Яблоневый сад как бизнес отзывы владельцев: Яблоневый сад как бизнес отзывы владельцев

Содержание

Яблоневый сад как бизнес отзывы владельцев

Быть примером

честного и экологически ответственного локального проекта — такую цель поставили себе владельцы яблоневого сада Тимур Такабаев и Андрей Ким из Казахстана. Молодые предприниматели решили развивать местный сорт яблок — легендарный алматинский «апорт». Они быстро нашли каналы сбыта, объединили вокруг себя сообщество неравнодушных людей и этой осенью собирают второй крупный урожай.

Имея за плечами опыт работы в IT-индустрии и современное бизнес–образование, предприниматели решили подойти к традиционной практике возделывания плодовых культур с новыми идеями и технологическим мышлением.

«Мы наблюдаем, что среди местных профессиональных садоводов схема работы за последние 20 лет практически не изменилась. Я говорю о том, как они оценивают рынок, создают конкуренцию, строят коммуникацию со своей целевой аудиторией.

Мы же хотели сделать современный проект с интересным и знакомым потребителю продуктом»,— рассказывает Андрей Ким.

Первичное исследование рынка показало: людям нравится «апорт», и они хотят покупать его; при этом конкуренция практически отсутствует, и ее составляют сады, специализирующиеся на импортных сортах. Предприниматели решили сделать ставку на человечный маркетинг и соучастие: они лично общаются с покупателями, вовлекают в работу волонтеров, используют экологичную упаковку и поддерживают местные благотворительные акции.

Однако для развития яблоневого хозяйства понадобились не только поддержка сообщества и маркетинговые технологии. Начинающему проекту пришлось столкнуться с воровством и несовершенством охранных технологий, а также невозможностью точно спрогнозировать результат своей работы из–за ранней порчи яблок и потери части урожая. Первым шагом на пути усовершенствования сада стала идея системы мониторинга зрелости плодов, которая бы позволила вовремя начать сбор яблок и сократить потери урожая.

Воплотить идею в жизнь казахстанским предпринимателям помогла плата Genuino 101, разработанная специально для молодых инноваторов и технических энтузиастов. Простая в использовании и доступная по цене, платформа стала основой «умного» решения для контроля за упавшими плодами. 

Что упало, то пропало

Даже за месяц до сбора урожая сложно предугадать результат многомесячных трудов: град может побить деревья, часть сбора рискует не сохраниться до зимы, а ведь в этот сезон спрос на яблоки традиционно вырастает. Андрей и Тимур столкнулись с тем, что 10–15 % урожая составляют упавшие яблоки, которые сложно реализовать и которые, скорее всего, пропадут. Гибнет самая ценная часть урожая, а предприниматели теряют прибыль, которую можно было бы инвестировать в расширение хозяйства.

«Созревшие яблоки достигают веса в 400–600 грамм и начинают падать без вмешательства человека — от малейшего физического воздействия, например, ветра. При этом первыми падают самые спелые, а значит, самые сладкие и ароматные плоды. Упавшие яблоки нужно собрать и продать в течение недели, так как хранить их, например, в холодильнике нельзя — они быстро начинают портиться. Если испортилось одно яблоко в ящике, его соседи также не избегут этой участи и пропадет весь ящик», — объясняет Тимур.

Начиная с середины сентября нужно наблюдать за состоянием плодов каждый день. Важно отследить первые упавшие яблоки и собрать весь урожай в течение полутора недель с этого момента. Счет идет на дни, не успеешь — яблоки перезревают, а если начать собирать недозревшие, то они испортятся раньше, чем могли бы. Вовремя собранный урожай можно хранить вплоть до января.

Тимуру пришло в голову, что если отследить первые созревшие яблоки с точностью до конкретного дня и дерева, они с Андреем смогут избежать этой проблемы. Так появилась идея системы мониторинга зрелости яблок. Сейчас система работает в пилотном режиме: Тимур и Андрей совместно с сотрудниками Intel разработали прототип и тестируют его в саду, адаптируя под конкретные задачи.

Смартфон сообщит, когда пора собирать урожай

Под каждым яблоневым деревом закреплены обычные садовые сетки, на которых размещен комбинированный датчик, состоящий из акселерометра и гироскопа. Он фиксирует колебания при падении созревшего яблока, и передаёт данные на интеллектуальную платформу Intel Genuino 101 на базе модуля Intel® Curie™, основой которому служит однокристальная система Intel® Quark™ SE.  

Данные со всего сада через GSM-модуль передаются на центральный сервер. После обработки информация о количестве упавших яблок поступает в мобильное приложение на планшет или смартфон владельцу сада. Когда владелец видит, что упало не одно яблоко, а два–три килограмма — это сигнал к началу сбора урожая. Проводить подобный мониторинг своими силами проблематично. «Мы физически не можем обходить территорию сада в шесть гектаровдеревьев каждые полдня и искать, где именно лежат яблоки. Они падают в траву, и их не видно, а там они начинают портиться», — говорит Тимур.

Сетка также выполняет амортизирующую и сохранительную функции: она не даст плодам побиться, замедлит процесс порчи и поможет человеку быстро их обнаружить. В итоге яблоко сохранит товарный вид.

На пути к возрождению «апорта»

Яблоневый сад Тимура и Андреярасположен в предгорном районе Алматы на высоте примерно 1000 метров над уровнем моря, где только и может произрастать «апорт». Если посадить дерево в любом другом месте, яблоки перезреют или получатся несъедобными. Однако легендарным этот сорт стал не из–за прихотливости к месту произрастания, а благодаря своим вкусовым качествам — это крупные, красивые и очень душистые плоды. Местные жители с ностальгией вспоминают аромат, который раньше разносился по городу во время цветения деревьев. В 1990-е годы местные яблоневые сады начали отдавать под застройку, а запущенные деревья гибли сами. Но несмотря на это, «апорт» до сих пор остается одним из главных символов Казахстана.

Сейчас на рынке существует явный дефицит: урожай этого сорта яблок, выращенный во всех садах в окрестностях Алматы, не сможет удовлетворить спрос даже на уровне региона.

«Ностальгия по «апорту» помогает продажам, однако сама ситуация с его уничтожением очень грустная, — говорит Андрей. — Мы пока не замахиваемся на возрождение этого сорта — на это понадобится не одно десятилетие и серьезные ресурсы. Но мы надеемся, что наш проект выльется во что–то более масштабное». 

Следуя принципам экологически рационального развития, Андрей и Тимур стараются использовать органические удобрения вместо химикатов, которые могут задерживаться в почве и отравлять ее. Такой подход обоснован общим трендом на потребительском рынке: люди хотят покупать местные органические продукты, поддерживать местных производителей.

«Чтобы вырастить подобный сад на Западе, нужны огромные денежные вложения, и сам сад превращается в лабораторию, с помощью которой поддерживается ряд обязательных условий. Мы общались с европейскими исследователями, и они были сильно удивлены, в каких неприхотливых и естественных условиях деревья растут здесь», — рассказывает Андрей.

Все нужды садоводов–профессионалов в одном приложении

Уже сейчас запущенная система представляет собой решение из области Интернета вещей (IoT), когда взаимодействие «вещей», ранее не имевших возможности подключения к Интернету, позволяет получить новые данные, которые приводят к важным переменам. Алматинские предприниматели считают, что в будущем систему мониторинга для «умного» сада можно будет усовершенствовать, учитывая насущные нужды подобных агрохозяйств. Например, сегодня для охраны территории сада они используют обыкновенные датчики движения со световыми сигналами. В будущем эту охранную технологию можно объединить с системой мониторинга и использовать контроллеры модуля Intel Curie. При этом все данные будут передаваться централизованно, и не только на пульт управления охраннику, но и всем, у кого в смартфоне настроено приложение.

«Сейчас мы думаем о необходимости CRM-системы, в которой, помимо прочего, будет генерироваться аналитика для периода сбора урожая. Садовод–профессионал сможет централизованно собирать данные о прошлых урожаях, ценах, продажах, после чего он будет получать аналитику по каждому сезону. Таким образом, он сможет видеть тренды за несколько лет, получать прогнозы и на их основе планировать следующий сезон, — делится идеями Андрей. — Например, сейчас, чтобы узнавать прогноз погоды и контролировать полив, мы пользуемся простыми данными с наших смартфонов. В специально разработанном приложении мы могли бы получать более глубокий анализ погодных условий конкретно на той территории, где расположен наш сад».

Яблоневый сад на участке — уникальное природное богатство

  н а в е р х

Яблони в цвету, яблони, в густой листве которых, среди кружева веток скрывается множество спелых сочных яблок — таких вкусных, неповторимо-наливных. Эти детские воспоминания навсегда поселяются в сердце. И вот, кажется, что сад — это далекое прошлое, ушедшее туда же, куда и детство. В суете загазованного мегаполиса кажется, что сегодня нет больше яблоневых садов, в которых яблони — сильные, рослые, дающие ощущение полноты жизни и отдохновения.
На самом деле превратить милые сердцу

воспоминания в самую настоящую реальность сегодня можно, купив коттедж в Заокском районе Тульской области.
Заокский район — это уникальная в своей первозданности живописная, экологически чистая подмосковная территория. Она славится не только кристально чистым воздухом, девственными лесами, нетронутыми заливными лугами, но и природными историческими достопримечательностями, такими как роскошный яблоневый сад и графский пруд. И яблони, и пруд — это то, что осталось от графского имения, когда-то расположенного в этих местах.

И сегодня, бережно сохраняемый, плодоносящий яблоневый сад располагается на участках, на которых возводятся коттеджи — доступное,

комфортабельное загородное жилье, построенное в направлении Симферопольского шоссе. Это самое популярное ныне в разрезе транспортной доступности и природного комфорта подмосковное направление.
Дом в Заокском районе — это прекрасный выбор тех, кто хочет жить здоровой полноценной жизнью на чистом воздухе, в собственном имении, растя детей и возделывая великолепный сад — чудно цветущий весной и приносящий прекрасные плоды с середины лета до глубокой осени.

Купив коттедж в Заокском районе, вы получаете в собственность участок земли, на котором произрастают яблони, являющиеся как исторической

ценностью, так и ценностью сегодняшнего дня, радующей своих хозяев экологически чистыми плодами. Известно, что человек, который родился и вырос в средней полосе России и получающий в качестве фруктовой части пищевого рациона только яблоки, более ни в каких плодах не нуждается. В том отношении, что яблоки содержат все необходимые микроэлементы, витамины, пищевые волокна и прочие важные для нормальной жизнедеятельности «среднерусского» организма вещества. А есть яблоки из собственного сада, расположенного на участке близ своего загородного коттеджа — что может быть лучше?
Яблоневый сад, располагающийся на участке земли,

на котором построен коттедж, является уникальным живым памятником природы. В старину все деревья в яблоневых садах были большими. И это не просто вариации на тему крылатого выражения, которое «у всех на устах». На самом деле современный (посаженный в наши дни) яблоневый сад, как правило, составляют яблони среднерослых сортов, а часто карликовых или колонновидных.
Сильнорослые же яблони, то есть те самые «большие» — сегодня практически не сажаются. В то время как именно они и есть олицетворение, воплощение настоящего яблоневого сада. И именно такие яблони произрастают на участках в коттеджных поселках Заокского района по Симферопольскому шоссе.
Наслаждайтесь плодами природы и собственного труда — яблони Заокского района ждут своих хозяев!

Похожий материал:
коттеджи направление Симферопольское | Симферопольское шоссе дом | дома дачи по Симферопольскому шоссе | dancinggreen — экологический курорт европейского качества в Тульской области

Садоводство как семейный бизнес – опыт Татьяны и Остапа Прокопец • EastFruit

Совсем недавно EastFruit рассказывал о стремительном падении цен на яблоки и сложном положении украинских промышленных садоводческих предприятий. Впрочем, есть немало и новых, молодых садов с относительно небольшой территорией. Как они переживают «яблочный кризис», планируют экспорт и на чем экономят рассказывают молодые фермеры, владельцы хозяйства «Розенбург» Татьяна и Остап Прокопец.

— Расскажите, чем занимается Ваше предприятие? Какую площадь занимает?

Татьяна Прокопец: «Розенбург» – это наше семейное садовое хозяйство, расположенное в с. Рожеве, Старосамборского района Львовской области, в пограничной зоне с Польшей. Мы выходцы из Прикарпатья и всегда мечтали о совместном проекте – долго подбирали сферу, просчитывали варианты. Работая в течение многих лет в различных сферах – финансах, маркетинге, инвестициях, мы хорошо понимали и «подводные камни», и проблемы современных украинских предприятий, потому нам очень хотелось построить что-то не на год или два, а долговечное. Именно так пришла идея садоводства. История предприятия началась в 2012-14 годах, именно в это время мы начали собирать средства, выбрали земельный участок, начали строить инфраструктуру и собственно посадили первый экспериментальный сад. Увидев первые результаты (деревья принялись, даже дали первые плоды уже в первый год вегетации), решили структурировать всю работу, работать системно, создавая полноценное хозяйство. На сегодня в нашем ФХ «Розенбург» в обработке около 16 га сада.

— У Вас до этого был опыт в садоводстве?

Остап Прокопец: Нет. Для нас это достаточно рискованный проект, так как опыта не было ни у меня, ни у моей жены. Начинали фактически «с нуля» – переходя от теории к практике, мы и до сих пор учимся на своих ошибках, перенимаем опыт своих коллег-фермеров, экспериментируем, надеемся на успех. Интересно, что уже заложив сады, от старожилов села мы узнали, что еще во времена немецкой оккупации здесь был заложен фруктовый сад, и выращивались лучшие по качеству яблоки и груши.

— Сколько стоила закладка сада на начальном этапе?

О.П.: Обустройство 1 га сада в среднем стоило нам около 350 тыс. грн ($12 520).

— Почему решили заниматься именно садом? Не разочаровались?

Т.П.: Нам нравится заниматься практическим делом – когда ты сразу видишь результат работы. Помню, когда мы впервые приехали на участок земли, который потенциально рассматривали под ведение сельского хозяйства, мне казалось что это будет не реально. Вся территория заросла кустарником, не было коммуникаций (подведенного света, дороги, и т.д.). Мы прошли нелегкий путь, чтобы сейчас называть себя садоводами. Но как раз все эти нелегкие задачи и вдохновляют.

Конечно, в этом деле есть и «будни». Разочарование, страх, неудачи – к сожалению, также приходят. Чтобы заниматься садоводством нужно иметь большое терпение, так как период окупаемости достаточно большой (до 5 лет). Не скрою, экономический кризис отразился и на наших бизнес-процессах и просчетах. Некоторые масштабные проекты (например строительство системы капельного орошения) пришлось переносить из года в год. Механический полив оказался довольно затратным и трудоемким – и по времени, и по финансам. Но, когда нам звонят потенциальные покупатели, партнеры, приезжают посмотреть на наш сад, а коллеги-фермеры, делают комплименты – конечно, все это приносит радость, подбадривает и стимулирует не опускать руки. Ведь работаем мы по европейской модели садоводства.

— Что Вы имеете в виду?

Т.П.: Нам импонирует европейский опыт ведения хозяйства, так называемого семейного сада. Хорошо знаем чуть ли не каждое дерево, и работаем в саду на уровне с другими рабочими. Так мы лучше осознаем каждый этап производства, корректируем, совершенствуем его. Любой, даже самый лучший агроном, все равно не будет относиться к чужому делу как к своему, так и сам должен углубляться в технологию. Даже дома у нас висит график садоводческих работ и мы следим за ним. Сейчас не ставим себе целью достичь значительных результатов по урожайности, значительно важнее сам процесс. Большое количество работ принципиально выполняется вручную (в штате постоянно работает 5 человек), при минимальном влиянии техники. Даже высадка деревьев и прополка сорняков проводится вручную.

— Какие сорта используете? Как их подбирали?

О.П.: Это был долгий процесс. Выбирали коллегиально, учитывая рекомендации агронома (с точки зрения почвенно-климатических условий: культивации деревьев, морозостойкости, т.д.), и рыночный спрос (товарные сорта яблок, которые долго хранятся, пользуются высоким спросом). Именно поэтому, часть площадей отвели под отечественные сорта яблок («Ренет Симиренко»), а часть – под иностранные сорта, хорошо известные потребителю, с возможностью экспортировать: «Голден Делишес», «Лигол», «Рубин Стар», «Флорина», «Хоней Крисп», «Айдаред». Сорта были подобраны таким образом, чтобы продлить сезон, меньше тратить денег на хранение и максимизировать прибыли – традиционно, цена зимнего яблока выше.

 

— Какой урожай получили в этом году?

Т.П.: Хочу отметить, что свой сад мы высаживали в три этапа. Весной 2014 года был реализован первый пилотный проект – высажен так называемый «нижний» сад, и весной 2016 года – заложены новые молодые деревья – «верхний сад» – поскольку именно хозяйство находится на склоне горы Радыч. Работали по интенсивной технологии, чтобы получать урожай уже на 2-3 год после посадки. Последний был посажен весной 2018 года. Поэтому часть сада вступит в полное плодоношение в 2019 году. Самый молодой сад – уже после 2020 года. К сожалению в этом году, мы не получили запланированного урожая (5т/га). На это были разные причины – во-первых, мы не успели завершить строительство системы капельного орошения (недостаток финансирования). Во-вторых, весной 2017 у нас случилась неприятная история – кража в саду, в том числе саженцев, много деревьев были уничтожены, приходится сейчас докупать и досаживать.

— Вы использовали госдотации при закладке молодых садов?

О.П.: В этом году мы получили 80% компенсации осуществленных затрат по приобретению посадочного материала согласно Программе поддержки сельского хозяйства правительства – на развитие виноградарства, садоводства и хмелеводства. На самом деле это большая помощь нам, особенно когда наш проект – еще на инвестиционной стадии.

— Вы решили заниматься органическим садом. Почему? Какая перспектива, ведь цена органических яблок в Украине, ведь на них цена падает точно также, как и на обычные…

Т.П.: С каждым годом растет спрос на органическую продукцию, культура здорового питания, экологическая безопасность жизни растет, в том числе и у нас в стране. Кроме того, нам нравится экспериментировать – находить собственные пути по выращиванию яблок. Третий факт, один из важнейших – сады «Розенбург» территориально находятся в экологически чистой зоне в радиусе примерно 20 км нет никаких промышленных заводов, земля под садами никогда не подвергалась химическому воздействию, не была в обработке более 15 лет. Для борьбы с основными вредителями и болезнями используем феромонные ловушки. Основные удобрения нашего сада – сертифицированные органические, также используем перегной, торф, удобрение на основе скошенной травы, калий, фосфор, большинство работ в саду проводим механическим способом. Саженцы – также органические, выращенные под индивидуальный заказ. Итак, у нас есть все условия для выращивания интенсивного органического сада.

Относительно перспектив органической продукции. Во-первых, в странах ЕС рынок органической фруктовой продукции не закрыт, спрос на нее достаточно высокий. Органический сад – коммерчески может быть выгодным, примерно на 50% доходнее обычного сада, даже несмотря на меньшую урожайность.

Читайте также: Александр Пахно: Мы должны объединять объёмы яблок экспортного качества, чтобы Украину узнавали на внешних рынках

Цены на органическую продукцию выше в 3 раза, относительно обычной (3-9 евро/кг). Если экспортировать украинское органическое яблоко первого сорта (сырье для дальнейшей обработки) можно ожидать цену около 0,4 евро. Во-вторых, в Украине, примерно 10% садовых насаждений – это органические сады. Мы, фактически, являемся одними с первооткрывателей в этом направлении. Конечно, продавать на внутренний рынок органику не настолько выгодно, но пока органические сады в Украине – молодые, есть время на популяризацию домашних экологических продуктов среди населения.

-Сегодня цена яблок на рынке очень низкая. Как это коснулось Вас и Вашей прибыли?

О.П.: Да, действительно, ситуация критическая. Сегодня на оптовых рынках Украины цена на яблоко составляет 5-7 грн/кг ($0,18-0,25), то есть, оно стоит в 2 раза дешевле, чем год назад. В соседней Польше на рынке яблок ситуация подобная (а эта страна, потенциально для нас важна, так как наше хозяйство находится на приграничной территории, около 25 км до ближайшего населенного пункта). Немного спасает ситуацию тот факт, что наш сад – органический. Мы решили пойти длинным путем, при котором урожайность несколько меньше, требует длинных периодов, но мы надеемся продавать органические яблоки по более приемлемым ценам. В любом случае, не корчевать не бросать наше дело мы не собираемся.

— Какие варианты для себя Вы видите в этой ситуации? Возможно, переработку, сушку яблок?

О.П.: В данной ситуации, трудно спрогнозировать как будем двигаться дальше. Пока работаем над вопросом вывода сада к доходному уровню. Далее, если будет потенциально выгодно вкладывать в переработку, пойдем на такой шаг. У нас небольшой бизнес, поэтому о таких шагах можем думать, но только будучи в кооперации или ином союзе с фермерами. Переработка, сушка, морозильные камеры – все это затратные проекты, и коммерчески выгодны при больших объемах продукции.

Сейчас много больших яблочных садов, как таким небольшим быть конкурентными?

О.П.: Мы изначально не ставили себе задачу конкурировать с крупными агропроизводителями. Нам нравится европейский подход к этому делу – небольшие (до 20 га) семейные хозяйства, владельцы которого знают каждое посаженное дерево, знают все «слабые» и «сильные стороны» своего бизнеса. Повторюсь, наш сад – органический, большинство работ выполняется вручную, механически. Мы, фактически, контролируем каждый этап производства, корректируем, совершенствуем его.

— На чем, по Вашему мнению, начинающий садовод может сэкономить?

Т.П.: Наш опыт свидетельствует о том, что можно существенно сэкономить на садовом инвентаре, технике, оборудовании, других материалах, и при этом приобрести качественные вещи, стоит ехать за границу, например, в Польшу. Местные фермеры знают толк в яблочном бизнесе, у них можно подсмотреть и технологические новинки, и приобрести относительно дешевые материалы для садоводства, в том числе, ранее используемую технику. К примеру, специальные шпалеры итальянского образца мы увидели на польском стенде на выставке садового оборудования в Италии, а затем сделали свой аналог у нас, в Украине, таким образом сэкономив не менее половины стоимости.

— Как планируете налаживать сбыт, в частности, экспорт яблок?

Т.П.: Ведем переговоры с потенциальными покупателями (одним из украинских агрохолдингов, сетевыми магазинами). Рассматриваем вариант вступления в кооперацию органических производителей в такой ситуации нам будет проще и быстрее выйти на экспорт. Но пока у нас задача №1 — вывести сад на прибыльность.

Какие ошибки сделали при обустройстве сада? Чтобы сделали иначе, если бы закладывали сад сейчас?

О.П.: Сегодня скорее всего не вкладывали бы в садоводство (учитывая цены на электроэнергию, дизельное топливо, девальвацию гривны, и т.д.). Что касается ошибок, то их было множество. Садоводство требует больших капитальных вложений сразу. С экономической точки зрения найти компетентных людей в селе, к сожалению, как оказалось вопросом не из легких. Большинство населения в нашем районе ездят на сезонные работы в Польшу. Что касается молодежи – желающих работать «в поле» не так много. Как руководителю предприятия, мне приходится решать много технических вопросов самостоятельно. А это отвлекает от управленческой работы. Возделывание земли, посадку деревьев, прокладку оросительной системы – все эти процессы нужно делать одновременно. Сейчас понимаем, что в нашей ситуации нужно было искать партнера, инвестора так как финансово мы были не готовы стартовать с таким масштабным проектом.

— Многие фермеры которые имеют небольшие предприятия, пытаются получить дополнительную прибыль. К примеру, проводят экскурсии на ферме, приглашают горожан на сбор урожая, зарабатывают на экотуризме. Есть ли у вас подобные идеи?

Т.П.: Да, хотим со временем превратить село в рекреационную зону для семейного отдыха, где каждый сможет найти дело для души – не только собрать в садах яблоки, но и ягоды и грибы из лесов, отдохнуть от «давления» мегаполиса. Благодаря расположению на границе с Польшей, мы сможем принимать не только украинцев, но и иностранцев и пропагандировать экотуризм. Уже сейчас на территории хозяйства нами запланирован ряд мероприятий для детей и взрослых, надеемся привлечь к этому делу как можно больше людей, энтузиастов.

EastFruit


Использование материалов сайта свободно при наличии прямой и открытой для поисковых систем гиперссылки на конкретную публикацию.

Основные новости и аналитика плодоовощного рынка на Facebook и в Telegram — Подписывайтесь!

«Время ублюдков…» Памяти погибшего яблоневого сада в Татарстане

Старинный яблоневый сад в Ключищах Верхнеуслонского района Татарстана вырубили. Он простоял 150 лет, еще со времен, когда усадьбой владели маркизы Паулуччи. Впрочем, есть версия, что заложили сад еще при Нарышкине, а значит ему больше 200 лет.

Дальше случились революция, крушение СССР, новая Россия – сад все стоял. Теперь же, как пишет «Вечерняя Казань», уникальное место превратилось в кучу пеньков и будущую строительную площадку. Жители происходящим, мягко говоря, недовольны.

Участок, где находился яблоневый сад, был переведен из земель сельскохозяйственного назначения в категорию ИЖС в 2006 году. То есть по документам все выглядит вполне законно. Однако для жителей вырубка – личная трагедия. Что до липовой аллеи, пока в зону риска по бумагам она не входит, тем не менее, в Верхнеуслонском районе теперь ждут любой подлости – находятся липы слишком близко от места застройки. Кстати, глава Октябрьского сельского поселения Шамиль Азизов в беседе с журналистами рассказал, что не знает, кто отдал земли сада и парка под строительство. Не знаком Азизов и с новым владельцем участка.

Последует ли реакция правоохранительных органов, пока неясно. Зато реакция общественности уже есть, ей и делимся.

«Какая это все-таки беда жить под властью людей, жадных и недалеких»

Журналист Владимир Герасимов одним из первых обратил внимание на вырубку. Историей он поделился на личной странице в Facebook.

«В прошлом году яблони в Ключищах отдыхали. А в этом — буйное цветение. Заехал на Ключищинскую гору в бывший сад маркизов Паулуччи полюбоваться белым цветущим морем яблонь, поздороваться с ним. И ужас: все яблони срублены и, видимо, еще до цветения.

Долго держался этот сад — более ста лет. После того, как его отобрали у его создателей и владельцев маркизов, сначала в их старинной усадьбе устроили курорт — санаторий для чахоточных — горный ключищинский воздух должен был их лечить, а фрукты из сада и оранжереи подкреплять. Потом в усадьбе был дом отдыха. Позже устроили сельхозтехникум. Потом училище подготовки колхозных бухгалтеров и счетоводов. Его директор после войны оказался рачительным хозяином, охранял сад, были сторожа с ружьями, заряженными солью, конный разъезд по периметру. А периметр этот замечательный — четыре аллеи: березовая, дубовая, сосновая и липовая.

Мы поселились в Ключищах в 1987 году. Техникума уже не было. В усадьбе уже было что-то вроде общежития работников местного кирпичного завода — бывшего старинного завода Нарышкиных, потом Паулуччи. На сад в августе-сентябре делали набеги казанцы, трещали ветви и стволы старых деревьев, мешками на ОМиках везли в город мешки, корзины и сумки с яблоками.Но сад все терпел. И каждый год цвел и плодоносил. И первый раз — в прошлом году отдыхал, как будто в предчувствии скорого конца. А нынче ему уже цвести не дали.

Начало конца было положено в 90-х. Красивейший амфитеатр сада, с почти театральным видом на дальнюю Казань, вместе с руинами бывшей оранжереи и ее котельной были захвачены чиновниками Минпроса РТ под предлогом того, что здесь когда-то было подведомственное ему учебное заведение. Как говорил Жванецкий: что охраняем, то имеем, ничего не охраняем — ничего не имеем. Дачники от просвещения кроме дач тут же построили мечеть.Но, кроме этого, оттяпанного угла сад продолжал жить, его не трогали.

Но вот в 2008-2011 годах пришли строители, вернее ломатели, разрушили, снесли саму усадьбу XVIII-XIX веков в бывшем барском парке. Сам парк огородили высокой каменной стеной из силикатного кирпича. За стенами появились коттеджи для руководства Вертолетного завода, дом и часовня для архиепископа и самой инициаторши разорения — главы банка «Заречье» Н. В. Девятых. Она на мой негодующий вопрос: как можно было уничтожать памятник культуры, усадебного зодчества, заявила: зато я храм восстановила, кому нужна ваша культурная рухлядь.

И вот дошла очередь и до сада. Конечно, не без ведома районного начальства. Какая это все-таки беда жить под властью людей, жадных и недалеких, у которых ничего личного, ни памяти, ни души, только бизнес.

Да, восстановлена церковь, но почему нельзя было восстановить усадьбу, возродить, освежить яблоневый сад — засадить новыми, молодыми, самыми разными сортами и, конечно, нашими старинными, волжскими, такими, как Антоновка, Боровинка, ренет Крюднера — Волжская красавица, ренет Симиренко. Можно было бы начать именно с Ключищенского сада возрождать наши волжские сады Горной стороны. Но для этого нужны настоящие хозяева, настоящие люди, у которых кроме бизнеса есть личное отношение к истории, культуре, родине…

Это одна из четырех аллей периметра бывшего сада маркиза Паулуччи в Ключищах — северная. Она лучше всех сохранилась. Западная — Березовая- сохранилась хуже, потеряла геометрическую четкость. Южная — Дубовая — фрагментарна. Так же размыта и местами порушена Сосновая аллея.

Липовая аллея — настоящий природный памятник. Кто приезжает в Ключищи, обязательно пройдется по ней с чувством восторга, пусть даже неосознанного.

Нашелся местный патриот, который смастерил в аллее прочные, долговечные и удобные скамьи, за что ему особая благодарность от пожилых людей.

При нашем политическом устройстве очень важно, чтобы у президента были такие советники, как Олеся Балтусова по старой Казани, Наталья Фишман по ее садам и паркам — и кто-то по старинным усадьбам республики. Ведь от них уже почти ничего не остается.

А Ключищенский яблоневый сад надо, конечно, спасать. Предназначение этой земли переписано несколько лет назад — вместо сельскохозяйственного использования, т. е. в качестве плодового сада, в кадастр вписали «для индивидуального жилищного строительства». Коррупционная составляющая так же видна, как срубленный по весне сад».

«Надо что-то делать»

Математик Юрий Волков предложил разработать план действий:

«Родился и всю жизнь прожил в Казани, но, к сожалению в Ключищах — совсем рядом (!) практически не бывал. Слышал о том, что там необыкновенный яблоневый сад… А теперь вот, случайно «зацепив» в ленте ФБ публикацию Владимира Герасимова от 17 мая, познакомился и с другим материалом на его странице об этом необыкновенном «околоказанском» месте, о том, что оно гибнет, о переживаниях-сожалениях-возмущениях очень неравнодушных людей в этой связи и т.д.А сколько уже таких мест и около, и в самой Казани ушло или почти ушло в небытиё… Действительно — надо что-то делать! Есть некоторые соображения. Пока начал обсуждать этот вопрос с Ильей Чирковым. Присоединяйтесь».

«Везде теперь у нас варвары заправляют»

Накануне на проблему обратил внимание и политолог Евгений Сатановский. Своей позицией он поделился в личном телеграм-канале «Армагеддоныч».

«Вырубили в Ключищах под Казанью старинный яблоневый сад. Знаменитое было место. Полтора века продержалось, сохраняя память о Нарышкиных и Паулуччи, всё пережило, но в начале третьего тысячелетия с ним покончили. Дома там теперь стоять будут. Как уж там будет житься в этих домах руководству местного вертолётостроительного завода, да бывшей банкирше, которых все местные жители сто раз уже за вырубку сада прокляли, сказать трудно. Но, наверное, неплохо. Деньги у них есть, связи есть, по документам всё правильно оформлено… Что ещё надо богатым влиятельным людям в наше время?

Чтобы их уважали? Так это смотря кто. Сами-то себя они очень даже уважают. И начальство их, наверное, ценит. А что всё, что под таких, как они, красивое и людям нужное, попадает, пропадает и уничтожается, так это у нас теперь везде. Зачем в стране природоохранные ведомства? Чтоб нужным людям нужные бумаги оформлять и не мешать, когда и, если те на чём-то заработать решили. До Бога, как всегда, высоко, до царя далеко… Да и на чьей они стороне будут, и тот, и другой? Вопрос риторический. Тут если, по справедливости, чего хотеть, так нет её, как и не было. А если с точки зрения классового подхода, и вообще всё понятно.

Впереди у местных ещё много разочарований. Реликтовую липовую аллею ещё хозяева земли пока не вырубили, а она тоже место занимает, которое продать можно. Легко и радостно наши хозяева жизни родину курочат. Во-первых, деньги зарабатывают, а это теперь святое, а во-вторых, демонстрируют, кто в стране хозяин. Им кто что сделает? Времена нынче не те, что прежде. Красного петуха не подпустят, на вилы не поднимут. Да и найди ещё те вилы… И к стенке не поставят, по крайней мере, пока. А если что, они сами кого хочешь в порошок сотрут. Долго ли? Хоть по суду, хоть киллера нанять. Это теперь запросто.

Местную церковь, правда, те, кто усадьбу разорил, восстановили. Отмаливать их там будут. А что здание усадьбы снесли и, опять же, насчёт сада распорядились так, как распорядились, тут они в своём праве. Хреновое это право, да ведь оно по всей стране такое. Так что даже и не поймёшь, кто хуже: свои начальники или оккупанты какие. А, впрочем, какая разница? Бессилен против этой заразы ходячей и ненасытной обычный человек. Да и какой угодно бессилен. Везде теперь у нас варвары заправляют. Хоть в Москве, хоть в Питере, хоть под Казанью… По всей России так. Сами про патриотизм бесконечные лекции читают, сами его и гнобят на корню. Время ублюдков…»

Журналист и публицист Александр Сосновский, делясь колонкой Сатановского, коротко добавил: «Время ублюдков» — формула предложенная Армагеддонычем мне нравится. Точно и кратко».

что получилось из первого в регионе промышленного яблоневого сада

Яблони в Калининградской области стали высаживать в промышленном масштабе с 2013 года — когда власти активно занялись развитием в регионе садоводства. Из-за контрсанкций, из-за которых оказался заблокирован импорт польских яблок и фруктов из других стран, темпы закладки плодовых плантаций ускорили. «Мы должны, независимо от того, будет продолжаться действие указа [президента] или не будет, обеспечить регион собственными яблоками, грушами и ягодами. Причём в ускоренном порядке», — напутствовал чиновников занимавший тогда пост губернатора Калининградской области Николай Цуканов. 

Осенью 2014 года в регионе разбили яблоневые сады в Полесском, Гвардейском и Багратионовском округах общей площадью 50 гектаров. Но первый объект, на котором стали выращивать фрукты в промышленном масштабе, появился под Черняховском. Ещё до продуктового эмбарго крестьянско-фермерское хозяйство «Калина» разбило здесь сад на 20 гектаров, использовав белорусские саженцы. За пять лет огромная плантация приобрела очертания, и молодые деревца уже хорошо видны автомобилистам, едущим по трассе Черняховск — Советск. Редакция Калининград.Ru рассказывает, каким стал первый в области интенсивный яблоневый сад.


«Посадить гектар интенсивного сада стоит не меньше миллиона. Это с поливом, со шпалерой и с закладкой на гектар», — рассказывает основатель КФХ «Калина» Сергей Чечулин, прогуливаясь с делегацией областного правительства между рядами цветущих яблонь. Пять лет назад фермерское хозяйство привезло сюда саженцы из зонального института растениеводства Национальной академии наук Белоруссии. На территории высадили ранние, осенние и зимние сорта. «У нас когда Балтийский день поля проходит, 20-30 июля, мы уже собираем первые плоды», — говорит аграрий.

Однако большой урожай от молодого сада получить пока не удаётся. В хозяйстве «Калина» говорят, что в 2018 году рассчитывали получить 400-450 тонн яблок, но прогноз не сбылся. «В итоге мы практически ничего не собрали. Было в районе 50-70 тонн. Сейчас деревья отдохнули, надеемся, что урожай будет получше. Сад очень большой. 400 тонн он нам должен давать», — не унывают аграрии.

Мы были первыми. Кучу ошибок, конечно, наделали. Это мы теперь понимаем, — поясняет Сергей Чечулин. 

Министр сельского хозяйства региона Наталья Шевцова вспоминает, что при закладке этого сада промахи случались часто. Привозили и неподходящее оборудование. «Даже трактор мог быть не тот», — рассказывает чиновник.

Над закладкой сада областной Минсельхоз работал в тесном сотрудничестве с агрономами и владельцами КФХ «Калина» Сергеем и Денисом Чечулиными.

Куценко (Анатолий Куценко, — прим. Калининград.Ru) был тогда директором департамента экономики [инвестиций и регулирования рынков АПК Минсельхоза России]. Сам он — экономист тире агроном. Вот сидели с ним на телефоне тогда, писали. Он говорит: «Ну пиши, потом нам присылаешь». Так и было, Антон Андреевич. «Скважину включаем или не включаем?» — Большие консультации, потом решили: не включаем, иначе вся Россия будет заниматься только скважинами. Было много вещей, которые просто откатали на посадке этого сада, — рассказывает Наталья Шевцова нынешнему губернатору Антону Алиханову.

Сейчас ухоженная плантация не только украшает территорию посёлка Калиновка, но и используется для проведения спортивных соревнований. «Ежегодно, уже третий год подряд, проходит знаменитый легкоатлетический кросс в рамках областного первенства по лёгкой атлетике. Тут такая красота, столько народу всегда собирается…», — говорит глава администрации Черняховского округа Сергей Булычев.

Рядом с садом фермеры построили специализированное хранилище для яблок. За счёт использования современных технологий в нём поддерживают необходимую влажность. В мае 2019 года рядом с яблоневой плантацией торжественно открыли плодово-ягодный питомник. Территорию, на которой выращивают саженцы разнообразных плодов и ягод, Чечулины развивают совместно с белорусским аграрием.

Яблоневый сад бизнес в селе

Яблоневый сад бизнес идея. Интенсивная технология яблоневого сада.

В этой статье пойдёт речь об интенсивной технологии создания и возделывания яблоневого сада, которая позволяет получать урожай на следующий год после посадки саженцев яблонь, с третьего года Вы будете получать стабильную прибыль ежегодно.

.

Если Вы владеете даже небольшим участком земли, у Вас есть возможность создать небольшой семейный яблоневый бизнес и получать каждый год стабильный доход.

Что для этого нужно – посадить яблоневый сад с использованием интенсивной технологии. Сразу хочу отметить, что уже давно прошли те времена, когда после посадки сада прибыль нужно было ждать как минимум через 7 лет, то есть вложения окупались достаточно долго. Конечно, такая перспектива мало кого привлекает, но технологии не стоят на месте, и теперь применяя интенсивный метод, достаточный урожай яблок можно получать уже на следующий год после посадки деревьев – 15т/га, на 4 год – 30 – 35т/га, на 6 год более 50 тонн с гектара.

Яблоневый сад по технологии интенсивного выращивания, основан на использовании высокорослых популярных сортов (Голден делишес, Ред делишес, Джонаред, Симоренко, Айдоред, Старкинг, Рояль делишес, Стейман и др.) на  карликовых подвоях (М – 9, М -26, Д – 1071, Р – 22 и др.), высокой плотности посадки деревьев на 1 га – 2000 – 5000 яблонь, особой методике обрезки кроны деревьев.

Наиболее широкое распространение в садоводстве имеет карликовый подвой  М 9, который является международным стандартом карликовых подвоев. Яблони, привитые на М 9, начинают плодоношение на следующий год после посадки. Но основной недостаток этого подвоя – корневая система находится в верхних слоях почвы и как следствие низкая морозостойкость подвоя (-11 С), при наличии снежного покрова зимой эта проблема не существенна, в районах с возможными низкими температурами проблему решают окучиванием корневой зоны землёй или органикой.

Интенсивная технология яблоневого сада.

Начинать посадку яблоневого сада рекомендуется весной, при этом посадочные места подготавливаются с осени. Схемы размещения деревьев зависят от планируемой обрезки кроны, при обрезке по типу «стройного веретена» — междурядья оставляют — 4м, деревья между собой в ряду – от 1,2 и до 1,5м, при обрезке по типу «суперверетено» — междурядья от 3 до 3,5м деревья между собой в ряду от 0,6 до 0,8м.

Посадку саженцев, производят в подготовленные лунки соответствующего размера, на почвах богатых чернозёмом размер лунок — 60 х 60, на дерново подзолистых и серых лесных размер — 1,0 х 1,0 м. На дно лунок вносят по 25 кг торфо — перегнойной смеси, 40 г. – фосфорно калийных удобрений, если почва под посадку песчаная, на дно лунки укладывают водоупорный глиняный слой в 15 см.

При посадке саженец необходимо достаточно полить 3 — 4 вёдрами воды. Саженец сразу обрезают, оставляя 6 почек от высоты штамба, высота штамбов обычно при интенсивном методе составляет выше 80 см, это необходимо что бы будущие плоды на нижних ветках не наклонялись прямо на землю.

Яблони в интенсивном саду должны иметь дополнительную опору, это может быть проволочная шпалера, которая представляет собой вкопанные в землю бетонные столбики на расстоянии 25 метров друг от друга, с натянутой оцинкованной проволокой на высоте 0,5 м и 2 м. Также опорой может служить сосновый кол высотой — 2 – 3 метра, обработанный креозотом или любым доступным антисептиком. Опора необходима для поддержания дерева в вертикальном положении и подвязки плодовых веток во избежание их обламывания под весом плодов. Подвязку производят синтетическим шпагатом или пластиковой подвязкой.

Важным этапом в интенсивной технологии служит правильная обрезка кроны яблони, при высокой плотности посадки деревьев требуется сформировать крону таким образом, чтобы избежать затенения соседних деревьев, при этом высота кроны не должна превышать 2,5 – 3 м. Хорошо зарекомендовала себя обрезка, «стройное веретено» которая представляет собой крону подобную веретену. Также садоводы успешно формируют кроны по типу «суперверетена».

Почву в приствольных участках (0,5 – 0,7м.) содержат без сорняков, мульчируют сухими иглами хвойных пород, щепой из коры, или обрабатывают гербицидами для поддержания в чистом состоянии. Не рекомендуется обрабатывать почву в приствольных полосах возле деревьев механически садовой фрезой, которая повреждает корни карликовых штамбов, также при механической обработке структура слоя почвы поднимается, уменьшая теплоотдачу, что способствует повреждению корневой системы в периоды сильных заморозков.

 

Большинство садоводов предпочитают обработку приствольной почвы гербицидами. Обработку гербицидами производят в безветренную погоду, при этом избегая попадания раствора на листья и штамбы деревьев. В европейских странах садоводы используют такие гербициды: — Симазин, Азотоп, Керб, Раундап, Глифосат, Фосулен, Нитосорг.

Междурядья обрабатывают периодическим скашиванием травы ротационными косилками, измельчённую траву оставляют на междурядьях для создания мульчи. Измельчение травы обязательно,  если косилка не измельчает, то такую траву нужно обязательно убирать с междурядий.

Для ухода за садом очень важным моментом будет обработка яблонь против насекомых вредителей опрыскиванием контактными инсектицидами: — Бензофосфат, Олеокуприт, Карбофос, Трихлороль – 5, препаратами системного действия – Инсегар, Каратэ зеон, Актара. При не своевременной обработке вредители могут нанести существенный ущерб будущему урожаю.

Основа интенсивного яблоневого сада – полив. Без дополнительного полива Вы не получите высокие урожаи, полив можно осуществлять любым доступным методом, предпочтительным вариантом будет забить скважину и установить насос, также широкое применение нашли системы капельного полива с одновременной подачей растворов удобрений, которые экономят энергоресурсы, воду, уменьшают рост сорняков, снижают трудозатраты.

Яблоневый сад бизнес.

Яблоневый сад по интенсивной технологии приносит урожай уже на следующий год после посадки саженцев, и на 3 — 4 год достигается урожай промышленного уровня, бизнес на яблоневом саду приносит ежегодно стабильную прибыль.

Для посадки яблоневого сада по интенсивной технологии понадобится закупить в питомнике сортовые саженцы стоимость каждого около — 3$, также придётся потратиться на организацию полива (забивка скважины, насос, шланги), установку опор для деревьев, покупка удобрений, гербицидов. На время созревания урожая следует позаботиться о охране сада. Для уборки урожая нанимаются сезонные работники.

Яблоки можно сразу реализовать оптом, но если есть подвальное помещение для хранения, то имеет смысл продавать урожай в зимний период, когда цена на яблоки возрастает примерно в два раза. Некоторые садоводы самостоятельно продают яблоки на рынке.

Бизнес на яблоневом саду – это инвестиции для Вас и Ваших детей.

Поделитесь этой идеей бизнеса в соц. сетях

Парк «Яблоневый сад»: фото, история, как добраться

Парк «Яблоневый сад» расположен во Фрунзенском районе Петербурга. Это уникальное место привлекает не только жителей района, но и всех петербуржцев. Парк очень тихий, солнечный, с большим количеством обустроенных зон отдыха. Особенно «Яблоневый сад» хорош весной, когда зацветают многочисленные плодовые деревья.

В 2008 г. была проведена реконструкция сада, построены велодорожки, велодромы, места для катания на роликах и гироскутерах. В парке было высажено несколько сотен яблонь и груш, установлены красивые скамейки. Особой гордостью «Яблоневого сада» являются клумбы с огромным количеством редких цветов. Парк расположен на излучине реки Волковки: перед туристами открывается потрясающий вид.

Сад был посажен в 30-е гг. 20 в. и являлся частью совхоза «Ударник». В 1952 г. совхоз был закрыт, и около года местность не имела вообще никакого владельца. Яблоневый сад начал стремительно погибать. В 1972 г. ленинградские власти передали объект управлению садов и парков Фрунзенского района. Тем не менее, реставрационные работы в саду начались только в 2007 г. В настоящее время парк расположился на территории в 15 га, на которой растет 650 ухоженных яблонь, груш и слив.

Кто решит посетить парк «Яблоневый сад», следует знать пору цветения плодовых деревьев. В среднем, она приходится на период с 15 по 17-ое мая. В это время сад преображается, начинается настоящее природное шоу. На каждое дерево словно бы опускается белое или розовое облако. Воздух в парке насыщается нежными ароматами.

В 2012 г. в парке было высажено больше 3 тыс. многолетних тюльпанов – настоящее цветочное море. Также были проведены работы по организации освещения: во всех аллеях «Яблоневого сада» появились красивые фонари, гости парка получили возможность гулять здесь не только днем, но и ночью.

Отличительной особенностью «Яблоневого сада» является огромное количество дорожек. По типу покрытия дорожки делятся на три вида – асфальтированные, гравийные и замощенные брусчаткой. Благодаря разнообразию и качеству дорожек, в парке отлично себя чувствуют любители велосипедов, самокатов, гироскутеров, роликов. Очень удобно и легко передвигаться и женщинам с детскими колясками.

В парке есть зона для любителей экстремального спорта. На трех горках высотой до 8 м. велосипедисты и ролеры совершают головокружительные трюки.

Посреди парка находится небольшой пруд, через который переброшен мост. Этот мост жители Фрунзенского района называют «Мостом молодоженов» — пары приходят сюда, чтобы сфотографироваться и навесить на перила замочек в знак нерушимости своих чувств.

В парке работают пункты по продажи мороженого, сладостей, прокат велосипедов, роликов и гироскутеров. Взрослые могут покататься здесь на лошадке, а дети – на пони.

Для самых маленьких в парке разбит «Детский городок» с веселыми аттракционами, батутом, качелями и каруселями. Ребят развлекают клоуны и аниматоры.

Один из самых популярных среди малышей аттракционов – прогулка по воде. Ребенка помещают в прозрачный надувной шар и опускают в специальный бассейн. Шар начинает катиться по воде к огромной радости малыша.

«Яблоневый сад» долгое время находился под угрозой застройки, но жителям Фрунзенского района удалось отстоять свой уголок природы посреди мегаполиса. В настоящее время парку ничто не угрожает.

В парке регулярно проходят фестивали, праздничные мероприятия, ярмарки цветов.

Рядом с парком находится бесплатная парковка, на которой посетители могут оставить личный транспорт.

Как добраться:

[yandexMap name=»Парк «Яблоневый сад»» description=»Санкт-Петербург, ул. Белградская, 16″]Санкт-Петербург, ул. Белградская, 16[/yandexMap]

В яблочной стране Вашингтона мелкие и средние фермеры должны адаптироваться к меняющейся экономике, вкусам потребителей и технологиям

ЧЕЛАН, Вашингтон — В дождливый день на холмах над озером Челан Дэйв Робисон проверяет свои цветущие яблони.

днями ранее он обработал деревья в своем саду площадью 120 акров, чтобы убрать несколько цветков, оставив только самые выносливые.

Это работа, которую Робисон помнит со своим отцом.До этого его дедушка впервые начал выполнять эту работу в районе Челан в конце 1950-х годов. Теперь это задача, которую он выполняет со своим 27-летним сыном.

Но яблоневые сады среднего размера, такие как сад Робизонов, исчезают.

Около десяти лет назад в Вашингтоне было 4000 независимых производителей яблок. По словам Тодда Фрайовера, президента Вашингтонской комиссии Apple, сегодня их 1450 штук.

Эта тенденция характерна не только для производителей яблок.

По всему штату фермы среднего размера вырубаются из-за экономического и социального давления.Яблочная промышленность, самая крупная культура в штате, указывает на некоторые из причин все более консолидированной отрасли.

«Я знаю более чем одного фермера, который все еще очень усердно занимается сельским хозяйством, и им 80 лет», — сказал Робисон. «Слишком много частей находится вне нашего контроля».

«Вы можете быть лучшим фермером в мире и все равно разориться», — сказал он.

Дани Монро, королева кашемира 2017 года, катается на платформе для цветения яблони во время Grand Parade Wenatchee’s Stemilt Growers Grand Parade во время фестиваля Apple Blossom 2017 в субботу, 6 мая 2017 года, в Венатчи, штат Вашингтон.(Тайлер Тьомсленд / The Spokesman-Review)

Промышленность и культура

В начале мая тысячи людей выстроились на улицах центра города Уэнатчи, чтобы посмотреть грандиозный парад 98-го фестиваля цветения яблони в штате Вашингтон, проводимый производителями стеблей.

На свинцовой поплавке сидела розово-серебряная, покрытая мишурой, конструкция в форме яблока. Двое подростков, королева цветения яблони и принцесса, махали рукой под аплодисменты зрителей.

«Кто-то в вашем мире занимается яблочной промышленностью.Вот как здесь обстоят дела », — сказала Дарси Кристоферсон. «Вы каким-то образом привязаны к яблочной индустрии».

Кристоферсон — организатор Фестиваля цветения яблони и бывшая королева.

Дани Монро, королева кашемира 2017 года, катается на платформе для цветения яблони во время Grand Parade Wenatchee’s Stemilt Growers Grand Parade во время фестиваля Apple Blossom 2017 в субботу, 6 мая 2017 года, в Wenatchee, Вашингтон (Tyler Tjomsland / The Spokesman-Review)

Кристоферсон сказал, что 100 000 человек посетят 11-дневный фестиваль с его парадом, автомобильным шоу и другими мероприятиями, посвященными цветению доминирующих сельскохозяйственных культур штата.

окраинные города создают свои собственные поплавки. В параде, который длился около полутора часов, участвовали школьные оркестры, победившие школьные спортивные команды и клубы 4-H.

«Я всегда говорю, что цветение яблони — это своего рода воссоединение семьи», — сказал Кристоферсон.

Прозвище Венатчи? Apple, столица мира.

За день до парада Боб Боссен проехал по окраине Венатчи. Остановив свой грузовик посреди дороги, он указал на незавершенное строение.Домики для проращивания строятся на территории бывших садов.

«Полевые люди, вероятно, худшие водители в мире, потому что мы всегда пялились на фруктовые сады», — сказал он.

Но все больше и больше он указывает не на фруктовый сад, а на жилую застройку.

Боссен занимается садоводством уже 45 лет. Его дед владел яблоневыми садами, как и его отец. Но Боссен продал свою землю — около 15 акров — более крупному производителю, когда его дети не были заинтересованы в продолжении бизнеса.

Сейчас он работает в компании Northern Fruit Company, помогая поддерживать здоровье садов. По его словам, отрасль изменилась. Все меньше и меньше молодых людей заинтересованы во все более конкурентном и трудном бизнесе.

«В нашей отрасли наблюдается значительная консолидация», — сказал Фриховер из комиссии. «Это продолжается, и я думаю, вы видите это во всем сельском хозяйстве».

Более высокие урожаи, более совершенные технологии, меньшее количество фермеров

Данные переписи Министерства сельского хозяйства США свидетельствуют о сокращении количества фермерских хозяйств среднего размера в Вашингтоне.В 1997 году насчитывалось 8 446 ферм размером от 50 до 219 акров.

В 2012 году насчитывалось 7 276 ферм такого размера.

Одна и та же история по всей стране. Согласно статье 2014 года Дэниела Самнера, профессора экономики сельского хозяйства и природных ресурсов Калифорнийского университета в Дэвисе, размер коммерческих ферм увеличился более чем вдвое за последние 20 лет.

«Коммерческое сельское хозяйство в Соединенных Штатах состоит из нескольких сотен тысяч ферм, и эти фермы продолжают становиться все меньше и меньше», — пишет Самнер в заключении статьи.

Эрнан Лемус, оператор станка Northern Fruit Co., управляет сложной системой, которая использует более 47 камер для фотографирования отдельных яблок для сортировки в пятницу, 5 мая 2017 года, в Northern Fruit Co. в Венатчи, штат Вашингтон (Тайлер Тьомсленд / Пресс-секретарь -Обзор)

Яблочная промышленность Вашингтона не исключение. За последние 10 лет количество независимых производителей упало с 4000 до 1450, что на 63 процента меньше, хотя общая площадь посевных площадей примерно такая же.

Дэйв Робисон сказал, что снижение связано с уникальной природой яблочного бизнеса. В среднем фермеры, выращивающие яблоки, могут получать 40 урн на акр, в то время как одни производители производят больше, а другие — меньше.

«Вы берете пшеницу, все в основном производят одно и то же», — сказал Робисон. «Но некоторые парни зарабатывают в три или четыре раза больше, чем другие, с плодами деревьев».

Частью того, что делает возможным повышение продуктивности, являются новые технологии и системы посадки фруктовых садов.Однако внедрение этих систем может оказаться непомерно дорогостоящим для небольших предприятий.

Как только эти системы будут внедрены и садоводы станут более эффективными, разрыв между большими и маленькими увеличится.

«Это никогда не было таким, как сейчас, никогда», — сказал Робисон.

Карина Галлардо, профессор штата Вашингтон, изучающая экономику древесных плодов, сказала, что к консолидации ведут несколько факторов.

Первое, по ее словам, — это рост затрат на создание фруктового сада или открытие бизнеса.

Существует также элемент времени: фермерам может потребоваться много времени, чтобы получить деньги за свой урожай.

Она также заметила рост затрат на хранение, упаковку, доставку и продажу фруктов. А в конце процесса «от дерева к столу» фермерам среднего размера трудно вести переговоры с консолидированной розничной торговлей.

Галлардо не изучал вопрос консолидации. Вместо этого она полагается на то, что ей сказали и что она наблюдала.

Робисон также связывает консолидацию с ужесточением правительственных постановлений.

«Это просто ошеломляющие правила, которые появляются. Когда большая компания сталкивается с новым регламентом, при необходимости они могут нанять кого-нибудь, кто сможет (сориентироваться) в нем », — сказал Робисон. «Но как мелкие фермеры, мы просто должны иметь дело со всем этим».

Фермер, выращивающий яблоки, Дэйв Робисон, стоит среди новой решетчатой ​​системы, предназначенной для сосредоточения всей энергии деревьев на производстве максимального урожая плодов во вторник, 16 мая 2017 года, в Челане, штат Вашингтон.Новые решетки также достаточно широки, чтобы соответствовать новой системе подбора платформы. (Тайлер Тьомсленд / Пресс-секретарь)

Марк Пауэрс, президент Северо-Западного садоводческого совета, сказал, что усиление контроля обычно означает увеличение затрат.

«Все это приводит к расходам», — сказал он. «Если вы мелкий производитель, очень сложно платить за опыт, в основном за постоянное внимание, которое требуется для соблюдения всех этих требований».

Фрайховер сразу же отмечает, что в яблочной промышленности Вашингтона по-прежнему доминируют семейные предприятия, от садов до упаковочных заводов.Однако эти семейные операции превращаются в крупный бизнес.

«Эти люди существуют уже давно, и они вертикально интегрированы», — сказал он.

Когда одна семейная компания владеет фруктовыми садами, упаковочным заводом, распределительной и торговой организацией, она может легче покрывать расходы, сказал Робисон. Это увеличивает скорость развития отрасли.

Робисон реалистично рассматривает будущее своего сына как фермера.

«Я думаю, что есть шанс 50 на 50 (он выйдет на пенсию как фермер)», — сказал он.«Мы уже говорили об этом».

По-прежнему крупный игрок

Фрайховер понимает, почему люди могут подумать, что яблочная промышленность потеряла часть своего блеска. При меньшем количестве индивидуальных фермеров прямое ежедневное влияние бизнеса на некоторых может быть потеряно.

«Когда вы думаете о Вашингтоне, вы думаете о Boeing, Microsoft и Amazon», — сказал он.

И хотя технологии и производственные рабочие места могут доминировать в западной части штата, он сказал, что яблочная промышленность продолжает играть жизненно важную роль в экономике штата.

В 2015 году яблочная промышленность штата стоила 2,04 миллиарда долларов. По данным Министерства сельского хозяйства США, это 22 процента от общей стоимости сельского хозяйства штата. В национальном масштабе урожай 2015 года составил 59,9 процента производства яблок в стране.

Цезарь Лопес работает в одном из садов Филлис Глисман, чтобы посадить новые яблони в среду, 17 мая 2017 года, в Мэнсоне, штат Вашингтон (Тайлер Тьомсленд / The Spokesman-Review)

Часть пазла с прибылью

Через озеро от дома Робисона Рядом с городком Мэнсон Филис Глисман выращивает яблоки с 1981 года.Именно тогда она переехала с мужем обратно в район Челан и занялась яблочным бизнесом. Ее муж умер в 2005 году, и Глисман обрабатывает ее 60 акров земли с помощью сына, который также работает школьным учителем.

Ее сады расположены высоко на холмах над длинным узким озером, прямо на краю того места, где могут расти яблоки, сказала она. В настоящее время эти холмы все чаще застраиваются жилыми домами.

«По мере того, как сельская местность исчезает и становится все более городской, возникают проблемы, — сказала она.

Соседи ожидают сельского тишины и покоя и недовольны, когда сельскохозяйственная техника издает шум, сказала она. Одна соседка недавно подала на нее в суд, утверждая, что, когда она опрыскивала свои сады, химикаты попали на их территорию. Судебный процесс продолжается, но, чтобы успокоить их, она построила 30-футовый барьер между садом и их собственностью.

Когда Глисман начала заниматься сельским хозяйством, она была необычной — одна из немногих людей, которые, по ее словам, «не унаследовали» семейный бизнес.

«Мы начали с нуля», — сказала она.

С тех пор многое изменилось. Учитывая возросшую стоимость и сложность яблочного бизнеса, Глисман не уверена, что сможет начать то же самое сегодня.

Но она гордится тем, что приспособилась к этим изменениям.

«Вы не можете смотреть на это (как на то, что было) 20 лет назад», — сказала она. «Вы должны смотреть на это строго как на бизнес. Нельзя просто пойти и сесть на трактор с соломинкой во рту ».

Теперь она постоянно смотрит в будущее, выясняя, как сделать свой бизнес более эффективным, одновременно выращивая те сорта яблок, которые нужны потребителям.Это сложный баланс.

Когда Глисман и Робисон начали заниматься сельским хозяйством, в яблочной промышленности Вашингтона доминировал один сорт — Ред Делишес. Однако вкусы потребителей изменились, чему способствовало появление новых, более вкусных сортов: Gala, Fuji и Honeycrisp, и это лишь некоторые из них.

Эти сорта хороши для взыскательных потребителей, но усложняют работу фермерам. Вместо того чтобы полагаться на одну однородную культуру, им приходится высаживать несколько разновидностей, надеясь, что один или два будут популярны, когда они начнут производить.

Сами деревья нужно заказывать за три года вперед. По словам Глисмана, после посадки им требуется около пяти лет, чтобы достичь полной урожайности.

«Вы просто надеетесь, что дротик попадет в цель, и вы получите что-то прибыльное», — сказала она.

В середине мая Глисман занимается посадкой нового участка сада. Она купила деревья Red Delicious, но планирует привить более прибыльные яблоки Sugar Bee к корневому стеблю Red Delicious.

Помимо посадки новых сортов, фермеры также сажают более узкие ряды, чтобы уложить более короткие и густые сады.Раньше на акре было от 300 до 400 яблонь. Теперь, с изменениями в технологиях и садоводстве, фермеры могут получить от 1500 до 2000 деревьев с акра, сказал Фрайховер. И эти деревья короче, их плоды свисают всего на 8 футов над землей.

Многие сады уже собирают фрукты с помощью моторизованных платформ, что устраняет необходимость в высоких и опасных лестницах.

Следующая большая вещь? Автоматизированный сбор урожая. Технология все еще находится в разработке, но многие садоводы надеются, что в течение 10 лет она получит широкое распространение в Вашингтоне.Автоматизация сбора урожая устранит одну из самых серьезных и серьезных проблем отрасли — затраты на рабочую силу.

«Да, это (автоматизация) вызывает большой интерес», — сказал Фриховер. «Работа — это только самая трудная часть».

Но, как и все инновации в отрасли, автоматизированный сбор урожая требует денег и требует времени для внедрения. Чтобы робот мог точно и эффективно собирать фрукты, сад должен быть однородным.

«Таким образом, когда вы говорите об автоматизации, вы должны сначала иметь структуру сада», — сказал Фриховер.«И это недешево. Вы говорите о 40-50 тысячах долларов за акр, чтобы посадить такой фруктовый сад ».

«Если мы правильно разыграем наши карты»

Деятельность компании Gleasman также является семейным делом. Ее сын, школьный учитель, работает по ночам, в выходные и летом.

Гуляя по своим садам, она приветствует своего внука, Люка Глисмана, который ведет трактор, пока Хосе Перес укладывает деревья в бороздчатую землю. Вдали мерцает озеро Челан.

«Привет, дружище», — говорит Глисман Люку, который играет в футбол в колледже Кэррол в Монтане и приезжает домой на несколько недель.

Глисман не беспокоится о будущем. Она считает, что до тех пор, пока она продолжает приспосабливаться и реагировать, у хозяйств среднего размера есть путь к успеху.

«Мы постоянно реинвестируем в наш сад, чтобы убедиться, что он правильно возделан и имеет качественную диверсификацию», — сказала она.

И хотя Робисон обеспокоен больше, чем Глисман, он также думает, что есть будущее.

Это будет нелегко.

«Я знаю, что мы, мелкие фермеры, если мы правильно разыграем свои карты, для нас всегда найдется место», — сказал он.«Мы можем управлять на микроуровне. У нас нет денег, чтобы быстро вносить изменения, но мы можем контролировать то, что у нас есть ».

Автор фотографии: Яблоки Red Delicious проходят через сложную систему сортировки и упаковки в пятницу, 5 мая 2017 г., в Northern Fruit Co. в Венатчи, штат Вашингтон (Тайлер Тьомсленд / The Spokesman-Review)

Сколько стоит фруктовый сад?

Я не могу вспомнить первый фруктовый сад, который я когда-либо видел, это не был захватывающий дух поворотный момент для меня в то время.Не думаю, что я действительно ценил все, что было или представлено. Тем не менее, время шло, и я проводил больше времени в этих местах, гулял по ним, выбирал в них, даже ночевал в них, я влюбился в них. Цвета весенних цветов, пение птиц летом, запах фруктов осенью и жуткая тишина зимой. Это одно из мест, по которым я очень скучал за последний год. Я всегда с нетерпением жду возможности посетить других производителей сидра на западе страны и прогуляться по их садам, любуясь величием деревьев.

Для меня сейчас сады бесценны. Счастье и награда, которые я чувствую в них, не могут иметь цену. Когда человек, проводящий свои рабочие дни, сидит за компьютером, и тем более постоянно работая из дома, мир природы стал в моей жизни еще более важным. При этом я задался вопросом, сколько стоит фруктовый сад? Я не имею в виду, сколько будет стоить покупка или владение. Я имею в виду, какова его ценность для мира? Выше моего личного бесценного взгляда.

На CraftCon в апреле 2019 года у меня был разговор с Барни Баттерфилдом из Sandford Orchards о Cider Duty [Эд: Sandford Orchards — член Национальной ассоциации производителей сидера] , и я предложил альтернативный угол лоббирования правительства, тот, который смотрит на ценность садов Великобритании как для окружающей среды, так и для экономики. Я думаю, что если бы мы могли монетизировать стоимость садов, выращиваемых кустарными производителями, а затем оценить потенциальный рост, если пошлины будут ослаблены или масштабированы для стимулирования роста, тогда может появиться убедительный аргумент.Итак, некоторое время назад я приступил к исследованию своей теории.

Обычно, если вы спросите кого-нибудь о ценности дерева, они начнут с размышлений о его весе древесины или, возможно, урожайности его плодов. Но как насчет всех других преимуществ, которые деревья приносят окружающей среде? Самым очевидным из них, конечно же, является производство кислорода, и если вы помните школьные уроки естествознания, деревья приносят двойную пользу, когда речь идет о воздухе, которым мы дышим. Посредством фотосинтеза они забирают углекислый газ из атмосферы и вместе с водой и солнечным светом возвращают туда кислород.Не считая поездки в Исландию 8 лет назад, самый чистый воздух, которым я могу дышать, — это садовые деревья в полной листве. Кроме того, они приносят почве пользу в предотвращении эрозии и повторном использовании воды. Ни для кого не секрет, что британские реки переживают кризис, поскольку сток с пахотных земель увеличивает накопление отложений и эвтрофикацию, представляя как экологический риск, так и риск наводнений. А также потерять ценную грязь.

Давайте не будем забывать о среде обитания, которую обеспечивают фруктовые сады, и о биологическом разнообразии, которое они поощряют, особенно о тех, которые не опрыскиваются.Многие местные виды процветают в этой среде, и многие производители сидра активно поощряют естественную борьбу с вредителями и биологическое разнообразие, чтобы помочь своим деревьям процветать. Сложность заключается в количественной оценке и монетизации всего этого. Тем не менее, в 1979 году профессор Т. М. Дас (в индийском биологе, том XI, № 1-2, стр. 73-79) предположил, что дерево стоило чуть более 100000 фунтов стерлингов за 50 лет. Эта цифра была основана на огромных преимуществах, которые деревья приносят окружающей среде, некоторые из которых я описал выше; производство кислорода, борьба с эрозией, рециркуляция воды, очистка от вредных загрязнителей, укрытия и места обитания диких животных и т. д.Эти преимущества очень сложно измерить в фунтах, но это возможно. Нэнси Бекхэм в 1991 году написала интересную статью о монетизации содержания кислорода в деревьях для австралийского садоводства. Однако совсем недавно Green Earth Appeal пересмотрела цифру Даса в 2012 году, чтобы учесть преобладающую рыночную цену в то время, и предположила, что теперь эта цифра должна быть правильной. более 400 000 фунтов стерлингов за 50 лет. Важно отметить, что эти цифры не включают в себя какие-либо более широкие выгоды для общества.

Итак, чтобы исследовать эту цифру и за неимением примера, чтобы дать некоторый относительный контекст, я буду использовать свой очень скудный фруктовый сад, который я посадил в феврале 2019 года. У меня есть 30 половинных стандартных яблонь и дерево перри. Посадка фруктового сада обошлась мне чуть более чем в 1000 фунтов стерлингов, но ценность для окружающей среды в следующие 50 лет может составить 12,5 миллиона фунтов стерлингов. Очевидно, я физически не увижу эту сумму денег, в конце концов, как каждый родитель говорит своим детям: « деньги не растут на деревьях », и каждый производитель сидра продолжает повторять: « мы не в этом за деньги ».

К сожалению, о фруктовых садах в Великобритании снова и снова забывают. От порочных последствий их исключения из схем сельскохозяйственных выплат еще в 2011 году до недавних отказов в продлении контрактов с крупными производителями в промышленном масштабе, такими как Heineken. Каждый раз это приводило к схеме посадки с последующим разрушением. Стандартная плотность посадки (согласно Natural England) составляет 40-60 деревьев на акр, поэтому возьмем половину пути, равную 50. Если бы хотя бы один акр был выкорчеван, как многие уже сделали, тогда значительная ценность была бы потеряна.Эти сады не новые, так что им не осталось 50-летней стоимости, но давайте предположим, что у них еще есть половина жизни, поскольку это работает на посадки эффекта Магнерса 90-х годов. 50 деревьев x 200 000 фунтов стерлингов (вместо 400 000 фунтов стерлингов за 50 лет) равняются потере 10 миллионов фунтов стерлингов экологической ценности на акр.

Я знаю, что здесь был немного щедрым на предположения и средние значения; Цифра Т.М. Даса была основана на 6-тонном дереве, и я не совсем уверен, сколько весит средняя яблоня.Я пытаюсь подчеркнуть, насколько фруктовый сад стоит дороже дерева и фруктов. Я считаю, что производитель сидра всегда рискует «по умолчанию» сосредоточиться на фруктах и ​​ценности, которую они представляют для бизнеса. Но если вы действительно хотите продавать сидр, вам нужно использовать более широкие преимущества и различия, которые представляет собой изготовление небольших ремесел. Потребители хотят иметь связь с тем, что они покупают, они хотят, чтобы они были произведены, и крафтовый сидр находится в ключевой позиции, чтобы обеспечить это и выделяться среди своих основных конкурентов.Все должны кричать о жизни, которую питают сады, и их благотворном вкладе в нашу планету. Я едва поверхностно указал здесь общую стоимость, и если вы хотите узнать больше, я определенно порекомендую The Green Earth Appeal.

Что действительно интересно, так это то, что с тех пор, как я начал думать о ценности фруктового сада, Министерство финансов Великобритании завершило исследование (февраль 2021 г.): обзор Дасгупта, в котором рассматривается экономика биоразнообразия.Я настоятельно рекомендую прочитать заголовки сообщений, в которых признается ценность окружающей среды для нашей экономики и что они не исключают друг друга. На самом деле природа является нашим самым ценным активом, и что благодаря устойчивости и увеличению предложения природы по сравнению с нашим спросом необходимо сохранить наш мир и экономику для будущих поколений. Я бы сказал, что посадка большего количества сидровых садов — это один из способов добиться этого, стимулирующий рост производства крафтового сидра, а другой — за счет продуктов, которые он производит.Поддержка малых и местных предприятий и сообществ в налаживании связи и признании истинной ценности этих пространств и ресурсов, которые они предоставляют.

После того обсуждения на CraftCon, о котором я упоминал ранее, мои мысли вышли за рамки простого сидра и экологической ценности, и я обратился к вопросу об изменении климата. В ноябре 2019 года Европейский парламент объявил чрезвычайную климатическую ситуацию, а вскоре после этого Агентство по окружающей среде (главный экологический регулирующий орган Великобритании) пообещало к 2030 году стать организацией с нулевым выбросом углерода.Совсем недавно США обязались сократить выбросы на 50% к 2030 году. Итак, какое значение имеет промышленность крафтового сидра для борьбы с изменением климата?

Эгоистично, я бы хотел видеть яблоню в каждом саду, она обязательно должна быть условием каждой новой постройки. В наши дни сажать деревья — это верх моды на сокращение выбросов углерода, так почему бы не сделать из них больше яблонь, даже если в конечном итоге вы будете кормить только дикую природу? Ответ — цена и место, конечно, они дороги по сравнению с лесными сортами и не могут быть засажены так же густо, но я думаю, что реальная ценность фруктовых садов наших стран для нашего будущего непонятна.

По данным экологической благотворительной организации «Посажено одно дерево», зрелые деревья могут в среднем поглощать более 3500 литров осадков и потреблять ~ 22 кг CO 2 в год (среди других парниковых газов) и выделять достаточно кислорода, чтобы человек мог дышать. два года. Но как же выглядят 22 кг CO 2 ? Мне нужен контекст.

Итак, я собираюсь использовать более понятный и часто используемый пример автомобиля, в котором мы все нуждаемся (хотя и не слишком много за последние 12 месяцев, которые я нашел).Фонд RAC Foundation заявляет, что средний автомобиль выделяет 193,2 грамма CO 2 на милю (намного больше, чем я думал) и достигает (в среднем) 50,5 миль на галлон. Итак, это 9,75 кг CO 2 на галлон, или 2,25 галлона для выброса 22 кг. Это означает, что каждое дерево преодолевает расстояние в 114 миль в год, что примерно равно расстоянию от Бирмингема до Лондона. Итак, если вспомнить мой маленький сад, о котором упоминалось на прошлой неделе, это компенсирует 31 из этих поездок в год, или 3 534 мили, пройденных автомобилем.Это великолепно, но, к сожалению, не покрывает общее количество миль, которые я нахожу в настоящее время каждый год (без учета 2020 года), даже не только по работе.

Однако, если мы экстраполируем это на более крупных производителей ремесленных изделий, таких как Росс он-Уай-Сидр и Перри, у которых 10 000 деревьев, то их сады будут компенсировать 1,14 миллиона автомобильных миль в год. Это 47 обходов экватора, что невероятно. Я знаю, что не учел объем CO 2 , который образуется в процессе ферментации, но я также не занимался расчетом способности деревьев очищать атмосферу от других источников загрязнения воздуха, таких как PM10 или диоксид серы.Через минуту я подробнее расскажу о городских садах, потому что преимущества, которые эти пространства приносят не только воздуху, которым мы дышим, но и нашему психическому благополучию, нельзя недооценивать.

Я также хотел бы рассказать об инновациях и ссылаться на подход Westons к созданию сидра для карбонизации CO 2 путем анаэробного переваривания жмыха отходов, удаляя 10 000 миль из их цепочки поставок при одновременном производстве чистой энергии. Это тройной удар с точки зрения снижения затрат и воздействия предыдущего производства углекислого газа, плюс влияние транспортировки, а затем вишенка на вершине производства чистой электроэнергии.Конечно, Westons получит значительную денежную выгоду за изменение своих методов, но также получит признание за поиск более экологически благоприятных приспособлений. Также процесс Bulmers очищает CO 2 от ферментации, а затем использует его для карбонизации сидра. Если вы смотрели серию 6 серии «Внутри фабрики: сидр», вы увидели этот процесс во всей красе.

На самом деле именно крупные компании могут сразу добиться наибольших изменений, в конце концов, именно у них есть энергоемкие процессы, которые могут адаптироваться и снизить их влияние.Но это все упражнение в попытке уменьшить или устранить ущерб, а как насчет мелких производителей ремесел или общественных садов, которые занимаются превентивными действиями?

Люди выбирают сидр по многим причинам. Для некоторых это возможность приготовить то, что они хотят выпить, и, возможно, надеяться заработать несколько фунтов на излишках. Действительно, очень достойное дело. По мнению других, что-то еще может заставить их отказаться от здравого смысла и танцевать с осами; сохранение исторических обычаев или деревьев, создание группы сообщества и / или предотвращение отходов.Лично последнее мне близко. Я работал в сфере экологического регулирования более 13 лет и видел отходы во всей их ужасающей красе. Нет ничего более разрушительного, чем вид, как сгребают горы пищевых отходов. Отходы также являются одной из причин моего собственного путешествия по сидру. Многие груженые яблони роняют свои плоды только для того, чтобы сгнить в садах в моей местной деревне; Я надеюсь, если ограничения позволят в этом году, я буду работать с моими соседями, чтобы использовать эти фрукты в часовне Сидера.

Страх упустить возможность не только относится к последнему выпуску бутылок от производителя (с которым я постоянно боролся на протяжении всей пандемии), он также может относиться к чувству принадлежности и участия.Мы слишком хорошо знаем из этой нынешней пандемии, что человеку необходимо быть частью чего-то и чувствовать себя ценным. Мы часто говорим о том, насколько хорош общественный сидр, но речь идет не только об ассоциациях и клубах сидра, есть также группы прямо на угольном забое, так сказать, в садах, с сырыми ингредиентами. Подсказка общинных садовых групп, которые объединились, чтобы сохранить деревья, признавая пользу для окружающей среды этих собирателей углерода и кислорододателей, а также единство, человеческие связи и благополучие, которые они получают от совместной работы на земле для создания чего-то.Будь то яблочный сок, сидр или просто съесть фрукты для улучшения здоровья.

Как вы прочитали в моем обзоре «Пять сидров» в четверг, даже если вы используете пожертвованные фрукты, где смесь и баланс в определенной степени не зависят от вас, все равно можно создать очень блестящий сидр. На самом деле, я готов поспорить, что даже если бы все, что у вас было, было Bramley, и полученный сидр был самым острым напитком, который вы когда-либо пробовали, он все равно был бы лучшим напитком в тот самый момент, когда вы заканчиваете тяжелый день, работая в саду и пьете плод ваших трудов.

Но на самом деле величайшую награду приносят переживания, радость, чувство реального изменения мира природы. Если вы пропустили мой Instagram в прямом эфире с Эммой Джордан из Blue Barrel Cider в Ноттингеме несколько недель назад, тогда возьмите часы. Страсть Эммы к созданию и восстановлению фруктовых садов вдохновляет, и многие группы по всей стране делают то же самое. Скорее всего, он есть рядом с вами, даже если вы живете в большом городе. Так что, если вы хотите изменить мир к лучшему — ешьте больше яблок, сажайте больше яблочных прядей и пейте больше крафтового сидра.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Champlain Orchards

История Champlain Orchards в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, началась в 1998 году, когда 27-летний Билл Зур купил 60 акров фруктового сада в Шорхэме, штат Вермонт. В то время его мотивация и инициатива жить за счет земли затмевали тот факт, что выращивание яблок и садоводство не входили в его область знаний. Сегодня Champlain Orchards управляет более чем 220 акрами фруктовых деревьев, которые включают более 115 сортов яблок, а также сливы, персики, нектарины, европейские и азиатские груши, малину, вишню и смородину.Излишне говорить, что Билл столь же амбициозен, как и они. Его страсть к земле и фруктам смешалась с его дальновидным мышлением и целями успеха и устойчивости, чтобы создать процветающий сельскохозяйственный бизнес в Вермонте, который обеспечивает интересы сообществ по всему штату. Но он был и остается далеко не единственным в своих усилиях. Хорошо осведомленное сообщество садоводов Шорхэма, одинаково мотивированная жена и деловой партнер Андреа Скотт, а также трудолюбивая команда Champlain Orchards Crew постоянно вносят свой вклад в развитие и превращение фруктового сада в бизнес, который мы знаем и которому сегодня доверяем.

Билл вырос в пригороде Мэриленда и начал проявлять любовь к Вермонту с юных лет, проводя лето со своими бабушкой и дедушкой в ​​Гринсборо, штат Вермонт. После того, как он закончил среднюю школу, для него было естественным выбором поступить в UVM, где он изучал природные ресурсы и получил степень бакалавра наук в области лесной биологии в 1994 году. Сразу после школы он начал карьеру консультанта по окружающей среде, но по мере того, как он получил Благодаря профессиональному опыту стало ясно, что его цель — работать на себя и зарабатывать на жизнь за счет земли.Он часто проводил выходные, охотясь за землями и раздумывая планы управления лесным участком или становления изготовителем мебели. Как только он узнал, что сад Лараби-Пойнт выставлен на продажу в Шорхэме, он не мог упустить эту возможность.


В то время собственность находилась в процессе консервации под сельскохозяйственные угодья Vermont Land Trust в рамках их программы доступа к сельскохозяйственным угодьям. Эта особенность земли в конечном итоге позволила такому молодому человеку рассмотреть вопрос о покупке, потому что доверительный фонд получил права на застройку, что, в свою очередь, сделало недвижимость намного более доступной.В случае с Champlain Orchards запрашиваемая цена в размере 320 000 долларов была снижена вдвое, что позволило Биллу приобрести недвижимость в 1998 году. Билл комментирует:

«Это было огромным финансовым преимуществом для 27-летнего человека, который никогда раньше не занимался сельским хозяйством. Это история сама по себе, земельный фонд рискует ради кого-то без опыта, но с большой инициативой ».

С покупкой Champlain Orchards практическому обучению в качестве садовода способствовал опыт очень опытных садоводов-садоводов из соседних домов Сэнди Уизерелл, Скотта и Боба Дугласа и Джуди Поменвиль, которые делили оборудование, землю и информацию.Но садоводческое образование Билла не было безупречным, и он вспоминает ряд испытаний в первые годы, когда он был единственным неопытным лесорубом на участке площадью 60 акров. Его мотивация возобладала, и с помощью общины и небольшой ямайской бригады компания Champlain Orchards собрала в 1999 году чуть более 20 000 бушелей. Билл доставил 20 бушелей за раз в универсале на местные фермерские рынки и кооперативам. падение. Он также нанял своего первого местного сотрудника, Мавис Мангер, которая была знающим активом и партнером, который, к сожалению, с тех пор ушел.Билл быстро завоевал доверие овощных рынков штата, продемонстрировав непоколебимую мотивацию и страсть к поставке высококачественных фруктов, выращенных в Вермонте.

Со временем знания Билла росли, как и его энтузиазм по поводу деревьев, яблок и экосистемы фруктового сада. Экологическое выращивание стало центральным компонентом его видения Champlain Orchards. Он начал стратегически высаживать разнообразные сорта яблок и фруктов, а также естественно устойчивые к болезням сорта яблок.Сегодня этические методы выращивания остаются центральным аспектом Champlain Orchards с помощью его жены и совладельца Андреа Скотт, которая возглавила программы Eco Apple и Organic.

Андреа выросла на острове Виноградник Марты на небольшой органической овощной ферме, созданной ее дедом и матерью. Она также рискнула поступить в UVM и получила степень в области комплексных природных ресурсов в 2000 году. После школы она поехала в долину Гудзон, а затем в Новую Зеландию, чтобы узнать больше о сельском хозяйстве, устойчивости и управлении CSA, пока, наконец, не вернулась в Вермонт, чтобы работать на от некоммерческой фермы до общественной организации.Вернувшись в Вермонт, она в конце концов столкнулась с Биллом в 2002 году, и у них завязались прочные отношения, основанные на их общих интересах — обеспечивать население питательной пищей и жить за счет земли. Страсть Андреа к образованию и просветительской работе привела ее в аспирантуру начального и дошкольного образования. Хотя проработав три года учителем начальной школы в Бристоле, штат Вермонт, она оставила свою работу, чтобы уделять больше времени благополучию Фруктового сада. Андреа по-прежнему играет важную роль в образовании сообщества, работая с NOFA Vermont в качестве наставника от фермы к сообществу в округах Аддисон и Южный Читтенден, а также работая в совете NOFA.Она глубоко верит в этические методы ведения сельского хозяйства и постоянно работает над обучением себя и всех нас в саду всем экологическим и органическим методам, которые вносят вклад в наш девиз: «Выращены с совестью». Сейчас Андреа работает в основном на фермах, проводит экскурсии и помогает управлять фермерским рынком и самовывозом.

У Билла и Андреа теперь есть сын Руперт (названный в честь Руперта, штат Вермонт, где они познакомились на танце контра) и дочь Роза. Руперт — эксперт по тракторам и может рассказать вам больше о садоводстве и сортах яблок, чем большая часть нашей команды.Роза любит зелень и гулять среди яблонь. Все четверо населяют красивый дом в саду, а также любят природу, танцы, еду и музыку. Андреа делится:

«Несмотря на огромные стрессы, и мы постоянно работаем над достижением большего баланса, мы очень ценим образ жизни, который позволяет сельское хозяйство проводить на открытом воздухе, проводить время с растениями и деревьями и пользоваться своими руками. Мы любим смотреть, как молодые деревья и привитые деревья приносят новые плоды, это всегда нас поражает! »

С годами сад постоянно рос в размерах, штатах, предложениях и инфраструктуре.Сегодня в саду за сезон собирают более 100 000 бушелей экологически чистых яблок, которые не только едят в свежем виде, но и используют для производства сладкого сидра, твердого сидра, пирогов, пончиков, яблочного масла и сиропа для сидра. Наш рост также позволяет нам нанимать более 35 местных жителей круглый год, 40 ямайцев в сезон сбора урожая и ежегодно поставлять товары в 50 школ, 28 Hannafords, 19 продовольственных кооперативов, 8 колледжей, 5 больниц, различные CSA, независимые продуктовые магазины и рестораны. .

Билл и Андреа продвинули свою мечту обеспечить население питательной пищей дальше, чем они когда-либо могли себе представить, и рады вступить в эти новые рубежи выращивания фруктов.Их страсть к деревьям, благополучию сада и окружающей среды только возрастает с ежегодным увеличением урожая и сортовыми посадками. Билл часто замечает: «Я просто пытался вырастить яблоки!» когда он размышляет об эволюции садов Шамплейн и о том, где он находится сегодня. Как команда садоводов, мы смотрим на усилия Билла и Андреа, вдохновляемся их инициативой и гордимся тем, что участвуем в саду и во всем, что он предлагает сообществу. И больше всего мы с нетерпением ждем будущего Champlain Orchards, и мы надеемся, что вы останетесь в курсе, чтобы следить и принимать участие в нашем росте и изменениях

Хендерсонвилл, Северная Каролина, фруктовый сад назван лучшим местом сбора яблок

Один из лучших в стране Согласно новому отчету, место для сбора яблок расположено в горах Северной Каролины.

Stepp’s Hillcrest Orchard входит в число лучших направлений в США, где люди могут набрать свои бушели фруктов, согласно результатам, опубликованным в прошлом месяце на веб-сайте бизнес-обзоров Yelp.

Фруктовый сад был назван одним из 20 лучших мест в стране для сбора яблок после того, как Yelp заявил, что «определил лучшие места для сбора яблок в Канаде и США». Затем аналитики рассмотрели несколько факторов, включая рейтинги и количество отзывов с 1 января 2001 г. по 7 июля 2021 г.

На странице Yelp Stepp’s Hillcrest Orchard оценен более чем 4 звезды из 5, при этом некоторые пользователи в восторге от возможностей собирать фрукты на участке, который также может похвастаться кукурузным лабиринтом и угощениями со вкусом яблока.

Stepp’s Hillcrest Orchard находится в Хендерсонвилле, городе в горах Голубого хребта, примерно в 25 милях к югу от Эшвилла. Начиная с пятницы посетители сада могут сами собрать покрасневшие золотые, золотистые вкусные яблоки или яблоки фудзи.

«Имейте в виду, что в этом году урожай невысокий», — написали представители компании в четверг в сообщении на Facebook.«Предварительно собранные яблоки доступны в Apple House, включая Honey Crisp. Также собирайте свой виноград и подсолнухи ».

Яблоневый сад на своем веб-сайте сообщает, что участок занимает территорию в 38 акров и принадлежит одной семье на протяжении нескольких поколений.

Но если вы хотите получить там свои собственные свежие яблоки, вы можете поторопиться. По словам представителей туристической службы округа Хендерсон, сезон сбора урожая длится только до октября, которые называют этот район «крупнейшим округом Северной Каролины по выращиванию яблок».

Это не первый случай, когда регион получает широкое признание.

В июне город Хендерсонвилл был назван лучшим местом для пенсионеров в Северной Каролине. McClatchy News сообщает, что для составления этого списка веб-сайт по личным финансам SmartAsset заявил, что он изучил местные налоговые ставки, социальную деятельность и доступность медицинских услуг.

История изначально была опубликована 17 сентября 2021 г. в 9:31.

Истории, связанные с Шарлоттой Обсервер

Симона Джаспер — репортер, освещающий сенсационные новости для The News & Observer и новости в режиме реального времени в Каролине.

GUSS Automation — Профиль запуска — Автономное точное опрыскивание фруктовых садов приносит пользу для бизнеса и общества

Решение

GUSS Automation для автономного точного опрыскивания фруктовых садов обеспечивает сельхозпроизводителям быструю окупаемость инвестиций, а также другие преимущества, такие как упрощенные операции, повышенная эффективность, повышенная безопасность и снижение затрат на рабочую силу.

Автор: Дэн Кара |

 

Примечание редактора: Robotics Business Review освещает инновации, в том числе начинающие компании (или «молодые» компании).RBR «Start-Up Profiles» выделяет отдельные начинающие компании с использованием последовательного шаблонного формата, который обеспечивает быстрое, но информированное чтение, а также упрощает сравнительный анализ.

Если вы хотите, чтобы ваш стартап был представлен в Robotics Business Review (RBR), свяжитесь с Дэном Кара (dkara [AT] wtwhmedia.com. За отправку и размещение профилей запуска на RBR плата не взимается.


GUSS Automation — Профиль компании

Город: Кингсбург Состояние:
CA
Страна: США Количество сотрудников:
33
URL: www.GUSSag.com Год основания:
2019


Менеджмент
— Дэйв Кринкло (генеральный директор), Гэри Томпсон (главный операционный директор), Чейз Шапански (технический директор)

Статус финансирования — Частное финансирование.


Большинство владельцев GUSS видят окупаемость инвестиций в течение одного-трех лет.


GUSS Automation — Профиль предложений


Первичные целевые рынки — 1) Сельское хозяйство, 2) Прочие

Технология / продукт / услуга (-а) — GUSS Automation предлагает автономный опрыскиватель для фруктовых садов — GUSS — который использует комбинацию GPS, LiDAR, датчиков и запатентованного программного обеспечения, чтобы безопасно и эффективно управлять своей системой через сады с возможностью точного опрыскивания.GUSS Automation недавно анонсировала небольшую автономную машину — Mini GUSS — для виноградников и яблоневых садов с высокой плотностью посадки.

Ценностное предложение — Автономный опрыскиватель для садов GUSS Automation позволяет обрабатывать сады с помощью меньшего количества оборудования по сравнению с традиционным опрыскиванием садов. Их садовый опрыскиватель также снижает затраты на рабочую силу, использование материалов, время простоя при заправке и многое другое. GUSS повышает эффективность, точность и безопасность. Большинство владельцев GUSS видят окупаемость инвестиций в течение одного-трех лет.С помощью GUSS производители могут упростить операции, повысить эффективность, безопасность и снизить затраты на рабочую силу.

Драйверы спроса — Для производителей и владельцев бизнеса, стремящихся повысить производительность, точность и эффективность, снизить эксплуатационные и накладные расходы, повысить безопасность работников, GUSS является решением, которое удовлетворяет и даже превышает эти потребности.


Клиентская база GUSS Automation состоит в основном из фермеров, выращивающих миндаль, фисташки, грецкие орехи, орехи пекан, цитрусовые и фруктовые деревья.


GUSS Automation — бизнес-модель (модели) и конкуренция


Бизнес-модель — GUSS Automation тесно сотрудничает с авторизованными дилерами GUSS для распространения

Партнеры — н / д

Клиенты — Наша клиентская база в основном состоит из фермеров, выращивающих миндаль, фисташки, грецкие орехи, орехи пекан, цитрусовые и фруктовые деревья. Некоторые из наших крупных клиентов — Olam , Wonderful , King Ranch и Trinitas Farming .

Конкурентоспособность — GUSS Automation предлагает единственный в отрасли автономный опрыскиватель для садов. Нашим конкурентом является обычное оборудование для опрыскивания, которое тянет трактор и управляет человеком. Некоторые из этих традиционных опрыскивателей: Air-O-Fan , Rears Manufacturing , D&M Manufacturing и Nelson Hardie .


GUSS Automation — Последние новости


Связанное содержимое

Orchard for Big Apple Travelers (Обзор Outhouse Orchards около Нью-Йорка)

Я не ностальгирующий человек.Я не скучаю по прошлым дням, а предпочитаю смотреть вперед. Когда мой друг недавно спросил, хочу ли я когда-нибудь еще раз закончить школу или колледж, я ответил определенно, несомненно, нет. Я тоже не особо патриотичный человек. Меня наплевать на то, кто подписал Декларацию, и даже на то, что 4 июля означает для большинства американцев. Истории коренных американцев и колониальный период утомляли меня. Но есть одна американская традиция, которую я поддерживаю год за годом с определенной тоской о прошлом, и это простой акт сбора яблок и поедания пончиков с яблочным сидром из Outhouse Orchards .

Outhouse Orchard построено более века назад и находится в верхней части улицы, названной Hardscrabble Road. Он принадлежит Уэйну С. Аутхаусу (что объясняет неудачное название) и был включен в список «Лучших мест Вестчестера» в округе Вестчестер. Главная достопримечательность — это Фруктовый дом, очень причудливое ветхое здание. Дом окружен растениями и другими продаваемыми товарами, местом для барбекю, старомодным продавцом сладкой ваты и петухами под ногами.

За домом есть небольшой пруд с лебедями и козами, заброшенный трактор, а осенью — огромное тыквенное поле с тыквами всех форм и размеров. Неизменно в осенние месяцы вырастает длинная очередь людей, которые выходят из дома на грунтовую дорогу перед ним. Это линия к раю пончиков, или, на самом деле, линия к окну, из которой неутомимые, покрытые сахаром и мукой сотрудники-подростки будут продавать вам горячие, жареные тесто, в трех вариантах: сахарная пудра, обычный сахар и коричный сахар.

Если вы предпочитаете слушать этот пост, а не читать — нажмите видео ниже:

Первой остановкой по прибытии в Orchard должно быть окно с пончиками. После того, как несколько пончиков съедены и запиты теплым яблочным сидром, можно начинать просмотр. Внутри фруктового сада в доме есть и другие товары, которые на почти на такие же вкусные, как пончики. Есть картонные коробки свежего яблочного сидра и банки консервов и джемов.В задней части дома есть открытая кухня, где можно наблюдать, как персонал печет яблочные пироги, клубничные пироги, торты, печенье и, конечно же, пончики. Здесь ряды и ряды конфет и помадки, груды кукурузы, корзины с яблоками, подставки и прилавки с фруктами и овощами. В последнее время даже начали продавать украшения для Хэллоуина.

Следующая остановка (после очередного перерыва на пончик) — снаружи тыквенного поля. Вы можете купить тыквы в палатках, созданных для этой цели, или прокатиться на сене (буквально, в телеге с сеном, запряженной трактором) на другой тыквенный участок, где вы действительно можете собрать свои тыквы.

В детстве мои родители упаковывали меня и моего брата в ботинки и теплые свитера (это было до реальных последствий глобального потепления, когда октябрь был фактически холодным месяцем) и возили нас в Фруктовый сад, и я уехал. каждый год с тех пор. Orchard House открыт почти круглый год. Они продолжают продавать различные продукты и украшения во время рождественских праздников; поездка стоит того, в любое время года. Orchard — это очаровательное семейное место, где дети могут порезвиться, а взрослые могут подышать свежим воздухом и полюбоваться сельской местностью.

Как добраться до Outhouse Orchard из Нью-Йорка :

Сядьте на метро North Railroad от Grand Central до остановки Croton Falls. Такси обычно ждут на вокзале, так что возьмите одно из них до Фруктовых садов всего в трех милях от дороги. (Outhouse Orchards, 130 Hardscrabble Rd., North Salem, NY, 914.277.3188. Открыт ежедневно с апреля по декабрь)

Фотография в заголовке Боба Ягендорфа

Orchard Reviews: What You NEED to Know

На современном рынке недвижимости многим покупателям необходимо действовать быстро, чтобы купить идеальное жилье.Это может быть сложно, если они все еще пытаются сначала продать свою существующую недвижимость. Orchard (ранее Perch), соучредителем которого является Корт Каннингем) пытается решить эту проблему.

Компания предлагает денежное финансирование покупателям, которые хотят сделать предложение и въехать в дом, прежде чем продать уже имеющийся. Продолжайте читать, чтобы лучше понять эту услугу и то, что отзывы Orchard говорят о компании.

Ищете способ быстро продать свой дом?

Продавайте быстро и по выгодной цене с агентом UpNest.

Что такое фруктовый сад?

Основная идея Orchard заключается в том, что вам не нужно ждать, чтобы продать свой нынешний дом, прежде чем вы сможете купить дом своей мечты. На некоторых рынках продажа дома может быть медленным процессом — слишком много объявлений, и их трудно заметить. В качестве альтернативы, если дом нуждается в доработке, прежде чем его можно будет продать или он будет указан «как есть», то он может не так быстро уйти с рынка.

Медленный процесс продаж может стать проблемой для домовладельцев, которые хотят быстро продать свою недвижимость, чтобы переехать в свой следующий дом.Этим домовладельцам, возможно, потребуется переехать в другой регион для работы или у них есть план переехать в новый дом до начала учебного года, чтобы жить в лучшем районе.

Как работает Orchard?

Orchard — это преимущественно онлайн-сервис, который связывает продавцов с Home Advisors, чтобы помочь им пройти процесс листинга. Через Orchard владельцы недвижимости, которым необходимо продать свои дома, чтобы сделать предложения с существенным первоначальным взносом, могут получить необходимые деньги, пока их дом еще находится на рынке.Компания использует трехэтапный процесс, чтобы помочь домовладельцам:

  1. Начните с домашней оценки. Один из консультантов Orchard проверит ваш дом, чтобы определить его стоимость. В ходе оценки команда Orchard определит, какой у вас капитал, исходя из доли вашего дома, которым вы владеете (сколько вы выплатили по ипотеке), и состояния вашего дома. Орчард называет это «мгновенным капиталом» или суммой, которую вы можете разблокировать для покупки перед продажей.
  2. Купите дом своей мечты. После получения разрешения от Orchard вы можете купить свой идеальный дом, прежде чем продавать существующий. Orchard гордится тем, что клиенты могут получить до 90% стоимости дома авансом.
  3. Переместите и продайте свой дом. После того, как вы переехали из дома, вы можете указать свое пространство через Orchard. Один из их консультантов назначит время для фотосъемки и публикации 3D-тура. Когда ваш дом продается, вы получаете оставшуюся выручку от оценки собственного капитала.

Иногда Orchard может оказаться полезным приложением, если вы хотите жить в своем новом доме и отремонтировать его, прежде чем переехать в это место. Это также позволяет покупателям делать более привлекательные предложения на конкурентных рынках, потому что у них уже есть деньги.

Как Orchard зарабатывает деньги?

Orchard использует бизнес-модель, основанную на комиссионных, что означает, что продавцы платят комиссию в размере 6% от продажи вашего дома. Компания считает, что этот план лучше подходит клиентам — чем больше они продают ваш дом, тем больше денег вы оба получите.Комиссия в размере 6% — это средняя сумма, которую многие риэлторы взимают за продажу дома, поэтому продавцам не нужно беспокоиться о переплате за использование Orchard.

Orchard также позволяет клиентам рассмотреть вариант повышения предложения, который обеспечивает финансирование для полных денежных предложений. Например, если дом, как ожидается, будет продан за 300 000 долларов, но домовладелец хочет купить дом за 400 000 долларов, Orchard купит дом с полным предложением за наличные, а затем продаст его вам. Когда вы используете Offer Boost, вы будете платить каждый день за аренду своего дома — обычно от 30 до 50 долларов, пока вы не заполните документы, чтобы выкупить дом обратно на свое имя.

Продавцы жилья часто предпочитают предложения за полную наличность, потому что они быстрее закрываются. Снижается риск того, что финансирование не состоится или ипотечная компания задержит одобрение кредита, отодвинув дату закрытия или вынудив покупателя пересмотреть условия. С полным предложением за наличные покупатели могут превзойти другие предложения, чтобы получить дом своей мечты.

Где работает Orchard?

Хотя Orchard находится в Нью-Йорке, на самом деле он не работает за пределами города.В настоящее время сайт обслуживает клиентов в восьми местах по всей стране:

  • Атланта, Джорджия
  • Остин, Техас
  • Шарлотт, Северная Каролина
  • Даллас-Форт-Уэрт, Техас
  • Денвер-Колорадо-Спрингс, Колорадо
  • Хьюстон, Техас
  • Роли-Дарем, Северная Каролина
  • Сан-Антонио

Хотя Orchard имеет сильное присутствие в Интернете для клиентов, которые хотят общаться с Home Advisors в цифровом формате, компании по-прежнему необходимо иметь в штате лицензированных агентов по недвижимости в тех областях, которые они обслуживают.Орчард работает для них как брокер. Это позволяет риелторам встречаться с клиентами лично, чтобы оценить дом, если они в этом нуждаются.

Orchard Обзоры

Orchard имеет 4,9 / 5 звезд за свои внутренние обзоры — своим опытом делятся 157 клиентов. Однако эти отзывы Orchard с большей вероятностью будут склоняться в пользу компании, и на их сайте нет ни одного отрицательного отзыва. Среди положительных отзывов клиенты подчеркивают простой процесс и то, как специалисты Orchard Home Advisors обо всем позаботились.

Чтобы получить точное представление о том, как работает Orchard, существует несколько сторонних веб-сайтов, которые предлагают отзывы клиентов и сотрудников.

Trustpilot дает четкое представление о том, чего ожидать от Orchard. Один рецензент из Денвера поделился впечатлениями от первоначальной концепции, но все же поставил сервису две звезды, потому что риэлтор не мог конкурировать с другими агентами на горячем рынке. Их основная жалоба заключалась в том, что Орчард назначает вам риэлтора, и они не были довольны знаниями или опытом человека, с которым работали.

Orchard был аккредитован Better Business Bureau с августа 2018 года. За последние три года он получил четыре жалобы. Пять клиентов оставили отзывы, и только двое из них получили оценку одной звезды. Команда Orchard ответила на все вопросы.

Хотя отзывы об Orchard неоднозначны, многим сотрудникам нравится там работать. У Каннингема, генерального директора, рейтинг одобрения 95%, и 96% сотрудников говорят, что порекомендовали бы поработать там другу. В положительных отзывах сотрудники ссылаются на мотивированных коллег и здоровую корпоративную культуру; однако в отрицательных комментариях они также ссылаются на отсутствие баланса между работой и личной жизнью.

Альтернативные сады

Блокнот

Одним из основных конкурентов Orchard является Offerpad, позволяющий домовладельцам продавать свои дома за наличные в течение 24 часов. С помощью Offerpad члены их команды оценивают стоимость вашего дома и выставляют его по конкурентоспособной цене. К основным преимуществам Offerpad можно отнести продажу без выставок или без размещения вашего дома.

Эта услуга также предлагает вариант «Экспресс-продажа», при котором вы можете получить денежное предложение за свой дом, чтобы продвинуться при покупке следующего.Хотя этот процесс выполняется быстро, он может не дать результатов самого высокого качества. Некоторые пользователи жаловались на низкие предложения и отсутствие поддержки клиентов со стороны компании, что добавляло стресса тому, что должно было быть безупречным.

Услуги по покупке дома на месте

Хотя Orchard и Offerpad хорошо известны, есть несколько компаний, занимающихся недвижимостью, которые специализируются на покупке домов за наличные. Работа в небольшой компании может принести вам больше удовольствия, чем обращение в крупную компанию, чтобы сделать предложение о вашем доме.Скорее всего, у вас будет прямой контакт, с которым вы сможете связаться по выходным и ночью, чтобы ответить на ваши вопросы.

UpNest

Чтобы продать дом быстро, необязательно принимать низкое предложение наличными от фирмы по недвижимости. Альтернативой быстрому переезду дома является работа с риелтором, который понимает вашу мотивацию и знает, как ориентироваться на рынке. С UpNest вы можете сравнить тысячи риэлторов, чтобы найти лучшего для вас.Вы также можете получить конкурентоспособные жилищные ссуды, чтобы сделать более выгодные предложения, когда придет время покупать.

UpNest имеет более 2000 отзывов клиентов, которые вы можете проверить здесь со средней оценкой 4,8 звезды из 5. Вы также можете просмотреть нашу страницу отзывов ShopperApproved, на которой имеется более 2200 отзывов со средней оценкой 4,5 звезды из 5.

Хотя Orchard и Offerpad могут помочь вам сэкономить время, они могут стоить вам денег. UpNest держит деньги в вашем кармане.

Орчард — лучший вариант для продажи дома?

Orchard, безусловно, удовлетворяет потребности домовладельцев, которые хотят быстро продать свои дома или хотят купить дом, прежде чем они будут готовы продать свое жилье.Если вы находитесь в сжатые сроки, чтобы переехать в дом, или не думаете, что ваш местный рынок будет идеальным для продажи вашего помещения, тогда вы можете рассмотреть вариант Orchard.

Однако имейте в виду, что в Orchard могут быть определенные правила, которым вы должны следовать, и политики, которые усложняют процесс покупки. У вас не будет такой гибкости, как при работе с независимым брокером и риэлтором.

Является ли Orchard законной компанией?

Да, Orchard (ранее известная как Perch) — это имеющая законную лицензию компания по недвижимости, работающая на девяти рынках, в том числе в Колорадо, Джорджии и Техасе.Их генеральный директор — Корт Каннингем. Компания является лицензированным брокером в штатах, где они работают, и у них работают лицензированные агенты по недвижимости. Компания также управляет титульным агентством с полным спектром услуг под названием Orchard Title.

Orchard — это iBuyer?

Хотя Orchard не является традиционным iBuyer, он предлагает программу обмена (Move First), которая позволяет вам получить доступ к капиталу в вашем текущем доме, чтобы купить новый дом перед продажей вашего текущего. Таким образом, хотя они не являются традиционными покупателями iBuyer, такими как Opendoor или Offerpad, они больше похожи на Knock.

Купит ли Орчард ваш дом?

Если вы «разместите листинг в Orchard» и ваш дом не будет продан на открытом рынке, Orchard купит ваш дом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *