средств. Этот механизм предназначен для избежания затрат дополнительных ресурсов на принудительное исполнение. Чтобы избежать чрезмерной зависимости от усмотрения суда при составлении бюджета, в законе также содержится единый список, как правило, фиксированных основных расходов.] Важно отметить, что, по словам Джейсона Килборна, в то время как закон в первую очередь был сформулирован в гуманитарных терминах для поддержки этих «безнадежно задолжавших» лиц, эксперт по законам о личной несостоятельности во всем мире, «закон был разработан в первую очередь как прагматический ответ на экономически расточительную деятельность по сбору платежей, которая налагала отрицательные внешние эффекты на должников, кредиторов и особенно на датское общество и государственную казну.”

В ноябре 2019 года в Объединенных Арабских Эмиратах был принят первый в регионе закон о несостоятельности потребителей, призванный защитить эмиратов-должников и жителей Эмиратов от судебного преследования и декриминализовать их финансовые обязательства, предлагая им возможность работать, чтобы решить их финансовую дилемму, при этом поддерживая свои семьи. . Он поручает суду назначать советников для связи с кредиторами с целью разработки приемлемых схем погашения. Тем не менее, схема ОАЭ по-прежнему предусматривает освобождение от ответственности с согласия кредитора, которое редко предоставляется и остается за передовой международной практикой и большинством схем несостоятельности потребителей в мире.Это важное соображение, учитывая, что у заемщиков очень мало рычагов воздействия, чтобы заставить кредиторов дать согласие на участие в переговорах, следовательно, необходимо вмешательство государства.

В Бахрейне правительство разработало схему погашения долга, которая разработана с учетом как передовой международной практики, так и исламских принципов. Закон Бахрейна дает суду право освободить заемщика от ответственности по долгам, не покрытым ликвидационными поступлениями, при условии, что заемщик может объяснить свое финансовое положение, отказаться от имеющихся активов для выполнения обязательств и не обманул кредитора.Некоторые виды долгов не могут быть списаны, например, долг, связанный с поддержкой семьи, мошенничеством и уголовной ответственностью. Закон Бахрейна также поощряет правительство предоставлять финансирование для поддержки мелких предпринимателей, имеющих задолженность. Закон был основан на рекомендациях Организации бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых институтов (AAOIFI), органа по стандартам для мировой индустрии исламских финансов. В своем стандарте шариата № 43 власти заявили, что:

После распределения [активов должника при банкротстве] кредиторы не имеют законного права требовать от должника какой-либо невыплаченной задолженности.Однако по законам шариата у должника есть моральное обязательство полностью выплатить все долги.

В исследовании Всемирного банка о банкротстве отдельных лиц утверждается, что лучший способ обеспечить выплату - повысить производительность труда заемщиков. Успешные законы о банкротстве могут сделать это, обусловив облегчение выплаты существующей задолженности. Такие схемы также имеют дополнительное преимущество, заключающееся в объединении нескольких долгов в одну и уменьшении ослабляющего воздействия настойчивого требования кредитора на способность заемщика произвести выплаты.

Страны, отменившие лишение свободы за долги, признают, что это означает, что необходимо более тщательно управлять кредитованием. Без государственной гарантии адекватного уровня жизни для всех, включая право на социальное обеспечение и закон о банкротстве физических лиц, долг может выступать в качестве замены неадекватных систем социальной защиты, а в случае неприемлемости он может привести к невыплате и тюремное заключение.

Кредиторы выражают озабоченность по поводу того, что отмена лишения свободы по долгу позволяет заемщикам, которые действуют умышленно мошеннически, избежать негативных последствий.Что необходимо, так это критерии, которые позволят отделить тех, кто не может платить, от тех, кто отказывается платить. Когда в 19 веке Соединенное Королевство отменило тюремное заключение за долги, оно заменило его процедурами банкротства для физических лиц и обвинениями в уголовном мошенничестве для лиц, которые отказываются возвращать свои долги. В исследовании Всемирного банка предлагается, как законы могут включать эти критерии, и отмечается, что случаи мошенничества заемщиков в таких странах «исчезающе малы».

Напряжение в судах и тюрьмах

Заключение в тюрьму лиц, не способных выплатить свои долги, не только неэффективно, но и создает нагрузку на судебную и пенитенциарную системы Иордании.Согласно национальному отчету, одобренному Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, около 2630 человек, около 16 процентов заключенных Иордании, были заключены в тюрьму за неуплату ссуд и возвращенных чеков в 2019 году. Судебный совет указывает, что в 2019 году в судах находилось 143 тысячи дел по финансовым вопросам. Трудно определить количество лиц, разыскиваемых за неисполнение долгов, из-за отсутствия всеобъемлющего обзора или записей о неофициальных кредитных операциях.

Согласно исследованию, проведенному в 2018 году Департаментом исправительных и реабилитационных центров Иордании, стоимость размещения одного заключенного для государства составляет около 750 динаров (1057 долларов США) в месяц. По состоянию на декабрь 2019 года количество заключенных превышало как минимум 150 процентов. Министр юстиции Бассам аль-Талхуни признал, что переполненность тюрем является серьезной проблемой, которую правительство пытается решить, учитывая финансовое и административное бремя, которое она создает. Экстренное освобождение заключенных в 2020 году из-за пандемии коронавируса, возможно, временно снизило эти цифры, но этим лицам по-прежнему предъявлены обвинения, и им грозит повторный арест позже.

Международное право прав человека недвусмысленно запрещает лишение свободы за невыполнение договорных обязательств. Согласно статье 11 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), который Иордания ратифицировала и опубликовала в Официальном вестнике, «Никто не может быть заключен в тюрьму только на основании неспособности выполнить договорное обязательство», что включает запрет на лишение личной свободы кредитором или государством за неуплату долга.Хотя министерство юстиции заявило, что, поскольку угощение не прошло через парламент, оно не применимо к Конституции. Однако суды Иордании приняли решение в пользу верховенства МПГПП. В любом случае Иордания обязана соблюдать Пакт, ратифицировав его, независимо от своего статуса во внутреннем законодательстве. Таким образом, статья 22 Иорданского Закона об исполнении наказаний явно и грубо нарушает обязательства Иордании по международному праву в области прав человека.

Иордания также обязана обеспечивать жителям достаточный жизненный уровень.В соответствии со статьей 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП) «достаточный уровень жизни» для человека и его или ее семьи предполагает «достаточное питание, одежду и жилище, а также постоянное улучшение условий жизни. условия." Хотя создание и принудительное исполнение долга не противоречит прямо этому обязательству, данные показывают, что тюремное заключение долга и определенные виды взыскания долга имеют пагубные последствия для способности многих заемщиков обеспечивать основные экономические и социальные потребности для себя и своих семей, включая еду, жилье, и здравоохранение.Выполняя свое обязательство по защите и поощрению прав человека, Иордания должна предотвращать и как минимум смягчать действия, которые имеют такие последствия, и проявлять бдительность, чтобы государство не участвовало в такой практике через такие институты, как полиция и суды. Неспособность государства обеспечить каждому человеку достаточный уровень жизни также способствовала неустойчивой практике заимствования отдельных лиц.

Процедуры ареста людей за неуплату долгов и последующего тюремного заключения в Иордании также вызывают озабоченность в связи с соблюдением процессуальных норм.Правительства должны гарантировать людям справедливое судебное разбирательство. Это право закреплено во Всеобщей декларации прав человека и статье 14 МПГПП. Согласно Европейскому суду по правам человека, такое обязательство распространяется на гражданские и административные разбирательства, а также уголовные процессы, включая разбирательства, связанные с векселями и безнадежными чеками. Это применимо к любой ситуации, связанной с лишением свободы. Право на справедливое судебное разбирательство включает в себя предоставление людям права быть заслушанными своевременно и компетентным, беспристрастным и независимым судом.Когда предполагаемые должники арестованы, им должна быть предоставлена ​​возможность встретиться с независимым и беспристрастным судьей и изложить свою позицию.

Парламенту / правительству Иордании

  • Отменить статью 22 Закона Иордании об исполнении наказаний, которая допускает заключение в тюрьму лиц, не выплачивающих свои долги.
  • Принять закон, который предоставляет кредиторам альтернативные средства для возмещения долгов и требует, чтобы судья обеспечил приоритет этих альтернатив перед лишением свободы.Такие альтернативы могут включать в себя схемы доплаты и удержания заработной платы, которые не угрожают средствам к существованию лица, нарушившего обязательства. Законодательство должно требовать от судебных органов оценки наличия умышленного отказа или реальной неспособности платить.
  • Принять закон, позволяющий физическим лицам подавать заявление о личной неплатежеспособности, когда они не могут выплатить долги вместо тюремного заключения. Такая схема должна соответствовать передовой международной практике, например, бахрейнской или датской моделям.
  • Принять закон, регулирующий использование векселей в качестве долговых инструментов, и обеспечить, чтобы бремя доказывания лежало на стороне, производящей их, чтобы продемонстрировать их подлинность, и что судья должен информировать должника о потенциальных способах их оспаривания.
  • Объявить о гарантии права на достаточный уровень жизни для каждого гражданина и жителя Иордании, включая доступ к адекватному и доступному по цене жилью, пище, воде и санитарии. Этого можно достичь за счет обеспечения прожиточного минимума для всех работающих, гарантирования права на адекватное социальное обеспечение и продвижения к гарантированному базовому доходу.
  • Выделить ресурсы на расширение и повышение доступности сети социальной защиты, включая существующие программы поддержки, для малоимущих граждан и жителей, чтобы людям не приходилось брать займы для покрытия предметов первой необходимости.

В Судебный совет и Министерство юстиции:

  • Поручить судебным органам, участвующим в рассмотрении долговых требований, оценить социально-экономический статус заемщиков и их платежеспособность, а также совместно с кредитором и заемщиком разработать план погашения, основанный на финансовых возможностях заемщика.Любой план погашения, конфискация активов или увеличение заработной платы должны защищать основные экономические права заемщика и защищать его способность приобретать предметы первой необходимости;
    • Если судебные органы сочтут, что физическое лицо умышленно отказывается вернуть долги, они могут возбудить уголовное дело о мошенничестве, которое может включать тюремное заключение.
  • Поручить судьям оценить структуру долга и процентную ставку, а также окружающие обстоятельства, чтобы выявить злоупотребления в структуре долга или завышенные процентные ставки.
  • Поручить судебным органам потребовать встречи с заемщиком и предоставить ему / ему возможность оспорить требования, предъявленные кредитором, или обеспечить защиту.
  • Поручить Коллегии адвокатов Иордании и неправительственным организациям, специализирующимся в этой области, оказывать бесплатную поддержку бедным заемщикам, задолженность которых превышает сумму, вызывающую требование о юридическом представительстве.

В Центральный банк Иордании

  • Регулирует деятельность всех микрофинансовых и кредитных организаций и требует, чтобы они регистрировались в Центральном банке, и объявляет, что они не будут требовать заключения в тюрьму лиц, не возвращающих свои ссуды.
  • Установить штрафы и расширить возможности инспектирования, надзора и правоприменения для выявления репрессивных микрофинансовых и кредитных организаций.
  • Ограничьте процентные ставки микрофинансовыми и кредитными организациями на управляемом уровне, чтобы люди могли позволить себе погашение, не будучи принужденными к нищете.
  • Следите за этими организациями, чтобы убедиться, что они могут проводить более надежную проверку и принимать меры для обеспечения более успешных проектов.
  • Разрешить большему количеству лиц с низкими доходами получить доступ к регулируемой кредитной системе, чтобы они с меньшей вероятностью прибегли к неформальным системам кредитования.

Микрофинансовым организациям

  • Публично объявить, что они откажутся от требований тюремного заключения для лиц, которые не выплатят свои ссуды и соблюдают это обязательство;
    • Разработать надежные критерии нормы погашения ссуд, чтобы гарантировать, что она будет доступной и разумной и не окажет отрицательного воздействия на достаточный уровень жизни домохозяйства;
    • Предлагать всем клиентам финансовое образование, тренинг по управлению и выплатам.

Международным донорам и финансовым учреждениям

  • Призвать Иорданию отменить статью 22 Закона Иордании об исполнении приговоров;
  • Оказать Иордании техническую помощь в разработке процедур банкротства физических лиц, которые позволят эффективно списать долг и дать возможность физическому лицу, неспособному выплатить свой долг, быть экономически продуктивным, включая критерии, которые требуют от соответствующих властей оценки способности человека выплатить долг.
  • Обратитесь к любым микрофинансовым и другим организациям, которые они выбирают для поддержки, с просьбой публично взять на себя обязательство не добиваться тюремного заключения для лиц, которые не могут выплатить свои ссуды, и оценить свои действия, чтобы обеспечить соблюдение этого обязательства.

Этот отчет был подготовлен и написан Сарой Кайяли, научным сотрудником отделения Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку и Северной Африке. Адам Кугл, заместитель директора и научный сотрудник отдела Ближнего Востока и Северной Африки, предоставлял рекомендации и поддержку в исследованиях.

Отчет редактировал Джо Сторк, заместитель директора подразделения по Ближнему Востоку и Северной Африке; Клайв Болдуин, старший юрисконсульт; и Том Портеус, заместитель директора программы. Экспертную оценку представили Сара Саадун и Лена Симет, старшие исследователи отдела бизнеса и прав человека, а также Ротна Бегум, старший исследователь по правам женщин, и Самер Мускати, заместитель директора по правам инвалидов.

Этот отчет был подготовлен к публикации сотрудником отдела Ближнего Востока и Северной Африки; Трэвис Карр, координатор фотографий и публикаций; Хосе Мартинес, старший координатор; и Фицрой Хепкинс, административный менеджер.

Наконец, Хьюман Райтс Вотч выражает свою глубочайшую признательность людям, которые поделились с нами своими историями.

Пруденциальное регулирование в области микрофинансирования

% PDF-1.3 % 1 0 объект > поток application / pdf

  • Пруденциальное регулирование в микрофинансировании
  • Портеус, Д., Коллинз, Д. и Абрамс, Дж.
  • Библиотека Adobe PDF 8.0; изменено с помощью iText 4.2.0 пользователем 1T3XT2010-03-31T13: 57: 56-04: 002014-03-28T12: 21: 26-04: 00Adobe InDesign CS3 (5.0.4) конечный поток эндобдж 2 0 obj > / ProcSet [/ PDF / Text] / Font >>> / CropBox [0.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *